Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

III. РЕФОРМАЦИЯ В ГЕРМАНИИ

 

 

1517-1555

 

Гуманисты. Ренхлин. Эразм. Гутен. Индульгенции. Мартин Лютер и начало Реформации. Вормский сейм. Меланхтон.  Восстания дворян и крестьян. Церковные реформы и союз протестантов. Шмалькальценская война. Мориц Саксонский.  Аугсбургский мир и отречение Карла V. Цвинг.т и Кальвин. Германская культура. Коперник. Нравы

 

 

ГУМАНИСТЫ

 

Люди, изучавшие в XVI веке классическую литературу (греческую и римскую), получили название гуманистов. Они превозносили сочинения древних философов и начали нападать на недостатки своих современников, особенно доставалось католическому духовенству; против них восставали старые ученые, или схоласты, доказывая, что гуманисты распространяют вредные мысли. А последние называли этих закоренелых схоластов обскурантами. Несмотря на противодействие обскурантов, гуманисты приобретали все больше и больше последователей среди молодых людей. Они вели очень деятельную жизнь, много сочиняли, переписывались с учеными разных стран, путешествовали. Из немецких гуманистов начала XVI века следует назвать знаменитейших: Рейхли-на, Эразма Роттердамского и Ульриха фон Гутена.

Иоганн Рейхлин был отличный знаток языков, не только латинского и греческого, но и еврейского. Когда-то доминиканские монахи в Кёльне испросили у императора Максимилиана I указ, чтобы предать огню все противные христианству еврейские книги. Власти, не зная, как поступить, обратились к Рейхлину как к знатоку еврейского языка. Рейхлин написал сочинение, в котором доказывал, что совсем не следует жечь еврейские книги. Доминиканцы за это обвинили Рейхлина в ереси, но за него вступились другие гуманисты и даже некоторые германские князья; таким образом возник горячий спор между гуманистами и обскурантами. Последние не ограничились еврейским языком, а напали и на греческий, как на источник ереси. Наконец папа велел прекратить этот спор, в котором победа очевидно была на стороне гуманистов.

Эразм Роттердамский. Портрет Квентина Mucceiica. I5I7 г. Рим. галерея Корсини

Эразм Роттердамский, обладавший огромной ученостью, был также врагом монахов и обскурантов. Он сочинял учебники, издавал и переводил греческих и римских писателей и вообще много способствовал возрождению наук в Германии. В то же время он писал сочинения, в которых разоблачал недостатки католического духовенства. В этом отношении наиболее замечательна его сатира «Похвала глупости»: глупость представлена здесь царицей большого государства; она воздает самой себе похвалы и хулит все сословия, особенно же едко — духовенство. Но Эразм Роттердамский любил мирную, спокойную жизнь и не был расположен в пользу крутых реформ в Католической церкви; он был сторонником постепенного улучшения духовной среды и потому не принял сторону Лютера.

Ульрих фон Гутен был в дружбе с Рейхлином и Эразмом Роттердамским. Он происходил из рыцарской фамилии. Отец предназначал его к духовному званию, но Гутен бежал из монастыря и тем навлек на себя гнев отца. Он вел жизнь странствующего рыцаря, ученого и поэта. — жизнь, наполненную приключениями и превратностями; он участвовал в итальянских войнах, писал едкие сатиры против обскурантов. Самой остроумной сатирой на обскурантов считаются «Письма темных людей» (Epistolae obscurorum virorum). Они сочинены несколькими гуманистами; Гутен также принимал в них участие. Эти письма написаны испорченным латинским языком (каким писали средневековые монахи) и адресованы к одному кёльнскому профессору теологии от имени приверженцев старой церковной системы; рассуждения их исполнены обычных схоластических тонкостей в соединении с чрезвычайным невежеством. Сочинители так искусно подделали характер и тон обскурантов, что при первом появлении писем доминиканцы приняли их за произведение своих сторонников и восхищались их содержанием. Когда же истина сделалась известной, обманувшиеся доминиканцы стали предметом всеобщего осмеяния. Когда начал проповедовать Лютер, Гутен открыто стал в числе его последователей.

Деятельность гуманистов подготовила умы к реформации Католической церкви. Уже давно злоупотребления папской власти и духовенства были осуждаемы благомыслящими людьми, но эти люди объявлялись еретиками и по большей части гибли на костре (Гус, Савонарола). Между тем с распространением просвещения вера в непогрешимость пап постепенно угасала. Особенно много недовольных было в Германии. Народ тяготился поборами на содержание духовенства; рыцари и бароны с завистью смотрели на богатство и роскошную жизнь прелатов (духовных сановников), а немецкие князья желали избавиться от вмешательства духовной власти в их правление.

 

ИНДУЛЬГЕНЦИИ

  

Поводом к началу Реформации послужили индульгенции, или отпущение грехов за деньги. В христианских странах издавна вошло в обычай, чтобы люди, кающиеся в грехах, делали денежное пожертвование на нужды Церкви и богоугодных заведений. Впоследствии папы, присвоившие себе власть разрешать от грехов, начали продавать индульгенции. Папа Лев X довел продажу индульгенций до крайности. Нуждаясь в деньгах на свой роскошный двор и на постройку церквей и дворцов, он поручил Майнцскому архиепископу открыть эту продажу в Германии. Архиепископ отправил для этого в Саксонию доминиканского монаха Тецеля, и последний начал поступать там с удивительным бесстыдством. Он разъезжал по Саксонии с двумя большими ящиками: в одном находились отпустительные папские грамоты, или ярлыки, на всевозможные грехи, прошедшие, настоящие и будущие, а в другом — вырученные за них деньги. Многие суеверные люди сбегались к нему и иногда отдавали последние гроши, чтобы избавить себя и своих покойных родственников от мук чистилища. Князья с неудовольствием смотрели, как Тецель обирал их поселян, но пока не решались поднять голос против этой постыдной торговли. Рассказывают, что однажды был и такой случай: дорогой, в лесу, нагоняет Тецеля рыцарь и покупает себе индульгенцию на тот грех, который он намерен совершить. Получив ярлык, рыцарь отнял у Тецеля ящик с деньгами и ускакат. Тогда выступил с обличением индульгенций монах-августинец Мартин Лютер.

 

МАРТИН ЛЮТЕР И НАЧАЛО РЕФОРМАЦИИ

 

Лютер родился в саксонском городе Эйслебене (1483) и был сыном рудокопа. Он вырос в нужде и лишениях, много претерпел от сурового обращения в родительском доме и особенно в школе, где в те грубые времена беспощадно били и секли учеников. Потом он поступил в Эрфуртский университет и по желанию отца начат изучать право, чтобы сделаться юристом. Но Лютера влекло к монашеской жизни и к наукам философским. Он последовал этому влечению, получил степень доктора философских наук и поступил в монастырь Авгу-стинского ордена, к великому огорчению своего отца. (Рассказывают, что Лютер перед тем долго колебался, но смерть друга, убитого разбойниками, и страшная гроза, заставшая его однажды в горах, произвели на него такое сильное впечатление, что он перестал колебаться и сделался монахом.) В то же время саксонский курфюрст Фридрих Мудрый основал в своей столице Виттенберге университет. Начальник Августинского ордена рекомендовал ему Лютера в число профессоров, и он был приглашен занять кафедру богословия. Одновременно Лютер был проповедником в одном из виттенбергских приходов; проповеди его привлекали много слушателей. Он был еще усердный католик и на папу смотрел как на истинного наместника Христова. Раз ему случилось по делам своего ордена отправиться в Рим. С большим благоговением приближался он к этому священному городу; но совершенно разочаровался, когда собственными глазами увидел роскошь и порочные нравы папского двора, неуважение духовенства к молитве и ко всему святому. «Едва, — рассказывал он, — я отслужу одну мессу, как у них кончено уже более десяти

Когда Тецель появился в окрестностях Вигтенбер-га и народ поспешно раскупал его индульгенции, Лютер был возмущен этой торговлей и пытался действовать против нее своими проповедями. Но проповеди не помогали; тогда Лютер решился на очень смелый шаг. Он прибил к церковным дверям 95 тезисов (положений), в которых доказывал вред, происходящий от продажи индульгенций и их недействительность для отпущения грехов (1517). Тезисы и сам виттенберг-ский проповедник быстро сделались известны всей Германии. Некоторые ученые доминиканцы заступились за Тецеля и написали опровержение тезисам Лютера. Лютер им ответил. Благодаря книгопечатанию, ответы его читались везде и производили сильное волнение. Дворянство, духовенство, города и университеты разделились на партии: одни (преимущественно Северная Германия) приняли сторону Лютера, другие были на стороне его противников. Он нашел себе могущественного покровителя в саксонском курфюрсте Фридрихе Мудром. Один из противников Лютера, доктор Экк, весьма ученый богослов, вызвал его на публичный диспут (что было в обычаях того времени). Лютер принял вызов. Диспут происходил в Лейпциге, в присутствии многих знатных лиц, профессоров разных университетов и толпы студентов в течение семнадцати дней и касался папской власти, чистилища и отпущения грехов. Каждая сторона приписывала себе победу, и спорщики разошлись еще большими врагами. После этого Экк выхлопотал в Риме папскую буллу, которая повелевала сочинения Люгера сжечь, как еретические, а самому автору грозила проклятием, если он не покается. Булла эта прибивалась к стенам домов, и в некоторых городах действительно сочинения Лютера были сожжены; но в Лейпциге папскую буллу закидали грязью. А в Виттенберге Лютер, сопровождаемый профессорами и студентами, вышел за город и сжег на костре папскую буллу с некоторыми книгами канонического церковного права (1520). Таким поступком он торжественно отделился от Кито.шческой церкви. Это было вскоре после смерти Максимилиана I, когда Фридрих Мудрый до избрания нового императора был наместником императорского престола, а он покровительствовал Лютеру и не соглашался выдать его в руки врагов.

Когда Карл V был избран германским императором, он, по обычаю, созвал имперский сейм, который на этот раз происходил в городе Вормсе (1521). Здесь кроме других важных дел империи предложено было заняться и делом Лютера. Молодой император потребовал его на сейм и выдач ему охранную грамоту. Друзья Лютера не советовали ему ехать, напоминая об участи Гуса. Но Лютер поехал. На всем пути народ стекался к нему во множестве, чтобы увидеть смелого реформатора и услышать его проповедь. Недалеко от Вормса он получил от своих доброжелателей предостережение, что лучше бы ему возвратиться и не въезжать в город. Лютер отвечал: «Если бы там было столько же дьяволов, сколько черепиц на кровлях, то и тогда я поехал бы». В самом Вормсе толпы народа ждали Лютера; чтобы избежать встречи, его провели на сейм садами и задними пристройками. Однако, когда в первый раз ему пришлось явиться пред лицом императора, окруженного многочисленным и блестящим собранием князей, графов и баронов империи, Лютер был бледен и смущен. На вопрос, остается ли он при том же мнении, которое содержится в его сочинениях, или отрекается от него, он попросил время для размышления. Ему дааи подумать до следующего дня. На другой день он смело отвечал на вопросы и твердо объявил, что остается при своем мнении до тех пор, пока ему не докажут противного самим Священным Писанием. Лютера увещевали отказаться от своего учения, но напрасно. Вопреки желаниям ревностных католиков, император не нарушил своей охранной грамоты и отпустил Лютера из Вормса, однако издал эдикт, которым Лютер и его последователи объявлялись еретиками.

На обратном пути из Вормса, в лесу, Лютер был схвачен замаскированными всадниками. Это похищение было организовано по приказу его покровителя Фридриха Мудрого, чтобы укрыть его от врагов, грозивших ему со всех сторон. Лютера отвезли в замок Вартбург, где он и прожил около года в глубоком уединении под видом рыцаря. В этом уединении он начал свой знаменитый перевод Библии на немецкий язык. Между тем распространился слух, что Лютер погиб. Только самые близкие друзья знали, где он, и с успехом продолжали начатое им дело. В числе его последователей был и Меланхтон, профессор греческого языка в Впттенбергском университете. Характером своим он не походил на Лютера: как последний был дерзок, горяч и скор в решениях, так Меланхтон был кроток и осторожен. Ученостью он превосходил Лютера, однако питал к нему глубокое уважение и был самым усердным его помощником. Но некоторые последователи Лютера не были так осторожны в мнениях, как Меланхтон, и скоро впали в крайность: они начали проповедовать уже отмену всех обрядов католического богослужения, выбрасывать из церквей иконы, оскорблять монахов. Следствием этого стали смуты и беспорядки. Когда Лютер услыхал об этом, он не смог больше оставаться в уединении и поспешил в Виттенберг; тут он восемь дней подряд проповедовал против всяких крайностей и насилия, и силой слова ему удалось восстановить спокойствие в Виттенберге

 

ВОССТАНИЯ ДВОРЯН И КРЕСТЬЯН

  

Волнение, произведенное проповедями Лютера, распространилось и в других частях Германии. На западе немецкое дворянство восстало против духовных властей — епископов и архиепископов. Предводителем дворян стал Франц фон Сикинген. Он был поборником старого феодального рыцарства, которое не признавало над собой никакой власти. Сикинген сделался ревностным приверженцем Реформации, так же как его друг Ульрих фон Гутен. Движение объединяло многих рейнских и швабских рыцарей, и они начали войну против Трир-ского архиепископа. Но за архиепископа выступили некоторые германские князья; они осадили Сикингена в его родовом замке и начали разрушать стены огнестрельными снарядами. Сикинген был смертельно ранен и капитулировал. Таким образом, вольное рыцарство было побеждено и должно было смириться перед властью светских и духовных князей. Преследуемый Ульрих фон Гутен бежал в Швейцарию и там вскоре умер, на острове в Цюрихском озере (1523).

Едва закончилось восстание рыцарей, как началась крестьянская война. Крестьяне были угнетены непомерной барщиной, всякого рода поборами и жестоким обращением светских и духовных господ. Еще и прежде они не раз восставали против притеснений, но эти мятежи происходили разрозненно, не имели между собой связи и были легко усмиряемы. Реформация вызвала общее движение. Те же необузданные проповедники, которых Лютер изгнал из Виттен-берга, разошлись по другим областям Германии и везде возбуждали простолюдинов, проповедуя им евангельское равенство людей. Крестьяне поднялись сначала в Юго-Западной Германии (в Швабии); отсюда мятеж распространился и по другим землям и сопровождался большими жестокостями: разрушением и грабежом замков, монастырей и избиением дворян. Например, крестьяне взя-

ли швабский замок Вейнсберг и, найдя в нем семнадцать рыцарей, всех их предали смерти (1525). Некоторые рыцари сами приставали к крестьянам, другие по принуждению. Так они заставили принять над собой начальство Гёца фон Берлихингена, по прозванию Железная Рука (он потерял в сражении руку и заменил ее железной). Это был один из последних представителей феодального рыцарства, подобно Сикингену, Гёц не признавал над собой никакой власти, кроме грубой силы, проводил жизнь в мелких войнах с другими феодалами или с горожанами и не гнушался грабежом купцов по дорогам. (Рассказывают, что однажды, выехав на подобный промысел. Гёц встретил волков; он приветствовал их словами: «Здравствуйте, товарищи!»

Лютер начал с проповедей против милости и снисходительности к крестьянам; во время мятежа их варварские поступки против дворян вызвали у него негодование, и он объявил, что мятежников надо убивать, как бешеных собак. Следует признать, что Лютер со времени рыцарского и крестьянского восстаний совершенно перешел на сторону князей и сделался их покорным слугой. Объединенные силы князей и городов (Швабского союза) скоро справились с плохо вооруженными толпами крестьян. Восстание было усмирено, и крестьяне наказаны самым кровавым образом; положение их после восстания сделалось еще хуже, зависимость от господ еще тяжелее. Однако волнение, поднятое пророками евангельского равенства, успокоилось не скоро. С особенной смелостью действовала секта анабаптистов (то есть перекрещенцев), которые, называя крещение детей недействительным, требовали вторичного крещения; они отвергали духовный сан и проповедовали раздел имуществ поровну между верующими. Эта секта имела успех преимущественно в Вестфалии, в городе Мюнстере, откуда Реформация изгнала духовенство и епископа. Но при помощи других германских князей епископ Мюнстерский взял штурмом город и казнил проповедников «мюнетерской коммуны». Секта анабаптистов не исчезла, она рассеялась по разным странам. Голландский священник Меннон в том же XVI веке преобразовал ее и сообщил ей более умеренный характер. Последователи его, или меннониты, отрицают крещение детей (то есть требуют его совершения только для взрослых), присягу, военную службу; вообще отличаются строгим образом жизни и любят преимущественно заниматься земледелием; их особенно много в Северной Америке.

 

ЦЕРКОВНЫЕ РЕФОРМЫ И СОЮЗ ПРОТЕСТАНТОВ

 

В это время Лютер жил в Виттенберге и под покровительством курфюрста занимался устройством преобразованной Церкви. Он учредил богослужение на немецком языке, отменил многочисленные богослужебные обряды, заменив их молитвой и пением гимнов, написал свой катехизис, ездил по Саксонии и осматривал приходские церкви и школы. В этих трудах ему помогал Меланхтон. Отрицая монашество и безбрачие духовенства, Лютер сам подал пример: снял монашескую одежду и женился на бывшей монахине. Князья охотно уничтожали монастыри и секуляризировали их имущество — отбирали в свою пользу.

Из таинств лютеране признали только два, крещение и причащение. Последнее предлагалось всем под обоими видами, а покаяние совершалось без устной исповеди. Высшие духовные чины — кардинал, архиепископ и епископ — были отменены; надзор за церковными делами поручен консисториям и суперинтендантам. Лютер признавал завиашость духовенства от светского правительства.

Из Саксонии Реформация распространилась по всей Северной Германии (Бранденбург, Померания, Мекленбург, Брауншвейт, Гессен). Светские и

духовные князья, строго державшиеся католицизма (Баварский, Австрийский, Майнцский), старались помешать успехам Реформации. На имперском сейме в городе Шпейере (1529) они постановили просить императора, чтобы тот созвал Вселенский собор для уничтожения раскола, запретил лютеранам распространять их учение и защитил имущество духовенства. Северные князья и некоторые имперские города протестовали на том же сейме против этого решения;

отсюда приверженцы Реформации получили общее название протестонтое. Для решения религиозной распри Карл V созвал имперский сейм в Аугсбурге (1530). Протестанты представили сейму изложение своего вероучения, составленное Меланхтоном. (Это так называемое Аугсбургское исповедание веры.) В следующем году протестантские князья заключили между собой союз в городе Шмаль-кальдене, чтобы оружием защищать Реформацию, если католики захотят употребить силу (1531). Карл V редко бывал в Германии; занятый войнами с французами и турками и нуждаясь в помощи германских князей, он долго не принимал решительных мер против Реформации. Наконец, когда прекратились его войны с Франциском I, он решился смирить непокорных протестантов. А папа (Павел III) в то время созвал против них духовный собор в тирольском городе Триденте. Члены Шмалькальденского союза также приготовились к войне. (Лютер умер перед самым началом Шмалькальденской войны в своем родном городке Эйслебене, в 1546 году.) Но главы этого союза, курфюрсты саксонский Иоанн Твердый (брат и преемник Фридриха Мудрого) и ландграф гессенский Филипп Великодушный, действовали очень вяло. Притом даровитейший из протестантских князей, саксонский герцог Мориц, родственник саксонского курфюрста, изменил своей партии и перешел на сторону Карла V. Протестанты были побеждены (1547); оба предводителя попали в плен и были осуждены на заключение, а герцог Мориц в награду получил от императора Саксонское курфюршество. Но следует сказать, Карл умеренно обошелся с побежденными протестантами. (Когда он вступил в Виттенберг, один епископ предложил ему вынуть из могилы тело еретика Лютера и сжечь. «Я не веду войны с мертвыми, — отвечал Карл. — Он уже нашел своего судию».)

 

АУГСБУРГСКИЙ МИР И ОТРЕЧЕНИЕ КАРЛА V

 

Однако торжество императора продолжалось недолго. Его могущество сделалось опасно для германских князей, а испанские и итальянские войска обременяли Германию. Тот же Мориц Саксонский (тщетно просивший Карла V об освобождении своего тестя Филиппа Гессенского) явился решительным защитником протестантизма и княжеской самостоятельности. Он тайно заключил союз с французским королем и совсем неожиданно двинулся в Тироль, где находился тогда император, следивший за совещаниями Тридентского собора.

Карл V едва не был захвачен в плен и с трудом спасся бегством через Тирольские горы. Он не имел под рукой запасных войск и вынужден был заключить с протестантами перемирие. А спустя три года состоялся религиозный мир на имперском сейме в городе Аугсбурге (1555). Х\о Аугсбургсквмумиру протестанты получили свободу вероисповедания. Но право менять религию предоставлялось лишь князьям, подданные должны были держаться одного исповедания со своим князем (cujus regio, ejus religio — какова власть, такова и религия). Католики настаивали, чтобы духовные князья в случае перемены религии лишались своего сана и своих доходов; но протестанты не соглашались, и этотдтункт (названный reservamm ecclesiastic urn — свободный для обсуждения) остался нерешенным.

В следующем году Карл V отрекся от престола. Уже давно он страдал подагрой и другими болезнями; притом у него была заметная наклонность к меланхолии. В последние годы эта меланхолия усилилась от разных неудач. Карл решился провести остальное время жизни в тихом монастырском уединении. Свои обширные владения он разделил между братом Фердинандом и сыном Филиппом. Фердинанд, король Венгрии и Богемии, еще прежде получил от него наследственные земли Габсбургского дома (Австрийское герцогство. Тироль, Каринтию, Штирию), он же был избран преемником Карла V. Все другие свои владения Карл передал сыну Филиппу. Обряд отречения от престола совершился в Брюсселе, в блестящем собрании нидерландских чинов. Карл явился в зал собрания, опираясь на плечо молодого принца Оранского, Вильгельма; императору было пятьдесят шесть лет, но болезни изнурили его тело, и он казался гораздо старше. Он был одет в траурное платье, и единственным украшением служила ему великолепная цепь ордена Золотого Руна на шее. Карл произнес прощальную речь; затем обратился к Филиппу и увещевал его любить своих подданных, соблюдать справедливость и оберегать католическую религию. Все собрание было тронуто и прослезилось. Филипп преклонил колени и обещал отцу неукоснительно исполнить его заветы. Карл избрал своим убежищем монастырь Св. Юста (в испанской провинции Эстремадура), отличавшийся чистым воздухом и расположенный посреди живописных холмов, кедровых и померанцевых рощ. Для него построили здесь красивый домик, и император прожил еще около двух лет, занимаясь садоводством, механикой, посещением церковной службы. Однако по привычке он усердно следил за политикой, получал от сына подробные известия о государственных делах и снабжал его своими советами, так что курьеры беспрерывно скакали от отца к сыну и обратно. Он умер в 1558 году.

Таким образом, Габсбургская династия разделилась на две линии: австрийскую 14 испанскую. Из австрийской линии постоянно избирались германские императоры. Правление императоров Фердинанда I (1556—1564) и особенно сына его Максимилиана //(1564—1576) прославилось осторожной и благоразумной политикой. Они больше всего заботились о сохранении спокойствия внутри Германии и не употребляли силу оружия против протестантов. Поэтому Реформация свободно продолжала распространяться и проникла в самую сердцевину наследственных земель Габсбургов — в Австрию, Каринтию. Штирию, а также в Венгрию и Богемию (в последней гуситы большей частью стили протестантами).

Земли же Венгрии и Богемии перешли во владение Габсбургов следующим образом. Когда умер в Богемии король Георгий Подибрад (1471), чехи выбрали на престол польского королевича Владислава, сына Казимира IV. Венгры, после смерти Матвея Корвпна (1490), выбрали того же Владислава, и он, уже как Владислав II Ягеллон, соединил обе короны. Владислав вступил в двойной родственный союз с Габсбургами: сына своего Людовика он женил на Марии, внучке императора Максимилиана I, а дочь Анну выдал за Максимилианова

внука Фердинанда. Владислав умер в 1516 году. Сын его, Людовик, тоже был королем Венгрии и Богемии. Но он еще молодым погиб в битве с турецким султаном Сулейманом Великолепным, при Мохаче; спасаясь бегством после поражения, Людовик завяз в болоте и утонул (1526). Тогда богемские чины выбрали королем зятя Людовика, эрцгерцога Австрийского Фердинанда. Венгры последовали нх примеру и выбрали того же Фердинанда. Таким образом, Габсбургский дом объединил под своей властью разноплеменные земли, которые составили Австро-Венгрию.

 

ЦВИНГЛИ И КАЛЬВИН

 

В одно время с Лютером в Швейцарии проповедовал Цвингли, бывший священник из Цюриха. Он еще больше, чем Лютер, стремился подражать обычаям первоначальных христиан и вводил еще большую простоту в богослужение, так что приказывал выносить из церквей иконы, свечи, органы. Часть швейцарских кантонов приняла учение Цвингли, но так называемые лесные кантоны (Швиц, Ури, Унтервальден и Цуг) поднялись на защиту католицизма; произошло междоусобие, и Цвингли погиб в битве при Капелле, недалеко от Цюриха (1531). После него Реформация в Швейцарии была окончательно утверждена французским проповедником Кальвином. Он ушел из Франции от преследования католиков в Женеву; здесь проповеди его так понравились народу, что женевцы попросили его остаться в городе. Кальвин исполнил их желание; мало-помалу силой своего слова, неутомимой деятельностью и необыкновенной твердостью воли он приобрел большую власть не только в церковных, но и в политических делах Женевской республики и сохранил эту власть до самой своей смерти (1564). Кальвин также отвергал иконы, органы и другие внешние принадлежности церковной службы, в духовенстве признавал только сан священника и высшее управление духовными делами поручил синоду, составленному из старших священников. Главное отличие его догматов от лютеранских заключалось в учении о предопределении; Кальвин следовал мнению, что судьба людей заранее предопределена: одних — к вечному спасению, а других — к вечной гибели. Ведя сам чрезвычайно строгую жизнь, Кальвин требовал того же от других; он запрещал народу даже такие удовольствия, как театр, танцы и тому подобное. (Испанец Серведа был сожжен в Женеве как еретик только за то, что не согласился с учением Кальвина о предопределении.)

Из Швейцарии учение Кальвина распространилось во Франции (где его последователи сделались известны как гугеноты), в Нидерландах, в Англии и Шотландии (где они стали называться пуританами) и в Западной Германии. В последней это исповедание создало так называемую Реформатскую церковь. Таким образом, германские протестанты разделились на лютеран и реформатов, и обе партии нередко находились во вражде друг с другом.

 

ГЕРМАНСКАЯ КУЛЬТУРА

 

В эпоху Реформации и Возрождения немецкая культура добилась значительных успехов. Число университетов и школ заметно умножилось. Главными центрами германского просвещения были тогда университеты Виттенберг-ский (у лютеран) и Гей-дельбергский (у реформатов). Виттенбергскнй университет особенно возвысился трудами Меланхтона, который после смерти Лютера остался главным наставником протестантов. Он с огорчением смотрел на вражду между лютеранами и реформатами и вообще на споры, возникшие между германскими протестантами о догматах веры,

причем обе стороны отличались взаимной нетерпимостью. Частые религиозные споры поощряли к занятиям теологией, и наука эта продолжала господствовать в школах, как и в средние века. Но и другие науки в то время сильно подвинулись вперед.

Особенно значительные успехи сделала астрономия, главным образом благодаря трудам Коперника. Он был поляк, родом из прусского города Торна, входившего тогда в польские владения; учился в Краковском университете, потом в Болонском и приобрел славу отличного математика. После возвращения в отечество он получил место каноника в городе Фрауенберге. (Канониками назывались члены капитула, или духовной общины, при соборной церкви.) Ведя здесь тихую, спокойную жизнь, Коперник предался астрономическим наблюдениям и написал свое бессмертное сочинение «Об обращениях небесных сфер». До тех пор считалось, что Земля есть центр Вселенной и что вокруг нее вращаются Солнце и звезды. Коперник доказал, что именно Земля вместе с другими планетами вращается около Солнца. Сочинение свое, над которым он работал более тридцати лет, Коперник издал только перед смертью (1543). Его систему вращения небесных тел развил далее другой знаменитый германский астроном, Кеплер, который жил в конце XVI — начале XVII века. Медицина и химия в XVI веке обязаны своим развитием трудам швейцарца Парацельса. Но он был мечтатель и увлекся модными в то время алхимией, магией и астрологией, пытаясь открыть способ получать золото из свинца, составлять жизненный эликсир, угадывать по звездам будущее и тому подобное. (Сами государи не брезговали этими науками и держали при себе алхимиков и астрологов.)

Искусство Германии XVI века представлено именами трех великих мастеров: Ганса Гольбейна, Альбрехта Дюрера и Луки Кранаха. В эту эпоху богословских споров германская поэзия находилась в упадке. Рыцарская поэзия миннезингеров уступила место поэзии ^\\го,№ът\шъ-мейстерчингеров, процветавшей в богатых городах среди мастеров и ремесленников разных цехов; они учились искусству петь и слагать песни (преимущественно духовные) по известным правилам. Знаменитейшим мейстерзингером в XVI веке был Ганс Сакс, нюрнбергский башмачник, один из самых плодовитых поэтов в мире: он сочинил несколько тысяч песен и несколько сот драматических произведений, комедий и трагедий. Драматические представления нового времени произошли из средневековых мистерий. Эти мистерии представляли в лицах сюжеты Священной истории; потом мало-помалу начали разыгрывать сцены из живой жизни. Особенно любимы народом были комические сцены с шутками и фарсами («Fastnachtssptel» — карнавальные представления накануне Великого поста).

Нравы германские в эпоху Реформации были еще недалеки от грубости средних веков. Глазное развлечение дворян составляли охота, вино и карты. В образе жизни феодального дворянства развилась привычка к роскоши: бархатным кафтанам, золотым цепям и кольцам, серебряной посуде, — многочисленности коней и прислуги. Но роскошь дворян не могла сравниться с блеском патрициев в богатых имперских городах. Самым богатым городом считался Ayr-сбург. Здесь заправляла купеческая семья Фуггеров, у которой были свои конторы и товары во всех главных торговых пунктах Европы; дома их имели вид дворцов, изобилующих мраморными колоннами, позолотой, дорогими картинами и другими произведениями искусства.

Грубость нравов и господство суеверий отразились в многочис. тнных процессах о ведьмах. Поводом к обвинению в колдовстве очень часто были: редкое безобразие или дивная красота, необыкновенные добродетели или пороки, загадочная болезнь, какое-нибудь неосторожное слово — все могло служить поводом для обвинения женщины в сношениях с дьяволом. Злонамеренные люди, из мести или из желания овладеть имуществом ближнего, нередко пользовались этими суевериями. Обвиняемых подвергали пытке и нестерпимыми муками заставляли признаваться в колдовстве. Затем несчастных жгли на костре, а иногда целыми десятками вдруг. В течение XVI и XVII веков погибло таким образом множество людей. Судопроизводство в то время, вместе с заимствованием статей из римского права, утратило прежнюю устность и гласность; оно сделалось тайным и письменным. (Только в Англии сохранилось древнегерманское учреждение — суд присяжных.)

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100