Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

ГРИГОРИЙ VII И ГЕНРИХ IV

 

 

Гильдебранд был сыном простого ремесленника, с детства привык к труду и терпению и усвоил себе необыкновенную твердость воли. Сделавшись монахом, он достиг высших духовных степеней и приобрел такое уважение, что несколько пап руководствовались его советами. Между прочим, по его предложению было решено, что папу избирают не римский народ и духовенство, как было прежде, а только высшие духовные сановники, называвшиеся кардиналами. (Кардиналы стали носить пурпурные мантии и красные шляпы.) Таким способом ослаблялось вмешательство императоров в избрание пап. Наконец Гильдебранд сам был избран папой под именем Григория VII.

Он устроил жизнь духовного сословия таким образом, чтобы оно было зависимо только от одного папы. Прежде католические священники, так же как и греческие, вступали в брак; попечение о своем семействе, конечно, заставляло их нередко угождать светским властям. Поэтому Григорий VII запретил им браки, а семейным велел развестись со своими женами. Многие священники были недовольны этим и не хотели повиноваться, но Григорий настоял на своем, и с тех пор все католическое духовенство сделалось безбрачным (целибат). В те времена духовенство свои места часто покупало за деньги у светских и духовных князей, что называлось симонией (по имени Симона-волхва, который хотел за деньги купить у апостолов дар творить чудеса). Кроме того, высшие духовные лица, епископы и аббаты, признавали себя вассалами светского владетеля и при утверждении в своих должностях получали от него кольцо и посох, что называлось инвеститурой. Григорий VII строго запретил симонию и инвеституру. Тех духовных лиц, которые не исполняли его постановлений, он отрешал от должности, а светским князьям угрожал интердиктом, или отлучением от Церкви; отлученные лишались причастия и не допускались даже в храм. Иногда интердикту подвергалась целая область; тогда в ней прекращалось богослужение, храмы запирались, духовенство не смело совершать брачных и похоронных обрядов, и набожный народ приходил в ужас. Интердикт сделался самым грозным орудием в руках пан против светских государей. Но Генрих IV, несмотря на требования Григория, не прекращал ни симонии, ни инвеституры. Жалоба саксонцев дала папе удобный случай распространить свою власть и на самого германского императора.

Григорий пригласил Генриха IV на собор в Рим для оправдания в своих поступках. Генрих насмеялся над этим приглашением., прогнал папских послов, велел собору германских епископов отрешить Григория VII от сана и избрать на его место другого папу. Тогда Григорий VII торжественно отлучил Генриха от Церкви и разрешил подданных от присяги, данной ему как государю. Немецкие князья, и без того враждебные Генриху, объявили, что если к назначенному сроку папа не снимет с него отлучения, то они выберут другого короля. Покинутый своими вассалами, Генрих смирился; он отправился в Италию только в сопровождении своей верной супруги Берты и нескольких служителей. (Берта против воли Генриха была дана ему в супруга архиепископом Ганоном, поэтому император обходился с ней сурово и завел дело о разводе; но своей кротостью и терпением Берта приобрела любовь мужа и сумела успокоить его вспыльчивый нрав.)

Жестокой зимой 1077 года путники перебрались через Альпийские горы. Не раз им приходилось скатываться на спине по обледенелым откосам; а королеву с маленьким сыном при этом сажали в мешок из воловьей кожи. Генрих нашел папу в замке Каносса, который принадлежал тосканской маркграфине Матильде. Папа не принял короля и заставил три дня простоять во дворе замка в одежде кающегося грешника — в рубашке,

с непокрытой головой и босым. (Подобные церковные наказания были в обычае средневековья, и коронованные лица, совершая покаяние, нередко подвергались жестокому бичеванию своих духовников.) Просьбы маркграфини Матильды смягчили наконец папу; он допустил к себе Генриха и снял с него отлучение. Во время мессы Григорий VII, взяв причастный хлеб, сказал, что если он несправедливо поступил, то пусть Бог поразит его внезапной смертью, и, преломив хлеб, вкусил часть его; потом он обратился к Генриху и предложил ему вкусить остальное, если он чувствует себя несправедливо обвиненным. Но Генрих не решился на Суд Божий и в замешательстве сослался на отсутствие свидетелей со стороны князей. Тем он еще более закрепил над собой торжество папы. (Так рассказано в превосходной хронике современника этих событий — монаха Ашаффелбургского.) Когда Генрих IV возвратился в Германию, многие немецкие князья уже отошли от него и выбрали другого короля — герцога Рудольфа Швабского. Несчастья сгладили строптивость Генриха и пробудили в нем мужество предков; он решился оружием защищать свои права. Ему удалось собрать войско и низложить своего соперника в Германии. Потом он пошел в Италию на папу, который уже снова отлучил его от Церкви. Рим был взят Генрихом IV, а папа Григорий бежал в Южную Италию, под защиту Роберта Гвискара, и вскоре умер в Салерно (1085). «Я любил справедливость, — сказал он, — ненавидел зло и за это умираю в изгнании.

Преемники Григория VII деятельно продолжали борьбу с императором, громили его в своих проклятиях и поднимали против него вассалов. Враги Генриха настроили против него даже собственного сына, также Генриха. Сын коварно захватил отца в плен и запер в

одном из замков. Императору удалось бежать и найти себе помощь у граждан Вормса, Кёльна, Ахена и других преданных ему имперских городов, но вскоре :мерть оборвала его бурную жизнь, исполненную всяческих превратностей (1106). Несчастья преследовали его и после смерти; как отлученный от Церкви, он был лишен погребения; только спустя шесть лет папа снял проклятие, и Генриха погребли в Шпейерском соборе.

Его сын Генрих ^закончил борьбу с папами. Император и папа (Каликст II) заключили в Вормсе договор, названный Вормсским конкордатом (1122). По этому конкордату император отказывался от симонии и инвеституры, но отчасти удерживал за собой право давать духовным лицам земли на ленных условиях но есть считать их своими вассалами). Таким образом обе стороны сделали уступки, но победа очевидно осталась на стороне пап. При заключении договора многочисленные толпы народа из разных мест собрались на равнине возле Вормса и громкими кликами приветствовали объявленный конкордат. Народ радовался прекращению долгих междоусобий, которые привели империю в самое бедственное состояние; повсюду расплодились шайки грабителей, и целые области пришли в запустение.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100