Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

IX. ГЕРМАНИЯ ВО ВРЕМЕНА ГАБСБУРГОВ

 

 

1273-1433

 

Междуцарствие. Первые Габсбурги. Кулачное право. Тайные судилища. Ганзейский союз. Швейцарский союз. Люксембургский дом. Рудольф Габсбургский. Сага о Вильгельме Телле. Моргартен и Семпах. Карл IV и Золотая булла. Великий церковный раскол. Гуситы. Констанцский собор. Ян Гус. Жижка и гуситские войны. Фридрих ///. Л/акси-MiutWH I. Базельский собор.  Бранденбург. Венгрия. Стефан Святой. Людовик Великий. Матвей Корвин

 

 

МЕЖДУЦАРСТВИЕ. ПЕРВЫЕ ГАБСБУРГИ

 

Династия Гогенштауфенов пресеклась в 1254 году, и в Германии наступил период междуцарствия (1254—1273). Одна часть князей выбрала королем английского принца Ричарда, а другая — кастильского короля Альфонса X. Но и тот и другой были номинальными правителями и почти не появлялись в Германии. Это время для нее было самое смутное. Даже мелкие феодалы не признавали теперь над собой никакой власти, и Германия раздробилась на множество самостоятельных владений: герцогства, графства, ландграфства, епископства, баронии и вольные, или имперские, города (то есть такие, которые были зависимы не от феодалов, а от самого императора). Бароны и рыцари грабили на дорогах купеческие обозы, захватывали проезжающих, чтобы взять выкуп за их освобождение, и безнаказанно укрывались за стенами своих замков, расположенных где-нибудь на крутом холме, недалеко от судоходной реки или проезжей дороги. Справед-

ливости оыло искать не у кого: господствовало право сильного, или так называемое кулачное право. Против этого невыносимого произвола выступили два учреждения: тайные судилища и союзы городов.

Несколько благородных рыцарей и земских сановников, объединясь, давали присягу искоренять злодейство; но, не смея действовать открыто, они сходились тайно где-нибудь в лесу или в пещерах, с масками на лицах; здесь разбирали они обвинения и составляли приговор. Кто был приговорен к смерти, того уже ничто не могло спасти: рано или поздно его настигал кинжал тайного убийцы. Эти тайные судилища сначала появились в Вестфалии (под председательством архиепископа Кёльнского), а отсюда распространились потом по всей Германии, так что число членов их доходило до 100 000. Они существовали около трех столетий, но впоследствии стали злоупотреблять своей властью и часто преследовали людей по своим личным интересам.

В то же время многие города стали объединяться в союзы, чтобы за общий счет содержать военные отряды и корабли, которые бы защищали торговцев от нападений феодалов. Из таких союзов самый знаменитый был Ганзейский, в Северной Германии, основанный по примеру фландрских городов (слово «ган-за» означало: союз, складчину, артель). Во главе этого союза стали города Любек, Гамбург и Бремен. Ганзейские города скоро разбогатели и захватили в свои руки почти всю торговлю на Немецком (Северном) и Балтийском морях. Город Висби на острове Готланд был главным средоточием их торговли (наши Новгород и Псков принимали в ней деятельное участие). Ганзейский союз процветал до XVI века, пока соперники его на море, голландцы и англичане, не взяли верх. Подобные союзы были образованы также городами рейнскими и швабскими. Ганзейские купцы торговали с северными странами: Англией, Скандинавией и Русью (из которой они привозили дорогие меха). Главными предметами вывоза из Германии служили сукна, полотна, металлические изделия и серебро, добываемое в рудниках Гарца, Тюрингского леса и Рудных гор.

Смуты междуцарствия наскучили и самим германским князьям. Они решили выбрать императора опять из своей среды, но не из сильных владетелей, чтобы он не был опасен для их собственной власти. Выбор пал на графа Рудольфа Габсбургского {\11Ъ—\1^Х)\ он имел небольшие земли в Швейцарии и Эльзасе и был известен храбростью, благочестием и твердым характером. Рудольф оправдал возлагаемые на него надежды. Он оставил в покое Италию, которая стоила его предшественникам много хлопот, и всю свою энергию обратил на то, чтобы водворить мир и тишину в Германии. Он соблюдал строгий и справедливый суд, вступался за обиженных, оружием преследовал рыцарей, не желавших прекратить грабежи, и разрушил множество их разбойничьих замков. (В одной Тюрингии он казнил 29 рыцарей-хищников и разрушил 66 замков.) Самый сильный в то время из германских владетелей, богемский король Оттокар, не захотел признать над собой ленной зависимости Рудольфа и начал с ним войну, но был побежден. Тогда Рудольф отнял у Богемского дома герцогство Австрию, Штирию, Крайну и отдал их своим сыновьям, чем положил начало могуществу рода Габсбургов. Одним из его положительных качеств была замечательная бережливость. В образе жизни он соблюдал простоту и умеренность, а по одежде его иногда не могли отличить от простого воина. Наружность Рудольфа была весьма оригинальная: он был очень рослым, а голову имел слишком малого размера для такого роста и притом очень большой нос. Этот нос вызывал немало острот; но Рудольф переносил их с редким добродушием. Относительно завоевания Италии Рудольф, имея в виду опыты своих предшественников, приводил слова лисицы из басни о берлоге льва: «Я вижу следы тех, кто счастливо вошли туда, но не вижу, чтобы кто-нибудь оттуда благополучно возвратился».

Рудольф и его преемники держались той же политики, что и Капетинги во Франции: они не раздавали своих земель вассалам, а, напротив, старались как можно больше присоединить к собственным владениям. Такое стремление, однако, им не всегда удавалось. Так, сын Рудольфа, Альбрехт /(1298—1308), вызвал своими намерениями героическое восстание швейцарцев.

 

ШВЕЙЦАРСКИЙ СОЮЗ. ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ ДОМ

 

Швейцария в древности называлась Гельвецией и была населена бедным, но храбрым кельтским племенем — пастушеским народом. В средние века она входила в состав Германской империи; здесь между свободными от феодальной зависимости землями, или кантонами, были рассеяны владения герцогов и графов. Три лесных кантона, Швиц, Ури и Унтервальден, лежат в самом центре Швейцарских Альп, вокруг живописного Фирвальдштедского озера. Горцы этой области издавна сохраняли свою независимость и признавали только покровительство Габсбургов, владения которых находились по соседству, в Северной Швейцарии. Но Альбрехт I вздумал подчинить себе эти лесные кантоны; он послал туда двух фогтов, или наместников, которые начали теснить жителей поборами и строго наказывать за всякое неповиновение. Тогда горцы организовали восстание. В назначенный день десять человек от каждого кантона собрались в долине Рютли, прилегающей к озеру, и заключили клятвенный союз между тремя кантонами — общими силами возвратить себе свободу.

Народные саги, ши предания, украшают освобождение швейцарцев разными легендами. Вот одна из них.

Один из фогтов, Геслер, велел на площади городка Альторфа поставить шест и повесить на нем шляпу австрийского герцога, чтобы всякий проходящий кланялся шляпе. Молодой крестьянин, Вильгельм Телль, известный как отличный стрелок, прошел мимо, не поклонившись. Его схватили, и Геслер в наказание присудил ему стрелять в яблоко, положенное на голову сына Вильгельма. Вильгельм Телль выстрелил счастливо, но тут же признался, что если бы он попал в сына, то у него была уже заготовлена другая стрела — для Геслера. За это Геслер приказал заковать его и повез с собой в замок Кюстнах, на другую сторону Флрвальдштедского озера. Во время переправы через озеро поднялась буря; с Вильгельма Телля сняли оковы и поручили ему, как искусному кормчему, править рулем. Вильгельм улучил минуту, когда лодка приблизилась к берегу, спрыгнул на землю и скрылся в горах. Потом он подстерег Геслера на дороге между скалами и убил из лука. Это событие послужило сигналом к восстанию. В день нового, 1308 года толпа швейцарских крестьян, по обычаю, пригнала стадо разного скота и принесла домашней птицы в подарок другому фогту (Лан-денбергу). Им позволили войти с этим стадом во двор замка. Но тут крестьяне неожиданно выхватили из-за пазухи железные наконечники, надели на свои заостренные палки, одолели стражу и прогнали фогта со своей земли.

Альбрехт ] готовился жестоко отомстить швейцарцам за восстание, но сам был убит племянником (Иоанном Швабским, по прозвищу Паррицпда, то есть отцеубийца), которому не хотел отдать его отцовских владений. Однако сыновья Альбрехта не оставили притязаний на Швейцарию. Несколько лет спустя сильное австрийское войско явилось сюда, чтобы наказать непокорных горцев. Но те встретили его в узкой долине при Моргартенс. Часть взобралась на вершины гор и начала скатывать оттуда камни, которые привели рыцарей в замешательство; а остальные, вооруженные по большей части одними алебардами, бросились на неприятелей и разбили их наголову (1315). После того и другие кантоны (Люцерн, Цюрих, Берн) мало-помалу присоединились клееным кантонам, и таким образом образовалось новое государство, известное под названием Швейцарского союза, в котором утвердилось республиканское устройство.

Швейцарцам пришлось еше долго отстаивать свою свободу от притязаний Габсбургов. Самая знаменитая победа их была одержана при Семпахе. Здесь горсть швейцарцев вступила в битву с герцогом Австрийским Леопольдом, который привел блестящее рыцарское ополчение. Плохо вооруженные горцы никак не могли прорвать плотного строя рыцарей, защищенных крепкими панцирями и целым лесом копий. Тогда один крестьянин, Арнольд Винксльфид, схватил концы нескольких неприятельских копий, вонзил их себе в грудь и вместе с ними упал на землю. Этим он расстроил передний ряд неприятелей; товарищи его воспользовались удобной минутой, ворвались в середину австрийцев и нанесли им сокрушительное поражение. Сам герцог Леопольд погиб в этой битве (1386). Спустя девяносто лет швейцарцы одолели сильного бургундского герцога — Карла Смелого и тем окончательно упрочили за собой славу непобедимых воинов; так что соседние государи, французские и итальянские, нанимшш в свои войска по преимуществу швейцарцев и окружали себя швейцарской стражей.

После Альбрехта I немецкие князья несколько раз избирали императоров не из Габсбургов, а из других фамилий, особенно часто из Люксембургского дома. Генрих, граф Люксембургский, занимал императорский престол под именем Генриха VII(-1308—1313). Он воспользовался пресечением мужского потомства династии Пшемысловичей в Богемии и добыл их корону своему сыну Иоанну, женатому на чешской принцессе. (Это тот самый Иоанн, король Богемский, который впоследствии ослеп и пал в битве при Креси.) Генрих VII возобновил походы немецких императоров в Ит&1ию; партия гибеллинов встретила его там с восторгом; великий флорентийский поэт Данте прославлял его в своих стихах. Но вскоре после своего коронования в Риме Генрих скончался, ведя упорную борьбу с папской партией, гвельфами (прошел даже слух, будто враги поднесли ему яд вместе со святым причастием). После некоторого перерыва — царствования Людовика Баварского — на императорский престол был призван опять

Люксембургский дом, внук Генриха VII, Кар.? 7^(1347—1378), сын короля Иоанна Богемского. Карл много сил отдавал заботам о благосостоянии и просвещении собственного королевства, Богемии, и основал в столице Праге первый германский университет. Чтобы оградить избрание германских императоров от случайностей и замешательств, Карл IV издал закон, определявший порядок выборов. С тех пор императора выбирали не все немецкие князья, а только семь главных, которые и получили название курфюрстов, то есть избирателей, четыре светских владетеля: король Богемский, пфальцграф Рейнский, герцог Саксонский, маркграф Бранденбургскпй, и три архиепископа: Майнцский, Кёльнский и Трир-ский; избрание должно было происходить во Франкфурте-на-Майне, а коронование в Ахене. Этот закон Карла IV известен под названием Золотой буллы, так как к грамоте привешена была на шнурах золотая печать. Золотой буллой курфюрсты признавались почти самостоятельными государями, в ущерб императорской власти.

Карлу IV наследовал его сын Бенцеслав, или Венцель (1378—1400); его время ознаменовалось сильными междоусобиями и беспорядками; особенно примечательна война Швабского городского союза с рыцарством в Юго-Западной Германии. Князья наконец объявили Венцеля лишенным императорских прав и выбрали на его место Рупрехта Пфальцского (1400—-1410). После его смерти преемником ему был избран младший брат Венцеслава — Сигизмунд.

Царствование младшего сына Карла IV, императора Сигизмунда(1410—1437), ознаменовано Великим расколом в Католической церкви и Гуситским движением.

Поводом к расколу послужила борьба за национальное первенство в делах Церкви. Пребывание папского престола в Авиньоне ставило в исключительное положение французов. Папа Григорий XI, по просьбе римлян, переехал обратно в Рим (1377). Преемник его также поселился в Риме, но враждебные ему кардиналы, принадлежавшие к французской партии, избрали другого папу и удалились с ним в Авиньон. Одни народы признавали власть авиньонского папы, другие — римского, христианский Запад разделился надвое. Чтобы исправить происшедшее отсюда замешательство, собрался духовный собор в Пизе (1409), который избрал нового папу (Иоанна XXIII), а двух прежних объявил отрешенными. Но они не хотели лишаться своего сана; таким образом вместо одного стало три папы, которые обличали друг друга в тяжких грехах и предавали проклятию. Этот раскол подрывал уважение к Церкви вообще, авторитет папской власти в Европе стал заметно падать. Все чаще появлялись люди, которые открыто проповедовали несправедливость папских притязаний на непогрешимость.

 

ГУСИТЫ. КОНСТАНЦСКИЙ СОБОР

 

Из таких проповедников в то время самый большой успех приходился на долю Яна Гуса (родом из чешского городка Гусинец). Он был профессором богословия, ректором Пражского университета и отличался истинной ученостью и христианской кротостью. Гус, знакомый с учением Джона Биклифа, обличал в своих проповедях папские злоупотребления и недостойную жизнь католического духовенства; кроме того, он требовал, чтобы миряне по примеру древних христиан наравне с духовенством причащались не только Тела Христова, но и Крови Его — вина (то есть совершали причастие «под обоими видами*), и чтобы богослужение совершат ось не на латинском языке, которого простой народ не понимал, а на языке страны. В Пражском университете сторону Гуса приняли преимущественно профессора и студенты — чехи. Немцы же были возмущены выступлениями Гуса. К богословским распрям присоединилась национальная вражда:  до 5 000 немецких студентов и многие препоцаватели немцы покинули Пражский университет (1409); их уход способствовал основанию нескольких немецких университетов в других городах.

В начале своего царствования король Веннель выдал сестру Анну за английского короля Ричарда II; этим были положены сношения Богемии с Англией; некоторые молодые чехи в Оксфордском университете познакомились с учением Виклифа и принесли его сочинения в Богемию. К числу таких молодых люден относился и Иероним Пражский, друг и ревностный поборник идей Яна Гуса. Заметим, что Ян Гус был духовником королевы Софьи, супруги Венцеля, и пользовался ее покровительством. Ему благоприятствовал и сам Венцель, таивший негодование против немцев, низложивших его с трона германских императоров. Было правило, что при совещаниях в Пражском университете профессора-иностранцы имели три голоса, а чехи — один. По просьбе Гуса и его товарищей Венцель изменил это положение на противоположное, чехи получили три голоса, а иностранцы раздраженные немцы и покинули Пражский университет.

Чтобы прекратить соблазн беспорядков в Католической церкви, по желанию императора Сигизмунда, папа Иоанн XXIII собрал собор в Констанце (или Ко-стнице), на берету Боденского озера. Сюда из всех католических стран съехалось множество духовных и светских сановников, ученых, богословов, рыцарей и депутатов от городов. Такого величественного и блистательного собрания никогда не видела Западная Европа; полагают, что число участников собора доходило до 150 000 человек. Констанцский собор продолжался четыре года (1414—1418). Он положил конец Великому расколу католиков, отрешив всех трех пап от верховной власти, и выбрал нового папу.

Иоанн XXIII (известный своей порочной жизнью) бежал из Констанца, переодетый в платье конюха, и объявил свое отрешение недействительным, но собор провозгласил себя высшей властью и продолжал свои совещания. Голоса на соборе подавались не поголовно, а по четырем главным нациям (итальянская, немецкая, французская и английская, впоследствии прибавилась пятая — испанская). Собор перешел к обсуждению наиболее важных злоупотреблений, возникших в Католической церкви, но тут возмутилась многочисленная партия удьтрамонтанов (приверженцев папства, преимущественно итальянцев) и потребовала прежде, чем решать вопросы о злоупотреблениях, выбрать нового папу. Мнение этой партии одержало верх: новый папа был избран из знатной римской фамилии Колонна и принял имя Мартина V. Он искусно использовал национальные несогласия, разделил нации, заключив с их государями особые договора (конкордаты), и собор, руководимый им, вместо коренных преобразований в католическом мире ограничился только отменой некоторых злоупотреблений. Еще до отрешения Иоанна XXIII собор осудил «гуситскую ересь».

Ян Гус был призван в Констанц. Император Карл IV дал ему охранную грамоту, в которой ручался за его безопасность. Но собор объявил, что охранная грамота недействительна, потому что дана еретику. Гус перед лицом всего собора твердо отстаивал свое мнение. Духовные судьи приговорили всенародно предать огню сочинения Гуса, а потом и его самого осудили на такую же казнь. Гуса привели в собрание, сняли с него одежду священника, надели на голову (1419) отказались признать его брата, императора Сигизмунда I, преемником на чешском престоле. Предводителем гуситов стал смелый рыцарь Ян Жижка из Троцнова. Напрасно Сигизмунд пытался силой оружия усмирить чехов и водил на них немецкие войска, а папа проповедовал против них крестовые походы:

Жижка оказался искусным полководцем, а чехи были воодушевлены ненавистью

к врагам своей религиозной и политической независимости. Против их храбрости

не могли устоять рыцарские ополчения, они несколько раз были разбиты наголову

и с позором бежали перед толпой ремесленников и крестьян, вооруженных

дубинами, цепами, пожарными крюками и тому подобным. Жижка обошел

всю Богемию, без пощады истребляя католических монахов, католические

монастыри, церкви и даже разрушая целые города за преданность католичеству,

это время он потерял свой последний глаз, но и слепой продолжал оставаться

непобедимым. (Особенно замечательно поражение императора Сигизмунда I

под Дейч Бродом в 1422 году.) Грозный старый воин умер в походе. После него

некоторое время гуситы счастливо продолжали войну; среди их вождей особенно

отличались Прокоп Большой, или Голый (он был прежде монах и имел

выстриженную макушку), и Прокоп Малый. Под начальством Прокопов чехи

бумажный колпак с изображением трех чертей и с надписью «Ересиарх», объявляя тем самым, что предают его душу дьяволу. «А я предаю ее Господу моему Иисусу Христу», — сказал ОСУЖДЕННЫЙ; Затем он был отдан в руки светской власти для исполнения приговора. Его возвели на костер, устроенный за городом, привязали к столбу и обложили дровами и соломой по самую шею. Гус мужественно встретил смерть и с улыбкой смотрел на происходившее тут же сожжение его сочинений. Заметив старуху, которая из религиозного усердия волочила вязанку дров для костра, он воскликнул: «О sancta simplicitas!»* — и пел священные псалмы на чешском языке, пока дым костра не задушил его; пепел Гуса был брошен в Рейн (1415). Также мужественно погиб на костре друг и последователь Гуса, чешский рыцарь Иероним Пражский.

Известие о смерти Гуса взволновало его многочисленных последователей в Чехии. К этому присоединилась и давняя вражда чехов к немцам, стремившимся подчинить их своему влиянию и всеми силами онемечить. Чехи потребовали причащения под обоими видами и после смерти своего короля Венцеля

совершили несколько опустошительных вторжений в соседние немецкие области. Но их воодушевление со временем стало слабеть; в самой среде гуситов происходили несогласия и распри. Этим воспользовался император Сихизмунд, он привлек на свою сторону умеренную часть гуситов—:чашников» (к которой принадлежали дворянство и жители Праги) и смирил партию крайних — «таборитов» (от названия построенного ими города Фавора; гуситы любили библейские названия). По договору, заключенному с гуситами, за ними были оставлены причастие под обоими видами (sub utra que, откуда название их «утраквисты») и проповедь на чешском языке (1433). «Табориты>-, не хотевшие признать этого договора, потерпели от дворянской армии поражение у Липан, где пали оба Прокопа. Тогда Сигизмунду Т удалось наконец восстановить спокойствие в Богемии.

Партия крайних гуситов, или «табориты», отделилась от умеренных «чашников», или «каликстинов», и составила потом особую секту, известную под названием «Чешских и моравских братьев»; они отвергали почитание святых и церковную иерархию и стремились образовать общины в духе первых веков христианства.

 

ФРИДРИХ III И МАКСИМИЛИАН I

 

Со смертью императора Сигизмунда I прекратилась Люксембургская линия императоров Священной Римской империи; престол германский опять перешел к Габсбургам — Альбрехту //Австрийскому и с тех пор уже неизменно оставался за этой фамилией. Альбрехт II наследовал также короны Чехии и Венгрии. Преемником ему был его племянник Фридрих ///(1440—1493).

Одним из примечательных событий его царствования был Базельский собор, созванный еще Сигизмундом I (1431) для решения «гуситского вопроса» и для тех церковных преобразований, которые были намечены на Констанцском соборе. Базельский собор еще сильнее обличил злоупотребления папской власти, в том числе и вмешательство пап во все назначения на духовные должности и против анната, или постоянного налога на духовенство, взимавшегося с рукоположения. Папа Евгений IV воспользовался прибытием в Италию византийского императора (хлопотавшего о помощи против турок) и повелел перенести собор во Флоренцию. Но многие члены собора остались в Базеле и постановили отрешить Евгения от папского престола: князья немецкие приняли сторону собора. Так как новый император Фридрих III не поддержал князей, то Евгений с помощью золота и искусных переговоров разъединил своих противников и добился изменения базельских постановлений; в этом деле большую помощь оказал ему секретарь императора, умный, ловкий итальянец Энеа Сильвио Пик-коломини (один из лучших писателей своего времени; впоследствии папа Пий II). В силу нового конкордата, заключенного между папой и императором, злоупотребления и поборы в пользу пап остались почти без изменений, и Базельскому собору пришлось разойтись после восемнадцатилетней бесплодной работы (1449).

Фридрих III больше всего любил спокойную семейную жизнь и по своему апатичному характеру допускал любые беспорядки и междоусобия в империи. Чехи и венгры от него отпали; он также равнодушно смотрел на завоевание Византии турками.

Послы Василия III — участники имперского сейма 1518 г. у Максимилиана . Вена. Австрийская национальная библиотека

Спокойствие в Германии было в некоторой мере восстановлено сыном Фридриха, Максимилианом /(1493— 1519), государем деятельным и предприимчивым. По характеру император Максимилиан представлял совершенную противоположность своему отцу: насколько тот был неподвижен и апатичен — настолько этот жив, впечатлителен и отважен; изучение иностранных языков, истории, гимнастические упражнения и охота были его любимыми занятиями- Его по справедливости называют «последним рыцарем» (на троне); он, как рассказывают хроники, оставался победителем на всех турнирах, в которых принимал участие; никто не был смелее его на охоте в Тирольских Альпах. Благодаря брачным союзам, ему удалось сделать важные прибавления к наследственным владениям Габсбургов; сам он женился на

Марии Бургундской, дочери Карла Смелого, и получил с ее рукой Нидерландские области ее отца; сына своего, Филиппа Красивого, он женил на Иоанне, единственной наследнице Арагона и Кастилии. Удачные браки как нельзя более способствовали разрастанию Австрии. Отсюда произошло известное изречение: "Bella gerant alii, tu, felix Austria, iiube». (Пусть другие ведут войны, а ты, счастливая Австрия, заключай браки.) Но в многочисленных своих военных предприятиях Максимилиан I, при всех присущих ему талантах, не всегда был счастлив: он не отличался ни настойчивостью, ни бережливостью и страдал от постоянного недостатка денег на наем и содержание армии; немецкие князья по б-бльшей части не оказывали ему никакой помощи. Для управления самой Германией Максимилиан I учредил Рейхскаммергеримп, или Верховный имперский суд, где должны были решаться взаимные распри немецких областей. При этом он разделил всю империю на десять судебных округов (Австрийский, Баварский, Швабский, Франконскнй, Верхнерейнский, Нижнерейнский, Вестфальский, Верхнесаксонскпй, Нижнесаксонский и Бургундский); в каждом округе собирались свои земские сеймы, которые должны были помогать правосудию и приводить в исполнение решение имперского, или главного, сейма. Целью этих учреждений было водворение в Германии внутреннего мира, который часто нарушался своеволием и междоусобиями феодальных владельцев.

 

БРАНДЕНБУРГ. ВЕНГРИЯ

  

Из крупных феодальных владений в Германии первое место по своему последующему значению в ее жизни занимает саксонское маркграфство Бранден-бург, основанное в X веке на северо-восточных границах империи, в нижнем течении Эльбы, в стране славян-венедов. В XI веке это маркграфство было отдано императором Конрадом III Гогенштауфеном храброму графу ангальтскому Aibopexmy Медведю. Альбрехт расширил его удачными войнами против венедов, привлек в него фландрских и голландских поселенцев, сделал своей столицей Бранденбург (славянский Бранибор на реке Гавел) и положил начало Берлину. Ряд даровитых и деятельных преемников Альбрехта продолжили его дело; они значительно усилили свое маркграфство и распространили его владение на восток, за реку Одер (на которой построили город Франкфурт). В XIV веке пресеклось потомство Альбрехта Медведя (1320). Для Бранденбурга наступили времена смут, продолжавшиеся около столетия: маркграфство переходило в разные руки, то к баварскому дому Виттельсбахов, то к императорской фамилии Люксембургов; внутри его свирепствовали грабежи и междоусобия мелких владельцев; а соседи отобрали некоторые завоеванные у них земли. Наконец император Сигизмунд I пожаловал это маркграфство своему приверженцу Фридриху Гогенцоллерну (владетелю франконских графств Байрейт и Аншпах) в наследственный лен, со званием курфюрста (1415). Фридрих, утвердивший столицу в Берлине, справедливыми и строгими мерами укротил непокорное бранденбург-ское дворянство и восстановил спокойствие в своем курфюршестве. Он стал родоначальником прусской династии Гогенцо.ыернов.

Из других владений следует назвать: 1) Баварию. Это герцогство Фридрих Барбаросса отнял у рода Вельфов и передал преданному ему Оттону фон Вит-тельсбаху. 2) Пфальц, или Палатинат (теперь Баден). Фридрих II пожаловал его принцу из баварского дома Виттельсбахов. 3) Саксонию. В XV веке император Сигизмунд передал Саксонское курфюршество Вигтенскому дому, который владел маркграфством Мейсенским. (Это маркграфство основано на восточном берегу Эльбы в земле лужицких славян.) 4) За родом Вельфов остались Брауншвейг и Люнеоург. (Из этой фамилии впоследствии произошли курфюрсты ганноверские и царствующий в Англии дом.) 5) Тюрингию. Во второй половине XIII века это ландграфство раздробилось: восточные области достались маркграфам Мейсенским, а владетели западной части Тюрингии принимают титул ландграфов Гессенских. 6) Вюртемберг. Граф вюртембергский Эбергард Бородатый получил от императора Максимилиана I титул герцога. 7) Австрию. Австрийская (то есть восточная) марка образовалась на Среднем Дунае в славянской земле для защиты Германской империи сначала от аваров, потом от венгров. В конце X века маркграфство Австрийское отдано роду Бабенбергов; от Фридриха Барбароссы Бабенберги получили герцогский титул. Один из них, герцог Леопольд VI, известный участием в третьем крестовом походе и пленением Ричарда Львиное Сердце, присоединил к своим владениям Штирийскую марку (Штей-ермарк). В середине XIII века пресекся дом Бабенбергов. Тогда австрийские земли достались богемскому королю Оттокару II, а после его смерти перешли во владение Габсбургов.

В Венгрии царствовала династия Арнадов, объединившая под своей властью венгерские племена. После поражений, нанесенных Генрихом Птицеловом и Отгоном I Великим, венгры оставили набеги и обратились к оседлой жизни, к занятиям земледелием и скотоводством на равнинах Паннонии. Христианство пришло к ним из Византии, по восточному обряду. Но в царствование Стефана Святого (997—1038) здесь утвердилось католичество. Стефан получил от папы королевскую корону и создал в своем государстве 10 епископств, а земли разделил на 72 комитата, или графства, которые заменили прежнее деление на роды. Место прежних народных сходок заняли сеймы, состоявшие из духовных и светских вельмож, или магнатов. После Стефана государство долгое время страдало от частных мятежей и междоусобиц, поднимаемых претендентами на престол; магнаты привыкли распоряжаться троном и вообще присвоили себе широкие права и привилегии.

В начале XIV века прекратилась династия Арпадов. Венгры возвели на престол неаполитанского принца из Анжуйского дома. Этой династии принадлежит и славное царствование Людовика I Великого (1341—1382). Он присоединил к своему государству Трансильвакию с Валахией и Кроацию с Далмацией. Поляки (после прекращения рода Пястов) выбрали его также своим королем. Таким образом, его держава выходила к берегам Черного, Адриатического и Балтийского морей. После него остались только дочери; старшая из них, Мария, была объявлена королевой венгерской, а младшая, Ядвига, польской. Короной Венгрии завладел супруг Марии Сигизмунд, впоследствии избранный германским императором. Царствование его было одно из самых бурных; он должен был бороться с непокорными магнатами и с могущественным внешним врагом — появившимися на Балканском полуострове турками-османами. (Валахия и Далмаиия были утрачены.)

После смерти императора Сигизмунда I венгерский трон опять переходил из рук в руки. Наконец на престол был возведен один из венгерских вельмож — Матвей Корвин (145&—1490)**. Это был третий из замечательных королей Венгрии (после Стефана Святого и Людовика Великого). Венгерское государство достигло при нем высшей степени могущества и блеска. Побуждаемый папой восстановить католичество в Чехии, Матвеи Корвин пытался завладеть чешской короной. Встретив противодействие со стороны императора Фридриха III, он начал с ним войну, завоевал почти всю Австрию и взял саму Вену, где и скончался. Матвей Корвин оставил о себе память как о просвещенном государе, им были призваны из Италии многие ученые и художники, он основал в Будине (Офен) университет и великолепную библиотеку. На его законодательные труды и попечения о правосудии указывает народная мадьярская поговорка: «После Матвея нет больше справедливости». Основную массу населения Венгерского королевства составляли славянские народности: словаки, карпаторусы, хорваты, сербы и прочие; в Трансильвании обитали румыны, или валахи, происшедшие из смешения римских колонистов с древнейшими обитателями Дакии, тем не менее венгры, или мадьяры, стали здесь господствующим народом.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100