Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

VII. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

 

 

1096-1291

 

Святая зелия ы первый поход. Петр Пустынник. Клермонский собор. Его главные вожди И Алексей Комнин. Трудности. Взятие Иерусалима. Иерусалимское королевство. Второй поход. Духовно-рыцарские ордена. Си. Бернар. Третий поход и Ричард Львиное Сердце. Плен Ричарда. Судьба Комнинов. Четвертый поход и Латинская империя. Монголы.  Походы Людовика IX.     Конец и последствия крестовых походов. Альбигойцы. пруссы и судьба храмовников

 

 

СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И ПЕРВЫЙ ПОХОД

 

Палестина, в которой проповедовал и страдал Спаситель мира, была священной землей в глазах христиан. Мать Константина Великого, благочестивая Елена, посетила Иерусалим, отыскала Крест, на котором был распят Христос, и построила церковь над пещерой, где Он был погребен. С тех пор вошло в обычай путешествовать в Палестину на поклонение Гробу Господню. Когда арабы завладели Иудеей, они не препятствовали этим путешествиям, и число христианских пилигримов из Европы возрастало с каждым годом. Народы западноевропейские отличались тогда большой набожностью, И пилигримы надеялись многотрудными странствиями ко Гробу Господню заслужить себе отпущение грехов. Но в XI столетии Малая Азия, Сирия и Палестина подпали под власть новых мусульманских завоевателей, турок-сельджуков. Турки начали притеснять сирийских христиан и европейских пилигримов, мучили их, брали большие деньги за разрешение поклониться Гробу Господню и ругались над христианской святыней. Рассказы и жалобы возвращавшихся богомольцев вызвали в Западной Европе негодование против неверных.

Один из таких пилигримов, пустынник Петр Амьенский, явился в Рим к папе Урбану Л и сообщил ему о своем намерении начать войну с неверными, чтобы освободить от них Святую землю. Папы и прежде думали об этой войне; византийские императоры также звали западных государей на помощь против магометан. Поэтому Урбан II одобрил намерение Петра Пустынника. Тогда этот необычный человек, одетый в рубище, подпоясанный веревкой и босой. сидя на осле, с распятием в руке объехал Италию и Южную Францию. Везде, где только он находил толпу: на дорогах, улицах, площадях и в церквах, — он живописал бедственное положение христиан на Востоке и поругание Святой земли. Везде слушатели проникались его речами и готовы были идти на освобождение Гроба Господня. Вслед за тем папа Урбан созвал собор в Клермоне (в Южной Франции). Этот собор оыл созван в Южной Франции, во-первых, потому, что Урбан II сам был родом француз, также как и Петр Пустынник, а во-вторых, потому, что мысль о борьбе с неверными находила у французов больше сочувствия, чем у других народов. Урбан II попытался сначала созвать собор в Пьяченце, но итальянцы отнеслись к его воззванию довольно холодно; а в Германии императорский престол занимал тогда Генрих IV. Нет сомнения, что папство явилось главным зачинателем и руководителем этого движения Европы на Восток, известного как крестовые походы. Что касается Петра Пустынника, то рассказы о его видениях, о проповеди и вообще о той роли, которую он играл при подготовке первого похода, — эти рассказы преувеличены и несут в себе элементы легенды.

В Клермон стеклось столько духовенства, рыцарей и простого народа, что собрание не могло вместиться ни в одно здание и происходило под открытым небом на равнине, посреди которой было устроено возвышение для папы. Папа произнес сильную ггчь, в которой призывал христиан к великому подвигу освобождения Гроба Господня. Собрание с во-сторгом воскликнув: «Так хочет Бог!» — вскинуло руки в знак согласия и тем самым решило поход (1095). Духовные и миряне спешили нашить на свою одежду красные кресты — отличительный знак людей, шедших на борьбу с неверными. Оттого и походы их известны под названием крестовых. Воодушевление было так велико, что некоторые выжигали крест на своем теле.

Всем участникам похода было объявлено заранее отпущение грехов. Рыцари мечтали о славе и буд\щих завоеваниях в богатых мусульманских землях, они продавали свои наследственные замки, чтобы вооружить

и приготовить к походу сильные отряды. Крестьяне, угнетаемые феодальными владельцами, охотно шли в ряды крестоносного ополчения, потому что в таком случае они освобождались от крепостной зависимости и становились вольными людьми. В мае 1096 года выступили в поход толпы простого народа, так называемый поход бедноты, числом до 100 000 человек, под предводительством Петра Пустынника и французского рыцаря Вальтера, прозванного за бедность Голяком. Но эти первые крестоносцы отправились по Германии и Венгрии без денег, без запасов и в совершенном беспорядке. Женщины, старики и дети следовали за своими мужьями и сыновьями и при всяком показавшемся вдали городе или замке спрашивали: «Не это ли Иерусалим?» Дорогой они избивали евреев и грабили села, чтобы достать себе съестные припасы, поэтому часть их была истреблена венграми, остальные погибли в Азии.

Настоящее крестовое ополчение поднялось спустя несколько месяцев под предводительством знаменитейших рыцарей Италии и Франции. Среди них первое место по своим доблестям и отличной экипировке войска занимал Готфрид Буль-онский, герцог Нижней Лотарингии. Из Северной Франции выступили: герцог нормандский Роберт (сын Вильгельма Завоевателя), граф Гуго Вермандуа, брат французского короля (Филиппа I), граф Этъенн Блуа, у которого было «столько крепких замков, сколько дней в году». Из Южной Франции крестоносцы отправились под предводительством графа Роимунда Тулузского и епископа Аде-мара, которого папа назначил своим наместником и легатом при войске. Из Южной Италии отплыли нормандские владетельные князья Боэмунд Тарент-ский (сын Роберта Гвискара) и его родственник Танкред, который считался после Готфрида Бульонского самым совершенным рыцарем.

В первом крестовом походе не принимал участия ни один король. Во Франции тогда правил один из Капетингов, Филипп I, государь непредприимчивый и притом находившийся в ссоре с папой. А в Германии был императором Генрих IV, тот самый, известный продолжительной борьбой с папской властью и покаянием в Каноссе.

Разными дорогами крестоносцы прибыли в Константинополь, который назначен был местом сбора, византийский император Алексей Комнин обещал деятельную помощь в их предприятии. Но он был устрашен многочисленностью собравшихся ополчений и опасался, что вместо Азии крестоносцы обратят свое оружие на его собственную империю. Действительно, некоторые рыцари, пораженные восточной роскошью жизни греков и богатствами Византии, выразили сильное желание завладеть этой империей, но их удержал благочестивый Готфрид Бульонский. Он даже согласился признать императора Алексея

Комнина верховным ленным государем тех земель, которые лично он завоюет в Азии; его примеру последовали и другие вожди крестоносцев. Они исполнили обряд ленной присяги. Во время этого обряда Алексей Комнин сидел на троне, а крестоносцы должны были стоять. Один из них, барон, взошел на ступени трона и сел подле императора; тот ничего не сказал, но другие рыцари заметили барону неприличие его поступка. «Зачем же этот мужик сидит, когда столько храбрых воинов перед ним стоят?- — возразил барон. Император велел переводчику объяснить себе эти слова и потом спросил гордого рыцаря, кто он такой. «Я франк, — отвечал тот, — и из знатного рода. На моей родине, на распутье трех дорог, есть старая церковь; кто хочет биться на поединке, молится в этой церкви и там ждет себе противника. Я много ждал, но никто не осмелился принять мой вызов*. После этих слов Алексей Комнин успокоился только тогда, когда последний из крестоносцев переплыл на азиатский берег Босфора.

В Малой Азии первый город, сдавшийся христианам, была Никея. Крестоносцы направились далее. Зной, холод и жажда изнуряли и губили воинов на пути по обширным пустынным пространствам; они постоянно должны были иметь на себе железные латы, шлем, щит и быть в готовности к бою, потому что легкая турецкая конница беспрерывно тревожила их внезапными нападениями. К трудностям похода присоединились несогласия и распри руководителей; никто не хотел подчиняться, каждый заботился только о себе. Ополчение постоянно уменьшалось, потому что многие крестоносцы погибали или отставали, рассеивались по завоеванным городам. Так брат Готфрида Бульонского, Балду-ин, сделался князем города Эдессы на Евфрате.

Важнейшим из завоеванных городов была Антиохия, прежняя столица Сирии. Ее отдали во владение Боэмунду Тарентскому, который больше всех способствовал ее покорению. Но здесь крестоносцы едва не были истреблены турецким султаном Карбогой, который с огромным войском осадил Антиохию. Некто священник Петр объявил, что апостол Андрей являлся ему и приказал отыскать копье, которым было прободено ребро Спасителя. В одной старой церкви начали рыть землю, и священник действительно вынес из ямы старое копье. Подлинность копья осталась недоказанной, но войско поверило чуду и было так воодушевлено этим событием, что наголову разбило Карбогу. Так как многие крестоносцы стали потом сомневаться в подлинности копья, то священник Петр предложил подвергнуть себя Суду Божию, а именно: испытанию огнем. Сложили два больших костра, оставив между ними промежуток в один фут ширины, и зажгли их в присутствии крестоносного ополчения. Когда огонь сильно разгорелся, то священник, одетый в короткую рясу, со Святым копьем в руках, медленным шагом прошел между пылающими кострами. Видя его вышедшим из пламени, крестоносцы пришли в восторг; толпа изуверов бросилась к нему, повалила на землю и начала рвать в клочки его одежду на талисманы. Спустя несколько дней он умер от ожогов и нанесенных ему ран.

Только по прошествии трех лет от начала похода крестоносцы достигли Иерусалима и при виде этого священного города пришли в неописуемый восторг. Но из 100 000 всадников и 300 000 пехотинцев, переправившихся в Азию (а с женщинами и пилигримами число доходило до 600 000), цели достигли только 25 000. Иерусалим перед тем перешел в руки египетского султана; он был хорошо укреплен и имел гарнизон почти вдвое многочисленнее христианского войска. Осада началась не совсем удачно, однако мужество и воодушевление крестоносцев превозмогли, и город был взят приступом. Тут, разгоряченные сопротивлением осажденных на улицах и в мечетях, крестоносцы отличились чрезвычайной свирепостью и без пощады избили почти всех магометан и евреев, так что кони рыцарей ходили по колено в крови. На третий день крестоносцы сложили с себя облитые кровью доспехи, облеклись в белые одежды и, босые, в торжественной процессии, отправились к Святому Гробу. Здесь встретило их духовенство с крестами и христианские жители Иерусалима, освобожденные теперь от ига неверных. Все с жаром молились и плакали от умиления.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100