Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Всемирная история

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА


Учебники

 

Раздел III. ИРАН И СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ДРЕВНОСТИ

Глава 25. ПЕРСИДСКАЯ ДЕРЖАВА В VI—IV ВВ. ДО Н. Э.

 

 

§ 1. Возникновение Персидской державы

 

Завоевательная политика Кира II. Впервые персы упоминаются в ассирийских надписях IX в. до н. э. в области Парсуа к югу и юго-западу от озера Урмии, откуда на рубеже IX—VIII вв. они передвинулись на юг и к VII в. до н. э. заняли исконную эламскую территорию на юго-западе и юге Ирана, которая по их имени получила название Персия (от древнеиранского Парса).

Уже в конце VIII в. до н. э. персы составляли племенной союз, возглавляемый вождями из знатного рода Ахеменидов, названного так по имени основателя. Постепенно персы стали расширять свою территорию, занимая все новые эламские области. Однако, когда в 639 г. до н. э. ассирийцы нанесли поражение Эламу, царь персов Кир I признал власть Ассирии. Приблизительно с 600 по 559 г. до н. э. в Персии царствовал Камбиз I, находившийся в зависимости от царей Мидии. Он был женат на дочери мидийского царя, и, таким образом, их сын Кир II являлся внуком Астиага, последнего мидийского царя.

О детстве и юношеских годах Кира II сохранилось несколько противоречивых легенд, в которых исторические данные причудливо переплетаются со сказочными мотивами. Наиболее распространенной была легенда, содержащаяся в труде Геродота, согласно которой Астиагу приснился сон, истолкованный придворными жрецами следующим образом. Скоро у него родится внук, который станет царем вместо него. Царь решил погубить только что родившегося внука, названного Киром. Эту задачу он возложил на своего царедворца Гарпага, который в свою очередь передал ребенка царскому рабу — пастуху Митридату, приказав бросить его в горах, где было полно диких зверей. Митридат принес Кира в свою хижину в горах. Его жена только что родила мертвого ребенка. Пастух и его жена решили воспитать Кира как своего сына, а мертвого ребенка оставили в уединенном месте в горах, одев его в роскошные'одежды внука Астиага. После этого Митридат доложил Гзрпагу, что приказ царя выполнен. Когда Киру исполнилось десять лет, он однажды во время игры с детьми был избран ими царем. Но сын одного знатного мидийца отказался повиноваться Киру, и последний наказал его. Отец наказанного ребенка пожаловался Астиагу, что его раб бьет сыновей царских сановников. Кир был доставлен к Астиагу, у которого возникли подозрения, что это его внук, так как он заметил в нем черты фамильного сходства. Допросив Митридата, Астиаг узнал правду и снова обратился к своим жрецам с вопросом, грозит ли ему еще опасность со стороны внука. Те ответили, что сновидение уже сбылось, поскольку Кир был избран царем ео время игры с детьми, и поэтому царю не надо больше опасаться его. Тогда Астиаг успокоился и отослал внука в Персию к родителям.

В 558 г. до н. э. Кир стал царем персидских земледельческих племен. Он основал город Пасаргады, ставший первой столицей Персии. В 553 г. до н. э. Кир выступил против мидийского владычества.

Исход войны решился з двух битвах. В первой из них Астиаг не участвовал, а его полководец Гарпаг вместе с большей частью войска перешел на сторону Кира. Тогда Астиаг велел всем мидийцам, включая стариков и юношей, вооружиться и, не взирая на свои преклонные годы, сам повел армию в бой. Но мидийцы потерпели поражение, а царь попал в плен. Война окончилась в 550 г. до н. э. захватом персами столицы Мидии Экбатан. Покорив Мидию, они заимствовали индийскую систему государственного управления.

Около 549 г. до н. э. персами были захвачены Сузы, бывшая столица эламского царства. В течение следующих двух лет были покорены также страны, входившие в состав прежней Мидийской державы, а именно Парфия, Гиркания и, вероятно, Армения.

Крез, правитель могущественного Лидийского царства в Малой Азии, был сильно обеспокоен стремительными успехами Кира и начал готовиться к войне с ним. Крезу-были подвластны греческие колонии в Малой Азии и большая часть местного населения, а само имя Крез стало нарицательным обозначением обладателя сказочных богатств. Прежде чем приступить к активным действиям, лидийский царь решил заручиться благоприятными предсказаниями богов и отправил своих гонцов в святилище Аполлона в Дельфах (Греция) и в другие храмы. На вопрос, следует ли лидийцам начать войну с Киром, оракул Аполлона дал двусмысленный ответ, что Крез сокрушит великое царство, если перейдет реку Галис (восточную границу Лидии). Получив такое предсказание, Крез во главе войска выступил против персов. В 547 г. до н. э. у реки Галис произошла кровопролитная битва, но она окончилась безрезультатно, и ни одна из сторон не рискнула вступить в новый бой. Крез отступил в свою столицу Сарды и решил более основательно подготовиться к войне. Однако Кир так стремительно двинулся к Сардам, что жители города были застигнуты врасплох.

Крез вывел свое войско, состоявшее из вооруженной копьями конницы, на равнину перед Сардами. Кир прибег к военной хитрости: поставил всех следовавших в обозе верблюдов впереди войска, предварительно посадив на них воинов. Кони в лидийском войске, почуяв незнакомый запах верблюдов и увидев их, бежали. Однако лидийские всадники, считавшиеся непобедимыми, не растерялись, соскочили с коней и стали сражаться пешими. Произошла жестокая битва, в которой силы были неравны. Лидийцам пришлось бежать в Сарды, осада которых продолжалась лишь четырнадцать дней. Зимой 547 г. персы захватили город и взяли в плен Креза. Последний стал жаловаться на то, что оракул Аполлона, несмотря на щедрые дары, обманул его, предсказав победу и побудив к войне. Узнав об этих упреках, изворотливые жрецы храма Аполлона заявили, что предсказание оракула сбылось, поскольку Лидийское царство пало, а Крезу, прежде чем начать войну, следовало бы спросить, какое государство потерпит поражение.

Вскоре персы покорили также и все города Малоазийского побережья, кроме Милета, добровольно признавшего их власть. Между 545 и 539 гг. до н. э. Кир завоевал восточноиранские (ныне восточные провинции Ирана и некоторые районы Афганистана, Пакистана и Индии) и среднеазиатские области Дрангиану, Маргиану, Хорезм, Согдиану, Бактрию, Гедросию, Арахосию и Гандхару. После этого он решил начать войну с Вавилонией, и в сентябре 539 г. до н. э. она покорилась власти Кира. После этого все западные страны до границ Египта добровольно подчинились персам. Торговые круги финикийских городов, как и вавилонские и малоазийские купцы, были заинтересованы в создании большого государства с безопасными дорогами, где вся посредническая торговля была бы сосредоточена в их руках.

Кир несомненно готовился захватить и Египет. Однако он решил предварительно обезопасить северо-восточные границы Персидской державы от набегов кочевых племен массагетов в Средней Азии и в 530 г. до н. э. предпринял поход против них. В решающей битве Кир потерпел поражение и погиб сам.

Камбиз и завоевание Египта, В августе 530 г. до н. э. сын Кира Камбиз II стал царем Персидской державы и начал готовиться к нападению на Египет. В армии Камбиза кроме персов были и военные контингенты всех покоренных ими народов. Персы имели в своем распоряжении сильный флот финикийских и кипрских городов. Персидская армия была сосредоточена в Палестине. Кочевники Синайской пустыни стали союзниками Камбиза и помогли его войску пройти через безводную территорию, чтобы добраться до пограничного египетского города Пелусий.

Начальник египетского флота Уджагор-ресент, по-видимому, и не помышлял о сопротивлении чужеземцам и лишь искал удобного случая, чтобы перейти на их сторону. Фанес, командир греческих наемников, находившихся на службе у египетского фараона Псамметиха III, изменил ему и, бежав к персам, доставил им ценные сведения о военных приготовлениях египтян.

Египетская армия ждала персидское войско у Пелусия. В гневе на своего бывшего командира Фанеса греческие наемники закололи перед строем его сыновей, находившихся в Египте, смешали их кровь с вином и, выпив эту смесь, бросились в бой. Это была единственная крупная битва (весна 525 г. до н. э.). Обе стороны понесли тяжелые потери, но победа досталась персам. Остатки египетского войска и наемников в беспорядке бежали в столицу страны Мемфис, который скоро был взят персами, учинившими там жестокую расправу: 2000   жителей,   включая   сына   Псамметиха III, были казнены. Но сам фараон был пощажен.

Вскоре весь Египет оказался в руках персов. Жившие к западу от Египта ливийские племена, а также греки Киренаики добровольно подчинились Камбизу и прислали дары,

К концу августа 525 г. до н. э. Камбиз официально был провозглашен фараоном Египта. Он основал новую, XXVII династию. Как свидетельствуют официальные египетские источники, персидский царь придал захвату Египта характер личной унии, короновался по египетским сбычаям, пользовался традиционной египетской системой датировки царского правления, принял титул «царь Египта, царь стран» и традиционные титулы фараонов — «потомок (богов) Ра, Осириса» и др. Камбиз продолжал политику фараонов предшествовавшей ему XXVI династии и стремился привлечь на свою сторону египтян. На рельефах из Египта он изображен в египетской одежде. Сразу после захвата Египта Камбиз приказал всем своим воинам прекратить грабежи, покинуть храмовые территории и возместил причиненный святилищам ущерб. Следуя политике Кира, Камбиз предоставил египтянам свободу в религиозной и частной жизни. Египтяне, как и представители других народов, продолжали занимать свои должности в государственном аппарате и передавали их по наследству. Так, жрец и полководец Уджагорресент не только сохранил при Камбизе все государственные должности (кроме начальника флота), которые он занимал прежде, но и получил новые. Он также стал советником Камбиза, а позднее и Дария I в делах, касавшихся управления страной.

Захватив Египет, Камбиз начал готовиться к походу на юг, в Нубию. Если верить рассказу Геродота, Камбиз отправился в этот поход без достаточной подготовки, без запасов продовольствия, в его армии началось людоедство, и он был вынужден отступить. Поход персов в западный Ливийский оазис бога Аммона также не достиг своей цели, а войско погибло в песчаной буре при переходе через пустыню.

Неудачи Камбиза побудили египтян в его отсутствие поднять восстание против персидского господства. Однако в конце 524 г. до н. э. он вернулся в Мемфис и сурово расправился с восставшими. Зачинщик восстания бывший фараон Псамметих был казнен, и в стране восстановлена власть Камбиза.

 

§ 2. Народные восстания в Персидской державе в последней четверти VI в. до н. э.

 

Пока Камбиз в течение трех лет пребывал в Египте, в Иране начались волнения. В марте 522 г. до н. э. Камбиз получил известие о том, что его младший брат Бардия поднял мятеж в Персии и стал царем. Камбиз отправился в Иран, но умер в пути при загадочных  обстоятельствах.

О перевороте в Иране против Камбиза сохранилось довольно много версий, изложенных в различных источниках. По официальной версии, зафиксированной в Бехистунской надписи царя Дария I, власть под видом Бардии захватил маг (т. е. индийский жрец) и самозванец Гаумата.

Гаумата восстал 11 марта 522 г. до н. э. и не позже чем через месяц был признан в Вавилонии, откуда происходят датированные его правлением деловые документы, в которых он фигурирует как «царь Вавилонии, царь стран». Вскоре Гаумата получил всеобщее признание, вероятно, короновался по древнему обычаю в Пасаргадах, и стал царем всей державы Кира и Камбиза. Чтобы удержать покоренные народы в составе Персидской державы, Гаумата отменил подати и военную повинность на три года. Поэтому во время его царствования в государстве не происходило никаких восстаний и мятежей.

Во внутренней политике Гаумата проводил реформы, направленные на уничтожение привилегий персидской родовой знати и ее господствующего положения в экономике и обществе. Это и понятно, если иметь в виду своеобразие возникновения и развития Персидского государства. Едва возникнув при Кире II, оно через два десятилетия стало величайшей на Древнем Востоке державой, еще не полностью освободившись от господства родоплеменных отношений. Персия не прошла исторического пути, характерного для большинства других рабовладельческих государств, а именно — постепенного утверждения неограниченной царской власти в борьбе против родовой знати, упорно отстаивающей свои прежние привилегии. При Кире II борьба между крепнущей властью царя и своеволием родовой знати не была заметна, так как персы покоряли один за другим десятки народов. Внимание царя было обращено на дальнейшие завоевания, которые осуществлялись и в интересах родовой знати, обогащавшейся и усиливавшейся во время войн.

Но государство развивалось, общество выходило из рамок патриархально-родовых отношений, завоевывались все новые и новые страны, а социальная база империи по-прежнему оставалась узкой. Постепенно выявляются противоречия между родовой знатью и царской властью. Тенденция к перерастанию государства в централизованную монархию вела в конечном счете к уничтожению родовой знати как социальной категории. Гаумата стремился к установлению неограниченной царской власти и расширению социальной базы империи за счет привлечения на свою сторону различных слоев населения покоренных стран. В Бехистунской надписи Дарий утверждает, что Гаумата не пользовался популярностью и отбирал у народа дома и прочее имущество и разрушал храмы. Однако из различных источников известно, что Гаумата пользовался большой популярностью и поддержкой как в самой Персии, так и в других областях Персидской державы и реформы его были направлены не против народа, а против персидской родовой знати. Разрушение храмов также преследовало определенную политическую цель, а именно: централизацию культа (по крайней мере в Персии и Мидии).

29 сентября 522 г. до н. э., после семи месяцев правления, Гаумата был убит заговорщиками — представителями семи наиболее знатных родов персов. После убийства среди заговорщиков начались разногласия, но в конечном итоге они пришли к взаимному соглашению, что царем станет Дарий, которому было не более 28 лет, а привилегии знати, отмененные Гауматой, будут восстановлены.

Сразу после захвата престола Дарием I против него восстала Вавилония, где царем стал некий Нидинту-Бел под именем Навуходоносора III. Дарий сам возглавил поход на восставших. Персы вступили в Вавилон и казнили руководителей восстания.

Пока Дарий был занят карательными действиями в Вавилонии, восстали Персия, Элам, Маргиана, Парфия, сакские племена Средней Азии и Египет. Началась долгая и кровопролитная борьба за восстановление державы.

В собственно Персии некий Вахьяздата выступил соперником Дария под именем сына Кира Бардии и нашел у народа большую поддержку. Ему удалось захватить восточноиранские области вплоть до Арахо-сии. После нескольких сражений военачальники Дария одержали решающую победу в июле 521 г. до н. э. Вахьяздата был взят в плен и вместе с ближайшими сторонниками посажен на кол. Теперь вся Персия оказалась в руках Дария.

Однако в остальных странах восстания продолжались. В Эламе были подавлены два выступления против персов, но к тому времени почти вся Мидия оказалась в руках Фравартиша, утверждавшего, что он из рода основателя Мидийской державы Киаксара. Это восстание было одним из наиболее опасных для Дария, и он сам выступил против мятежников. Мидийцы потерпели поражение, Фравартиш и его ближайшие приверженцы после жестоких истязаний были казнены.

В Армении полководцы Дария долго, но безуспешно пытались усмирить мятежников. Тогда в дополнение к войскам, уже действовавшим в Армении, была направлена новая армия и после нескольких упорных сражений в конце 521 г. до н. э. армяне потерпели окончательное поражение.

Виштаспа, отец Дария, который правил Парфией и Гирканией, з течение многих месяцев безуспешно пытался справиться с восставшими в этом районе. Только летом 521 г. до н. э. Дарий смог послать ему на помощь достаточно многочисленное войско, и в июле 521 г. до н. э. восставшие были разгромлены.

Наиболее массовым было восстание в Маргиане, во время подавления которого каратели убили более 55 000 человек.

В августе 521 г. до н. э. новую попытку добиться независимости сделали вавилоняне. Во главе восстания стоял самозванец, выдававший себя за Навуходоносора, сына Набонида, последнего вавилонского царя (Навуходоносор IV). Против вавилонян Дарий послал армию под началом одного из своих ближайших сподвижников, -и 27 ноября 521 г. до н. э. войско восставших было разгромлено, а мятежный вождь и его соратники казнены.

Это было последнее крупное восстание, хотя в государстве все еще продолжались волнения. Теперь, через год с небольшим после захвата власти, Дарий смог упрочить свое положение и вскоре восстановил державу Кира и Камбиза в ее старых границах. Победа Дария в значительной степени объясняется отсутствием единства, координации действий, оборонительным характером выступлений восставших. Лишь перс Вахьяздата, очевидно, желая стать царем всей империи, сумел захватить инициативу в нескольких странах. Победа Дария была обеспечена тем, что в его распоряжении была верная ему регулярная армия. Не будучи в состоянии вести карательные операции одновременно во всех направлениях, Дарий подавлял одно восстание, а затем эту же армию бросал против других мятежников.

В 520 г. до н. э. третий раз восстали против персидского господства эламиты. В 519 г. до н. э. Дарий I возглавил поход против саков, обитавших в степях Средней Азии, захватил в плен их вождя и назначил вместо него другого правителя из их же среды.

Многочисленные восстания покоренных народов против персидского господства были вызваны тяжелыми податями, обременительной военной повинностью, наконец, угоном многих тысяч квалифицированных ремесленников в Иран для сооружения царских дворцов. Мощным восстанием, причина которого коренилась в эксплуатации крестьян-общинников местной родовой знатью, была охвачена и сама Персия.

Жестоко подавив восстания, Дарий приступил к сооружению величественного памятника, рассказывающего о его победах. Бехистунский рельеф, изображающий триумф Дария над плененными вождями мятежей, высечен на отвесной скале на высоте 105 м и сопровождается грандиозной надписью, составленной на трех языках: древнеперсидском, эламском и аккадском. В надписи царь заявляет, что до захвата им власти в государстве царил беспорядок, люди убивали друг друга, а он умиротворил всех, поставив на место как богатых, так и бедных. Дарий старался смягчить острые социальные противоречия между эксплуататорскими классами и беднейшими слоями населения и для этого твердо защищал собственность имущих классов от посягательств бедноты и в то же время оберегал рядовых крестьян и ремесленников от чрезмерного гнета. Но политика примирения социальных конфликтов в конечном итоге была обречена на неудачу.

 

§ 3. Реформы Дария I

 

Восстания народных масс 522 — 521 гг. до и. э. показали непрочность Персидской державы. Учитывая их уроки, Дарий I осуществил важные административно-финансовые реформы, которые позволили создать устойчивую систему государственного управления и контроля над завоеванными странами, упорядочили сбор податей и увеличили контингента.! войск. В результате проведения этих реформ в жизнь была создана, по существу, новая административная система, в дальнейшем до конца господства персидских царей не претерпевшая существенных изменений.

Около 519 г. до н. э. были предприняты реорганизация и унификация системы управления провинциями. Дарий I разделил государство на административно-податные округа, которые назывались сатрапиями, Как правило, сатрапии по своим размерам превосходили провинции более ранних империй (например, Ассирии), в ряде случаев их границы совпадали со старыми государственными границами стран, входивших в состав Персидской державы (например, Египет).

Во главе новых административных округов стояли сатрапы (букв, «хранители царства»). Должность сатрапа существовала с начала возникновения Персидской державы, но при Кире, Камбизе и в первые годы царствования Дария I наместниками во многих странах являлись местные правители, как это было еще в Ассирийской и Мидийской империях. Реформы же Дария должны были сосредоточить руководящие должности в руках персов.

При Кире и Камбизе сатрап объединял гражданские и военные функции. При Дарий сатрапы стали только гражданскими наместниками и возглавляли администрацию своей области, осуществляли судебную власть, следили за хозяйственной жизнью страны и поступлением податей, обеспечивали безопасность в пределах границ своей сатрапии, контролировали местных чиновников и имели право чеканить серебряную монету. В мирное время в распоряжении сатрапов находилась лишь небольшая личная охрана. Армией руководили военачальники, независимые от сатрапов и подчинявшиеся непосредственно царю.

Однако при преемниках Дария I разграничение военных и гражданских функций не соблюдалось строго: некоторые сатрапы зависели от военачальников, другие осуществляли и военную власть, что стало обычным явлением в IV в. до н. э. Начиная со второй четверти V в. до н. э. иногда две или несколько сатрапий находились под властью одного правителя. Продолжительность службы сатрапа не была ограничена каким-либо определенным сроком. Титул сатрапа носили не только наместники больших административных округов, но и начальники более мелких областей, входивших в состав тех или иных сатрапий.

В обширные сатрапии включали и страны, которые пользовались автономией во внутренних делах. Как правило, это были отдаленные области, во внутренние дела которых персидская администрация редко вмешивалась, осуществляя управление ими с помощью местных царей (Кипр, финикийские города, Киликия и др.), князей и племенных вождей (арабы, колхи, эфиопы и др.).

В связи с осуществлением новых реформ в столице Персидской державы — Сузах — был создан большой центральный аппарат во главе с царской канцелярией. В Вавилоне, Экбатанах, Мемфисе и других городах имелись крупные государственные канцелярии с большим штатом писцов, занятых перепиской официальной корреспонденции.

Сатрапы и военачальники были тесно связаны с центральным управлением" и находились под постоянным контролем царя и его чиновников, особенно тайной полиции («уши и око царя»). Верховный контроль над государством и надзор над всеми чиновниками был доверен «тысяче-начальнику», который одновременно являлся Начальником личной гвардии царя.

Сатрапская канцелярия копировала царскую, находившуюся в Сузах. Под начальством сатрапа было множество чиновников и писцов, в том числе начальник канцелярии, начальник сокровищницы, принимавший государственные подати, глашатаи, которые сообщали официальные распоряжения, счетоводы, судебные следователи, писцы и т. д. Уже при Кире II государственные канцелярии в западной части Персидской державы пользовались арамейским языком, а позже, когда Дарий провел свои административные реформы, этот язык стал официальным и в восточных сатрапиях.

Кроме общего для всего государства арамейского языка в различных странах для составления официальных документов писцы пользовались также и местными языками. Например, в Египте администрация была двуязычна и наряду с арамейским применялся также позднеегипетский язык (язык демотических документов). В столице собственно Персии — Персеполе— для административных нужд наряду с арамейским широко пользовались и эламским языком, пока во второй половине V в. до н. э. последний не был окончательно вытеснен арамейским.

Персы занимали в государственном аппарате особое положение, в их руках были сосредоточены важнейшие военные и гражданские должности не только в самой Персии, но и в других странах. После реформ Дария персы появились даже в провинциальных учреждениях покоренных стран в качестве судей. Вместе с тем персидская администрация широко прибегала к помощи представителей других народов. В Вавилонии, Египте, Малой Азии и других областях судьями, градоначальниками, управляющими государственными арсеналами, начальниками царских строительных работ обычно были вавилоняне, египтяне, иудеи, арамеи, эламиты, греки и т. д. с их многовековым техническим и административным опытом. Судя по именам собственным лиц административного персонала в царском хозяйстве Персеполя, счетоводами работали эламиты, а надсмотрщиками и заведующими    сокровищницей — персы.

Социально-экономический уклад Персидской державы отличался большим разнообразием. В Малой Азии, Эламе, Вавилонии, Сирии, Финикии и Египте задолго до возникновения Персидской державы имелись свои государственные институты. Наряду с этими экономически развитыми странами в составе державы были кочевые арабские, скифские и другие племена, находившиеся на стадии разложения родового строя. Поэтому в Персидской державе существовали самые различные правовые системы и институты.

В царствование Дария I велась интенсивная работа по кодификации законов покоренных стран и народов (например, Египта), а также изучались древние законы, особенно свод Хаммурапи. Действующие в различных странах законы были приведены к единообразию, а в необходимых случаях изменены в соответствии с политикой царя.

Персы имели свое обычное право, позже ставшее основой законов царя, упоминающихся греческими авторами. Царь мог устанавливать новые законы и назначать судей для разбора наиболее важных дел. В правовой жизни персов большую роль играли семь знатных родов, представители которых входили в царский совет.

При Кире и Камбизе еще не было твердой системы податей, основанной на учете экономических возможностей стран, входивших в Персидскую державу. Подвластные народы доставляли подарки или же платили подати, которые, по крайней мере частично, вносились натурой.

Около 519 г. до н. э. Дарий I ввел новую систему государственных податей.

Все сатрапии обязаны были платить строго зафиксированные для них денежные подати, установленные с учетом обрабатываемой земли и степени ее плодородия.

Персы — господствующий народ — не платили денежных налогов, но не были освобождены от натуральных поставок. Остальные народы, в том числе и жители автономных территорий (например, финикийцы, киликийцы и др.), платили в год в общей сложности около 7740 вавилонских талантов (около 232 т) серебра. Большая часть этой суммы уплачивалась народами наиболее экономически развитых стран: Малой Азии, Вавилонии, Сирии, Финикии и Египта.

Хотя система подарков сохранилась, последние отнюдь не носили добровольного характера. Размер подарков был установлен, но в отличие от податей они уплачивались натурой. Подарки доставлялись только народами, жившими на границах империи (колхи, эфиопы, арабы и т. д.).

Суммы податей, установленные при Дарий I, оставались неизменными до конца существования Персидской державы, несмотря на значительные экономические изменения в подвластных персам странах. На положении налогоплательщиков отрицательно сказывалось и то, что для уплаты денежных податей приходилось занимать деньги у ростовщиков под залог недвижимого имущества или членов семьи. Документы из Вавилонии показывают, что многие жители этой сатрапии закладывали свои поля и сады, чтобы достать серебро для уплаты подати царю. Нередко они не в состоянии были выкупить их и становились батраками, а иногда вынуждены были отдавать своих детей в долговое рабство. В Египте в персидский период подати были настолько тяжелы, что земледельцы бежали в города, но номархи насильственно возвращали их обратно.

Развитие товарно-денежных отношений требовало и монетной реформы. После 517 г. до н. э. Дарий I ввел единую для всей империи монетную единицу, основу персидской денежной системы,— золотой дарик весом 8,4 г. Чеканка золотой монеты была привилегией персидского царя. Благодаря малой доли примеси (всего 3 %) дарик в течение нескольких веков занимал положение основной золотой монеты в торговом мире.

Обычным средством обмена служил серебряный сикль весом в 5,6 г, равный по своей стоимости '/го дарика и чеканившийся главным образом в малоазийских сатрапиях. Как на дарике, так и на сиклях имелось изображение персидского  царя.

Серебряные монеты для расплаты с наемниками во время военных походов чеканили персидские сатрапы в своих резиденциях и в греческих городах Малой Азии, а также автономные города и зависимые цари. В частности, финикийские города чеканили городские и царские монеты.

Однако монеты персидской чеканки мало использовались вне Малой Азии и даже в финикийско-палестинском мире играли незначительную роль. В VI—V вв. до н. э. во многих странах Персидской империи в денежном обращении в основном находились греческие серебряные монеты, распространенные в странах не только Эгейского бассейна, но и всего Восточного Средиземноморья от Сицилии до Египта.

До завоеваний Александра Македонского монеты почти не использовались в странах, далеких от берегов Средиземного моря. Например, в Вавилонии чеканная монета еще не циркулировала в широких масштабах и употреблялась преимущественно для торговли с греческими городами. Приблизительно такое же положение было и в Египте ахеменидского времени, где серебро при уплате взвешивали, а также в самой Персии, где работники царского хозяйства и государственные чиновники получали плату нечеканенным серебром.

Драгоценный металл, принадлежавший государству, подлежал чеканке только по усмотрению царя, и большая его часть оставалась в слитках. Деньги, поступавшие в качестве государственных податей, в течение многих десятилетии откладывались в царских сокровищницах и таким образом были изъяты из обращения; только небольшая их часть поступала обратно в качестве жалованья наемникам, а также на содержание двора и администрации. Поэтому для торговли не хватало чеканной монеты и даже драгоценных металлов в слитках. Это наносило ущерб товарно-денежному обращению, принуждало к сохранению натурального хозяйства или заставляло прибегать  к  прямому   обмену  товарами.

Могущество Персидской державы в значительной мере зависело от армии, ядро которой составляли персы и мидийцы. Они начинали служить, по-видимому, с 20 лет. В войнах персидских царей большую роль играли и восточные иранцы. В частности, сакские племена Средней Азии поставляли для Ахеменидов значительное количество привычных к постоянной военной жизни конных лучников. Высшие должности в гарнизонах, на основных стратегических пунктах, крепостях и т. д. обычно находились в руках персов.

Армия состояла из конницы и пехоты. Кавалерия набиралась из знати, а пехота — из земледельцев. Комбинированные действия этих двух родов войск обеспечили персам победы ло многих войнах. Главным оружием персидской армии был лук. Вооружение всадника состояло из железного панциря, бронзового щита и двух железных копий.

Начиная с V в. до н. э., когда классовое расслоение привело к ухудшению положения земледельческого населения в Персии, что в свою очередь вызвало падение значимости персидской пехоты, ее постепенно стали заменять технически прекрасно во-руженными греческими наемниками.

Костяком армии являлись 10 тыс. «бессмертных» воинов, первая тысяча которых состояла исключительно из представителей персидской знати и являлась личной охраной царя. Остальные полки «бессмертных» набирались из представителей различных иранских племен, а также эламитов.

В завоеванных странах были размещены войска для предотвращения восстаний. Состав этих войск был пестрым, но в них обычно отсутствовали жители данной области.   Например,   в   Египте   персидские цари держали армию в 10—12 тыс. человек. Приблизительно такое же количество воинов насчитывали гарнизонные войска в Вавилонии.

На границах государства персидские цари сажали воинов, наделив их земельными участками. Из военных гарнизонов такого типа лучше других известна военная колония на острове Элефантина, созданная для несения сторожевой и военной службы на границах Египта с Нубией. В элефантинском гарнизоне находились персы, мидийцы, греки, карийцы, хорез-мийцы и т. д., но основную его часть составляли иудейские поселенцы, служившие там еще при египетских фараонах. Военные поселенцы жили на Элефантине вместе с семьями. Войско делилось на подразделения по 100 человек в каждом, называвшиеся по имени своих командиров. Во главе подразделений стояли персы и вавилоняне.

Лица, находившиеся на непосредственной военной службе, ежемесячно получали плату натурой (зерном, мясом и т. д.). Те, кто был в отставке, жили с небольших наделов земли, осовобожденных от уплаты податей, а также занимались торговлей и различными ремеслами. Сначала наделы этих колонистов, по-видимому, нельзя было отчуждать, но с течением времени их стали продавать и дарить, поэтому порой даже женщины   становились  их   владельцами.

Во время важнейших военных походов все народы Персидской державы обязаны были выделять определенное количество воинов в персидское войско. При Дарий I персы начинают играть господствующую роль и на море. Морские войны велись персидскими царями с помощью кораблей финикийцев, киприотов, жителей островов Эгейского моря, а также египетского флота. В качестве матросов использовались также саки и персы. Часто руководящие посты во флоте занимали египтяне.

В царствование Дария I Персидская держава достигла расцвета. Упрочив свою власть и завершив реформы, он приступил к расширению владений. Около 517 г. до н. э. персы покорили северо-западную часть Индии. Одновременно продолжались завоевания в бассейне. Эгейского моря, где на острове    Самос    существовало   довольно крупное государство. Оно было покорено персами в 517 г. до н. э. В следующем году Дарий I собрал большой флот и направился к берегам Черного моря. Различные племена и греческие города, расположенные у южного побережья Черного моря, подчинились персам, не оказав сопротивления. Затем персидская армия направилась в поход против скифов, которые жили к северу от Черного моря. Скифы не решились вступить в открытую борьбу с огромным войском Дария и прибегли к тактике выжженной земли. Они отступали, угоняя с собой скот, уничтожая траву и засыпая источники воды землей. При этом скифская конница постоянно нападала на отдельные отряды персидской пехоты и истребляла их. Долгое преследование скифов в глубине их территории истощило армию Дария, и он решил отступить.

Скифский поход Дария состоялся около 514 г. до н. э. К тому времени границы Персидской державы простирались от Инда на востоке до Эгейского моря на западе, от Армении на севере до Первого нильского порога на юге.

§ 4. Персидская держава в V—IV вв. до н. э. Греко-персидские войны

В VI в. до н. э. среди греческих областей ведущую роль в экономическом и культурном отношении играли не государства Балканского полуострова, а греческие города на побережье Малой Азии: Милет, Эфес и др. Эти полисы располагали плодородными землями, в них расцветало ремесленное производство, им были доступны рынки обширной Персидской державы. После захвата греческих городов Малой Азии персидские цари стали оказывать поддержку их правителям, располагавшим единоличной властью и называвшимся тиранами.

В 500 г. до н. э. в Милете произошло восстание против персидского господства, Греческие города на юге.и севере Малой Азии примкнули к восставшим, и повсюду тираны, поставленные персами, были свергнуты. Руководитель восставших Аристагор в 499 г. до н. э. обратился за помощью к грекам Балканского полуострова. Однако только афиняне и жители Эретрии на острове Эвбея откликнулись на призыв восставших, но и они послали незначительное количество кораблей. Восставшие, организовали поход на столицу Лидийской сатрапии Сарды, захватили и сожгли весь город, кроме акрополя, где вместе с гарнизоном укрылся персидский сатрап. Стянув свои войска, персы летом 498 г. до н. э. нанесли поражение грекам около города Эфес. После этого афиняне и эретрийцы бежали, бросив малоазийских греков на произвол судьбы. Весной 494 г. до н. э. персы осадили с моря и суши Милет — главный оплот восстания. Через несколько месяцев город был захвачен и до основания разрушен, а население уведено в рабство. В 493 г. до н. э. восстание было подавлено повсеместно.

После этого Дарий начал приготовления к походу против Балканской Греции. Он понимал, что персидское господство в Малой Азии будет непрочным, пока греки Балканского полуострова сохраняют свою независимость. В это время Греция состояла из множества самостоятельных полисов, городов-государств с различным политическим строем, постоянно враждовавших друг с другом. Поэтому казалось, что покорение Греции не будет представлять трудности для персов, располагавших огромной, хорошо вооруженной армией и лучшим для своего времени флотом.

Однако персы недооценили военные силы греков. В крупном сражении на Марафонской равнине (в 40 км от Афин) 12 августа 490 г. до н. э. афинские тяжеловооруженные пехотинцы нанесли поражение отборной персидской армии и заставили ее отступить, оставив на поле боя почти половину своих воинов (6400 человек; по сведениям Геродота, афинян погибло всего 192 человека).

Однако Дарий не оставлял мысли о новом походе на Грецию. Подготовка его требовала много времени, а между тем в октябре 486 г. до н. э. в Египте вспыхнуло восстание против персидского господства.

Причинами восстания были тяжелый налоговый гнет и угон многих тысяч ремесленников для сооружения дворцов в Сузах и Персеполе. Через месяц Дарий I умер, не успев восстановить свою власть в Египте. Продолжателем династии стал его сын Ксеркс, который сразу же столкнулся с целым рядом волнений в своей обширной державе. Только в январе 484 г. до н. э. Ксеркс подавил восстание в Египте. Египтяне подверглись безжалостной расправе, имущество многих храмов было конфисковано.

Но уже летом 484 г. до н. э. вспыхнуло новое восстание, на этот раз в Вавилонии, где мятежникам удалось кроме Вавилона захватить Борсиппу и Дильбат. Ноу восстание вскоре было подавлено, его зачинщики сурово наказаны.

В 482 г. до н. э. вавилоняне восстали снова. Этот мятеж, охвативший большую часть страны, был особенно опасным, так как Ксеркс в это время уже находился в Малой Азии, готовясь к походу против греков. Осада Вавилона длилась долго и завершилась в марте 481 г. до н. э. взятием города, срытием его стен и других укреплений, разрушением многих жилых домов.

Весной 480 г. до н. э. Ксеркс во главе огромной армии выступил в поход против Балканской Греции. Все сатрапии от Индии до Египта послали свои контингенты войск. По утверждению Геродота, в армии Ксеркса было 1 700 000 пехотинцев, 80 000 всадников на конях и 20 000 на верблюдах, а также вспомогательные войска, всего 5 283 220 человек. Однако эта цифра сильно преувеличена: персидская армия насчитывала не более 100 000 воинов. По тем временам это была действительно громадная армия. Она переправилась через пролив Геллеспонт (совр. Дарданеллы), прошла через Южную Фракию и Македонию в Северную Грецию. Сметя со своего пути у ущелья Фермопилы небольшой отряд греческих воинов в 6500 человек во главе со спартанским царем Леонидом, персы наводнили Среднюю Грецию, захватили и разрушили один из крупнейших греческих городов — Афины.

Однако судьба всей кампании должна была решиться в большом сражении, в котором персам нужно было разбить главную силу греков — превосходный военный флот.

Объединенный греческий флот в составе 380 кораблей стоял в бухте между островом Саламином и побережьем Аттики. 28 сентября 480 г. до н. э. произошла битва при Саламине, продолжавшаяся двенадцать часов. Большой персидский флот (650 кораблей) оказался скованным в узком заливе, его корабли мешали друг другу. Греки одержали в этой битве полную победу, большая часть персидского флота была уничтожена. Ксеркс с частью армии решил вернуться в Малую Азию и направился в Сарды, оставив своего полководца Мардо-ния с войском в Фессалии, где он должен был перезимовать и в 479 г. до н. э. возобновить войну.

Решающая сухопутная битва произошла в 479 г. до н. э. близ города Платеи. Под обстрелом персов греки начали отступать. Мардоний во главе 1000 отборных воинов ворвался в центр их войска и нанес ему большой ущерб. Но у персов в отличие от греков не было тяжелого вооружения, в военном искусстве они уступали противнику, а их первоклассная конница по условиям местности не могла принять участия в битве. Вскоре Мардоний погиб. Персидское войско было разгромлено, и его остатки переправились на кораблях в Малую Азию.

Осенью 479 г. до н. э. произошло крупное морское сражение у мыса Микале, на юго-западном берегу Малой Азии. Во время битвы малоазийские греки изменили персам и перешли на сторону балканских греков. Персы потерпели поражение, которое послужило сигналом к повсеместным восстаниям греческих государств в Малой Азии1 против персидского господства.

Победа греков при Саламине, Платеях и Микале заставила персов отказаться от идеи захвата Греции. Теперь, наоборот, Спарта и Афины перенесли военные действия на территорию противника, в Малую Азию. Постепенно грекам удалось изгнать персидские гарнизоны из Фракии и Македонии.

Победа греков в войне с персами — одна из самых ярких страниц истории человечества. Греческие патриоты (прежде всего афиняне и спартанцы) не дрогнули перед мощью и ресурсами огромной Персидской империи, ценой многих тысяч жизней в решительной борьбе одержали победу и тем самым сумели сохранить свою свободу и государственное устройство.

Военные неудачи обострили положение в Персидской державе. Летом 465 г. до н. э. Ксеркс был убит в результате заговора, и царем стал его сын Артаксеркс I.

В 460 г. до н. э. в Египте вспыхнуло восстание во главе с Инаром. Афиняне послали на помощь восставшим свой флот. Персы потерпели несколько поражений, и им пришлось оставить город Мемфис.

В 455 г. до н. э. Артаксеркс I направил против восставших египтян и их союзников сатрапа Сирии Мегабиза с сильным сухопутным войском и финикийским флотом. Восставшие потерпели поражение. Мемфис был взят персами, а Инар с остатками своих приверженцев и афинянами бежал на остров в Западной Дельте. Там они были окружены персами, но сумели продержаться еще полтора года. В 454 г. до н. э. персы, соорудив дамбу, соединили остров с материком, захватили и истребили большую часть восставших. Инар и другие вожди были взяты в плен, доставлены в Персию и казнены. Лишь немногим афинянам удалось прорваться в Кирену, а оттуда добраться до родины. Таким образом, Египет снова стал персидской сатрапией.

Вернувшись в Сирию, Мегабиз вскоре сам поднял мятеж против Артаксеркса 1 и нанес его армии два поражения. Этим воспользовались греки, направив свою эскадру к берегам Кипра. Серьезная опасность заставила персидского царя и мятежного сатрапа Сирии помириться, и последний был прощен.

В 449 г. до н. э. афиняне с помощью двухсот кораблей захватили большую часть Кипра, принадлежавшего персам. Тем временем Мегабиз собирал силы в Киликии (область Малой Азии) для контрудара. В крупной морской битве у берегов Кипра афиняне одержали победу над персидским флотом, захватив сто вражеских кораблей; одновременно греки выиграли сражение и на суше.

Это были две последние битвы греко-персидских войн. Афинская держава, находившаяся в расцвете своего могущества, стала успешно вытеснять персов из бассейна Эгейского моря. Но теперь, после десятилетий тяжелых боев, обе стороны хорошо понимали, что они не в состоянии достигнуть своих целей с помощью войны.

Поэтому греки послали к персидскому царю посольство во главе с дипломатом Каллием для заключения  мирного договора.

В 449 г. до н. э. в Сузах был заключен так называемый Каллиев мир, знаменовавший окончание греко-персидских войн. По условиям договора, малоазийские греческие города формально оставались под верховным контролем персидского царя, уступившего Афинам право сбора с них податей, а также фактическую возможность управлять этими городами. Кроме того, Персия обязалась не посылать свои войска к западу от реки Галис, по которой, согласно договору, должна была проходить пограничная линия. Со своей стороны, афиняне покинули Кипр и обязались не оказывать в будущем помощи египтянам в борьбе против персов.

Постоянные восстания покоренных народов и военные поражения во время греко-персидских войн заставили Артаксеркса I и его преемников радикально изменить методы дипломатии; они стали натравливать одни государства на другие, прибегая при этом к подкупу. Когда в 431 г. до н. э. в Греции разразилась Пелопоннесская война между Спартой и Афинами, продолжавшаяся до 404 г. до н. э., Персия, заинтересованная в полном истощении обоих, помогала то одному, то другому государству.

После смерти Артаксеркса I в 424 г, до н. э. история Персии характеризуется дальнейшим ослаблением государства, усилением влияния придворной знати, дворцовыми интригами и заговорами, а также восстаниями покоренных народов. В 413 г. до н. э. в Лидии восстал персидский сатрап. Подавление этого восстания было поручено крупному государственному деятелю и ловкому дипломату Тиссаферну, который восстановил власть царя в Лидии с помощью греческих наемников.

Тиссаферн решил включиться в Пелопоннесскую войну на стороне Спарты. Был заключен договор, согласно которому в обмен на финансовую помощь персов Спарта согласилась передать греческие города в Малой Азии персидскому царю. Он и спартанцы должны были вести войну против афинян и окончить ее лишь по совместно принятому решению.

Военные действия активизировались, когда в 408 г. до н. э. в Малую Азию прибыл персидский царевич Кир Младший, наместник нескольких малоазийских сатрапий и командующий персидскими войсками в Малой Азии. Он был способным полководцем и государственным деятелем, стремившимся к восстановлению былого величия Персидской державы. Кир проводил дружественную Спарте политику и всячески помогал ее армии. Вместе со спартанским полководцем Лисандром он очистил Мало-азийское побережье и многие острова Эгейского моря от афинского флота.

Внешнеполитические успехи Персидской державы не уравновешивались ее внутренней стабильностью. Между 411 — 408 гг. до н. э. произошли восстания в Малой Азии, Мидии и Египте, обусловленные тем, что господство персов обрекало население покоренных стран на разорение. Вдобавок к этому с конца V в. до н. э. сатрапы Малой Азии постоянно враждовали между собой, часто восставали против царя и, опираясь на помощь греческих наемников, стремились стать самостоятельными правителями. Сепаратизм все сильнее разрывал на части некогда могущественную державу.

В 405 г. до н. э. в Египте началось восстание под руководством Амиртея. Восставшие одерживали одну победу за другой, и скоро вся Дельта оказалась в их руках. Сатрап Сирии Аброком собрал большую армию, чтобы бросить ее против египтян, однако вскоре Кир Младший поднял восстание против своего старшего брата Артаксеркса II, только что унаследовавшего престол. Армия Аброкома была направлена против Кира, а египтяне получили передышку. Амиртей к началу IV в. до н. э. установил свой контроль над всем Египтом. Восставшие перенесли военные действия даже на территорию Сирии.

Кир собрал большое войско, чтобы попытаться захватить престол. Спартанцы оказали ему содействие в наборе греческих наемников. Решающая битва между братьями произошла 3 сентября 401 г. до н. э. в местности Кунакса близ Вавилона. Кир был убит, и мятежная армия, лишившись вождя, стала отступать.

Спартанцы, за свою помощь Киру ожидавшие враждебных действий со стороны Персии, решили перейти в наступление и в 396 г. до н. э. высадили войско в Малой Азии. Тем временем Тиссаферн, к которому отошли все сатрапии погибшего Кира, пытался подчинить себе греческие города Малой Азии. Это не противоречило договору, заключенному со Спартой в 412 г. до н. э. Однако теперь Спарта не собиралась придерживаться его условий, подписанных в трудные для нее времена. В 395 г. до н. э. спартанцы одержали крупную победу над персидской конницей у города Сарды. Тиссаферн был обвинен в бездействии и по приказу царя обезглавлен. Затем персидские дипломаты, став на испытанный путь подкупа, послали в Афины 10 000 дариков, чтобы натравить это государство на Спарту. В 395 г. до н. э. образовалась коалиция греческих государств во главе с Афинами, начавшая войну против Спарты, которой теперь пришлось отозвать из Малой Азии свое войско. В 394 г. до н. э. Спарта потерпела в морской битве жестокое поражение от объединенного флота персов, афинян и их союзников. После этого она решила вступить в переговоры с Персией. Артаксеркс II не желал допустить чрезмерного усиления Афин и заставил их прекратить военные действия. В 386 г. до н. э. в Сарды для заключения мирного договора прибыло спартанское посольство во главе с Анталкидом, и был заключен мир, получивший название «царский», или «Анталкидов». Согласно этому договору, персам удалось снова добиться господства над Восточным побережьем Эгейского моря и восстановить свой контроль над давно потерянными греческими городами Малой Азии.

Однако Персидская держава становилась все более непрочной. Около 360 г.' до н. э. отпал Кипр. Одновременно происходили восстания в финикийских городах, а скоро начались волнения и в сатрапиях Малой Азии. К концу царствования Артаксеркса II отпали Кария, Лидия и Ки-ликия. По-видимому, к этому времени была потеряна и Северо-Западная Индия, а Хорезм и сакские племена из подданных стали союзниками. В 359 г. до н. э. на престол вступил его сын Артаксеркс III. Прежде  всего  он   истребил  всех  своих братьев, чтобы предотвратить дворцовый переворот. Новый царь энергично взялся за восстановление Персидской державы в ее прежних границах. Тем не менее мятежи продолжались.

В 346 г. до н. э. против Персии восстал финикийский город Сидон. Артаксеркс III сам принял командование, и в 345 г. до н. э. мятежный город был захвачен и подвергся жестокой расправе. Персы бросали многих сидонян вместе с их семьями в огонь, пожиравший город, и перебили около 40 000 человек. Уцелевшие жители были обращены в рабство.

Настала очередь и для расправы с Египтом. Зимой 343 г. до н. э. Артаксеркс выступил против него. Навстречу персам к Пелусии вышла армия, в которой насчитывалось 60 000 египтян, 20 000 греческих наемников и столько же ливийцев. Но персидское командование сумело провести свои корабли вверх по течению Нила, и персидский флот оказался в тылу у египетской армии. Положение усугубилось тем, что греческие наемники, служившие фараону, перешли на сторону противника. В 342 г. до н. э. персы захватили в свои руки весь Египет и разграбили его города.

Артаксеркс III в конечном итоге пал жертвой дворцовых интриг. В 336 г. до н. э. престол занял сатрап Армении Кодоман, принявший тронное имя Дария III.

§ 5. Поход Александра Македонского на Восток и разгром Персидской державы

В 338 г. до н. э. македонский царь Филипп II подчинил Грецию власти Македонии. Вскоре Филипп был выбран командиром объединенной греческой армии и начал подготовку к походу на Восток. В 336 г. до н. э. он послал 10 000 македонских воинов для захвата Западного побережья Малой Азии. Но в том же году Филипп был убит заговорщиками, и царем стал его двадцатилетний сын Александр. Понимая, что для предстоящей войны с Персией требуется большая подготовка, он отозвал из Малой Азии македонское войско, тем самым усыпив бдительность персов. Персия получила передышку на два года, однако за это время ничего не было сделано для подготовки к отражению македонской угрозы.

 Весной 334 г. до н. э. македонская армия выступила в поход. Она состояла из 30 000 пехотинцев и 5000 конницы. Войско сопровождало 160 боевых кораблей. Поход был тщательно подготовлен. Для штурма городов везли осадные машины. Хотя Дарий III располагал более многочисленным войском, по своим боевым качествам оно сильно уступало македонскому (особенно тяжелой пехоте), и наиболее стойкой частью персидской армии являлись греческие наемники.

Первое столкновение произошло летом 334 г. до н. э. на берегу Геллеспонта (совр. Дарданеллы), в устье реки Граник. Победителем оказался Александр. После этого он захватил греческие города в Малой Азии, из которых лишь Галикарнас оказал упорное сопротивление, и двинулся Б глубь страны. Летом 333 г. до н. э. македонцы захватили Киликию и после этого устремились в Сирию, где были сосредоточены главные силы персов. В ноябре 333 г. до н. э. произошло сражение при Иссе, на границе Киликии с Сирией. В ходе ожесточенной битвы Дарий III потерял самообладание и, не ожидая исхода сражения, бежал, бросив свою семью, которая попала в плен. Битва окончилась победой Александра, для него был открыт вход в Сирию и на Финикийское побережье. Финикийские города Арад, Библ и Сидон сдались без сопротивления. В июле 332 г. до н. э. после осады был взят и разрушен Тир, а население его обращено в рабство.

Отклонив просьбу Дария III о мире, Александр стал готовиться к продолжению войны. Осенью 332 г. до н. э. он захватил Египет, а потом вернулся в Сирию и направился к местности Гавгамелы недалеко от города Арбелы, где находился персидский царь со своим войском. 1 октября 331 г. до н. э. здесь произошла битва. Центр армии Дария III занимали греческие наемники, а против них расположилась македонская пехота. Персы имели численный перевес на правом фланге и расстроили македонские ряды. Но решающая схватка происходила в центре, куда Александр проник вместе со своей конницей. Персы ввели в бой колесницы и слонов, но Дарий III, как и при Иссе, преждевременно счел продолжавшуюся битву проигранной и бежал. После этого сопротивлялись лишь греческие наемники. Александр одержал победу и захватил Вавилонию, а в феврале 330 г. до н. э. его армия вступила в Сузы. Вскоре в руки захватчиков попали Персе-поль и Пасаргады, где находились главные сокровищницы персидских царей.

Дарий со своими приближенными бежал из Экбатан в Восточный Иран, где был убит бактрийским сатрапом. Персидская держава перестала существовать, и все ее владения стали частью империи Александра.

 

§ 6. Экономика и социальные отношения в Персидской державе в VI—IV вв. до н. э.

 

Основной отраслью производства в большинстве областей Персидской державы было сельское хозяйство. В Египте и Вавилонии чаще всего сеяли ячмень, значительно реже — пшеницу, которая была главным продуктом питания в Палестине. В Персии и Сирии вырабатывались лучшие сорта вин. Во многих областях державы было развито скотоводство. Мидия и Армения славились своими конями. В восточных областях Ирана скотоводство было кочевым.

В Египте и Вавилонии большую роль играло искусственное орошение. Крупные каналы существовали и в Средней Азии. Что касается собственно Персии, в некоторых ее районах также были сооружены каналы, в частности для снабжения водой равнин, окружающих Персеполь.

По мере захвата все новых и новых стран персидские цари отбирали у покоренного населения самые плодородные земли. Их раздавали большими поместьями в полновластное и наследственное владение членам царской семьи, представителям персидской знати, крупным чиновникам и т. д., освобождая от уплаты государственных податей. Яркое представление о хозяйствах такого типа дают письма египетского сатрапа Аршамы и других знатных персидских вельмож к своим управляющим. Эти письма большей частью являются инструкциями об управлении имениями. Аршама имел   крупные   земельные   владения   не только по всему Египту, но и в шести различных странах на пути из Суз в Египет. Он также владел полем в окрестностях Ниппура (в Вавилонии), где у него были и большие стада мелкого скота, сдававшегося внаем. Так, в 413 г. до н. э. в течение пяти дней он отдал через своего управляющего внаем различным пастухам 2381 голову мелкого рогатого скота, а в 403 г. до н. э. за один день — 1333 головы овец и коз. Персы чувствовали себя в Вавилонии настолько уверенно, что некий Багамири, сын Митридата, в 429 г. до н. э. сдал в аренду одному жителю Ниппура сроком на 60 лет два обработанных зерновых поля. Одновременно он сдавал в аренду и жилые дома.

Огромные земельные владения (иногда целые области) с правом передачи по наследству и освобождения от податей получали и так называемые благодетели царя, оказавшие последнему важные услуги. Они имели право суда над людьми, жив-щими в принадлежавших им областях. Владельцы крупных имений располагали собственным войском, судебно-админи-стративным управлением и целым штатом управляющих, начальников сокровищниц, писцов, счетоводов и т. д. Крупные землевладельцы обычно жили в больших городах — в Вавилоне, Сузах и т. д., на доходы с земельных владений, которые были в ведении их управляющих.

Наконец, часть земель находилась в фактической собственности царя, и по сравнению с предшествующим периодом размеры царской земли резко увеличились. Эти земли обычно сдавались в аренду. Так, например, согласно контракту, составленному в 420 г. до н. э. близ города Ниппура, представитель дома Мурашу, занимавшегося деловыми операциями в Южной и Центральной Вавилонии, обратился к управляющему полями царя, расположенными по берегам нескольких каналов, с просьбой сдать ему в аренду сроком на три года одно поле. Арендатор обязался вносить ежегодно в качестве арендной платы 220 курру ячменя (ок. 33 000 л), 20 курру пшеницы, 10 курру эммера, а также 1 быка и 10 баранов. Кроме того, царю принадлежали многие крупные каналы, также обычно сдававшиеся в аренду. В окрестностях Ниппура царские каналы арендовал дом Мурашу, который, в свою очередь, отдавал их в субаренду коллективам мелких земледельцев.

Персидским царям принадлежали крупный канал в Средней Азии, леса в Сирии, доходы от ловли рыбы в Меридовом озере в Египте, рудники, а также сады, парки и дворцы в различных частях государства. О размере царского хозяйства некоторое представление могут дать указа-кия греческих источников о том, что в Персеполе ежедневно за счет царя питалось около 15 000 человек.

Широко была распространена следующая система землепользования: царь сажал на землю своих воинов, которые обрабатывали выделенные для них наделы коллективно, отбывали воинскую повинность и платили определенную денежную и натуральную подать. Эти наделы назывались наделами лука, лошади, колесницы и т. д., и их владельцы должны были нести военную повинность в качестве лучников, всадников и колесничих.

В VI—начале V в. до н. э. экономическое положение владельцев этих наделов было устойчивым, так как завоевания продолжались, и поэтому цари заботились о своих воинах. Пока владельцы наделов воевали, земля обрабатывалась членами семьи. В тех случаях, когда государство не нуждалось в этих людях в качестве воинов, они должны были платить подати. Постепенно замена военной повинности уплатой податей стала обычной. Денежные подати особенно отрицательно сказывались на хозяйствах рядовых воинов: для их уплаты приходилось прибегать к помощи ростовщиков. Многие кредиторы становились фактическими владельцами заложенных наделов посредством контрактов об «усыновлении». Кроме того, наделы можно было сдавать в аренду при условии, если владелец продолжал нести свои повинности. Размеры наделов постепенно уменьшались, так как они делились между наследниками, а это также вело к разорению военных колонистов. Поэтому во второй половине V и в IV в. до н. э. персидским царям приходилось полагаться в основном на наемников, а не на владельцев наделов.

В некоторых областях Персидской державы существовали высокоразвитые центры ремесленного производства. В Навкра-тисе (Египет) и Милете (Малая Азия) производили керамическую посуду, рассчитанную на экспорт. Египетские ремесленники вырабатывали тонкое полотно, пользовавшееся большим спросом в соседних странах. Финикийские ремесленники из Сидона, Тира и других городов изготовляли стекло, одежду и предметы роскоши, вавилонские ремесленники — шерстяную одежду для продажи как внутри страны, так и для международной торговли.

Относительное политическое спокойствие, наступившее на Востоке в конце VI в. до н. э., хозяйственный расцвет, удобные морские пути, образцовое содержание старых караванных дорог и строительство новых, развитие денежного обращения, а также оживленные контакты между представителями различных народов — все это способствовало развитию международной торговли в крупных для того времени масштабах.

В Персидской державе было несколько важных караванных дорог, которые соединяли области, удаленные друг от друга на многие сотни километров. Одна такая дорога начиналась в Лидии, пересекала Малую Азию и продолжалась до Вавилона. Другая шла из Вавилона в Сузы и далее в Персеполь и Пасаргады. Большое значение имела также караванная дорога, соединявшая Вавилон с Экбатанами и продолжавшаяся далее до Бактрии и индийских границ.

После 518 г. до н. э. по распоряжению Дария I был восстановлен канал от Нила до Суэца протяженностью 84 км, существовавший еще при фараоне Нехо II, но ставший позднее несудоходным. Для развития торговых связей большое значение имела и экспедиция под руководством Скилака, который в 518 г. до н. э. по распоряжению Дария I проплыл вниз по реке Инд в Индийский океан и затем до Красного моря.

Развитию торговли способствовали и различия в природе и климатических условиях стран, входивших в состав Персидской державы.   Египет  поставлял  в  греческие города зерно и полотно, покупая у них взамен вино и оливковое масло. Кроме того, он обеспечивал многие области золотом и слоновой костью, в Ливан экспортировал кедровое дерево. Из Малой Азии доставляли серебро, с Кипра — медь, а из районов Верхнего Тигра — медь и известняк. Из Индии вывозили золото, слоновую кость и благовония, из Аравии — золото, из Согдианы — лазурит и сердолик, а из Хорезма — бирюзу. Из Бактрии в страны Персидской державы поступало сибирское золото. Из Балканской Греции в страны Востока вывозили керамические изделия. Поставщиком хлеба кроме Египта являлась и Вавилония, которая, в свою очередь, покупала в Египте полотно, в Малой Азии — железо и другие полезные ископаемые. Международная морская торговля в Персидской державе находилась главным образом в руках финикийских купцов.

В экономике древних обществ большое значение имел труд рабов. В наиболее развитых областях Персидской державы рабы наравне со скотом являлись главным предметом движимой собственности, их продавали, передавали по наследству, дарили и т. д. Большое число рабов использовалось для выполнения различных видов домашней работы, а также в сельском хозяйстве, в царских каменоломнях и на строительных работах. Среди рабов было также некоторое количество квалифицированных ремесленников (ткачей, сапожников, каменщиков и т. д.).

Рабы выступали против плохих жизненных условий, несвоевременной выдачи пищи и т. д. Но об организованных массовых выступлениях рабов в странах Персидской державы данных нет. Это объясняется отсутствием крупных хозяйств, основанных на рабском труде. Правда, храмы и крупные дельцы владели сотнями рабов, но и в этих больших хозяйствах рабы чаще всего работали маленькими группами или в одиночку.

Общее количество рабов-военнопленных было довольно велико. Например, в Вавилонии продавали уведенных из Египта, Бактрии и других стран рабов — «добычу лука», а в Египте были рабы ливийского и киликийского происхождения.

В обширном царском хозяйстве в Иране были заняты работники (мужчины, женщины и подростки обоего пола), которые назывались курташ. Они работали круглый год партиями по несколько сот человек. Большинство курташ, находившихся в царской резиденции Персеполе, чаще всего было занято на строительных работах. Среди них имелись ремесленники всех специальностей (каменотесы, плотники, скульпторы, кузнецы, инкрустаторы и т. д.). Единовременно на строительных работах в Персеполе было занято не менее 4000 человек; строительство этого города продолжалось около 50 лет. Среди курташ были также пастухи овец, виноделы и пивовары.

Большинство курташ состояло из чужеземцев (египтян, сирийцев, вавилонян, ка-рийцев и т. д.), обращенных в рабство и насильственно угнанных в Персию. Но было и некоторое число людей из низов общества, работавших добровольно за плату. Часть курташ являлась также подданными государства, которые в течение года отбывали повинность в царском хозяйстве. По существу, это были подневольные работники, близкие рабам.

По сравнению с западными сатрапиями державы рабство в Персии имело ряд своеобразных черт. Ко времени возникновения своего государства персы знали только патриархальное рабство и труд рабов еще не имел серьезного экономического значения. В результате мировых завоеваний в Персии произошел скачок от примитивного, патриархального рабства к интенсивному использованию труда чужеземных рабов в сельском хозяйстве и ремесле. Но широко применялся он только в царском хозяйстве и в имениях знати.

 

§ 7. Религия и культура Персии

 

В идеологии Древнего Ирана большую роль сыграл зороастризм — религиозное учение, возникшее в Средней Азии приблизительно в VII в. до н. э. и названное так по имени своего основателя Заратуштры (в греческой передаче Зороастр).

Вскоре после своего возникновения зороастризм начал распространяться в Мидию, Персию и в другие страны иранского мира. По-видимому, в период правления последнего мидийского царя Астиага он уже стал официальной религией в Мидии. Жрецами зороастрийского культа хранители религиозных традиций мидийцев и персов.

Б Персии народные массы поклонялись древним божествам природы — Митре (бог солнца), Анахите (богиня воды и плодородия) и другим богам, в которых они почитали свет, луну, ветер и т. д. Зороастризм начал распространяться в Персии лишь на рубеже VI—'V вв. до н. э., т. е. в период царствования Дария I. Персидские цари, оценив преимущества учения Зороастра как своей новой официальной религии, тем не менее не отказались от культов древних богов, которым поклонялись иранские племена. В VI— IV вв. до н. э. зороастризм еще не стал догматической религией с твердо зафиксированными нормами, и поэтому возникали различные модификации нового религиозного учения. Одной из таких форм раннего зороастризма была персидская религия начиная со времени Дария 1.

Именно отсутствием догматической религии объясняется исключительная веротерпимость персидских царек. Например, Кир II всячески покровительствовал возрождению древних культов в покоренных странах и велел восстановить разрушенные при его предшественниках храмы в Вавилонии,   Эламе,   Иудее   и   т.   д.    После захвата Египта Камбиз короновался по египетским обычаям, участвовал в религиозных церемониях в храме богини Нейт в городе Саисе, поклонялся и приносил жерты и другим египетским богам. Дарий I объявил себя сыном богини Нейт. строил храмы Аммону и другим египетским богам. В храмах богов покоренных народов приносились жертвы от имени персидских царей, которые стремились добиться благожелательного к себе отношения. По свидетельству документов персепольского архива конца VI — начала V в. до н. э., в Перселоле и других городах Персии и Элама с царских складов отпускались продукты (вино, овцы, зерно и т. д.) для отправления культа не только верховного богов Ахура-Мазды (символ добра, света, правды) и других иранских богов, но также эламских и вавилонских богов. И хотя в перечне богов Ахура-Мазда упоминается всегда на первом месте, для его культа отпускается в три раза меньше вина, чем было предназначено для одного из эламских богов. Вообще боги иранского пантеона выступают в персепольских текстах реже, чем эламские боги, и, судя по размерам жертвоприношений и возлияний, они отнюдь не занимали привилегированного положения. Лишь только отсутствием догматической нетерпимости в древних религиях можно объяснить тот факт, что в одной арамейской надписи IV в до н. э., найденной в Малой Азии, говорится о бракосочетании между вавилонским богом Белом и иранской богиней Дайна-маздаясниш («маздаяснийская вера», т. е. зороастризм). Правда, когда в Вавилонии вспыхнуло восстание против персидского господства, Ксеркс разрушил главный храм этой страны Эсагилу и велел увезти оттуда в Персию статую бога Мардука. Он разрушал также и греческие храмы. Однако к этим действиям Ксеркс прибегал лишь в качестве крайней меры, стремясь лишить враждебное ему население помощи местных богов. В Иране Ксеркс провел религиозную реформу, направленную на централизацию культа. С ее помощью он по-видимому, хотел уничтожить храмы Митры, Анахиты и других древнеиранских божеств, отвергнутых Зороастром. Однако эта реформа оказалась обереченной на неудачу, так как через полвека указанные божества снова были официально признаны.

Хотя персидские цари не ущемляли религиозных чувств покоренных народов, они стремились не допустить чрезмерного усиления храмов. В Египте, Вавилонии, Малой Азии и других странах храмы были обложены государственными податями и должны были посылать своих рабов для использования в царском хозяйстве.

Для Персидской державы были характерны процессы интенсивного этнического смешения, синкретизма культур и религиозных представлений различных народов. Этому прежде всего способствовали более регулярные, чем в предшествующий период, контакты между различными частями государства. Чужеземцы легко включались в общественную и экономическую жизнь страны, где они поселились, постепенно ассимилировались местным населением, принимали его язык и культуру и в свою очередь оказывали определенное культурное влияние. Оживленные этнические контакты способствовали синтезу научных знаний, приемов искусства и постепенному возникновению, по существу, новой материальной и духовной культуры.

Персы и другие иранские народы заимствовали многие достижения цивилизации эламитов, вавилонян и египтян, развили их дальше и, таким образом, обогатили сокровищницу мировой культуры. Одним из крупных достижений персов было создание своеобразной клинописи. Персидская клинопись в отличие от аккадской, содержащей около 600 знаков, была почти алфавитной и имела всего немногим более 40 знаков.

Величественными памятниками персидской архитектуры являются дворцовые комплексы в Пасаргадах, Персеполе и Сузах.

Пасаргады расположены на высоте 1900 м над уровнем моря на обширной равнине. Здания города — древнейшие памятники персидской материальной культуры — сооружены на высокой террасе. Они облицованы светлым песчаником, красиво гранулированным и напоминающим мрамор. Царские дворцы были расположены среди парков и садов. Пожалуй, самый замечательный памятник Пасаргад, поражающий своей благородной красотой,— это сохранившаяся до сих пор гробница, в которой был погребен Кир II. Семь широких ступеней ведут в погребальную камеру шириной 2 м и длиной 3 м. К этой гробнице прямо или косвенно восходят многие аналогичные памятники, в том числе и галикарнасский мавзолей сатрапа Карий Мавсола, считавшийся в древности одним из семи чудес света.

Строительство Персеполя началось около 520 г. до н. э. и продолжалось приблизительно до 450 г. до н. э. Площадь города составляет 135 000 кв. м. У подножия горы была сооружена искусственная платформа, для чего пришлось выровнять около 12 000 кв. м неровной скальной поверхности. Построенный на этой платформе город был окружен с трех сторон двойной стеной из сырцового кирпича, а с восточной стороны примыкал к неприступной горной скале. В Персеполь можно было пройти по широкой парадной лестнице из 110 ступеней. Парадный дворец (апа-дана) Дария I состоял из большого зала площадью 3600 кв. м, окруженного портиками. Потолок зала и портиков поддерживали 72 тонкие и изящные колонны из камня высотой около 20 м. Ааадана служила для больших государственных приемов. Она была соединена с личными дворцами Дария I и Ксеркса. В ападану вели две лестницы, на которых до сих пор сохранились рельефы с изображениями придворных, личной гвардии царя, конницы и колесниц. На одной стороне лестницы тянется длинная процессия представителей 33 народов державы, нес} щих подарки и подать персидскому царю. Это настоящий этнологический музей с изображением всех характерных особенностей различных племен и народов. В Персеполе находились также дворцы других ахеменидских царей.

В трех километрах от Персеполя в скалах, носящих название Накш-и-Рустам. расположены гробницы Дария Т и нескольких других персидских царей, украшенные рельефами.

При Дарий 1 большое строительство велось и в Сузах. Материалы для сооружения дворцов доставлялись из 12 стран. Ремесленники  из многих  областей  были заняты на строительных и декоративных работах. О сооружении одного из сузских дворцов надпись Дария I сообщает следующее: «Земля была вырыта глубоко, гравий засыпан, сырцовый кирпич формован — вавилонский народ [все это] сделал. Кедр доставлен с горы Ливан. Ассирийский народ доставил его до Вавилона, а в Сузы его доставили карийцы и ионийцы. Дерево доставлено из Гандхары и Кармании. Золото, которое здесь использовано, доставлено из Лидии и Бактрии. Самоцветы, лазурит и сердолик, которые использованы здесь, доставлены из Согдианы. Бирюза, которая использовчана здесь, доставлена из Хорезма, серебро и эбеновое дерево из Египта, украшения для стен из Ионии, слоновая кость из Эфиопии, Индии и Ара-хосии. Каменные колонны, которые здесь использованы, доставлены из селения Аби-раду в Эламе. Работники, которые тесали камень, были ионийцы и лидийцы. Золотых дел мастера... были мидийцы и египтяне. Люди, которые инкрустировали дерево, были мидийцы и египтяне. Люди, которые формовали обожженый кирпич, были вавилоняне. Люди, которые украшали стену, были мидийцы и египтяне».

Колоссальные дворцовые комплексы, созданные трудом покоренных народов, символизировали мощь и  величие  новой мировой державы. Древ неперсидское искусство возникло в результате органического синтеза иранских художественных традиций и технических приемов с эламскими, ассирийскими, египетскими, греческими и другими чужеземными традициями. Несмотря на некоторый эклектизм, ему присущи внутреннее единство и своеобразие, так как это искусство в целом — результат специфических исторических условий, самобытной идеологии и социальной жизни, давших заимствованным формам новые функции и значение.

Среди предметов древнеперсидского искусства встречаются металлические чаши и вазы, высеченные из камня кубки, ритоны из слоновой кости, ювелирные изделия, скульптура из лазурита и т. д. Особенно удавались персидским мастерам и пользовались большой популярностью художественные изделия, на которых реалистично изображались домашние и дикие животные (бараны, львы, кабаны и т. д.). Среди художественных произведений значительный интерес вызывают цилиндрические печати, вырезанные из агата, халцедона, яшмы и т. д. Украшенные изображениями царей, героев, фантастических и реальных существ, они до сих пор поражают зрителя совершенством форм и оригинальностью сюжета.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История (Иловайский): Древняя история. Средние века. Новая история

 

История Геродота

 

Проза и поэзия Древнего Востока

 

Искусство Древнего Китая

 

Искусство Древнего Египта

 

Всеобщая История Искусств



Rambler's Top100