Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Всемирная история

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА


Учебники

 

Глава 21. ДРЕВНИЕ ГОСУДАРСТВА АРАВИЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА

 

 

Древняя история арабов — одна из малоисследованных страниц истории человечества. Изоляция племен Аравии, хотя и неполная, от таких центров цивилизации, как Египет, Месопотамия и другие, обусловила оригинальность и специфичность исторического развития древне-аравийских обществ.

 

§ 1. Страна и население.

 

Источники и история изучения Древней Аравии

Географическое положение и природная среда. Аравийский полуостров — крупнейший в Азии — занимает площадь около 3 млн. кв. км. Он омывается на западе Красным морем, на востоке — водами Персидского и Оманского заливов, а с юга — Аденским заливом и Аравийским морем.

Огромные просторы Аравии заняты большей частью выжженными палящим солнцем пустынями (Руб-эль-Хали и др.), покрытыми редкой и скудной растительностью. Северная часть полуострова, так называемая «Пустынная Аравия», на западе смыкалась с каменистой пустыней Синайского полуострова, а на севере переходила в полупустынную Сирийско-Месо-потамскую степь. Вдоль Западного побережья Красного моря также тянулась пустыня, изобиловавшая солончаками.

Рек на территории Аравии мало, к тому же лишь некоторые из них доносили свои воды до Красного моря, большая же часть представляла собой «вади»— сухие русла, наполнявшиеся водой зимой в период дождей, а затем пересыхавшие и исчезавшие в песках. Для безводной Аравии вода всегда представляла первостепенную проблему. Поэтому тщательно собирались дождевые осадки, вода подземных источников, сооружались искусственные водохранилища (цистерны, колодцы, каналы, отстойники) и мощные плотины. Благоприятные для жизни, удобные для земледелия области располагались в основном в юго-западной и южной частях полуострова, представлявших собой возвышен-ные плато, прорезанные долинами «вади».

Аравийский полуостров обладал значительными природными богатствами и прежде всего славился на Древнем Востоке как страна благовоний и пряностей. Ладан, мирра, бальзам, алоэ, корица, шафран — вот далеко не полный перечень ценных растений и их продуктов, которые составляли богатства Аравии. Благовония и пряности использовались при отправлении религиозных культов, в медицине, древней косметике и парфюмерии, как приправа к пище. Их покупали во всех древневосточных странах, а позднее и на западе — в Греции и Риме.

В окружающих Аравию морях добывался жемчуг, красные и редкие черные кораллы.    На    территории    полуострова встречались металлы: золото в виде песка и самородков, серебро, олово, свинец, железо, медь, сурьма. Горные хребты на юго-западе и юго-востоке были богаты белым мрамором, ониксом и лигдином (разновидности алебастра). Имелись и драгоценные камни: изумруды, бериллы, бирюза и др. Встречались соляные месторождения.

Через Аравийский полуостров проходил ряд торговых путей. Главный назывался «путем благовоний». Он начинался на юго-западе Аравии и шел вдоль берега Красного моря на север, к побережью Средиземного моря, разветвляясь севернее залива Акаба: одна дорога шла к прибрежным городам Газа и Ашдод, а другая направлялась на Тир и Дамаск. Еще одна торговая дорога пролегала через пустыню из Южной Аравии в Южную Месопотамию. Северную часть полуострова и Сирийско-Месопотамскую степь пересекали торговый путь, идущий из Ниневии в Дамаск, в Сирию, и дорога из Вавилона через пустынную Аравию к границам Египта. Помимо сухопутных имелись и морские пути. По Красному морю, Персидскому заливу и Аравийскому морю Аравия поддерживала контакты со странами Восточной Африки и Индией, откуда для транзитной торговли поступали многочисленные, пользующиеся активным спросом на Древнем Востоке товары: красное, эбеновое (черное) и сандаловое дерево, благовония и пряности, слоновая кость, золото, камни-самоцветы. На Красноморском побережье находились важные для мореплавателей гавани.

Население Аравийского полуострова и Сирийско-Месопотамской степи. Следы обитания человека на территории Аравии встречаются со времен палеолита. Есть памятники, датируемые мезолитом и неолитом  (от X до V тысячелетия до н. э.).

Точных данных о населении Аравийского полуострова в IV—-III тысячелетиях до н. з. нет. В шумерских документах упоминаются страны Маган и Мелухха, с которыми во второй половине III тысячелетия до н. э. имели контакт обитатели Двуречья, и некоторые исследователи склонны локализовать Маган на Восточном побережье Аравии.

Во II тысячелетии до н. э. в юго-западной части Аравийского полуострова складываются союзы ряда племен: сабеев, минеев, катабанцев и других, говоривших на южноаравийских диалектах семитских языков. Обитателями северо-западной части Аравии во II тысячелетии до н. э. были племена мидианитян.

Множество кочевых семитоязычных племен населяло центральные и северные области Аравийского полуострова (наба-теи, самуд и др.).

Источники по древней истории Аравии. Их можно разделить на четыре основных вида: эпиграфический материал, вещественные памятники, письменные документы из других древневосточных стран и свидетельства античных авторов.

Сохранилось более 5000 южноаравийских надписей на камне, бронзе, керамике, которые по своему содержанию распадаются на две группы: государственные документы (указы, описания военной и внутриполитической деятельности царей, строительные и посвятительные надписи) и частноправовые (межевые, надгробные надписи, долговые документы, надписи на оросительных сооружениях и др.). Большая их часть найдена ка территории Южной Аравии, некоторые обнаружены в Северной и Центральной Аравии. Часть надписей найдена за пределами полуострова: в Египте, Месопотамии, на острове Делос, в Палестине, Эфиопии,— где, возможно, были торговые поселения или кварталы купцов и переселенцев из Южной Аравии. В Северной и Центральной Аравии найдены местные (самудские, набатейские) надписи, в основном надгробные и посвятительные. Датировка южноаравийских надписей спорна: ряд ученых относят самые древние из них к рубежу II и I тысячелетий до н. э., другие датируют их VIII веком до н. э., а некоторые — даже V веком до н. э. Эпиграфические документы представляют собой единственный, собственно аравийский письменный материал для восстановления древней истории этого района.

Исключительно интересны развалины Мариба, главного города Сабейского царства (к северо-востоку от Саны, столицы Йеменской Арабской Республики). Выявлена планировка города, обнаружены развалины дворца, остатки крепостных стен и башен, погребальные сооружения, скульптуры. Поражают руины грандиозной Марибской плотины, расположенной к западу от города. Были открыты и остатки столицы Катабана — Тимны: это развалины крепостных сооружений, больших общественных зданий, храмов, некрополя, произведения искусства. По остаткам дерева, обнаруженным в нижних слоях городища, с помощью радиоуглеродного анализа была установлена приблизительная дата возникновения Тимны — IX— VIII вв. до н. э. Интересные архитектурные сооружения и скульптура обнаружены в столице   набатейского   царства — Петре.

Краткие сведения об арабах и Аравии сохранились в документах, происходящих из других стран Древнего Востока: в Библии, ассирийских летописях, надписях нововавилонских и персидских царей и др.

Античные авторы также оставили ряд сведений о Древней Аравии. Они встречаются в «Истории»  Геродота   (V  в. До н. э.), «Истории растений» Феофраста (IV в. до н. э.), «Исторической библиотеке» Диодора (I в. до н. э.), «Географии» Страбона (I в. до н. э.— I в. н. э.) и др. Особенно подробны сведения древних авторов о географии Аравии, возможно, носившие чисто практический характер. Стремление персов, греков, римлян освоить Красное море, Персидский залив, выйти в открытый океан и добраться до Индии приводило к созданию подробных «Перип-лов»— описаний плаваний, в которых нашла отражение характеристика берегов Аравии, караванных, морских дорог, городов и портов, жителей и их обычаев.

Изучение истории Древней Аравии. Оно началось с путешествий, в ходе которых накапливался эпиграфический материал, собирались этнографические и картографические данные, зарисовывались руины и памятники.

Исследование древней истории Аравии с XIX в. развивается в нескольких направлениях. Одно из важнейших — сбор, публикация и изучение эпиграфического материала. Другое направление — археологическое исследование памятников Древней Аравии, которое пока еще не достигло значительного развития. Изучены памятники Заиорданья, Южной Палестины и Северо-Западной Аравии, преимущественно набатейские. В 50—60-е годы XX в, в Южной Аравии проводился цикл археологических работ американской экспедицией: раскопки столицы Сабы Мариба, окрестных памятников и столицы Ката-бана Тимны.

Первые сводные труды по истории Аравии появились в конце XIX в. XX век привел к значительному развитию отраслей науки, занимающейся изучением древней истории Аравии (семитологии, арабистики, сабеистики, название которой происходит от наименования одного из крупных государств Южной Аравии — Сабы). Были созданы и продолжают создаваться труды, посвященные древней истории арабов в целом, отдельным государствам и народам Аравии, а также наиболее важным проблемам; исторической географии, экономике, политическому строю, культуре и религии, хронологии, ономастике и др. В Бельгии, Франции, Австрии, США сложились научные школы сабеистов.

Описания русских путешественников {купцов, паломников, дипломатов ученых), побывавших в Аравии, издание в России сочинений зарубежных путешественников положили начало знакомству с ее древностями и их изучению в нашей стране в XIX — начале XX в.

В советское время такие крупнейшие ученые, как И. Ю. Крачковский и Н. В. Пи-гулевская, заложили капитальные основы советской арабистики и сабеистики. В 60— 80-е годы эта отрасль исторической науки достигла высокого развития. Советские ученые успешно занимаются разработкой проблем социально-экономических отношений в южноаравийском обществе, в ходе которой сделан принципиально важный вывод о раннерабовладельческом характере этого общества, отмечены сохранившиеся в нем традиции родоплеменного строя, выявлены общие и особенные черты общества Южной Аравии в сравнении с другими обществами Древнего Востока и античного мира. Большое внимание уделяется проблемам политического строя государств Южной Аравии, культуре и религии народов, населявших ее в древности, весьма сложной и еще не решенной окончательно проблеме хронологии Аравии. Издаются надписи и изучается язык южноаравийской письменности. В 80-е годы советские ученые в составе советско-йеменской комплексной экспедиции (СОЙКЭ) ведут археологические и этнографические исследования на территории НДРЙ в районе Хадрамаута и на острове Сокотра.

 

§ 2. Североаравийские племена и государственные образования

 

На периферии крупных государств Месопотамии и небольших княжеств Восточносредиземноморского побережья находилась обширная территория Сирийско-Месопотамской степи и Северной Аравии, населенная в древности рядом племен: ариби, кедреи, набатеи, самуд и других, ведших кочевой образ жизни.

Главным занятием населения было скотоводство. Разводили лошадей, ослов, крупный и мелкий рогатый скот (в том числе курдючных овец), но в первую очередь верблюдов. Верблюд давал кочевнику все: его мясо и молоко шли в пишу, из верблюжьей шерсти изготовляли ткани, из шкур — кожевенные изделия, навоз употреблялся как топливо. Верблюды рассматривались в качестве эквивалента стоимости. «Верблюд — корабль пустыни» был идеальным средством передвижения.

Режим кочевого хозяйства и образа жизни зависел от природных условий. Зимой, во влажный период года, когда выпадали дожди, кочевники уходили со своими стадами в глубь пустыни, где имелась сочная зелень и русла «вади» наполнялись водой. С наступлением весны, в апреле — мае, когда исчезал зеленый покров и пересыхали «вади», люди откочевывали на весенние пастбища, где имелись искусственные водохранилища: цистерны, колодцы, водоемы, остатки которых обнаружены археологами на территории Сирийской пустыни и Северной Аравии. В июле — августе наступало самое жаркое время года, источники пересыхали, и кочевники отходили на окраины пустыни, приближаясь к рекам и побережьям, выходя в земледельческие зоны с постоянными источниками воды.

У этих народов господствующими все еще были родоплеменные отношения. Существовали племенные союзы и небольшие государства. Возможно, некоторые из них можно назвать княжествами, например Набатею. Их правители в ассирийских документах обычно именовались «царями», видимо, по аналогии с правителями других государств, но более правомерно было бы называть  их  «шейхами».   Иногда  вместо «царей» во главе племенных союзов стояли «царицы», что, вероятно, говорит о сохранении пережитков матриархата.

У арабских племен и княжеств постепенно складывалась своя военная организация, тактика, элементы военного искусства. У них не было регулярной армии — все взрослые мужчины племени были воинами, да и женщины нередко принимали участие в походах. Сражались воины на верблюдах, на каждом — обычно по двое: один погонял верблюда, другой стрелял из лука или действовал копьем. Арабы-кочевники выработали и свою тактику ведения военных действий: неожиданные набеги на противника и быстрое исчезновение в безбрежной пустыне.

Находясь по соседству с сильными древневосточными царствами — Египтом и Ассирией, а также с небольшими государствами Восточносредиземноморского побережья, часто подвергавшимися нападению со стороны могущественных держав и к тому же враждовавшими друг с другом, североарабские племенные союзы и княжества часто вовлекались в международные противоречия того времени, что особенно характерно для IX — VII вв. до н. э., когда Ассирийское государство начало целенаправленное наступление на Восточносредиземноморское    побережье.

Одно из первых столкновений Ассирии с арабами относится к середине IX в. до н. э.: в 853 г. в битве при Каркаре в Сирии Салманасар III разбил войска обширной коалиции, в состав которой входили и арабы. В дальнейшем Тиглатпала-сар III, Саргон II, Синаххериб усилили ассирийское продвижение на запад, что неминуемо привело к учащению столкновений с арабскими племенами и княжествами, в ходе которых против них предпринимались карательные экспедиции, взималась дань (золотом, скотом, особенно верблюдами, благовониями и пряностями), разорялись занимаемые ими территории, крепости, водные источники и т. д. В правление Асархаддона арабские племена и княжества оказались преградой для Ассирии на пути к завоеванию Египта. Однако ему удалось подчинить некоторые из них, заставить пропустить ассирийское войско через свои земли и дать верблюдов для перехода по пустыне к границам Египта, что способствовало его покорению в 671 г. до н. э. Ашшурбанапал вел наиболее крупные войны с арабами в связи с тем, что они не только все больше сплачивались между собой, но и вступали в союзы с другими государствами против Ассирии: с Египтом, Вавилоном и др. В 40-х годах VII в. до н. э. он после нескольких походов добился полного покорения мятежных арабских княжеств и племен, но власть Ассирии   над   ними   была   номинальной.

Кратковременное господство Нововавилонского царства на международной арене сопровождалось и его попыткой закрепиться в Аравии. Набонид захватил один из главных центров Северной Аравии — город Тейму и на несколько лет сделал ее своей резиденцией, покорил ряд других аравийских городов и оазисов, что позволило сосредоточить в руках Вавилона важнейшие торговые пути.

Возвышение Персидского государства и развитие его завоевательных планов привело к установлению контактов персов с арабами северной части полуострова. По договору с ними персидский царь Камбиз во время похода на Египет в 525 г. до н. э. получил право прохода через земли арабов-набатеев и согласие на снабжение водой персидского войска на все время пути через пустыню. В надписях персидских царей, в частности Дария 1, Аравия названа в числе их владений, однако, по словам Геродота, «арабы никогда не были под игом персов», хотя и приносили ежегодные дары в виде 1000 талантов (более 30 т) ладана и во время походов включались в состав персидской армии. Они участвовали в греко-персидских войнах на стороне персов (V в. до н. :->.), оказывали ожесточенное сопротивление греко-македонским войскам во время похода Александра на Восток (IV в. до н. э.), особенно в боях за город Газу, Уже завершив восточный поход, Александр собирался воевать с арабами, не приславшими ему посольства с выражением покорности, но смерть помешала этим планам.

 

§ 3. Южноаравийские государства в древности

 

Политическая история. На юге и юго-западе Аравийского полуострова, на территории современных Йеменской Арабской и Йеменской Народно-Демократической Республик существовал в древности ряд государственных образований, являвшихся важнейшими центрами древнейеменской цивилизации. Самым северным был Майн с главными городами Иасиль и Карнаву. Южнее Майна располагалась Саба с центром в Марибе. Южнее нее — Катабан со столицей в Тимне. Южнее Катабана находилось государство Аусан, а восточнее — Хадрамаут со столицей Шабва.

Возникновение древнейеменских государств относится к IX—-VIII вв. до н. э. В VI—V вв. Майн, Катабан, Аусан, Хадрамаут и Саба вступают в борьбу за преобладание. Об ожесточенном ее характере свидетельствует, например, война Сабы, Катабана и Хадрамаута против Аусана, в ходе которой были перебиты 16 000 аусан-цев, разрушены и сожжены его важнейшие города, а само государство вскоре поглощено Катабаном. Майн с трудом сдерживал экспансию Сабы и Катабана, пока в I в. до н. э. не попал в зависимость от последнего. Хадрамаут то входил в состав Сабейского царства, то выступал в роли независимого государства, его союзника или противника. В III—I вв. до н. э. Катабан становится одним из сильнейших государств юга Аравии, но уже в I в. до н. э. он был разбит, а его территория разделена между Сабой  и  Хадрамаутом.

Самым могущественным в I тысячелетии до н. э. было Сабейское царство, в период своего расцвета занимавшее территорию от Красного моря до Хадрамаута (порой включая и его) и от Центральной Аравии до Индийского океана.

В конце Ц в. до н. э. выдвинулось новое, Химьяритское государство со столицей Зафар, до этого времени входившее в состав Катабана. К началу IV в. н. э. оно установило свою гегемонию над всей Южной Аравией. С середины I тысячелетия до н. э. и почти до середины I тысячелетия н. э. Аравия находилась в тесных, главным образом торговых, контактах с Грецией, Птолемеевским Египтом и Римской империей. В химьяритский период мирные отношения и военные столкновения связали судьбы Южной Аравии и Аксума (Эфиопия).

Экономика. Экономика южноаравийских государств характеризуется в первую очередь развитием ирригационного земледелия и кочевого скотоводства. В земледельческих районах, в долинах рек выращивали злаки — пшеницу, полбу, ячмень, бобовые культуры и овощи. По горным склонам, обработанным в виде террас, размещались виноградники. Территории оазисов были заняты рощами финиковых пальм. Важное хозяйственное значение имело выращивание благовонных деревьев, кустарников и пряностей. Земледелие было возможно лишь при наличии искусственного орошения, поэтому строительству ирригационных сооружений уделялось серьезное внимание. Марибская плотина и другие обширные постройки служили основой южноаравийского земледелия. Особенно грандиозным сооружением была Марибская плотина (600 м длины, более 15 м высоты), построенная в VII в. до н. э. и просуществовавшая тринадцать веков.

Наряду с земледелием было развито скотоводство: разводили крупный рогатый скот, овец (курдючных и тонкорунных), верблюдов. Из отраслей ремесла нужно выделить обработку камня и строительное дело, добычу и обработку металлов, гончарное производство, ткачество, кожевенное дело.

Специализация хозяйства в.различных природных зонах Аравии, наличие ряда ценных продуктов (например, пряностей и благовоний), выгодное географическое положение способствовали развитию торговли сразу в нескольких направлениях: обмен между земледельческими и скотоводческими районами Аравии; международная торговля благовониями со многими странами древневосточного и античного мира; наконец, транзитная торговля с Ближним Востоком индийскими и африканскими товарами. В зависимости от изменений направлений торговых путей менялась роль отдельных южноаравийских государств.   На   первых   порах   процветал Майн, державший в своих руках знаменитый «путь благовоний» и имевший торговые фактории вплоть до острова Делос в Эгейском море и в Месопотамии, затем Саба, захватившая Майн и торговые пути в свои руки. Далее Катабан и Хадрамаут установили через Персидский залив непосредственные контакты с долиной Тигра и Евфрата, а через Баб-эль-Мандебский пролив — с побережьем Восточной Африки.

В конце I тысячелетия до н. э. ряд факторов привел к сильным потрясениям в экономике Южной Аравии. Один из них — изменения торговых путей: египтяне, персы, греки установили прямые контакты с Индией; преобладающую роль стали играть не сухопутные, а морские торговые пути (этому способствовало открытие эффекта постоянных" ветров — муссонов, совершенствование техники мореходства, возросшая роль Персидского залива по сравнению с Красным морем). Другой фактор — изменение климата в сторону большей засушливости и наступление пустынь на плодородные оазисы и земледельческие зоны. Третий — постепенное разрушение ирригационных сооружений, стихийные бедствия, которые не раз приводили к крупным катастрофам, например к неоднократным прорывам Марибской плотины. Усилилась инфильтрация бедуинов в оседлые земледельческие зоны. Сказывались последствия длительной изоляции Аравии от других государств Древнего Востока. Наряду с усложнением внутри-и внешнеполитической обстановки и постоянными войнами все это привело к упадку южноаравийских государств.

Общественный и политический строй Южной Аравии. В середине II тысячелетия до н. э. из южноарабской языковой и племенной общности началось выделение крупных племенных союзов: миней-ского, катабанского, сабейского. В конце II — начале I тысячелетия до н. э. в результате развития производительных сил стали меняться производственные отношения. На территории древнего Йемена возникли классовые раннерабовладель-ческие общества. Наметился рост имущественного неравенства, выделились знатные роды, которые постепенно сосредоточили в своих руках политическую власть.

Образовались такие социальные группы, как жречество и купечество.

Главное средство производства — земля находилась в собственности сельских и городских общин, которые регулировали водоснабжение, осуществляли передел между общинниками, владевшими участ-.чами землИ) выплачивавшими налоги и выполнявшими повинности в пользу государства, храмов, общинной администрации. Основной хозяйственной ячейкой была большая патриархальная семья (или оольшесемейная община). Она могла владеть не только общинным участком земли, но приобретать другую землю, получать ее по наследству, осваивать новые участки, устраивая на них оросительные сооружения: орошенная земля переходила в собственность того, кто «оживил» ее. Постепенно знатные семьи добивались изъятия своих владений из системы общинного передела, заводили на них доходное хозяйство. Семьи различались по имущественному положению, и даже внутри семьи было заметно неравенство ее членов.

Особую категорию земель составляли весьма обширные храмовые владения. Много земли было в руках государства, и этот фонд пополнялся за счет завоеваний, конфискаций, принудительной скупки земли. Весьма значительным был личный фонд земель правителя и его рода. На государственных землях работало покоренное население, выполнявшее целый ряд повинностей и являвшееся, по существу, государственными рабами. Эти земли часто отдавались в условное владение обедневшим семьям свободных колонистов вместе с рабами. В храмовых владениях работали в порядке выполнения повинностей свободные люди, лица, посвященные тому или иному божеству, и храмовые рабы.

Рабы в основном рекрутировались из числа военнопленных, приобретались путем купли-продажи, обычно из других областей древневосточного мира (из Газы, Египта и др.). Долговое рабство было распространено слабо. Документы говорят о наличии рабов в частных и храмовых хозяйствах, в хозяйстве правителя и его рода. В больших патриархальных семьях они приравнивались к младшим членам семьи. Рабы, принадлежавшие правителю, могли иногда возвыситься, занять привилегированное положение среди себе подобных, выполнять административные функции. Но какое бы положение ни занимал раб, при упоминании его имени никогда не называлось имя его отца и рода, ибо это было признаком свободного человека. Древнейеменское общество было ранне-рабовладельческим, сохранившим, однако, родоплеменной уклад и традиции, с постепенно развивавшейся тенденцией к социальному расслоению, увеличению роли рабства.

Процесс формирования раннеклассового общества привел к превращению племенных союзов в государство. В условиях Аравии медленный ход этого процесса способствовал не радикальному разрушению политических институтов родо-племенного строя, а их приспособлению к новым порядкам классового общества, их трансформации из племенных в государственные органы. Систему политического устройства южноаравийских государств можно показать на примере Сабейского царства.

Оно состояло из 6 «племен», из которых три принадлежали к числу привилегированных, а три других занимали подчиненное положение. Каждое племя делилось на крупные ветви, последние — на более мелкие, а они, в свою очередь,— на отдельные роды. Племена управлялись вождями — кабирами, происходившими из знатных родов и образовывавшими коллегиальный орган. Возможно, в племенах были и советы старейшин.

Привилегированные племена выбирали из представителей знатных родов на определенный срок (в Сабе — на 7 лет, в Ка-табаке — на 2 года и т. д.) эпонимов — важных должностных лиц государства, выполнявших жреческие обязанности, связанные с культом верховного бога Астара, осуществлявших также астрономические, астрологические, календарные наблюдения и некоторые хозяйственные функции по организации земле- и водопользования. По эпонимам датировались государственные и частноправовые документы, велось летосчисление. Эпонимы вступали в должность в возрасте 30 лет и по истечении срока полномочий входили в совет старейшин.

Высшими должностными лицами, обладавшими исполнительной властью и осуществлявшими управление Сабейским государством, были до III—II вв. до н. э. мукаррибы. В их функции входили хозяйственная, главным образом строительная, деятельность, сакральные обязанности (совершение жертвоприношений, устройство ритуальных трапез и др.), государственная деятельность (периодическое возобновление племенных союзов, издание государственных документов, юридических актов, установление границ городских территорий, частных владений и т. д.). Должность мукаррибов была наследственной.

Во время войны мукаррибы могли присваивать себе функции предводительства ополчением, и тогда они получали на время титул «малик»— царь. Постепенно мукаррибы сосредоточили в своих руках прерогативы царской власти, и в конце I тысячелетия до н. э. их должность фактически превратилась в царскую.

Верховным органом Сабейского государства был совет старейшин. В него входили мукарриб и представители всех 6 сабейских «племен», причем непривилегированные племена имели право лишь на половинное представительство. Совет старейшин имел сакральные, судебные и за-i конодательные функции и административно-хозяйственные. Примерно аналогичное устройство имели и другие южноаравийские государства.

Постепенно в южноаравийских государствах наряду с племенным возникло и территориальное деление. Основу его составляли города и поселения с примыкающей к ним сельской округой, имевшие свою автономную систему управления. Каждый сабейский гражданин- принадлежал к одному из кровно-родственных племен и в то же время входил в СОСТЭЕ определенной   территориальной   единицы.

 

§ 4. Культура Древней Аравии

 

Важным достижением древнеаравийской цивилизации было создание алфавитной системы письма, отличающейся четкостью шрифта и геометрическим характером знаков, число которых равнялось 29. Писали справа налево или способом «бустрофедон» (букв, «поворот быка», т. е. чередуя направления); письмо была двух видов: «монументальное» и «курсивное». Согласно наиболее распространенным гипотезам, южноаравийские алфавиты происходят либо от финикийского, либо от протосинайского (названного так пс надписям, найденным на Синае) алфавитов. Жители Северо-Западной Аравии — набатеи — в середине I тысячелетия до н. э. тоже создали алфавитное письмо, имевшее своим прототипом арамейский, восходящий к финикийскому, алфавит. Значительным достижением является создание монументальной архитектуры. Исследованные археологами развалины древних городов: Мариба, Тимны, Шабвы, Карнаву — показывают, что города строились в   форме   прямоугольника,   их   обносили

стенами, сложенными из тщательно притесанных каменных глыб и достигавшими 10—12 м в высоту, защищали мощными квадратными башнями. Обнаружены руины многочисленных храмов, из них наиболее интересен овальный (350 м в окружности) храм бога луны Алмакаха близ развалин Мариба. Поражал воображение город Петра, расположившийся в скалистой впадине и своими постройками внедрявшийся в скалы.

Получила развитие скульптура, материалом для которой служили алебастр, бронза, глина. Каменные скульптурные изображения человека, особенно его лица, обычно схематизированы и подчиняются строго закрепленному канону. Бронзовые и золотые фигурки животных (быков, верблюдов, лошадей) и людей (например, воинов) отличаются динамикой и выразительностью.

Интересно и искусство росписи, существовавшее с древнейших времен (наскальные изображения). Особенно широко роспись применялась при изготовлении керамики. Преобладающим был геометрический орнамент (зигзаги, полосы, волнистые линии). Делали полихромные фрески.

Религия населения Аравийского полуострова носила политеистический характер. Во II тысячелетии до н. э. в Южной Аравии главным богом был Астар, в дальнейшем почитавшийся как верховное божество у сабеев. Со временем у племен Южной Аравии большую роль стал играть бог луны, называвшийся у сабеев Алмакахом. Богу луны был посвящен бык, фигурки которого с углублениями для стока жертвенной крови часто встречаются в его святилищах. Почитались также небо, солнце, ряд планет.

Верховным божеством набатеев был Душара («владыка горной цепи, страны») — бог, творец мира, громовержец, бог войны, покровитель царской власти, воскресающий и умирающий бог природы и плодородия. Наряду с Душарой набатеи почитали божество, именуемое Илаху, или Аллаху (т. е. просто «бог»), которое, вероятно, тоже имело функции верховного божества.

Наряду с мужскими почитались и женские божества: супруги богов и их женские ипостаси, например: богиня ал-Лат, женская ипостась Аллаху, которая считалась «матерью богов», Мануту — богиня судьбы и охранительница погребений. СОЙКЭ обнаружила в Хадрамауте храмы двух женских божеств. Обычно женские божества занимали подчиненное положение в аравийском пантеоне и именовались «дочерьми бога».

В Южной Аравии в городах сооружались многочисленные храмы, посвященные одному или нескольким богам. Для Северной Аравии более типичны не храмы, а так называемые высоты: святилища на холмах, скалах, возвышенностях под открытым небом, где находились культовые помещения, ниши для изображений богов, алтари и «бетэли» {«дома богов»), представлявшие собой камни пирамидальной и конической формы, считавшиеся воплощением и жилищем бога. Иногда на них имелось изображение божества, но вообще для древних религий Аравии не характерно наличие культовых изображений.

Служение богам осуществлялось жреческими родами. В Южной Аравии главные жреческие функции выполнялись эпонимами и мукаррибами. Из эпонимных родов выходили и жрицы, связанные с культами орошения и плодородия, служившие «дочерям бога».

Древнеарабская политеистическая религия просуществовала вплоть до ислама. Кроме того, контакты Аравии с ближневосточными соседями и греко-римским, а затем и византийским миром привели к проникновению сюда в первых веках нашей эры иудаизма, а со II—V вв.— к распространению христианства, в том числе и в форме различных ересей.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История (Иловайский): Древняя история. Средние века. Новая история

 

История Геродота

 

Проза и поэзия Древнего Востока

 

Искусство Древнего Китая

 

Искусство Древнего Египта

 

Всеобщая История Искусств





Rambler's Top100