Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

ГОГЕНШТАУФЕНЫ И ВЕЛЬФЫ

 

 

Со смертью Генриха К(1125) прекратилась Франконская династия. Спустя двенадцать лет на германский престол была возведена фамилия швабских герцогов Гогенштауфенов, названная так по имени одного из их замков в Швабии. Первый император из этой фамилии, Конрад ///, должен был начать борьбу с сильным соперником, Генрихом Гордым, который, овладев двумя герцогствами, Саксонией и Баварией, сам хотел взойти на германский престол. Почти вся Германия разделилась на две партии: Баварскую и Швабскую, или Вельфов и Штауфенов. (Баварские герцоги были из фамилии Вельфов.) Перевес был на стороне Конрада III, и он отнял Баварию у своего противника.

Гогенштауфены имели самое возвышенное представление об императорской власти и не только не хотели уступать папам, а, напротив, стремились подчинить их снова себе. Поэтому папы приняли сторону Вельфов и объединились потом с итальянскими городами, которые желали избавиться от немецкого ига. Таким образом и в Италии образовались две большие партии: приверженцы пап и итальянской независимости, по примеру Баварской партии, назвались гвельфами, а приверженцы императоров гибеллинами.

Конраду III наследовал его племянник Фридрих I Барбаросса (Рыжебородый, 1152—1190). После Карла Великого это был самый легендарный из германских императоров. При среднем росте он имел приятную и вместе сановитую наружность, очень крепкое сложение, проницательный взгляд, светлые, несколько кудрявые волосы и длинную рыжеватую бороду (от которой получил свое прозвище).

В начале своего царствования Фридрих примирился с Вельфами и возвратил Баварию Генриху Льву (сыну Генриха Гордого). Вслед за тем он вступил в упорную борьбу с ломбардскими городами. Эти города разбогатели благодаря торговле, освободились от власти императорских вассалов, герцогов и графов, и теперь задумали уничтожить зависимость от императоров. Германские междоусобия и особенно борьба императоров с папами помогли их намерениям; города Ломбардии превратились в маленькие республики, стали управляться своими выборными сановниками, завели собственные войска, построили крепости и учредили между собой союзы. Самым сильным из них был Милан, который и стал во главе союза против императора.

Фридрих Барбаросса предпринял в Италию несколько походов. Сначала он победил миланцев; после долгой осады он голодом принудил их к сдаче города и казнил без пощады; великолепный Милан был предан разрушению, и кар-рочио его была разбита (так называлась колесница, в которой возили на длинном древке образ св. Амвросия, патрона города Милана). Но эта жестокость еще больше настраивала итальянцев против императора. С ломбардскими городами объединился папа Александр III и предал Фридриха проклятию. (В честь этого ломбардцы построили город Александрию.) Милан успел подняться из развалин и опять стал во главе Ломбардского союза (Верона, Падуя, Кремона, Модема, Парма и прочие).

Фридрих предпринял новый поход, но на этот раз счастье его оставило. Видя малочисленность своего войска, император потребовал подкрепления от немецких вассалов. Но тут он получил известие, что Генрих Лев, до сих пор бывший верным его союзником, теперь под разными предлогами отказывается прийти на помощь. Император пригласил Генриха на свидание и горячо просил его не упорствовать в своем отказе; он даже бросился на колени пред своим вассалом. Но Генрих Лев остался непреклонен. Тогда императрица сказала мужу: «Встань, государь; Бог поможет тебе, и ты некогда вспомнишь об этом дне и этом высокомерии». Фридрих и Генрих расстались врагами. Несмотря на превосходящие силы ломбардцев, император дал им решительную битву при городке Леньяно (1176). Немецкие рыцари стремительно бросились на итальянцев, прорвали их передние ряды и уже достигли миланской каррочио. Но тут встретил их отборный миланский отряд, названный Дружиной смерти, потому что воины его поклялись победить или умереть. Немцы были разбиты наголову; сам Фридрих сбит с коня и пропадал несколько дней. После этого им был заключен мир с ломбардцами и Александром III, и при свидании в Венеции он почтительно поцеловал ногу у папы. Зато Генрих Лев понес тяжкое наказание; он был лишен обоих герцогств, Саксонии и Баварии, и осужден императором на трехлетнее изгнание из Германии.

Генрих Лев примечателен еще и тем, что был неутомимым врагом прибалтийских славян, покорил значительную часть их земель (в Мекленбурге и Померании), построил здесь крепкие замки и поселил выходцев из Голландии и Северной Германии; таким образом он положил прочное начало онемечиванию юга Прибалтийского края.

Престарелый Фридрих Барбаросса закончил свое долгое царствование благочестивым подвигом крестового похода, участвуя в освобождении Иерусалима от магометан. Но из этого похода он не возвратился. Войско крестоносцев переправлялось через реку в Малой Азии и медленно двигалось по узкому мосту; нетерпеливый император в доспехах на коне бросился в воду, чтобы вплавь достигнуть другого берега. Но усталый конь не смог справиться с быстрым течением и пошел ко дну; рыцари поспешили на помощь, но вынесли на берег уже труп Барбароссы (1190). В Германии народ долго не хотел верить в смерть любимого императора. Впоследствии сложилось предание, что Барбаросса не умер, а спит в одном из тюрингских замков, облокотясь на каменный стол, вокруг которого обвилась его борода, и когда придет час, он встанет, и тогда возобновятся славные времена Германской империи.

Сын Барбароссы Генрих ^ознаменовал свое короткое царствование (1190— 1197) тем, что к собственным владениям Гогенштауфенов присоединил еще Неаполитанское королевство. Дом нормандских завоевателей прекратился, а наследница их короны — Констанция, дочь Рожера II, отдана свою руку Генриху VI.

В период малолетства его сына Фридриха //возобновились в Германии междоусобия за императорскую корону между Баварским и Швабским домом, и на некоторое время корона перешла в Баварский дом (к Оттону IV, сыну Генриха Льва). Между тем Фридрих воспитывался в Италии под опекой знаменитого папы Иннокентия III. Этот папа более других напоминал собой Григория VII; он с большим умом и твердостью воспользовался благоприятными обстоятельствами, чтобы возвысить папскую власть и поставить ее над всеми европейскими королями. Свои права на повиновение светских государей Иннокентий доказывал, сравнивая власть пап с солнцем, а королей — с месяцем: первое властвует над человеческой душой, а вторые повелевают только человеческим телом; как месяц заимствует свой свет от солнца, так и короли получают свою власть от папы. Действительно, папская власть никогда не достигала таких высот, как во времена Иннокентия III; он обращался с королями, как со своими вассалами.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100