Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Всемирная история

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА


Учебники

 

Глава 20. КАРФАГЕН В IX—III ВВ. ДО Н. Э.: ОТ ФИНИКИЙСКОЙ КОЛОНИИ ДО ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ

 

 

Ранний период истории Карфагена.

Финикийские колонии в Западном Средиземноморье стали основываться на рубеже II—I тысячелетий до н. э. Уже к началу I тысячелетия некоторые из них, например город Утика в Северной Африке и Гадес в Испании, превратились в крупные городские центры. Однако из всех финикийских колоний наибольшего экономического процветания и политического могущества достиг Карфаген (Новый город), основанный выходцами из финикийского города Тира в конце IX в. до н. э. (в 825 или в 814 г. до н. э.).

Карфаген, удобно расположенный в центре Средиземного моря, на перекрестке торговых и морских путей, постепенно стал укрепляться и богатеть.

Первые поселенцы были вынуждены платить денежные взносы за право жить на земле местных племен. Земель для занятий сельским хозяйством было мало, и оно не играло значительной роли в раннем Карфагене. Однако по мере того как богател город, его жители и городские власти увеличивали земельные владения вокруг города, захватывая землю или арендуя ее у местных племен.

Карфаген — центр финикийских колоний Западного Средиземноморья. С середины VII в. до н. э. начинается новый период истории Карфагена, продолжавшийся приблизительно  около двух столетий.

 Его можно определить как время превращения города Карфагена в центр финикийских колоний Западного Средиземноморья. Насильственному объединению финикийских колоний вокруг Карфагена способствовало несколько причин: ослабление политических связей с метрополией, вызванное зависимым положением городов Финикии под властью Ассирии и Персии; энергичная колонизация Южной Италии, Сицилии и Западного Средиземноморья греками, грозившая утвердить их влияние на наиболее выгодных торговых и морских путях; наконец, внутреннее развитие финикийских колоний Западного Средиземноморья, требовавшее известной координации и совместных действий.

К середине VII в. до н. э. Карфаген — уже самый крупный финикийский город в Северной Африке, с хорошо развитым ремеслом, связанный торговыми отношениями со многими областями Средиземноморья. Значительно увеличились население и территория города. Удобная естественная гавань Карфагена была расширена за счет строительства искусственной гавани, которая предназначалась для военных судов.

Карфагену уже тесно в рамках города-государства, и он начинает активную внешнюю экспансию. Она выражалась, с одной стороны, в выведении карфагенских колоний в разные части Западного Средиземноморья, а с другой — в установлении протектората над существовавшими там финикийскими колониями. Первой карфагенской колонией вне Африки был город Эбес на Питиусских островах близ Испании (середина VII в. до н. э.). Опираясь на Эбес как на свою основную базу, карфагеняне разгромили сильный финикийский город Гадес, сопротивляющийся проникновению Карфагена в Испанию, и утвердились на юге Пиренейского полуострова (конец VII—VI в. до н. э.>. Попытка карфагенян проникнуть на Восточное побережье полуострова оказалась неудачной из-за противодействия греков, основавших колонию Массалию и ряд поселений на восточном берегу Испании. В середине VI в. до н. э. Карфаген ведет активную политику в Сицилии и ставит под свой контроль финикийские города, расположенные в западной части острова.

Таким образом, к середине VI в. до н. э. Карфаген стал центром крупного государственного объединения, владения которого раскинулись на юге Испании, на западе Сицилии, на Питиусских островах и в Северной Африке,

Карфагеняне удачно использовали изменение обстановки на Ближнем Востоке конца VI в. до н. э. и установили контакты с великой Персидской державой, которая объединила весь ближневосточный мир. Даже неравноправный союз с Персией был выгоден Карфагену, ибо он позволял вести более активную политику против греческих городов Сицилии и Южной Италии, на островах Корсика и Сардиния.

Большим успехом внешней политики Карфагена в середине VI в. до н. э. было заключение дружественного договора с могущественными этрусками, жившими в Центральной Италии. Опираясь на этот союз, Карфаген начал вести активную политику в Сицилии и на островах Сардиния и Корсика. В 535 г. до н. э. объединенный карфагенско-этрусский флот разбил греков в морской битве при Алалии (остров Корсика). Союзники поделили сферы влияния: этруски стали осваивать Корсику, а карфагеняне повели наступление на Сардинию и закрепились на юге острова. Используя результаты победы при Алалии и ослабление в связи с этим греческого влияния в Испании, Карфаген изолировал наиболее крупное государство в Испании — своего постоянного соперника Тартесс — и разгромил его (20-е годы VI в. до н. э.). Правда, дальнейшему распространению карфагенского влияния в Испании был положен предел жителями греческой Массалии, которые разбили карфагенский флот, но на юге Пиренейского полуострова господство   карфагенян   было   прочным.

В начале V в. до н. э., воспользовавшись нашествием Персии на Грецию (греко-персидские войны 500—449 гг. до н. э.), Карфаген начал новое наступление на греческие города в Сицилии, пользуясь поддержкой этрусков. Но два страшных поражения (при Гимере в 480 г. и Кумах в 474 г. до н. э.) приостановили экспансию карфагенян в Сицилии. Карфагену удалось сохранить лишь несколько городов на крайнем западе острова и держать упорную оборону.

Поражение карфагенян в Италии и Сицилии усугубилось неудачами Персии в греко-персидских войнах, после чего она не могла проявлять политической активности вне пределов Восточного Средиземноморья, тем самым оставив на произвол судьбы своего бывшего союзника — Карфаген.

Создание Карфагенской державы. Период наивысшего расцвета Карфагена продолжается с середины V в. до середины III в. до н. э. Потерпев неудачу в завоевании Сицилии, Карфаген перенес основное направление своей внешней политики в Северную Африку. Ему удалось захватить значительную территорию вокруг самого города, победить в серии войн местные племена и превратить их в подданных Карфагена.

Стремясь освоить значительные пространства Северной Африки, карфагеняне начали колонизацию как на побережье современного Туниса и Алжира, так и в плодородных местностях внутри этих стран. Отважные карфагенские мореплаватели выходили в Атлантический океан и основывали поселения на Атлантическом побережье современных Марокко и Мавритании. Особенно активную колонизацию этих мест связывают с большой экспедицией  Ганнона,  которая  состояла  из 60 кораблей и 30 тыс. человек. Захват обширных территорий в Африке и основание многих карфагенских колоний (некоторые из них превратились в крупные города, например Цирта) вместе с прежними владениями Карфагена на юге Испании, на острове Сардиния, на западе Сицилии превратили это государство в обширную империю с многочисленным населением и большими потенциальными возможностями, создали основу экономического расцвета и роста политического могущества. Социально-экономические отношения в Карфагене (V—III вв. до н. э.). В V— IV вв. до н. э. Карфаген был самым крупным центром посреднической торговли в Средиземноморье. Через него проходили товары из различных областей Восточного Средиземноморья: Финикии, Египта, Малой Азии, ряда греческих городов,— а также из глубин Сахары, со Средиземноморского и Атлантического побережий Пиренейского полуострова. Большая часть этих товаров перепродавалась в 'другие области Средиземноморья, с большой выгодой для карфагенских торговцев. Защита торговых интересов карфагенской олигархии, господство на важнейших торговых путях Средиземноморья обеспечивались целой системой договоров Карфагена с другими государствами. Так, он заключил три договора с Римом, по которым ревниво охранялись экономические интересы Карфагена на важнейших морских путях вокруг Италии и Западного Средиземноморья. В системе карфагенских торговых отношений особую роль играла торговля рабами и металлами. Основными поставщиками рабов были негритянские и ливийские племена Африки, металлы вывозились   главным   образом   из   Испании.

Посреднический характер торговли (товары крупными партиями привозились морем или на караванах) обусловил специфику денежного обращения в Карфагене: до IV в. в Карфагене не чеканили собственную монету, для различных расчетов использовались главным образом греческие и персидские монеты или слитки драгоценных металлов.

Карфаген в V—III вв. до н. э. был и крупным ремесленным центром: в городе работали многочисленные мастерские, обслуживаемые главным образом рабами в один-два десятка человек, где производилась разнообразная керамика, статуэтки, изделия из драгоценных металлов. Наемное карфагенское войско было снабжено оружием (мечами, копьями, дротиками, панцирями и шлемами и др.), изготовлявшимся в городских мастерских. Карфагеняне были искусными строителями. Город опоясывали мощные оборонительные стены, внутри которых строились великолепные храмы, дома знати, в гаванях возводились многочисленные складские помещения и доки. Наиболее боеспособной   силой   являлся   военно-морской флот, состоявший из нескольких сотен прекрасно оснащенных кораблей. Карфагеняне считались не только искусными моряками, но и умелыми кораблестроителями.

Строительство кораблей представляло собой сложное производство, объединявшее труд многих специалистов-ремесленников по металлу, опытных плотников, столяров, мастеров по производству парусного полотна и других профессий. В Карфаген свозилось много металлов из разных мест Средиземноморья, особенно из Испании: серебро, золото, медь, олово, железо. На привозном сырье работали металлообрабатывающие мастерские, продукция которых затем вывозилась во многие страны Средиземноморья.

Захват обширных территорий в Северной Африке в V—IV вв. до н. э. создал благоприятные условия для развития интенсивного сельского хозяйства, которое приобретает большое значение в карфагенской экономике. Местные жители, продолжающие заниматься традиционным хлебопашеством, облагались налогом в размере '/ю урожая; нередко им вдвое увеличивали эту долю. Они находились в зависимом положении от карфагенян, их свобода была ограничена, хотя они не считались рабами. Особенно высокого уровня сельское хозяйство достигло в рабовладельческих поместьях. Их собственники организовывали высокопродуктивное хозяйство с обширными виноградниками, оливковыми рощами, садами и огородами. Город Карфаген был окружен целым' поясом таких хорошо возделанных рабовладельческих имений. На далекой периферии Карфагена жили туземные племена, занимавшиеся примитивным хлебопашеством; они также платили тяжелые налоги в пользу карфагенян.

Карфагенское общество VI—III вв. до н. э. было рабовладельческим, сочетавшим элементы развитого рабства античного типа и некоторые особенности, свойственные древневосточному обществу (значительную роль в производстве и социальной организации играло зависимое население, жившее в условиях общинного строя и эксплуатировавшееся как отдельными представителями карфагенской аристократии, так и государством в целом).

При наличии четко оформившихся классов рабовладельцев и рабов в Карфагене можно выделить представителей класса свободных мелких производителей, главным образом в ремесле, и зависимое сельское население на захваченных территориях. В самом Карфагене — многолюдном богатом городе (его население достигало около 200 тыс.)— низшую прослойку свободного населения составлял плебс, занятый в ремесленных мастерских, на работах в порту и живший за счет подачек карфагенской олигархии. Класс рабовладельцев составляли крупные землевладельцы, собственники рабских мастерских, оптовые торговцы, жречество. В отличие от многих древневосточных стран, в том числе и собственно финикийских городов, в Карфагене не был развит бюрократический аппарат.

Экономическое процветание Карфагена покоилось на самой жестокой эксплуатации многочисленных рабов и зависимого местного населения. Классовые и социальные противоречия здесь были поэтому всегда довольно острыми. Карфагенским рабовладельцам удавалось подавлять в зародыше проявления классового протеста рабов. Источники не сообщают о восстаниях рабов, но имеются данные о волнениях среди местного зависимого населения, к которому примыкали и рабы. Так, в начале IV в. до н. э. поднялось зависимое ливийское население, воспользовавшееся тяжелым поражением карфагенян в Сицилии, и лишь ценой огромных усилий удалось подавить это восстание. В нем участвовало, по сведениям греческого историка Диодора, около 200 тыс. человек. В 241—-238 гг. до н. э. разразилось восстание наемников и местного населения, поставившее Карфаген на грань катастрофы; лишь мобилизовав все свои резервы, карфагенское правительство справилось с этим движением.

Неспокойно было и внутри Карфагена. Городской плебс, хотя и подкармливался карфагенской олигархией, тем не менее довольно часто проявлял недовольство, создавая социальную напряженность в самом городе.

Политическое устройство Карфагена. Политический строй Карфагена представлял собой олигархию, выражавшую интересы относительно узкой группы богатейших карфагенских семей. В V—IV вв. до н. э. верховными должностными лицами были два суфета, избиравшихся на один год и наделенных высшей гражданской властью. Однако все государственные дела решались в Совете 30 и Совете старейшин, насчитывавшем 300 членов. Высшим контрольным органом был Совет 104. которому также принадлежали судейские функции. Указанные советы комплектовались из представителей самых богатых и знатных семей, редко допускавших в свою среду членов других социальных групп. Созывалось в Карфагене и народное собрание, состоящее из лиц, имевших звание карфагенского гражданина, но оно играло малую роль в общей системе политической организации. Всеми делами в государстве вершила всемогущая карфагенская олигархия. Сами олигархи, заседавшие в названных советах, внимательно следили за тем, чтобы какая-нибудь аристократическая семья не усилилась настолько, чтобы захватить всю полноту власти и установить единоличное правление в форме тирании. Карфагенская внутриполитическая история наполнена ожесточенной борьбой за власть. Обычно претендентами на единоличную власть выступали удачливые полководцы, которые опирались на преданное наемное войско, Еще в середине VI в. до н. э. полководец Малх после успешных завоеваний в Сицилии вместе с войском переправился в Карфаген и установил свою диктатуру, оттеснив на второй план карфагенские олигархические органы. Однако его власть оказалась непрочной, и после неудачных войн в Сардинии Малх был изгнан из Карфагена. Вскоре после низвержения Малха к руководству в Карфагене пришла семья знатного аристократа Магона, которому удалось передать власть своим сыновьям и внукам и вместе с ними продержаться у государственного кормила свыше полустолетия. Магониды сохраняли власть благодаря успешным войнам на островах Сицилия, Сардиния и Корсика в конце VI — начале V в. до н. э. и утратили ее после сокрушительных поражений от греков в 480 и 474 г. до н. э. К середине V в. до н. э. власть карфагенской олигархии была полностью восстановлена.

Во второй половине V — середине III в. до н. э. Карфаген был самым могущественным государственным образованием в западной части Средиземноморья и одним из крупнейших во всем Средиземноморье. В основе его политического могущества лежала высокоразвитая экономика, динамичная социальная структура, устойчивая политическая система олигархии. Карфагенским рабовладельцам удавалось подавлять проявление социального и классового недовольства, вести активную внешнюю политику, успешно отражать нападения греческих городов в Сицилии. Однако к 60-м годам III- в. до н. э. Карфаген встретился с новой силой, вышедшей на арену Западного Средиземноморья,— с рабовладельческим Римским государством. Межд\ ними началась ожесточенная борьба за господство над Западным Средиземноморьем. В ходе Пунических войн III — середины II в. до н. э. территория Карфагенской державы вошла в состав Римской республики.

Культура Карфагена. Культура финикийских государств, в том числе и метрополии Карфагена — Тира, носила своеобразный характер. Небольшие финикийские государства постоянно были объектом политической экспансии и культурного воздействия соседних крупных государств, таких, как Египет, Хеттское царство, Вавилония, Ассирия. В связи с этим их культура испытывала сильное влияние соседних культур и приобрела синкретический характер. Аналогичное положение было и в Карфагене. Можно даже говорить о еще большем синкретизме карфагенской культуры, так как она, начиная с V в. до н. э., испытывала значительное влияние греческой культуры. Карфагеняне постоянно опасались как местного населения, так и своих соперников по колонизации Средиземноморья — греков. К тому же они рано стали на путь внешней экспансии, вели много войн, требовавших крупных сил и средств. Все это не способствовало созданию высокоразвитой оригинальной культуры. В частности, было слабо развито литературное творчество, изобразительные искусства, философия. Карфагеняне предпочитали пользоваться произведениями древневосточных и греческих авторов и мастеров. В Карфагене знали произведения Гомера, греческих трагиков, поэтов и ораторов, замечательных философов, но нам мало известны карфагенские философы, поэты или ораторы. Значительно большее развитие получили прикладные науки—агрономия, география, математика, фортификация, астрономия. Карфагеняне были искусными кораблестроителями, мореходами, знатоками сельского хозяйства. Дальние рейсы к Британии или знаменитое путешествие Ганно-на к Экваториальному побережью Атлантического океана, прекрасные крепостные сооружения вокруг Карфагена требовали знания многих прикладных наук. В Карфагене появился один из первых в древности специальных агрономических трактатов, составленный Магоном, который был переведен на латинский язык. Карфагеняне, видимо, располагали самыми точными для древности географическими картами Африки и Средиземноморья, Африканского и Европейского побережий Атлантического океана, включая Канарские и : Азорские острова. Не исключено, что отдельные карфагенские мореплаватели попадали и в Америку.

Религия карфагенян сохраняла верность древним финикийским традициям. Главными божествами карфагенского пантеона были богиня Тиннит и Ваал-Мель-карт. Тиннит — покровительница города — олицетворяла луну, мудрость, изобилие и животворящие силы природы. Почитаемым божеством был Ваал-Мел ькарт — божество умирающей и воскресающей природы, податель жизненных благ, устрашающий врагов. Одним из самых мрачных культов было поклонение божеству войны — грозному Молоху, который требовал порой человеческих жертв. Для этих божеств были построены храмы, выполненные в синкретическом стиле, вобравшем в себя финикийские традиции, египетские мотивы и греческие архитектурные приемы. Храм Тиннит находился в Бирсе — акрополе Карфагена — и представлял собой последнее укрепленное место города. Падение Бирсы означало, что Карфаген взят неприятелем.

Культура Карфагена оставила заметный след в истории Западного Средиземноморья и Северной Африки.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История (Иловайский): Древняя история. Средние века. Новая история

 

История Геродота

 

Проза и поэзия Древнего Востока

 

Искусство Древнего Китая

 

Искусство Древнего Египта

 

Всеобщая История Искусств





Rambler's Top100