Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

I. ВЕЛИКИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ И ОТКРЫТИЯ

 

 

1455-1521

 

Бумага и книгопечатание. Гуттенберг. Компас и порох. Открытия португальцев. Васко да Гама. Колумб. Открытие Америки. Судьба Колумба. Кортес. Завоевание Мексики. Писарро. Завоевание Перу. Европейские колонии и последствия открытия Америки. Торговля неграми

 

 

БУМАГА И КНИГОПЕЧАТАНИЕ

 

Конец средних веков и начало нового времени ознаменованы великими изобретениями и открытиями, которые имели важное значение в дальнейшей истории человечества. Среди них главное место занимают изобретение тряпичной бумаги, книгопечатания, компаса, пороха и открытие новых стран.

В древности употреблялись для письма разные материалы: вырезали слова на каменных досках (скрижали), потом на медных (законы Двенадцати таблиц в Риме); писали на листьях или на коре растений, на коже животных. Египтяне приготовляли из папируса роп, бумажных листов, а в малоазийской области Пергам из кожи, очищенной от волоса, делали писчий материал, известный под названием пергамена (или пергамента). Пергамент употреблялся и в средние века, но он стоил дорого, поэтому книги, написанные на нем, продавались за большую цену. От арабов европейцы впервые научились делать хлопчатую писчую бумагу, но она была непрочна и неудобна для скорописи. Поэтому к ней начали примешивать льняные ткани и, наконец, стали делать бумагу' из тряпок. Эта тряпичная бумага, по своей крепости, дешевизне и удобству для письма, вошла во всеобщее употребление (к концу средних веков); число рукописных книг умножилось, и цена их значительно понизилась. Без тряпичной бумаги и само книгопечатание не могло бы иметь таких огромных успехов.

Честь изобретения книгопечатания приписывается Иоганну Гутенбергу (ок. 1399—1468). Он родился в городе Майнце, на берегах Рейна, и принадлежал к патрицианскому роду, к высшему сословию. Во время междоусобия ремесленных цехов с патрициями в Майнце семейство Гутенберга разорилось и вынуждено было переселиться в Страсбург, где Иоганн Гутенберг поддерживал свое сушествование мастерством резчика, делая оттиски картинок и книг с матриц, вырезанных на дереве. Тогда-то и пришла ему мысль вырезать каждую букву отдельно и уже из таких подвижных букв складывать слова для печати; на эти опыты Гутенберг тратил свои скудные заработки. Между тем он возвратился в Майнп. Не имея собственных денег для заведения типографских приспособлений, он объединился с богатым золотых дел мастером Фаустом, который обязался дать деньги на типографию, а прибыль от печатания книг решено было делить пополам. Первая книга, напечатанная Гутенбергом в этой типографии, была латинская Библия (1455). Таким образом, труды его над подвижными буквами увенчались успехом; оставалось только сделать еще один шаг: деревянные буквы заменить металлическими, которые были гораздо прочнее, а оттиски их красивее и отчетливее. В это время в товарищество Гутенберга и Фауста вступил Шёффер, также бывший золотых дел мастер, человек очень ловкий. Фауст близко с ним сошелся, выдал за него свою дочь и решил, вероятно, что теперь Гутенберг ему больше не нужен. Он завел с ним тяжбу, требуя возвратить деньги, выданные на типографию, и при помощи подкупа выиграл дело; суд приговорил отдать Фаусту всю типографию Гутенберга. Мастер остался в печальном положении, однако впоследствии с помощью одного богатого человека он снова завел собственную типографию. Но тут опять случилось несчастье. При взятии Май-нца войсками архиепископа Адольфа фон Нассау часть города была сожжена; типография Гутенберга погибла, наборщики разбежались, и Гутенберг в очередной раз разорился. Архиепископ Майнцский Адольф, однако, принял его в число своих камер-юнкеров, но почти без жалованья. Изобретатель книгопечатания умер в бедности, не оцененный современниками (1468). Между тем работники типографии Фауста и Гутенберга разошлись в разные стороны и распространили тайну книгопечатного искусства. Быстро появились типографии в других германских городах,

откуда это искусство перешло и в соседние страны. (Книги, напечатанные до 1500 года, называются инкунабулы)

Книгопечатание чрезвычайно увеличило число книг и сделало их несравненно дешевле, чем прежде, доступнее для народа. А вместе с распространением книг быстрее начали распространяться и разные знания, то есть скорее пошло вперед просвещение человечества.

Изобретение компаса было очень важно для мореплавания. Прежде корабли обыкновенно не пускались в открытый океан, чтобы не сбиться с пути, они держались берегов, а ночью направляли плаванье по положению звезд. Во время крестовых походов европейцы впервые употребили магнитную стрелку для указания пути в море. В XIV веке некто Флавио Джойо, из города Амальфи (в Южной Италии), усовершенствовал снаряд, снабженный магнитной стрелкой. С тех пор моряки могли предпринимать да. яекие п. твания, не опасаясь заблудиться в океане, что повело за собой открытие новых, неизвестных стран.

В то же время изобретение пороха произвело большие перемены в военном искусстве. Начало этого изобретения в точности неизвестно. Еще Роджер Бэкон, ученый английский монах, живший в ХШ веке, судя по некоторым местам его сочинений, умел составлять порох; он был заподозрен в ереси и колдовстве, подвергся преследованию и много лет провел в тюрьме. Мы видели, что уже в середине XIV века, в сражении при Креси, у англичан были пушки. Поэтому изобретение пороха несправедливо приписывалось немецкому монаху Бертоль-ду Шварцу, который жил в XIV веке. (Предание рассказывает о его изобретении следующее: однажды он высекал огонь возле ступы, в которой находилось немного серы, селитры и угля, истолченных в порошок; вдруг искра попала в ступу — смесь мгновенно воспламенилась и подбросила вверх лежавший на ней камень. Шварц сначала испугался, но потом повторил опыт, и опять произошел взрыв; таким образом он открыл производство пороха, а потом изобрел огнестрельный снаряд.) Сначала огнестрельный снаряд и похож был на ступу — состоял из широкого короткого жерла (мортира); в него клали порох, а сверху каменное ядро, порох зажигали через особое узкое отверстие. Потом стали удлинять жерло, и образовались пушки. Далее начали делать узкие жерла с тонкими стенками, так чтобы человек мог носить с собой такой снаряд: это мушкеты, из которых при дальнейшем усовершенствовании образовались нынешние ружья. Впоследствии к ружью привинтили острый штык; таким образом одно и то же оружие стало и огнестрельным и холодным.

Изобретение огнестрельных снарядов имело очень важные последствия. Главную силу в сражениях составили теперь артиллерия и регулярная пехота, а рыцарская конница мало-помалу утратила свое первенство, потому что железная броня не могла устоять против пуль и картечи. Рыцарские замки и укрепленные города также должны были смириться, когда стены их начали падать от бомб и ядер или взлетать на воздух действием подкопов. Таким образом, порох во многом помог европейским государям усмирить феодалов и городские общины и утвердить монархическую власть. В то же время порох дал решительный перевес развитым народам в их борьбе за выживание. С помощью пороха европейцы одолели народы всех других континентов и утвердили свое господство на всем земном шаре. Следовательно, компас помог открыть Америку и прочие земли, а порох помог их покорить. С другой стороны, огнестрельное оружие потребовал больших издержек и постоянных упражнений в искусстве им владеть; оно способствовало заведению регулярных армий и больших кораблей, вооруженных пушками; вместе с тем должны были увеличиться государственные налоги на покрытие этих издержек.

 

КОМПАС И ПОРОХ. ОТКРЫТИЯ ПОРТУГАЛЬЦЕВ

 

Главным поводом к открытию новых земель в конце средних веков послужило стремление отыскать морской путь в Индию, о богатствах которой издавна ходили баснословные рассказы. Арабы и другие магометанские купцы доставляли индийские товары сухим путем к берегам Средиземного моря; отсюда венецианцы и генуэзцы развозили их на своих кораблях в европейские гавани. Проходя разные государства, товары эти оплачивались пошлинами и потому были очень дороги. В Западной Европе зародилась мысль проложить в Индию морской путь вокруг Африки. Первыми начали стремиться к тому португальцы; будучи стеснены в своих пределах испанскими владениями, португальцы обратились к мореплаванию. Португальский принц Генрих Мореплаватель (названный так за свою страсть к морским предприятиям) снарядил в первой половине XV века несколько экспедиций, одну за другой, на юг Атлантического океана. Португальцы постепенно открыл» западные берега Африки и соседние с ними острова (Мадера, Азорские, Канарские, Зеленого Мыса). С берегов Гвинеи они начали вывозить золото, слоновую кость и черных туземцев, которых бесчеловечно продавали в рабство; с тех пор началась постыдная торговля неграми. Во второй половине XV века некто Диаш* Днаш Бартоломеу (ок. 1450—1500) — португальский мореплаватель, первый достиг южной оконечности Африканского материка; она была названа мысом Доброй Надежды, то есть надежды открыть отсюда прямой путь в Индию. Эта надежда вскоре оправдалась.

В царствование португальского короля Эммануила Великого** Мануэл 1 Счастливый — в современной историографии, отважный мореплаватель Васко да Гама обогнул Южную Африку и после трудного плавания пристал в Калькуттской гавани (1499). Магометанские купцы, опасаясь соперников в индийской торговле, возбудили в туземном владельце подозрение против португальцев, так что Васко да Гама едва избежал плена и поспешил возвратиться в отечество. Король после того отправил в Индию целый флот. Португальцы оружием утвердились на берегах Индии и соседних островах; они завеяй там свои колонии и начали вывозить в Европу дорогие индийские товары (пряные коренья, ткани, драгоценные камни и прочее). Открытие морского пути в Индию подорвало восточную торговлю Венеции и Генуи и прославило небольшое Португальское королевство. Его столица Лисабон на некоторое время сделалась средоточием всемирной торговли.

Между тем соседи португальцев, испанцы, открыли и завоевали целую часть света — Америку.

 

КОЛУМБ

 

Еще в X веке норманнские мореходы-викинги из Исландии плавали к берегам Гренландии и Северной Америки. Но впоследствии, вероятно по причине северных льдов и других препятствий, об этих плаваниях в Европе забыли, так что честь открытия Америки по справедливости принадлежит Колумбу. Христофор Колумб был родом из Генуи. Образование свое он получил в Павипском университете; любимыми его науками были география, геометрия и астрономия. С ранних лет он начал принимать участие в морских экспедициях и побывал почти во всех известных тогда морях. Он женился на дочери португальского моряка, от которого осталось много географических карт и записок времен Генриха Мореплавателя. Колумб тщательно изучил их. Он также задумал искать морской путь в Индию, но не мимо Африки, а прямо через Атлантический («Западный») океан. Колумб был один из тех, кто читал сочинения древних  философов и географов и находил у них мысли о шарообразности Земли (особенно у Эратосфена и Птолемея). Вместе с некоторыми учеными он полагал, что. отправившись из Европы на запад. можно будет достигнуть восточных берегов Азии, где лежали Индия и Китай. Колумб и не подозревал, что на этом пути встретится целый огромный материк, неизвестный европейцам.

 

ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ

  

3 августа 1492 года, при большом стечении провожающих, Колумб вышел из Палосской гавани (в Андалусии) на трех небольших кораблях со ста двадцатью матросами; отправляясь в далекое и опасное плавание, экипажи накануне исповедались и причастились. До Канарских островов моряки плыли довольно спокойно, потому что этот путь был уже известен, но затем они очутились в беспредельном океане. По мере того как корабли с попутным ветром неслись все дальше и дальше, матросы начали впадать в уныние и не раз поднимали ропот против своего адмирала. Но Колумб, благодаря неизменной твердости духа, умел усмирять непокорных и поддерживать в них надежду. Между тем показались разные признаки, предвещавшие близость земли: прилетали неизвестные птицы, с запада плыли древесные ветви. Наконец, после шестинедельного плавания, однажды ночью с передового корабля заметили вдали огни. Раздался крик: «Земля, земля!» Моряки обнимали друг друга, плакали от радости и пели благодарственные псалмы. Когда взошло солнце, перед ними открылся живописный зеленый остров, покрытый густой растительностью. Колумб в парадном адмиральском костюме, со шпагой в одной руке, со знаменем в другой, высадился на берег и объявил эту землю владением испанской короны и заставил своих спутников присягнуть себе как королевскому наместнику. Между тем на берег сбежались туземцы. Совершенно нагие, краснокожие, безбородые, островитяне с удивлением рассматривали белых бородатых людей, покрытых одеждами. Они называли свой остров Гвашгани, но Колумб дат ему имя Сан-Сальвадор (то есть Спаситель); он принадлежит к группе Багамских, или Лукайских, островов. Туземцы оказались мирными, добродушными дикарями. Заметив жадность пришельцев к золотым кольцам, которые были у них в ушах и в носу, они знаками показали, что на юг лежит земля, изобилующая золотом. Колумб отправился далее и открыл берега большого острова Кубы, который он принял за материк, именно за восточный берег Азии (откуда и произошло ошибочное название американских туземцев — индейцы). Отсюда он повернул на восток и пристал к острову Гаити.

Испанцы везде встречали тех же дикарей, которые охотно меняли свои золотые бляхи на стеклянные бусы и другие красивые безделки и, когда их спрашивали о золоте, постоянно указывали на юг. На острове Гаити, названном Ис-паньолой (Малой Испанией), Колумб построил крепостцу. На обратном пути он едва не погиб от бури. Корабли пристали в той же Палосской гавани. Везде в Испании на пути к королевскому двору народ встречал Колумба с восторгом. Фердинанд и Изабелла приняли его очень милостиво. Весть об открытии Нового Света быстро распространилась, и явилось много охотников отправиться туда с Колумбом. Он предпринимал еще три путешествия в Америку.

Между тем несчастья начали преследовать великого человека. Испанские переселенцы надеялись без труда добывать груды золота; когда же увидели, что надо вложить много труда, чтобы облагородить эти прекрасные, но дикие страны, они поднимали ропот и нередко отказывали Колумбу в повиновении. У Колумба появилось много недоброжелателей, которые завидовали его славе, старались очернить его в глазах подозрительного Фердинанда II, нашептывая, будто он замышляет основать себе в Новом Свете независимое государство. Во время третьего путешествия Колумб открыл берега Южной Америки у устья реки Ориноко. Тем временем на Испаньолу прибыл испанский сановник Бова-дилья с поручением от короля расследовать жалобы колонистов на своего наместника и, если найдет его виновным, отстранить от управления. Сановник без всякого следствия взял Колумба под стражу, заключил в оковы и отправил в Испанию. Король велел освободить Колумба, но не возвратил ему наместничества. Старость и печаль вскоре свели Колумба в могилу (1506). Сын положил с ним в гроб и некогда надетые на него цепи. Неблагодарные современники отнял/ у Колумба даже честь назвать его именем открытый им Новый Свет. Флорентийский мореплаватель А мер и го Веспуччи посетил в то время Вест-Индию и издал описание своего путешествия; по его имени новооткрытая часть света получила название Америки.

Испанское правительство продолжало посылать корабли и солдат для открытия и завоевания новых земель, также разрешая и частным лицам снаряжать

экспедиции за свой счет. Многие смельчаки, особенно из бедных испанских дворян, устремились в Америку с надеждой отыскать там много золота. Сначала заняты были Вест-Индские острова, потом испанцы проникли на Американский материк. Тут они встретили племена более воинственные и менее дикие, чем на островах. От береговых жителей они узнали о существовании на западе двух больших государств — Мексики и Перу. Слухи об их богатствах возбудили в испанцах намерение во что бы то ни стало покорить эти страны.

 

ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ

 

Первым пало государство ацтеков, находившееся на территории Мексики. В правление Карла V (преемника Фердинанда II) испанский наместник острова Кубы, Веласкес, отправил экспедицию на материк под начальством одного из своих офицеров, Эрнана Кортеса, человека чрезвычайно даровитого и храброго. Отряд Кортеса состоял из пятисот пехотинцев, нескольких всадников, нескольких небольших пушек и сотни матросов. Пристав к твердой земле, Кортес заложил испанскую колонию Веракрус и оставил здесь гарнизон, а с остальным войском отправился внутрь страны. По пути он победил воинственных обитателей горной области Тласкалы, искусно воспользовавшись их враждой с мексиканскими ацтеками и получив от них в помощь несколько тысяч воинов. Туземцы повсюду с любопытством смотрели на неведомых дотоле пришельцев, на их бледные, суровые лица, черные бороды и железное вооружение; предметом же особого удшзлення служила для них конница (железо и лошади были неизвестны американцам). Ружейные и пушечные выстрелы казались им небесным громом и приводили в трепет. Испанцы, со своей стороны, были приятно удивлены после жалких поселений вест-индских дикарей найти здесь обработанные поля и многочисленные, хорошо построенные города.

Ацтеки известили своего правителя Монтесуму о приходе белых воинов, и тот не раз присылал Кортесу богатые подарки с просьбой удалиться. Но Кортес называл себя посланником испанского короля, говорил, что ему необходимо самому видеть Монтесуму. и продолжал поход. Наконец испанцы с горных круч спустились в долину, в которой находилась столица ацтеков Теночтитлан (современный Мехико). Это был большой город с белыми каменными домами и храма-

ми, живописно расположенный на острове посреди озера Тсцкуко и соединявшийся с твердой землей несколькими плотинами. Монтесума сам встретил Кортеса, сиди на красивых носилках под балдахином, окруженный своими придворными, которые были одеты в хлопчатобумажные мантии, с перьями на голове. Правитель ласково приветствовал испанцев и назначил им для жительства обширный каменный дом. Кортес немедленно укрепился в нем и принял все военные предосторожности против внезапного нападения. Но робкий Монтесума не решился действовать оружием; он даже, по убеждению Кортеса, перешел в дом:, занимаемый испанцами, и отдался под их охрану. Ацтеки, подстрекаемые жрецами, осадили дворец, занятый испанцами. По желанию Кортеса, Монтесума показался на стенах цитадели, уговаривая мятежников разойтись; но те упрекали его в малодушии, называли изменником и пускали в него град стрел и каменьев; через несколько дней он умер от ран. Испанцы вынуждены были оставить город; они отступили глухой ночью, но им пришлось пробиваться сквозь многочисленные толпы ацтеков, и тут их погибло больше половины. Испанцы, захваченные в плен, принесены были в жертву богам. (Религия ацтеков отличалась мрачным идолопоклонством, подобно финикийской; человеческие жертвы были у них в большом употреблении; обыкновенно обреченного на жертву клали на большой плоский камень, жрец острым каменным ножом вырезал у него сердце и бросал в огонь, горевший перед идолами.)

Кортес, однако, не потерял присутствия духа. Он подкрепил свои силы новыми испанскими выходцами и несколькими тысячами тласкаланцев, возвратился на берег озера, построил суда и осадил Теночтитлан. Здесь правил племянник Монтесумы, мужественный Гватемозин. После неимоверных усилий столица была взята приступом (1521). Испанцы обошлись с побежденными чрезвычайно жестоко. Не довольствуясь большой добычей, они еще подвергли пытке знатных мексиканцев, добиваясь признания, где спрятаны их сокровища. В числе пытаемых был и Гватемозин — положенный на раскаленные угли. Записи говорят, он молча переносил свои страдания, тогда как один из его друзей под такой же пыткой стонал и горько жаловался на судьбу. «А разве я лежу на розах?» — заметил ему Гватемозин.

После падения столицы покорились испанцам все области государства. Император Карл V утвердил Кортеса наместником и генерал-капитаном завоеванной страны, которая получила название Новой Испании. Судьба Кортеса похожа на Колумбову. Впоследствии он был отстранен от управления, уехал в Испанию и умер там в забвении и бедности. Главными памятниками разрушенной им державы ацтеков служат многочисленные холмы, видом своим похожие на египетские пирамиды; на вершинах их некогда стояли мексиканские храмы и идолы, а у подножия находились жилища жрецов.

Во время завоевания Мексики совершено было первое морское путешествие вокруг света португальцем Магелланом, который, находясь на испанской службе, взялся открыть путь в Ост-Индию, минуя южные берега Америки (1519).

 

ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ

 

Завоевание государства инков Государство Туантинсуйу(ХУ—ХУ1вв.). для испанской короны осуществил Франциско Писарро. Он был простого происхождения, необразован, груб и жесток, но, как большинство конкистадоров, отличался мужеством и силой характера. Писарро объединился с другим искателем приключений, Диего Альмагро, предварительно выхлопотав у Карла V титул наместника той страны, которую завоюет. Надежда на богатую добычу собрала вокруг него до двухсот соратников. С этой небольшой дружиной он пустился (1531) на завоевание обширной территории государства инков: так называлась царствующая здесь династия. Благоустройством своим оно превосходило страну ацтеков, Мексику. Испанцы с удивлением находили здесь прекрасно обработанные поля, прочно построенные из камня дороги, водопроводы, великолепные храмы и дворцы. Но, за исключением столицы, здесь не было больших городов. Жители отличались тихим, кротким нравом, религия их не осквернялась человеческими жертвами, как у ацтеков. И инки оказали менее храброе сопротивление пришельцам.

Испанцам помогло еще то обстоятельство, что в Перу происходило тогда междоусобие двух братьев-наследников инков: отец завещал им разделить государство между собой. Писарро обещал свою помощь одному из братьев, а друтого, по имени Атагуальпу, вызвал на свидание для переговоров. Атагуальпа явился с блистательной свитой, в богатом наряде, на золотых носилках; за ним следовало до 30 000 войска. Монах, сопровождавший испанцев, начал излагать перед инком христианское учение и убеждать креститься. Атагуальпа спросил через переводчика, откуда монах взял это учение; последний показал ему на Библию. Атагуальпа взял книгу и приложил ее к уху, но, видя, что она молчит, бросил на землю. Тогда монах крикнул испанцам, чтобы они отомстили нечестивым собакам за оскорбление святыни. Писарро подал знак: воины его бросились на свиту, изрубили ее и схватили самого Атагуальпу; войско его рассеялось, испуганное громом выстрелов. Атагуальпа для своего выкупа велел подданным привезти огромное количество золотых вещей, но Писарро все-таки приказал задушить его. После того испанцы завладели столицей государства, Куско. Их успехи привлекли много новых испанских выходцев, которые основали здесь несколько колоний; Писарро построил для своей резиденции приморский город Лиму. Между тем Альмагро прошел с отрядом на юг и открыл страну Чили. Все земли, покоренные испанцами, Карл V разделил на два вице-коро-левства: Мексику и Перу; впоследствии между ними образовалось еще третье — Новая Гранада.

 

ЕВРОПЕЙСКИЕ КОЛОНИИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРЫТИЯ АМЕРИКИ

 

Вслед за испанцами и другие европейские переселенцы устремились в Америку. Португальцы завладели огромным пространством земли, известным как Бразилия; англичане открыли берега Северной Америки и впоследствии завели там свои колонии; рядом с ними обосновались и французские поселении.

Туземные племена везде должны были покориться европейцам или уходить далее на запад, в первобытные леса и степи. Обращение европейцев с покоренными народами было очень жестоким, особенно в испанских владениях. Колонисты обратили их в рабов и угнетали тяжелыми работами на своих хлопчатобумажных и сахарных плантациях или в горных рудниках, откуда с особой ревностью принялись добывать драгоценные металлы. Из-за хрупкого сложения и непривычки к тяжелому труду индейцы во множестве гибли на этих работах, а другие — от разных инфекционных болезней, особенно от оспы, занесенной европейцами в Америку и истребившей целые селения индейцев. Вследствие этого на главных вест-индских островах медно-красное туземное население в короткое время почти все исчезло. Тщетно некоторые миссионеры, старавшиеся распространить между туземцами христианство, убеждали испанцев обходиться с ними человеколюбивее. Конечно же покоренные платили своим притеснителям страшной ненавистью. Например, рассказывают следующий случай. При завоевании острова Кубы один индейский кацик (старшина) за. свое храброе сопротивление осужден был сгореть на костре. Перед казнью монах хотел обратить его в христианство и описывал ему блаженство в раю. *А есть ли там испанцы?» — спросил тот. «Есть, — отвечал монах, — но только добрые*. — «Самые лучшие из них никуда не годятся, — возразил кацик, — и я не хочу быть вместе с ними».

Самым усердным защитником индейцев был испанский проповедник Бар-толоме Лас Касас. Он хлопотал, чтобы правительство освободило их от рабства. Главное затруднение состояло в том, что — освободи их — некому было бы работать на плантациях и в рудниках, поэтому Лас Касас посоветовал заменить индейцев африканскими неграми, которыми португальцы уже давно торговали. Негры действительно оказались крепче индейцев и способнее к работе. Совет его был принят. Торговля неграми сделалась весьма выгодной. Европейские

корабли ходили в Африку, покупали у тамошних владетелей их подданных или пленников и отвозили на продажу в американские колонии. Это обстоятельство, однако, не спасло меднокожих индейцев, которые продолжали исчезать из тех мест, где селились европейцы. Между тем торговля африканскими рабами приняла скоро огромные размеры.

С появлением европейцев в Америке там мало-помалу образовалось смешанное население, различающееся по цвету кожи. Более или менее чистые потомки европейских колонистов стали называться креолами; от смешения с индейцами произошли метисы, с неграми — мулаты.

Открытие Америки и других земель имело чрезвычайно важные последствия для Европы, Во-первых, расширилась ее морская торговля. Прежние морские государства (Венеция, Генуя, Ганзейские города) должны были уступить первенство на море западным державам, которые завели у себя сильные военные флоты для защиты своей торговли и отдаленных колоний (сначала Испания и Португалия, потом Голландия и Англия). Во-вторых, из других частей света в огромном количестве вывозились так называемые колониальные товары (хлопчатая бумага, кофе, сахар, табак и тому подобное); мало-помалу они вошли в Европе во всеобщее употребление и породили новые виды промышленности. (В пище народной впоследствии видную роль стал играть картофель, перевезенный в Европу из Америки.) Драгоценные металлы, вывозимые из Нового Света, увеличили количество денег и произвели большие изменения в ценах на товары. Сношения между народами усилились, и, следовательно, ускорилось заимствование разных изобретений. Для. Европы открылась теперь возможность переселять избыток своего населения в другие части света и вместе с тем распространять христианство и европейскую образованность (цивилизацию) по всему земному шару.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100