Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Всемирная история

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА


Учебники

 

Раздел II. МЕСОПОТАМИЯ

Глава 8. ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СРЕДА. НАСЕЛЕНИЕ. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ

 

 

§ 1. Природные условия

 

От гор Армении на севере до Персидского залива на юге, от горных областей Ирана на востоке до Сирийско-Месопотамской степи на западе протянулась обширная территория, названная древнегреческими географами Месопотамией, что в переводе означает «Междуречье». В литературе на русском языке чаще употребляется название «Двуречье» (от двух рек— Евфрата и Тигра). Сейчас это в основном территория Иракской Республики.

Евфрат и Тигр берут начало на Армянском нагорье и впадают в Персидский залив, в древности — двумя раздельными устьями, а сейчас — одним обширным устьем Шатт-эль-Араб.

Реки, питаемые водой горных ручьев, прорезают в верхнем течении малоазиатские горные хребты Тавр и Антитавр (Евфрат) и район горного Курдистана (Тигр) и в среднем и нижнем течении текут по глинистой равнине. На подступах к месту своего впадения в Персидский залив они разливаются по плоской территории, образуя обширное заболоченное пространство, которое древние обитатели Месопотамии звали «Горькой рекой». Реки имеют ряд притоков: у Евфрата наиболее крупные — Балих и Хабур, у Тигра — Верхний и Нижний Заб, Дияла. Тигр был значительно полноводнее Евфрата и имел более быстрое течение. Разливы Тигра и Евфрата зависят от таяния снегов на Армянском нагорье. Обычно их разлив приходится на март — апрель. Однако его сроки в отличие от режима реки Нил не были точными, ибо Тигр и Евфрат пересекали на своем пути различные климатические зоны, таяние горных снегов не всегда наступало в одно и то же время.

Воды рек несли ил, который содержал растительные остатки и растворенные соли горных минералов и во время половодья оставался на полях, удобряя их. Земли Месопотамии отличались исключительным плодородием, о чем единодушно говорят в своих произведениях Геродот и другие античные авторы. Однако для того чтобы в долине Междуречья можно было заниматься земледелием, необходим был целый комплекс мелиоративных работ, осуществлявшихся круглый год. Жители Месопотамии с древнейших времен рыли каналы, постоянно следили за их состоянием, сооружали дамбы, плотины, шлюзы, колодцы и т. д. Приходилось бороться с засоленностью почв от насыщенных минеральными солями речных и подпочвенных вод, использовавшихся для орошения, а также от недостатка дождевой влаги, промывающей почву. Угрозу для плодородия месопотамских земель представляли сильные ветры из района пустынь, приносившие тучи песка. А ветры, дувшие Персидского залива, гнавшие на берег большие волны и поднимавшие уровень воы в Тигре и Евфрате, могли привести к сильным наводнениям, недаром именно в Двуречье родилась знаменитая легенда о всемирном потопе. Только на севере Месопотамии можно было рассчитывать на естественное орошение (дожди, таяние снегов), но и там устраивались колодцы, бассейны и проводились небольшие каналы, -то гарантировало снабжение полей водой.

Климат Месопотамии был неодинаков :-:а севере и юге. На севере, в зоне сухих субтропиков, зимой иногда выпадал снег, эесной и осенью бывали дожди. Юг отличался исключительно жарким и сухим климатом.

На территории Месопотамии в изобилии имелись глина и природный асфальт. В дверной части страны встречались месторождения металлов (свинца, олова, железа), гористые районы давали много камня.

Флора Месопотамии была довольно скудной. Лишь на севере, в горном районе, произрастали различные породы деревьев. По берегам рек росли ивы. Много было, гсобенно на заболоченном юге, разных ъ'1лов камыша.

Особое значение в жизни страны имела гиниковая пальма. Страбон говорит, что в превности знали 360 ее полезных свойств, выращивали виноград и фруктовые деревья яблоню, смоковницу и др.), зерновые (ячмень, полбу, просо), технические (сезам, тен), огородные (лук, чеснок, огурцы, бак-.зжаны, тыкву), а также бобовые культуры чечевицу, фасоль, горох).

Фауна в древние времена была богатой. Реки изобиловали рыбой. В камышовых зарослях, на болотах, по берегам рек водилось много птиц. Дикие быки, ослы, свиньи, газели, зайцы, страусы, львы и другие жилетные обитали в окрестных степях и приречных зарослях.

Месопотамия расположена на открытом пространстве и в центре Ближнего Востока, -иго обеспечивало ей издревле ведущую роль : международной торговле, ибо многие сухопутные дороги проходили через нее с запада на восток и с севера на юг. Торговля шла также по рекам (хотя судоходство по ним было сопряжено с большими трудностями) и по Персидскому заливу (из Передней Азии в Аравию и Индию).

 

§ 2. Население Древней Месопотамии

 

Заселение Месопотамии началось с древнейших времен за счет переселения обитателей окрестных гор и предгорий в речную долину и заметно ускорилось в эпоху неолита. В первую очередь осваивалась более благоприятная с точки зрения природных и климатических условий Северная Месопотамия. Этническая принадлежность носителей древнейших (дописьмен-ных) археологических культур (хассунской, халафской и др.) неизвестна.

Несколько позже появились первые поселенцы и на территории Южной Месопотамии. Наиболее яркая археологическая культура последней трети V — первой половины IV тысячелетия до н. э. представлена раскопками в Эль-Убейде. Некоторые исследователи считают, что она была создана шумерами, другие приписывают ее дошу-мерским (протошумерским) племенам.

С уверенностью можно констатировать наличие шумерского населения на крайнем юге Месопотамии после появления письменности на рубеже IV — III тысячелетий до н. э., но точное время появления шумеров в долине Тигра и Евфрата пока установить трудно. Постепенно шумеры заняли значительную территорию Месопотамии, от Персидского залива на юге до места наибольшего сближения Тигра и Евфрата на севере.

Вопрос об их происхождении и родственных связях шумерского языка остается весьма спорным. В настоящее время нет достаточных оснований для отнесения шумерского языка к той или иной известной языковой семье.

Шумеры вступили в контакт с местным населением, заимствовав у него ряд топонимических названий, достижений в сфере хозяйства, некоторые религиозные верования,

В северной части Месопотамии начиная с первой половины III тысячелетия до н. э., а возможно, и ранее, жили восточно семитские скотоводческие племена. Язык их называется аккадским. Он имел несколько диалектов: в Южной Месопотамии был распространен вавилонский, а к северу, в средней части долины Тигра,— ассирийский диалект.

В течение нескольких веков семиты сосуществовали с шумерами, но затем стали продвигаться на юг и к концу III тысячелетия- до н. э. заняли всю Месопотамию. В результате этого аккадский язык постепенно вытеснил шумерский. К началу II тысячелетия до н. э. шумерский язык был уже мертвым языком. Однако как язык религии и литературы он продолжал существовать и изучаться в школах до I в. до н. э. Вытеснение шумерского языка вовсе не означало физического уничтожения его носителей. Шумеры слились с семитами, но сохранили свою религию и культуру, которые у них лишь с небольшими изменениями заимствовали аккадцы.

В конце III тысячелетия до н. э. с запада, из Сирийской степи, в Месопотамию начали проникать западносемитские скотоводческие племена. Аккадцы называли их амо-реями. По-аккадски Амурру означало «Сирия», а также и «запад» вообще. Среди этих кочевников было много племен, говоривших на различных, но близких друг к другу диалектах. В конце III — первой половине II тысячелетия амореям удалось осесть в Месопотамии и основать ряд царских династий.

С древнейших времен в Северной Месопотамии, Северной Сирии и на Армянском нагорье жили хурритские племена. Шумеры и аккадцы называли страну и племена хурритов Субарту (отсюда происходит этническое название субареи). По языку и происхождению хурриты были близкими родственниками урартских племен, живших на Армянском нагорье в конце II—I тысячелетий до н. э. В отдельных районах Армянского нагорья хурриты обитали еще в VI—V вв. до н. э.

С III тысячелетия в Северо-Восточной Месопотамии, от верховьев реки Диялы до озера Урмии, жили полукочевые племена кутиев (гутиев), этническое происхождение которых пока остается загадкой, а язык отличается от шумерского, семитских или индоевропейских языков. Возможно, он был родственным хурритскому. В конце XXIII в. кутни вторглись в Месопотамию и на целое столетие установили там свое господство. Лишь в конце XXII в. их власть была свергнута, а сами они отброшены к верховьям Диялы, где продолжали жить еще в I тысячелетии до н. э.

С конца III тысячелетия в предгорьях Загроса, по соседству с кутиями, -жили часто вторгавшиеся в Месопотамию племена луллубеев, о происхождении и языковой принадлежности которых ничего определенного пока сказать нельзя. Не исключено, что они были родственны касситским племенам.

Каситы с древнейших времен жили в Северо-Западном Иране, к северу от эламитов. Во второй четверти II тысячелетия до н. э. части касситских племен удалось утвердиться в долине реки Диялы и оттуда совершать набеги в глубь Месопотамии. В начале XVI в. они захватили крупнейшее из месопотамских государств — Вавилонское— и основали там свою династию. Касситы, осевшие в Вавилонии, были полностью ассимилированы местным населением :-: приняли его язык и культуру, в то время как касситские племена, оставшиеся на своей родине, сохранили родной язык, от-личный от шумерского, семитских, хур-ритских и индоевропейских языков.

Во второй половине II тысячелетия до :-L э. из Северной Аравии в Сирийскую степь и далее в Северную Месопотамию двинулась обширная группа западносемитс-:чих племен арамеев. В конце XIII в. до н. э. ;ни создали з Западной Сирии и Юго-За-тасшой Месопотамии множество мелких княжеств. К началу I тысячелетия до н. э. они почти полностью ассимилировали хур-титское и аморейское население Сирии и дверной Месопотамии. Арамейский язык начал широко и прочно распространяться за этой территории.

После завоевания Вавилонии персами в М в. до н. э. арамейский язык стал официальным языком государственной канце--.ярии всей Персидской державы. Аккаде-н сохранялся лишь в крупных месопо-тамских городах, но и там он постепенно ытеснялся арамейским и к началу I в. до н. з. был окончательно забыт. Вавилоняне постепенно слились с халдеями и арамеями. Пестрота этнического состава Месопотамии была обусловлена также осуществлением политики насильственного переселения народов, которая проводилась в I тысячелетии до н. э. в Ассирийской и Нововавилонской державах, и сильной этнической циркуляцией, имевшей место в Персидской державе, куда входила и Месопотамия.

 

§ 3. Периодизация

 

На территории Месопотамии с VII по IV тысячелетие до н. э. шло разложение первобытнообщинного строя и создавались предпосылки возникновения классового общества.

В начале III тысячелетия до н. э. образовались первые небольшие государства в южной части страны, в исторической области Шумер. Период, охватывающий XXVIII—XXIV вв. до н. э., носит название Ранне династического. Следующий период (последняя треть III тысячелетия до н. э.) характеризуется созданием обширных, так называемых деспотических монархий. В XXIV—ХХШ вв. политический центр перемещается в центральную часть Месопотамии, где возникает государство Аккад, объединившее под своей властью также Шумер и северные области Месопотамии. От Аккадского царства, рухнувшего под натиском кутиев, гегемония в Месопотамии вскоре переходит к Шумер о-Аккадскому царству.

В начале II тысячелетия до н. э. в междуречье Тигра и Евфрата существовало несколько государств, среди которых возобладало Вавилонское царство, объединившее под своей властью обширную страну. Его история делится на несколько периодов: старовавилонский, или аморейский (XIX— XVI вв. до н. э), средневавилонский, или касситский (XVI—XII вв.), период политического ослабления Вавилонии и борьбы за независимость (XII—VII вв.) и, наконец, нововавилонский кратковременный период подъема и возрождения (VII—VI вв.), завершившийся завоеванием страны Персией.

С XVI по XIII в. до н. э. в западной части Северной Месопотамии значительную роль играло государство Митанни. В восточной ее части еще в III тысячелетии до н. э. возникло Ассирийское государство с центром в городе Ашшур, история которого в дальней шем подразделяется на периоды: староассирийский (XX—XVI вв. до н. э.), среднеассирийский (XV'—XI вв. до н. э.) и новоассирийский (X—VII вв. до н. э.). В этот последний период государство Ассирия путем завоеваний разрастается в огромную, охватившую почти все страны Ближнего Востока великую державу.

 

§ 4. Источники древней истории Месопотамии

 

Основными источниками по истории Древней Месопотамии являются памятники материальной культуры, письменные документы и литературные произведения, труды античных авторов.

Памятники материальной культуры. Найденные при раскопках древнейших поселений орудия труда, остатки жилищ, погребения, зерна и кости животных, украшения, статуэтки содержат большой информативный материал о ранней истории Месопотамии.

Памятники материальной культуры III—-I тысячелетий до н. э. известны по раскопкам древних городов Месопотамии: Эреду, Ура, Урука, Лагаша, Нигшура, Ларсы, Эшнуны, Мари, Ашшура, Ниневии, Вавилона и др.

Некоторые из этих городов (Ур, Урук, Эреду, Ашшур, Мари и др.) начали свою жизнь в виде небольших неолитических поселений еще в IV тысячелетии до н. э. В развалинах месопотамских городов обнаружены остатки ступенчатых башен — зик-куратов, царских дворцов, грандиозных храмов, жилых и хозяйственных построек, школ, крепостных и ирригационных сооружений, а также некрополи, произведения искусства, предметы быта и т. д.

Важное значение для истории имеют даже небольшие и на первый взгляд не первостепенные вещественные памятники, например цилиндрические печати и их оттиски, в изобилии находимые в Месопотамии. Находки таких печатей в Египте, на Бахрейнских островах, в Индии и в других странах позволяют говорить о существовании торговых связей их с городами Двуречья, установить синхронность событий и восстановить хронологию сразу нескольких государств. Для каждого месопотамского города и для каждой эпохи характерны определенный стиль, принятый в изготовлении печатей, излюбленные изображения, наиболее распространенный и популярный материал (стеалит, лазурит, сердолик и др.). Печати дают богатые данные о мифологии страны, ибо чаще всего на них вырезались мифологические сцены. Они также являются знаками собственности и свидетельствуют о ее развитии.

Письменные источники появляются на рубеже IV-—III тысячелетий до н. э. Они делятся на несколько видов: хозяйственные, юридические, дипломатические документы, записи летописного характера и др.

Хозяйственные документы. Огромную роль для реконструкции экономики и социальных отношений древности играют хозяйственные документы, в изобилии найденные при раскопках месопотамских городов.

Наиболее древние хозяйственные архивы (начало III тысячелетия до н. э.), содержащие около 1000 глиняных табличек, дошли из Урука и Джемдет-Насра. Написаны они наиболее ранней формой письма: пиктографическими знаками, или протокли-нописью, еще до конца не расшифрованной. По содержанию они представляют собой документы хозяйственной отчетности: учет выдачи и поступления продуктов, количества рабов или работников и т. д.

Большие хозяйственные архивы III тысячелетия до н. э. обнаружены в шумерских городах Уре, Лагаше и др. В основном они сосредоточены в храмах и характеризуют обширное храмовое и государственное хозяйство.

Особенно много хозяйственных документов сохранилось от II тысячелетия до н. э. в составе не только государственных и храмовых, но и частных архивов.

К началу II тысячелетия до н. э. относится архив ассирийских и аморейских купцов (более 10 000 табличек — счета, сделки, займы, расписки, судебные протоколы и др.), обнаруженный при раскопках Кюль-тепе («Холм пепла») в Малой Азии, где находился город Каниш — центр крупного международного   торгового   объединения.

Второй половиной II тысячелетия до н. э. датируются около 4000 глиняных табличек, найденных при раскопках древней Аррапхи и смежных с ней поселений, которые позволяют исследовать социально-экономическую структуру хурритов.

К концу II тысячелетия до н. э. (XII— XI вв. до н. э.) относятся хозяйственные документы из царских архивов в древних ассирийских городах (например, в Ашшуре).

Обширные хозяйственные архивы I тысячелетия до н. э. (более 10 000 документов) были найдены при раскопках Ниппура, Вавилона, Борсиппы, Сиппара, Ура, Урука, а также за пределами Месопотамии, где бывали ее торговцы (в Сирии, Финикии, Иране). Это храмовые архивы и собрания деловых документов крупных торговых домов нововавилонского и персидского времени, из которых особенно хорошо сохранился найденный в Ниппуре архив «дома Мурашу», датируемый V веком до н. э. (свыше 700 документов).

Юридические документы. Важнейшим источником по истории Месопотамии являются юридические памятники, и прежде всего своды законов. Ни в одной стране Древнего Востока не сохранилось такого обилия юридических сборников, как в Месопотамии. Древнейшие из них — законы Шульги — относятся к концу III тысячелетия до н. э. Ими пользовались в Шумеро-Аккадском царстве, при III династии Ура. Законы плохо сохранились, от них уцелели .тишь введение и несколько статей.

К XX в. до н. э. относятся законы из Эшнуны (периферийного царства, располагавшегося в бассейне реки Диялы), от которых сохранилось введение и 59 статей.

От начала II тысячелетия до н. э. дошли фрагменты законов из Ларсы и Иссина. От свода, составленного при царе Липит-Иштаре, уцелели введение, часть заключения и около 40 статей законов.

Самый большой сборник законов, состоящий из введения, основной части, насчитывающей 282 статьи, и заключения, дошел от времени вавилонского царя Хам-мурапи (XVIII в. до н. э.). Сначала он был записан на глиняных табличках, а в :чонце царствования Хаммурапи приобрел -парадную» форму — был высечен на черном базальтовом столбе, увенчанном вверху рельефом с изображением царя-законодателя в молитвенной позе перед богом Солнца, правды и справедливости Шама-шем, вручающем ему символы власти. Столб с законами Хаммурапи нашли французские археологи в 1901 г. при раскопках эламской столицы — города Сузы, куда он попал в виде военного трофея эламитов в XII в. до н. э.

К середине II тысячелетия до н. з. относится судебник из Ашшура — древнейшей столицы ассирийского государства с текстом так называемых среднеассирийских законов, Наконец, сохранились и фрагменты законов (около 20 статей), действовавших в Нововавилонском царстве. Возможно, они были составлены в правление Навуходоносора II (605—562 гг. до н. э.).

Своды законов предоставляют в распоряжение исследователей богатый материал, на основе которого можно анализировать экономику и социальные отношения, структуру семьи, политический строй, изучать правовые нормы и судебный процесс, религиозные воззрения в Древней Месопотамии. В них явно проступает тенденциозность законодательства классового общества.

От различных периодов истории древних государств Месопотамии сохранились также и другие юридические документы: судебные протоколы, материалы расследований, приговоры по различным делам и т. д.

Дипломатические документы. Один из древнейших дипломатических документов дошел до нас в записи на двух глиняных цилиндрах. В нем дано описание пограничных конфликтов между городами Лагашем и Уммой, которые имели место в XXIV в. до н. э.

XXIII веком до н. э. датируется договор, заключенный между аккадским царем На-рам-Суэном и одним из царей Элама после долговременных военных конфликтов.

К началу II тысячелетия до н. э. относится дипломатический архив, найденный при раскопках 'дворца царя Мари Зимрили-ма. Архив содержит обширную переписку между правителями и государственными деятелями Вавилона, Мари, сирийских и финикийских княжеств и др. Из нее явствует, что между государствами курсировали послы и гонцы, велись переговоры о содержании посольств, обеспечивалась их безопасность, осуществлялся обмен письмами и дарами, заключались договоры и т. д. Немаловажную роль в дворцовой корреспонденции занимали разведывательные донесения и секретная информация, особенно о передвижении войск и заключении военно-политических договоров, о чем немедленно осведомлялись заинтересованные стороны.

Исключительное значение для истории месопотамских государств II тысячелетия до н. э. и международных отношений этого периода имеет найденный на территории Древнего Египта дипломатический Телль-Амарнский архив, в котором встречаются письма митаннийских, вавилонских и ассирийских царей египетским фараонам Аменхотепу III и Эхнатону (XIV в. до н. э.). Дипломатические и деловые документы на аккадском языке были найдены при раскопках в Богазкее на территории Малой Азии, где в древности находилась столица хеттов — Хаттуса (архив хеттских царей, датируемый серединой и второй половиной II тысячелетия до н. э.).

Среди международных договоров I тысячелетия до н. э. видное место занимают договоры, заключавшиеся ассирийскими царями с зависимыми от них государствами. Например, в 1955 г. в Кальху (Нимруд) были обнаружены договоры между ассирийским царем Асархаддоном (VII в. до н. э.) и индийскими князьями, заключенные по поводу объявления в Ассирии престолонаследниками сыновей Асархад-дона и принесения им клятвы верности. ' Надписи исторического содержания. Значительный интерес представляют исторические надписи правителей шумерских городов, Аккада, Вавилона, Ассирии и других государств Месопотамии.

Возвышение Лагашского государства в XXV в. до н. э., рост его внешнеполитического могущества, острая борьба с соседней Уммой освещаются в надписях лагашского правителя Эанатума, особенно на его победной «Стеле коршунов». О событиях большой социально-политической важности — реформах в Лагаше — говорится в надписях правителя Лагаша Уруинимгины (XXIV в. до н. э.). Другой правитель этого города — Гудеа (XXII в. до н. э.) оставил строительные и посвятительные надписи.

Важны надписи аккадских царей (ХХШ в. до н. э.), в частности Римуша, описывающие подавление восстаний в Аккадском царстве и завоевательные походы в Элам. Интересным памятником является так называемый «Обелиск Маништушу», который помогает восстановить картину царского земельного фонда, его рост за счет скупки земли у общинников.

В большом количестве дошли до нас надписи ассирийских царей. Самые древние из них отличаются краткостью, сжатостью изложения преимущественно военных событий или строительства. Более поздние, принадлежащие, например, царям династии Саргонидов (VIII—VII вв. до н. э.), являются, по существу, литературно-историческими произведениями с динамичностью в изображении событий, оригинальностью их освещения, несомненной творческой индивидуальностью. Особенно выделяются среди них «Письмо Саргона II к богу Ашшуру», описывающее поход 714 г. до н. э. в Урарту, и выдающиеся по полноте исторического материала и художественному стилю летописи царя Ашшурбанапала. Используя надписи ассирийских царей как источник, нужно помнить о том, что они составлялись как победные реляции, следовательно, очень тенденциозны и односторонни в освещении и оценке событий.

Известно более 140 надписей нововавилонских царей, большая часть которых принадлежит Навуходоносору II и Набони-ду (VI в. до н. э.). В них повествуется о дворцовом, храмовом, городском строительстве, дарах и жертвоприношениях храмам. Важные исторические сведения можно почерпнуть из надписей Набонида, который упоминал в них не только о событиях своего правления, но и о значительно более древних временах, занимался восстановлением хронологии, родословной и деяниями царей.

Большое значение имеют надписи царей, делавшиеся при сооружении храмов, изготовлении статуй богов, гимны в честь богов и царей. Будучи наиболее парадными, они выполнялись не только на глине, но и на камне (мраморе, базальте и др.), золотых и серебряных изделиях, печатях из драгоценных и полудрагоценных камней, пластинках из слоновой кости и т. д. Помимо сведений религиозного характера они содержат упоминания о событиях внутри- и внешнеполитической жизни.

Ценный материал содержится в царской переписке, сохранившейся в архивах ассирийских царских дворцов. Она представляет собой дипломатические, разведывательные, хозяйственные, административные и прочие документы царей и их наместников, чиновников, военачальников, жрецов. Более полутора тысяч таких писем VIII—VII вв. до н. з. найдено в дворцах Ниневии, Кальху и др.

Интересны как исторический документ запросы царей к тому или иному оракулу для предсказания судьбы важных начинаний, по поводу исхода различных событий и т. д. Они особенно ценны тем, что, обращаясь непосредственно к богу, цари не скрывали (в отличие от парадных реляций) чувств озабоченности, тревоги, страха, волнения за исход того или иного дела или за свою судьбу, довольно точно передавая «политический климат» того времени.

В государствах Месопотамии существовали царские списки. «Шумерский царский список», составленный в XXI в. до н. э., начинался с фантастических «допотопных» царей и позднее был доведен до XVIII в. до н. э. Ассирийские списки верховных чиновников — «лимму» (с 911 по 648 г.), по которым велась датировка, и царские списки (с начала II тысячелетия до конца VII в. до н. э.) являются ценнейшими для установления хронологии ассирийской истории, тем более что в них встречается реальная ~дата солнечного затмения — 15 июля 763 г. до н. э„, благодаря которой хронология становится на твердую основу. Дошли также списки вавилонских царей в хронологической последовательности. Сохранились «Синхронистическая история», излагающая историю ассиро-вавилонских взаимоотношений с XVI до IX вв. до н. э.; «Хроника о падении Ниневии», в которой отразились события гибели и распада Ассирийской державы (VII в. до н. э.); «Вавилонская хроника», повествующая о покорении Нововавилонского царства персидским царем Киром (VI в. до н. э.). Вместе с царскими надписями эти хроники составляют прочную основу для восстановления истории древней Месопотамии. .

Собственно исторические труды появились сравнительно поздно, в IV—III вв. до н. э. Берос, жрец бога Мардука в Вавилоне, хорошо знавший мифы, легенды и историю страны, читавший на родном языке ее надписи и хроники, наряду с этим получивший греческое образование, написал состоящую из трех частей «Вавилонскую и халдейскую историю» с «допотопных» времен до смерти Александра Македонского. Однако сохранилась она лишь в виде небольших фрагментов, вкрапленных в сочинения поздних античных и раннесредне-вековых авторов — Иосифа Флавия (I в. н. э.), Евсевия (IV в. н. э.) и др.

Памятники шумеро-аккадской словесности. В эпических поэмах об Энмеркаре, правителе Урука, и верховном жреце Аратты содержатся интереснейшие данные о взаимоотношениях Шумера в раннединастический период (начало III тысячелетия до н. э.) с отдаленной страной Араттой, расположенной за «семью сверкающими горами», видимо, на территории Ирана.

Вероятно, в шумерской поэме «Гильгамеш и Ага» содержатся реальные сведения о борьбе за освобождение Урука от гегемонии Киша и политическом строе древнейшего Урука. Сохранились аккадские легенды о царе Саргоне Древнем, основателе Аккадского царства, и т. д.

Некоторые сведения о социальных отношениях, семье, психологии древних обитателей Месопотамии можно почерпнуть из произведений «малого» жанра: пословиц и поговорок. Например, «Сильный человек живет руками своими, а слабый — ценою своих детей». Впечатляющи пессимистическая пословица: «Бедняку лучше умереть, чем жить: если у него есть хлеб, то нет соли, если есть соль, то нет хлеба, если есть мясо, то нет ягненка, если есть ягненок, то нет мяса»,— и более оптимистическая: «Тот, у кого много серебра, может быть и счастлив, тот, у кого много ячменя, может быть и счастлив, но тот, у кого нет совсем ничего, спит спокойно».

Исторические сведения можно почерпнуть из литературных памятников Шумера, Вавилонии и Ассирии. Настоящим кладезем их является «Эпос о Гильгамеше», полный текст которого был обнаружен в царской библиотеке Ниневии и датируется началом II тысячелетия до н. э.

Источники из других стран Древнего Востока. В связи с тем что Месопотамия, располагавшаяся в самом центре ближне-и средневосточного мира, имела разнообразные   экономические,   политические   и культурные контакты со многими странами, на ее территории часто встречаются чужеземные вещи: статуи и скарабеи из Египта, южноаравийские надписи, ювелирные и ремесленные  изделия из Сирии,  Финикии, Палестины, Урарту, Ирана, Индии. В свою очередь, вавилонские цилиндрические печати, бронзовые изделия и инструменты из железа ассирийского оружейника были найдены в кладах на территории Египта, шумерские печати обнаружены при раскопках центров Индской цивилизации, Свод законов Хаммурапи, обелиск Маништушу найдены были при раскопках эламской столицы Суз, деловые и дипломатические документы и литературные произведения Древней Месопотамии обнаружены в Малой Азии, Египте, Палестине, Сирии, Иране и др. Из новых находок важно отметить материалы раскопок древнего сирийского города Эблы к югу от города Алеппо (древняя Халпа). Здесь итальянские археологи нашли несколько тысяч глиняных клинописных табличек, содержащих тексты на шумерском и одном из семитских языков. В этом одном из древнейших архивов Передней Азии, восходящем к Ш тысячелетию до н. э., представлены литературные тексты, «учебники» и «тетради» учеников, деловые, особенно торговые документы и обширная государственная документация: дипломатическая переписка, донесения послов и военачальников, административные распоряжения и др.

В числе важных чужеземных источников по истории Месопотамии следует назвать Библию. В ней содержатся рассказы о походах в Восточное Средиземноморье ассирийских и нововавилонских царей, о взаимоотношениях государств Палестины и Месопотамии. Используя Библию как источник, необходимо учитывать ее политическую и  религиозную  тенденциозность.

Сохранились также персидские источники по истории Месопотамии: «Цилиндр Кира», покорителя Вавилона, надписи Да-рия I, и прежде всего Бехистунская, где рассказывается о восстаниях вавилонян против персидского господства.

Произведения античных авторов. Античные авторы оставили яркие описания природы Месопотамии, особенностей ее климата, обычаев населения, религиозных верований, достижений культуры, а также исторических преданий.

Самые подробные сведения содержатся в труде греческого историка Геродота (VB. до н. э.), который совершил путешествие по Месопотамии. Наиболее ценными являются его сведения о самой стране. Что касается ее истории, то здесь греческий автор использует в основном легендарную канву: несколько фольклорных фигур — Нин, Семирамида, Сарданапал и реальная фигура Синаххериба исчерпывают ассирийскую историю; еще меньше сведений дает он о вавилонской истории, где основные деяния и выдающиеся сооружения приписаны легендарной царице Нитокриде.

Младший современник Геродота, много лет проведший в Персии, Ктесий Книдский оставил труд «Персидская история» в 23 книгах, в котором значительное место было уделено и Месопотамии, однако изложение ее истории базировалось исключительно на легендарной традиции, изобиловало ошибками и извращением событий. Сохранившаяся лишь фрагментарно Ктесиева «Персидская история» легла затем в основу труда Диодора «Историческая библиотека» (I в. до н. э.), а также вошла в сочинения и других греческих авторов.

В качестве наемника персидской армии Кира Младшего побывал в Месопотамии в конце V в. до н. э. грек Ксенофонт, оставивший такие сочинения, как «Киропе-дия» и «Анабасис», где на фоне древней и современной Ксенофонту персидской истории встречаются описания долины Тигра и Евфрата, народов и обычаев страны, а также весьма скупые сведения о ее истории.

Богатейшим источником сведений о Месопотамии является «География» Страбона (I в. до н. э.—I в. н. э.), особенно специально ей посвященная XVI книга его труда.

В труде Иосифа Флавия «Иудейские древности» (I в. н. э.), в котором освещаются взаимоотношения Ассирии и Вавилона с государствами Палестины, дается яркая картина раздела «ассирийского наследства» между Вавилонией и Мидией и столкновения их интересов с Египтом.  Однако необходимо иметь Б виду, что Иосиф Флавий исходил из библейской концепции мировой истории.

Ряд сведений по истории Месопотамии содержится в труде римского историка I в. н. э. Помпея Трога. Он дает традиционную канву вавилонской и ассирийской истории как цепи событий, вращающихся вокруг легендарных царей и цариц, но представляет интерес его объяснение причин завоевательной политики Ассирии, условий возникновения великих империй древности, способов управления завоеванными территориями и причин крушения могущества государственных объединений такого рода.

 

§ 5. Историография

 

Дешифровка клинописи. Первое научное путешествие в Месопотамию и Персию было предпринято в XVIII в. датским ученым К. Нибуром, который привез в Европу копии клинообразных надписей из дворца в Персеполе. Он пришел к выводу о наличии в них трех систем письменности с различным количеством знаков.

Дешифровка началась с простейшей системы с наименьшим количеством знаков. В 1802 г. немецкий учитель классических языков Г. Гротефенд предположил, что эти надписи принадлежат персидским царям династии Ахеменидов, и на одной из них прочел имена Дария и Ксеркса, а также отца Дария — Гистаспа. Таким образом, он дешифровал около 10 клинописных знаков из 39 и установил, что одним из языков надписей является древнеперсидский. Что касается двух других частей надписей, то одну он верно определил как вавилонскую (аккадскую), другая впоследствии была определена как эламская.

Большой вклад в дешифровку клинописи независимо от Г. Ф. Гротефенда внес в 30—40-е годы XIX в. английский офицер и дипломат Г. Раулинсон, многие годы работавший на Ближнем Востоке. В Иране близ Хамадана (древняя столица Мидии — Экбатаны) он обнаружил огромную трехъязычную надпись персидского царя Дария I на Бехистунской скале. К 1847 г. ему удалось из более чем 600 знаков вавилонской части надписи определить 250. Европейские ученые Ж. Опперт, Э. Хинкс и другие также внесли значительный вклад в дешифровку аккадской клинописи уже на материале текстов глиняных табличек из Месопотамии. К 1855 г. была дешифрована и третья часть Бехистунской надписи, написанная клинописью на эламском языке.

В 90-х годах XIX в. немецким ученым Ф. Деличем были созданы грамматика и словарь аккадского языка.

Успехи в дешифровке клинописи обеспечили признание новой отрасли исследований, которая получила название ассириологии (по основному направлению работы, проводившейся в это время с ассирийскими надписями и памятниками материальной культуры). В настоящее время так называется комплекс наук, изучающих язык, историю и культуру народов, населявших в древности ряд районов Ближнего Востока и писавших клинописью.

Находки все новых клинописных документов позволили установить, что этой системой письменности наряду с вавилонянами и ассирийцами пользовались хур-риты, а до них — еще более древние обитатели долины Двуречья — шумеры и что у народов Месопотамии клинопись заимствовали урарты, эламиты, хетты и др. В результате из ассириологии выделились шумеро-логия, эламитология, урартология, хетто-логия_.

Дешифровка шумерской письменности — первоосновы клинописи — ввиду больших трудностей и постепенного накопления материала была осуществлена много позже, в первой половине XX в. усилиями таких ученых, как Ф. Тюро-Данжен, А. Пе-бель, А. Даймель, А. Фалькенштейн и др. Пиктография, ранняя стадия развития шумерской письменности, еще находится в процессе дешифровки.

Археологическое изучение. Археологические раскопки в Месопотамии начались в середине XIX в. и осуществлялись вначале не специалистами-археологами, а энтузиастами, увлеченными поиском древних памятников.

Первые открытия древних городов Месопотамии были сделаны в ее северной части, где некогда находилась Ассирия. В 1842 г. французский дипломат Э. П. Бот-та начал раскопки холма Куюнджик, который местные предания связывали с блестящей столицей Ассирии — Ниневией. Однако более чем скромные находки вскоре заставили его прекратить раскопки этого холма и начать работу у деревни Хорсабад, где в 1843 г. были обнаружены руины резиденции ассирийского царя Саргона II — города Дур-Шаррукина. Найденные Ботта памятники положили начало ассирийской коллекции Луврского музея во Франции.

В 1845—1847 гг. английский дипломат Г. А. Лэйярд, хорошо знавший восточные языки и много путешествовавший по Ближнему Востоку, предпринял раскопки холма Нимруд, под которым им были открыты руины ассирийского города Кальху с царскими дворцами, грандиозными скульптурами человеко-быков и человеко-львов, художественными рельефами и т. д. В 1847 г. им было сделано еще одно поразительное открытие. Обратившись к раскопкам бесперспективного, с точки зрения Ботта, холма Куюнджик, Лэйярд открыл руины Ниневии, в том числе дворец царя Синаххериба (VII в. до н. э.) с библиотекой его внука Ашшурбанапала, полной «глиняных книг». Находки Лэйярда легли в основу древневосточной коллекции Британского музея в Лондоне.

Вторая половина XIX — начало XX в. составляют новый этап в развитии археологических исследований в Месопотамии, характеризующийся систематическими раскопками основных древних городов долины Тигра и Евфрата.

Ценные открытия были сделаны сотрудником Лэйярда — X. Рассамом, который, продолжая изыскания на холме Куюнджик, обнаружил дворец ассирийского царя Ашшурбанапала с великолепными рельефами, изображающими охотничьи и военные сцены, и обширной царской библиотекой. Близ холма Нимруд, в местечке Балават, он открыл ассирийские памятники IX в. до н. э., в том числе четыре бронзовые плиты — обшивку так называемых Балаватских ворот с изображением сцен военных походов и принесения дани. Рассам обнаружил развалины древнего города Сиппара с храмом бога Солнца Шамаша, архивом деловых документов, школой с «учебными пособиями» и др. Он разыскивал также письменные документы Древней Месопотамии в самых различных ее уголках. Одной из интереснейших оказалась находка летописи Ашшурбанапала на глиняном цилиндре, получившем в науке наименование «Цилиндр Рассама».

Английскими экспедициями второй половины прошлого века были открыты древние шумерские города Урук, Ур, Ларса, Эреду.

К числу выдающихся достижений конца XIX в. нужно отнести раскопки французскими археологами шумерского города Лагаша, где были обнаружены многочисленные статуи его правителей, особенно Гудеа, серебряные и алебастровые вазы, «Стела коршунов», увековечившая победу Лагаша над соседним городом Уммой, надписи правителя Уруинимгины, запечатлевшие его реформы (XXIV в. до н. э.), огромный архив хозяйственных храмовых документов. Не менее важным было открытие американской экспедицией города Ниппура, просуществовавшего 3000 лет. Находки поражали своей грандиозностью: остатки храма общещумерского бога Энлиля, храмовая библиотека с более чем 60 000 глиняных табличек, храмовые хозяйственные постройки, дворец, школа, рынок, лавки, жилые дома и др.

Открытия XIX в. были поистине сенсационными, поражавшими европейскую научную общественность все новыми и новыми интереснейшими памятниками великой и древней месопотамской цивилизации. Но нельзя не отметить, что велись они на полудилетантском уровне, археологами-любителями. Строго научных методов в археологии еще не было выработано. В погоне за произведениями искусства, броскими и ценными вещами разрушались слои, уничтожались менее ценные на первый взгляд памятники (жилые постройки, керамика, предметы быта), отсутствовала фиксация находок, не всегда делались зарисовки и чертежи.

Начало XX в. ознаменовалось поистине эпохальными открытиями, к тому же выполненными уже не на любительском, а на научном уровне.

Немецкая археологическая экспедиция под руководством Р. Кольдевея раскопала группу холмов, располагавшихся в 90 км к югу от Багдада. Был открыт древний Вавилон — важнейший экономический, политический и культурно-религиозный центр Месопотамии на протяжении нескольких тысячелетий. В ходе раскопок, продолжавшихся с 1899 по 1917 г., были обнаружены крепостные стены города с башнями, дворец одного из самых знаменитых царей — Навуходоносора II (VII—VI вв. до н. э.), улица религиозных процессий, остатки храма верховного вавилонского бога Мардука и гигантского зиккурата и др. Многие из найденных памятников составили блестящую коллекцию Берлинского музея.

Интересные открытия были сделаны и другими немецкими археологами в Месопотамии. В. Андре в 1903-—1914 тт. раскопал древнейшую столицу Ассирии — город Аш-ШУР1 где были обнаружены руины царских дворцов, храмов, в том числе храм верховного ассирийского бога Ашшура, царские склепы, жилые городские дома и улицы. Немецкие археологи (среди них Р. Кольде-вей и В. Андре) вели также раскопки в современной деревушке Фара, где были найдены остатки шумерского города Шуруп-пака, библиотека с древнейшими хозяйственными текстами; в Борсиппе — пригороде Вавилона — были открыты остатки 49-метрового зиккурата; обнаружен также шумерский город Умма.

Первая мировая война на время прервала раскопки в Двуречье. Новое оживление археологических работ наступило в 20 — 30-е годы XX в.

В 1933—1939 тт. французскими археологами под руководством А. Парро был раскопан древний город Мари. В результате этих работ открыт грандиозный дворец начала II тысячелетия до н. э., построенный царем Мари Зимрилимом, с архивом более чем 20 000 табличек хозяйственных и дипломатических документов. Расколки оказались настолько удачными, что, прерванные второй мировой войной, они возобновились и продолжались до середины 70-х годов. Были открыты остатки еще трех дворцов (IV и III тысячелетий до н. э.), храм богини плодородия Иштар, погребения, новые глиняные таблички.

В 1922—1934 гг. английская археологическая экспедиция под руководством Л. Вулли вела систематические раскопки древнего Ура. Были открыты памятники, позволяющие восстановить историю города начиная с IV тысячелетия до н. э. и кончая IV в. до н. э.: храмы бога луны Наннара и его супруги, богини Нингаль; зиккурат конца III тысячелетия до н. э., построенный царем Ур-Намму; царские гробницы раннедина-стического периода; школы, мастерские, рынок, гавань, трактир, жилые кварталы, храмовые, государственные и частные архивы.

Производились раскопки и на территории окраинных государств Месопотамии. В 1925—1930 гг. американские археологи во время раскопок в Аррапхе под тремя холмами обнаружили цитадель, дворцовые, храмовые, хозяйственные и жилые постройки и крупные архивы II тысячелетия до н. э. В 1930—1936 гг. американскими учеными была открыта древняя Эшнуна — центр небольшого месопотамского царства в бассейне реки Диялы.

Для археологического изучения Месопотамии после второй мировой войны характерны следующие черты.

Во-первых, наряду с европейскими и американскими исследователями в археологические работы включились иракские ученые. Фуадом Сафаром и Таха Бакиром при раскопках Шадуппума (города на территории царства Эшнуна) были найдены глиняные таблички с текстом одного из древнейших судебников — Законов из Эш-нуны, математические таблички и др. Иракские ученые обратились к раскопкам Эреду, и обнаружение там 14 доисторических слоев подтвердило глубокую древность этого самого южного шумерского города. В 50—60-х годах иракские археологи при раскопках холма Неби-Юнус, под которым покоились остатки Ниневии, открыли дворец Асзрхаддона, арсенал, хозяйственные постройки, много письменных документов. Багдадский и другие музеи основательно пополнили свои коллекции, тогда как прежде находки увозились в Европу и Америку, продавались местными Жителями путешественникам. Музеи стали издавать материалы коллекций. Национальный журнал «Сумер», выходящий в Багдаде, постоянно публикует материалы раскопок и новые документы. Создан Генеральный директорат древностей Ирака, который направляет и контролирует ход археологических работ в стране. Многие древние памятники реставрируются, в том числе создан проект реставрации древнего Вавилона и превращения его в музейно-туристический центр.

Вторая характерная черта археологического изучения Месопотамии в 50—80-е годы — повторное обращение к памятникам, раскапывавшимся в XIX — начале XX в., но уже во всеоружии новых научных методов. Так, археологи из ФРГ систематически ведут раскопки в Уруке, где ими исследовались святилище III тысячелетия до н. э., храм богини плодородия Инанны, древнейшая стена города из необожженных кирпичей («стена Гильгамеша» — легендарного правителя Урука), ремесленные мастерские, погребения с богатым инвентарем, надписи ассирийских и вавилонских царей. Английские археологи под руководством М. Мэллоуэна обратились к холму Нимруд, открытому их соотечественником Лэйярдом. Раскапывался «форт Салманаса-ра» — мощная цитадель с крепостными стенами и башнями, казармами, парадными залами, хозяйственными складами, дворцы ассирийских царей IX—VII вв. до н. э., несколько храмов. Американские ученые возобновили раскопки Ниппура, который вновь дал в их распоряжение обилие письменных документов.

Третья черта периода — это обращение археологов к древнейшим эпохам Месопотамии, к ее доистории. Уже не броские руины, привлекавшие внимание и кладоискателей, и путешественников, и художников, а заброшенные пещеры, невидные холмы становятся объектом работ, в результате которых были обнаружены палеолитические пещерные стоянки Шанидара, неолитические поселения Джармо, Хассуна и др. Это открыло миру неизвестные древнейшие страницы истории Месопотамии.

Так от дворцов поздней Ассирии до пещер палеолита шло археологическое изучение прошлого этой страны. Первоначальный дилетантизм сменялся выработкой подлинно научной методики. Археология от поиска сенсационных вещей перешла к решению важнейших проблем, освещению целых этапов в истории Месопотамии.

Основные направления работы зарубежных исследователей. Становление ассириологии как науки представляло собой сложный процесс. В XIX в. ассириологические памятники использовались главным образом для подтверждения или опровержения данных Библии. Ассириология развивалась как часть библейской критики.

Выявление более древних истоков месо-потамской культуры, зависимость многих библейских сюжетов, особенно мифологических, от месопотамских прообразов привело, с одной стороны, к «высвобождению» ассириологии из лона библейской критики, с другой — к значительной переоценке роли шумеро-вавилонской культуры в развитии цивилизаций Ближнего Востока и даже в общемировом масштабе, что отразилось в рождении теории «панвавилонизма», получившей широкое развитие в конце XIX — начале XX в., особенно в среде немецких ассириологов.

Развитие ассириологии стимулировалось прежде всего изданием того огромного материала, который уже дали и продолжают давать археологические раскопки. Одним из первых энтузиастов этого был де-шифровщик клинописи Г. Раулинсон. По праву вошло в историю имя гравера Британского музея Дж. Смита, самостоятельно изучившего клинопись и ставшего выдающимся ученым. Он нашел, перевел и издал многочисленные клинописные литературные произведения, научные и религиозные тексты, надписи, летописи и хозяйственные документы на аккадском языке, Смит потратил много времени и сил на собирание буквально по частям «Эпоса о Гильгамеше». С конца XIX в. начали выходить многотомные издания клинописных документов, хранящихся в крупнейших европейских музеях. Во второй половине XX в. эта работа еще более активизировалась, в нее включились и американские ученые. Так, огромную работу по публикации, переводу и изучению шумерских документов из музеев США, Турции, Ирака и ряда других музеев мира, в том числе из Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, в течение нескольких десятилетий осуществляет американский шумеролог С. Крамер. Однако большая часть клинописных документов еще не издана, что создает проблему известной предварительности  научных выводов.

Уже с конца XIX в. создаются общие труды по истории Месопотамии, среди которых выделяются исследования немецких историков К. Бецольда и Б. Майснера, американских ученых А. Олмстэда, А. Л. Оппенхейма и др.

В целом за более чем 100-летний период развития ассириологии следует выделить как наиболее разрабатываемые в зарубежной науке следующие проблемы.

Активно изучаются вопросы политической истории и государственного устройства. Однако в исследованиях по этой тематике можно порой встретиться с идеализацией восточной деспотии, с представлением об извечности и статичности ее существования, с идеалистическим объяснением причин войн темпераментом, характером того или иного народа, узкополитическими мотивами. Среди работ, посвященных исследованию политического устройства государств Месопотамии, выделяются работы 40—50-х годов датско-американского шумеролога Т. Якобсена, в которых прослеживаются этапы становления государственности в Шумере от ранних форм первобытной демократии к деспотии.

Важным направлением в зарубежной науке является изучение права Древней Месопотамии, что закономерно, ибо ни одна другая древневосточная страна не дала столько юридических памятников. Особенно много трудов посвящено анализу законов вавилонского царя Хаммурапи.

Наибольшее внимание зарубежные ученые уделяют вопросам культуры и религии Древней Месопотамии. Различные стороны месопотамской культуры: проблема ее происхождения, мифология, выдающиеся литературные памятники, характерные черты искусства, зарождение научных знаний, вклад шумеров, вавилонян, ассирийцев в ее развитие и ее влияние на культурные достижения других древневосточных народов — нашли отражение в их трудах. При этом нельзя не отметить, что интерес к месопотамской культуре во многом подогревался задачами библейской критики, а также развитием течения «панвавилонизма», расценивающего ее в качестве первоосновы культуры человечества, что нашло яркое отражение в трудах Ф. Делича, Г. Винклера и др.

Значительное внимание уделяется в зарубежной науке проблемам этногенеза на территории Месопотамии, происхождению шумеров, их взаимоотношениям с семитоязычными народами.

Гораздо меньше внимания зарубежная наука уделяла проблемам экономики и социальных отношений. Изучение этих проблем требует выработки правильных методологических основ для понимания узловых вопросов истории общества и закономерностей его развития. В зарубежной же науке наибольшим влиянием в конце XIX — начале XX в. пользовалась так называемая теория циклизма Эд. Мейера, утверждавшая, что всякая цивилизация начинается с феодализма, доходит до уровня капитализма и затем гибнет от внутренних противоречий, после чего цикл повторяется сызнова. Востоку в этой теории отводилась роль общества, пребывающего в состоянии вечного феодализма. Поэтому в общих работах начала XX в., например выдающихся немецких ассириологов Б. Майснера, П. Кошакера и других, давалась оценка общества Древней Месопотамии как феодального.

Наряду с теорией циклизма на Западе получили широкое распространение теории непознаваемости и беспорядочности исторических явлений, что не способствовало решению коренных проблем развития общества Месопотамии. Преобладающим было фактографическое направление, причем не столько с историческим, сколько с филологическим уклоном. Однако в последнее время появились капитальные исследования, посвященные проблемам социальной структуры, организации хозяйства, формированию и роли города, ремесел и торговли, характеристике храмового хозяйства. Активно издаются и комментируются деловые документы, имеющие важное значение для социально-экономических исследований (труды А. Фалькенштейна, А. Л. Оппенхейма, И. Гельба, В. Леманса и др.).

Что касается развития ассириологи-ческих «школ» по странам, то первоначально ассириология обосновалась в Англии и во Франции. С конца XIX— начала XX в. центр ее переместился в Германию, где велись интересные, хотя порой и ошибочные, теоретические разработки, была создана капитальная филологическая база и откуда вышли научно подготовленные археологические экспедиции. С установлением там фашистской диктатуры многие ученые-ассириологи из Германии и стран Европы уехали в США, где сейчас работают всемирно известные ассириологические учреждения. В настоящее время наряду с ассириологическим центром в США значительным авторитетом пользуются европейские «школы» ассириологии Франции, Италии, Бельгии, Голландии, а также восточные — Турции и Ирака.

Изучение истории Месопотамии в дореволюционной русской и советской науке. Основателем русской «школы» ассириологии по праву считают М. В. Никольского. Важное значение имел его капитальный двухтомный труд «Документы хозяйственной отчетности древнейшей Халдеи» (1908; 1915), в котором было опубликовано и исследовано более 500 хозяйственных документов III тысячелетия до н. э.

Существенный вклад в создание отечественной ассириологии внесли такие ученые, как Б. А. Тураев, уделивший значительное внимание культуре и истории Месопотамии в своем большом труде «История Древнего Востока», и В. К. Шилейко, давший блестящие переводы литературных, мифологических и исторических произведений Древней Месопотамии.

Лучшие традиции русской науки начала XX в. легли в основу зарождающейся после Октябрьской революции советской ассириологии, которая развивалась на базе методологии исторического материализма и тем принципиально отличалась от зарубежной. В 20—50-е годы много сделали для ее развития академики В. В. Струве и А. И. Тюменев.

A.        И. Тюменев плодотворно занимался

проблемами земельной собственности и со

циальных отношений в Месопотамии III ты

сячелетия до н. э. Итогом этих исследо

ваний была его монография «Государствен

ное хозяйство древнего Шумера»  (1956).

B.        В. Струве, будучи чрезвычайно раз

носторонним ученым, внес большой вклад в

воссоздание истории Древней Месопотамии

в своем труде «История Древнего Востока»

(1941), в коллективной «Всемирной исто

рии», в решение проблем ее хронологии,

в изучение экономических взаимоотношений общины, храма и дворца. Важнейшим вкладом В. В. Струве в развитие востоковедческой науки был вывод, сделанный на основе долговременных и глубоких исследований социально-экономических отношений в Месопотамии, особенно царских рабовладельческих латифундий III династии Ура, о рабовладельческом характере древневосточного общества, принятый в дальнейшем советскими востоковедами, хотя и не без дискуссий, которые особенно активный характер носили в 30-е и 60-е годы и характеризовались борьбой между сторонниками рабовладельческого, азиатского и феодального способов производства на Древнем Востоке.

Постепенно создавалась школа советских исследователей-ассириологов. Среди них видное место занимает И. М. Дьяконов, в центре исследований которого стоит социально-экономическая история Древней Месопотамии. Ряд теоретических положений И. М. Дьяконова: о соотношении государственного и общинно-частного секторов экономики в древневосточном обществе, о роли общины, о характере древневосточного рабства, о роли городов и торговли, о постепенном переходе от родовых форм управления к формированию монархического государства — уточняют и далее развивают концепцию рабовладельческого общества в Древней Передней Азии. Большой вклад внесен им в издание литературных, исторических, юридических памятников Древней Месопотамии. Видное место в исследованиях ученого занимают проблемы письменности и изучение языков народов Древней Месопотамии.

Советская ассириология 50—80-х годов разрабатывает многие научные проблемы. Среди них ведущее место занимает проблема социально-экономических отношений в Месопотамии. Она нашла свое развитие в трудах М. А. Дандамаева, исследовавшего рабство и другие формы зависимости в Вавилонии позднего периода. Проблема перехода от первобытнообщинного к раннеклассовому обществу решается на обширном археологическом материале Месопотамии в трудах В. М. Массона.

В настоящее время советскими учеными успешно разрабатываются вопросы государства и права, литературы, искусства Месопотамии, издаются клинописные документы, хранящиеся в музейных собраниях СССР.

Советские ученые включились и в археологическое изучение памятников Древней Месопотамии и с 1969 г. ведут раскопки в Ираке.

Достижения советской ассириологии обобщены в многотомном академическом труде «История Древнего Востока», первая часть которого — «Месопотамия» — вышла в свет в 1983 г.

Усилилось влияние историко-материалистического направления, развиваемого советской ассириологией, на зарубежную ассириологию, где его принимают многие прогрессивные ее представители.

В социалистических странах (ЧССР, ГДР, ВНР, ПНР) развиваются школы ассириологии, базирующиеся на марксистско-ленинской методологии как основе исторического исследования и плодотворно впитавшие в себя лучшие отечественные ассириологические традиции {например, школа Б. Грозного в Чехословакии).

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История (Иловайский): Древняя история. Средние века. Новая история

 

История Геродота

 

Проза и поэзия Древнего Востока

 

Искусство Древнего Китая

 

Искусство Древнего Египта

 

Всеобщая История Искусств





Rambler's Top100