Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

БИБЛИОТЕКА «СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА»

ДАЛЕКИЙ ВЕК:

Иван Грозный. Борис Годунов. Ермак


Исторические повествования

 

Иван Грозный

КОНЕЦ ВОЙНЫ

 

Многие годы в военных действиях против России участвовала преимущественно литовская армия. На последнем этапе войны в борьбу вступили вооруженные силы Польши. Не следует забывать, что Речь Посполитая, в состав которой входили Польша и Литва, Украина, Белоруссия и Курляндия, принадлежала к числу крупнейших государств Восточной Европы. С приходом к власти Стефана Баторня она смогла мобилизовать значительные силы и бросить их в наступление на восток. Новый король преодолел международную изоляцию, в которой поначалу оказался. Проведенные им военные преобразования возродили военное могущество Польши. К войне с Россией Баторий готовился самым тщательным образом. В Венгрии и Германии вербовались отряды наемников, заготовлялось военное снаряжение.

В Москве знали о военных приготовлениях Речи Пос-политой, но, по-видимому, не вполне оценивали опасность ситуации. Вернувшиеся из Польши послы уверяли царя, будто с Баторием идут немногие «охочие люди» из литовской шляхты, а поляки будто бы отказались участвовать в походе. Гонец Тимофеев несколько позже сообщил, что король намерен нанести удар по Полоцку. Но его словам царь не придал серьезного значения. Гарнизон Полоцка не был своевременно усилен.

Стремясь упредить нашествие, русское командование приняло решение о наступлении в «немецкую Ливонию». Намеченный план был частично осуществлен. Прибыв с войсками в Псков, Грозный отрядил воеводу Хилкова с отрядом дворян и татарской конницей в Курляндию. Воевода «погромил» курляндских немцев, но его успех имел ограниченное значение. К моменту неприятельского вторжения силы армии оказались разъединенными.

После тщательной подготовки Баторий начал свою первую восточную кампанию, нацелив удар на Полоцк. В итоге четырехнедельной осады и многократных приступов полякам удалось поджечь деревянные стены крепости. 31 августа 1579 года Полоцк пал. Через полторы недели поляки разгромили подошедшие авангарды русской армии.

В то время как поляки штурмовали Полоцк, царь с главными силами стоял в Пскове. Известный исследователь Ливонской войны В. В. Новодворский утверждал, что в поражении более всех других повинен был сам Иван IV, который потерял голову и, располагая 300-тысячной армией, обнаружил полную неспособность оказать 'сопротивление врагу. В. В. Новодворский допустил ошибку прежде всего в расчетах. Ему остались неизвестны русские источники — росписи Разрядного приказа. На основании архивных росписей можно установить, что Грозному удалось после многих усилий собрать в Пскове 10 532 дворянина и 3119 стрельцов и казаков. Общая численность армии, включая городских ополченцев и татар, составляла 23 641 человек, а вместе с боевыми холопами — до 30 000—35 000 человек. Россия использовала на западном театре только часть своих сил. Она не могла оставить без прикрытия южные границы, которым постоянно угрожали татары. Кроме того, она вынуждена была держать большие гарнизоны на завоеванных территориях — в Ливонии, Нижнем Поволжье, на Кавказе. 20-летняя война и катастрофическое разорение страны ослабили боеспособность дворянского ополчения.

Противостоявшая русским армия Батория насчитывала 41 814 человек. Эта армия была грозным противником сама по себе. Но России пришлось вести борьбу одновременно и со Швецией. Шведский король располагал 17-тысячной сухопутной армией. В наступлении против русских крепостей в Ливонии участвовали от 8000 до 10 000 шведских солдат, а также первоклассный морской флот. Наступление поляков побудило царя направить воеводу Хворостинина с передовым полком в Невель, откуда кратчайшие дороги вели в Полоцк. Следом выступил воевода И. П. Шуйский с. полком правой руки. Командование рассчитывало на то, что королевская армия истощит свои силы длительной осадой, и тогда ей можно будет нанести удар. Однако расчеты русских не оправдались. Царь с главными силами принужден был оставаться в Пскове, поскольку в его тылу началась концентрация шведских войск. В июле шведский флот обстрелял и сжег предместья Нарвы и Ивангорода. Вслед за тем многочисленный шведский корпус высадился в Ревеле и в сентябре приступил к осаде Нарвы. Русские оказались меж двух огней. Неприятельские армии обладали численным превосходством и наступали с разных сторон.

Иван IV с тревогой следил за развитием событий в районе Нарвы. Первая российская гавань на Балтике представляла в его глазах несравненно большую ценность, чем Полоцк. По возвращении из курляндского похода воевода Хил ко в спешно двинулся к Нарве. Полоцк пал, и это осложнило военное положение России. Задуманный поход на шведов не состоялся, Во время двухнедельной осады Нарвы шведская армия понесла большие потери и отступила.

С началом весны 1580 года татары возобновили нападения на южные границы России. Страна вынуждена была вести войну без союзников. Между тем число ее врагов росло. Попытки достичь соглашения с Речью Поспо-литой не увенчались успехом. Мирные обращения царя к Баторию остались без ответа. Король не желал слышать о мире. Для ведения новой кампании он собрал самые крупные силы за время восточной войны. Русские не имели точных данных о планах противника и ожидали наступления на одном из трех главных направлений — в Ливонии, под Псковом, под Смоленском. Однако Баторий отказался от мысли о достижении целей, суливших наибольшие стратегические выгоды, и нанес удар по второстепенной крепости — Великим Лукам.

В России летняя мобилизация 1580 года прошла с большим трудом. Невзирая на грозные приказы, дворяне не являлись в полки. Власти затрачивали много сил на розыски «нетчиков» и доставку их к месту службы. Разрядный приказ разработал три варианта оборонительных действий на западе. Сохранилась подробная роспись мобилизации и сосредоточения армии на случай осады Пскова. В соответствии с ней в Пскове было собрано примерно 2500 дворян, 2500—2700 стрельцов и 500 конных казаков. Вне стен крепости действовала полевая армия в составе 1394 дворян и примерно 3 000 татар. Таким образом, русские смогли выделить для непосредственных действий против армии вторжения примерно 7 000 человек, а вместе с татарами и боевыми холопами 12 000— 15 000 человек. Прочие силы были сосредоточены на охране южных границ от татар и обороне многочисленных крепостей.

Русское командование не разработало никаких планов на случай нападения Баторня на Великие Луки. В течение полутора десятилетий Великие Луки считались тыловой крепостью. Деревянные стены города обветшали, Гарнизон был невелик и своевременно не получил подкреплений.

27 августа 1580 года королевская армия осадила Великие Луки. Располагая громадным превосходством з силах, поляки рассчитывали быстро овладеть крепостью, но натолкнулись на упорное сопротивление. В первые же дни осады защитники крепости произвели смелую вылазку, опрокинули часть отряда Замойского и захватили королевское знамя. Попытка общего штурма не удалась. Атаковавшие понесли потери. Лишь после того как неприятелю удалось поджечь деревянные стены и весь город был охвачен пожаром, царские воеводы 5 сентября сдали крепость. Королевские наемники учинили резню среди пленных. Через две недели после падения Великих Лук   поляки   разбили   воеводу   Хнлкова   под  Торопцом.

Пока король осаждал Луки, литовская армия напала на Смоленск, но была разгромлена тамошними воеводами. Частный успех под Смоленском, однако, не мог изменить общего хода военных действий.

Речь Посполитая затратила массу сил и средств на вторую русскую кампанию. Под королевскими знаменами сражались 48 399 человек. Результаты, правда, оказались скромными. Решающее значение имело то обстоятельство, что усилия Батория не были поддержаны активными действиями Швеции.

После нарвского поражения государственный совет рекомендовал королю Юхану III заключить мир с Москвой. Однако успехи Батория ободрили военную партию. После тщательной подготовки шведы вторглись в Карелию и  в ноябре  1580 года захватили крепость Корелу.

Под влиянием военных неудач русская дипломатия совершила беспрецедентный в ее истории шаг, обратившись к католическому миру с просьбой о мирном посредничестве. Предложения Москвы, касавшиеся участия в антитурецкой лиге, вызвали интерес в Вене и Ватикане. Римский папа направил в Краков и Москву с посреднической миссией легата А. Поссевино, деятельность которого со временем облегчила достижение мира.

Трезво оценивая военное положение страны, царь Иван готов был пойти на самые большие уступки ради окончания войны. Его личные послы уведомили Батория, что Россия согласна передать Польше всю Ливонию с городами Юрьевом, Феллином, Перновом и другими замками, за исключением одной только Нарвы и прилежащей местности. Грозный готов был пожертвовать интересами русских помещиков в Ливонии и отказаться от всех завоеванных земель, чтобы сохранить «нарвское мореплавание». Инициатива царя "увеличила шансы на мирное урегулирование. Но Баторий счел уступки недостаточными. Он потребовал сдачи Нарвы и выплаты громадной контрибуции в 400 000 злотых.

В русско-польских переговорах вопрос о судьбах Нарвы стал камнем преткновения. Противники России задались целью уничтожить «нарвское мореплавание». На сейме в Варшаве канцлер Замойский заявил, что король не оставит русским важных ливонских гаваней. Он призвал нанести врагу такой удар, чтобы отодвинуть его подальше от моря, из-за которого он может получать военное снаряжение и ремесленников. Грозный обратился к Баторию с личным посланием, в котором обосновывал исторические права России на обладание Ливонией и язвительно высмеивал требования о выплате контрибуции. Иван IV старательно подчеркивал различие между своим положением прирожденного государя и положением выборного короля Батория. «Мы, смиренный Иван Васильевич,— писал он,— великих государств царь по божью изволению, а не по много мятеж ному человеческому хотенью». За напускным смирением царя скрывалась безмерная гордыня. В конце письма Иван, дав волю гневу, грозил недругу войной на все обозримое будущее; «Л будет же не похочешь доброго дела делати, и ты б наших послов к нам отпустил, а уже вперед лет на сорок и на пятьдесят послом и гонцом промеж нас не хаживати».

Повелитель России, казалось, обрел прежнюю энергию и уверенность. По его приказу воевода Хворостинин переправился за Днепр и совершил нападение на Оршу и Могилев. Русское наступление достигло цели. Баторий задержал приказ о выступлении главной армии, пока не получил известие об отходе русских из Литвы.

Целью третьей восточной кампании Батория был Псков. Король знал, что овладение этой крепостью одним ударом решит судьбу Ливонии. Русское командование, обнаружив намерения противника, успело перебросить в Псков подкрепления из близлежащих ливонских замков.

Подобная мера ослабила линию обороны в Ливонии, но она оправдывалась военной необходимостью. Под стенами Пскова развернулось сражение, от исхода которого зависела судьба страны.

Псков был одной из лучших русских крепостей. Его окружал тройной каменный пояс. Мощные крепостные стены имели общую протяженность в 9 километров. Высота стен достигала 8—9 метров, толщина — около 5 метров. Враги застали город хорошо подготовленным к обороне. Командование заблаговременно сосредоточило здесь многочисленную артиллерию, создало запасы военного снаряжения и продовольствия. Царь поручил руководить псковской обороной «дворовому» боярину князю И. П. Шуйскому, одному из лучших своих воевод.

Точных данных относительно численности псковского гарнизона не имеется. Поляки считали, что в его составе были от 7500 до 9000 стрельцов и дворян, а вместе с вооруженными горожанами —12 000. Пленные из состава псковского гарнизона показали, что в Пскове находились 1000 конных детей боярских, 2500 псковских и нарвских стрельцов и 500 донских казаков во главе с Мишкой Чер-кашениным. Данные о количестве стрельцов и казаков можно признать вполне достоверными: именно такие силы  Разрядный   приказ  сосредоточил   в   Пскове   в   мае

1580    года на случай возможной осады крепости. В распо

ряжение  местных  воевод было  выделено  также  2500—

2700 дворян. Таким образом, боевой состав псковского

гарнизона в 1580 году превышал 5500 человек, а с учетом

боевых холопов — 7000. Примерно такие же силы защи

щали   Псков   в   следующем   году.   В   городе   проживало

приблизительно 20 000 жителей. В обороне участвовало

почти все взрослое население.

В третьей кампании армия Батория насчитывала до 47 000 человек. Ее ядро составляли наемные отряды, включавшие около 15 000 всадников и 12 000 пехоты. Наступление  велось через Полоцк и  Опочку.  В августе

1581    года   польские   авангарды   достигли   окрестностей

Пскова.   Одновременно   литовские   отряды   предприняли

поход к Ржеве.

В дни литовского нападения Грозный с семьей находился в Старице. Неприятельские разъезды сожгли несколько деревень в непосредственной близости от его резиденции. Из окон дворца можно было видеть зарево пожаров. Литовское командование обсуждало планы пленения царя. Перед лицом опасности Иван IV не выказал   малодушия.   Он   отослал   жену   с   младшим   сыном прочь, а сам стал готовить крепость к обороне. С царем в Старице находилось не более 700 дворян и стрельцов. Между тем литовцы не приняли боя с сосредоточенными под Ржевой русскими полками и ушли к Пскову на соединение с главными силами.

В начале сентября армия Батория приступила к правильной осаде Пскова. Проложив траншеи, осаждавшие вплотную подошли к крепостному рву у южной оконечности города и установили батареи против Свинузской башни. 7 сентября крепость подверглась мощной бомбардировке. Обстрел продолжался с утра и до поздней ночи. В южной стене были сделаны большие проломы. На другой день королевская пехота предприняла общий штурм. Через проломы штурмовые колонны устремились на стены и захватили две башни, но все их усилия прорваться внутрь города разбились о несокрушимое мужество оборонявшихся. Упорное и кровопролитное сражение длилось более шести часов. Русские взорвали Свинуз-скую башню вместе с засевшим в ней неприятелем и принудили врагов к отступлению.

Генеральный штурм города потерпел неудачу, вследствие чего королевская армия перешла к длительной осаде. Минеры пытались проложить минные галереи, чтобы подвести заряды под крепостную стену. Но псковичи переняли вражеские подкопы и разрушили их. Вражеские батареи в конце октября бомбардировали город калеными ядрами, рассчитывая вызвать пожар. Вслед за тем 2 ноября королевская пехота предприняла последнюю безуспешную попытку штурма. Защитники Пскова отбили приступ.

В октябре наступили ранние заморозки. Положение осадного корпуса заметно ухудшилось. Войска не были подготовлены к зимней кампании. В ноябре армия покинула траншеи и отступила в лагерь. Туда же доставлена была с передовых батарей вся осадная артиллерия. Осада не удалась, и неприятель принужден был отныне ограничиться блокадой. Большие потери, холод и недостаток провианта оказали деморализующее действие на солдат. Многие из них разошлись по деревням в поисках продовольствия. Королевская рать быстро таяла. В таких условиях Баторий покинул армию и уехал в Польшу. Отъезд короля вызвал волнение в армии, справиться с которым  помогло известие о близком  мире с русскими.

Между тем защитники блокированного города терпели большие лишения. Запасы продовольствия истощились.   Среди   горожан   начался   голод.   Но   бедствия   не сломили их мужества. Гарнизон Пскова постоянными вылазками тревожил неприятеля. Зная о критическом положении армии Батория, Шуйский предпринял попытку разгромить противника. 4 января 1582 года он вывел из города войска гарнизона и попытался овладеть королевским лагерем. Но выполнить этот план не удалось, и после неудачного боя русские отступили в крепость.

Под Псковом Баторий потерпел самую крупную неудачу в войне с Россией. Псков стал бастионом, о который разбилась волна неприятельского нашествия. Участник псковского похода С. Пиотровский выражал удивление по поводу стойкости защитников Пскова. «Не так крепки, стены,— писал он,—как (их) твердость и способность обороняться». К его мнению присоединился А. Поссеви-но, несколько раз побывавший в окрестностях осажденного Пскова. «Русские решительно защищают свои города,— писал А. Поссевино,—женщины сражаются вместе с солдатами, никто не щадит ни сил, ни жизни, осажденные терпеливо переносят голод». Официальный историограф Батория Р. Гейденштейн, отдавая дань стойкости русских, защищавших свою землю, писал, что они выказывали «во время войны невероятную твердость при защите и охране крепостей». Сопротивление усиливалось по мере того, как ширилось вражеское вторжение. В ито-rv первой кампании на Востоке 40-тысячная королевская армия добилась внушительной победы, завоевав Полоцк. В ходе второй кампании почти 50-тысячная рать затратила все усилия на покорение небольшой крепости Великие Луки. В последней кампании 47-тысячное войско не смогло овладеть Псковом. Речь Посполитая истощила свои силы и после трехлетней войны была заинтересована в мире не меньше, чем Россия.

Грозный знал о критическом положении армии Батория, но отдал приказ избегать полевых сражений с противником и отказался от наступательных операций с целью снятия осады Пскова. Русское командование должно было сосредоточить свои резервы в Новгороде вследствие нового шведского наступления. Россия опять вела борьбу на два фронта.

В Ливонии и расположенных близ Нарвы крепостях почти вовсе не осталось русских войск, вследствие чего эти крепости стали легкой добычей шведов. Шведский главнокомандующий П. Делагарди подступил к Нарве и после ожесточенной бомбардировки и штурма 9 сентября 1581  года овладел городом. Ивангородские воеводы попытались оказать помощь гибнущей Нарве, но посланный ими малочисленный отряд был разгромлен шведами на Нарвском мосту. Старые русские крепости Ивангород, Ям и Копорье как тыловые не были подготовлены к обороне и не смогли оказать серьезного сопротивления врагам.

Утрата Нарвы имела далеко идущие военные и экономические последствия. Россия утратила с трудом налаженное «нарвское плавание», обеспечивающее стране прямые торговые сношения с Западной Европой.

Потеря сильнейших форпостов на северо-западных рубежах создала непосредственную угрозу Новгороду и Пскову. Шведы располагали теперь удобными опорными пунктами для вторжения в глубь России. От Нарвы и Яма открывался прямой путь на Псков, осажденный поляками. Но успехи шведов в Ливонии обострили польско-шведские противоречия. Баторий стал добиваться от Швеции передачи ему Нарвы и других отвоеванных у русских крепостей. Совместные действия поляков и шведов против России сделались невозможными.

С утратой «морских ворот» на Балтике продолжение борьбы за Ливонию с Речью Посполитой в значительной мере потеряло смысл в глазах Грозного. Сознавая невозможность борьбы разом на два фронта, царь готов был отказаться от ливонских владений в пользу Речи Посполитой ради того, чтобы сосредоточить все силы на борьбе против Швеции и любой ценой вернуть Нарву. Постановление Боярской думы о перемирии с поляками содержало специальный пункт о войне со Швецией. «А по-миряся бы с литовским с Стефаном королем,— гласил этот пункт,—стати на Свейского и Свейского бы не за-миривати».

Для возобновления мирных переговоров с Баторием царь использовал посредничество папского легата Поссевино. Переговоры начались в разоренной дотла деревне неподалеку от Яма Запольского, на дороге между Новгородом и Великими Луками. Наибольшие споры вызвал вопрос о будущем Нарвы. Польские послы требовали признания прав Речи Посполитой на всю Ливонию. Русские послы отвергли это требование. Пункт о Нарве так и не был включен в текст договора.

Послы долго препирались о титулах. Этот спор четко выразил основные цели русской дипломатии. Исполненный чувства превосходства над «выборным» королем, Грозный соглашался, чтобы в перемирной грамоте его именовали без царского титула. Подобную уступку царь мотивировал следующим высокомерным рассуждением: «которого извечнаго государя, как его не напиши, а ево государя во всех землях ведают, какой он государь». В то же время Иван ни за что не желал уступать Баторию титул «государя Вифлянского», так как готовился к немедленному возобновлению борьбы за Нарву.

Переговоры в Яме Запольском завершились 15 января 1582 года подписанием договора о 10-летнем перемирии. Россия уступила Польше все свои владения в Ливонии, включая крепость Юрьев и порт Пернов. В свою очередь Баторий возвратил России завоеванные им крепости Великие Луки, Холм, Невель, Велиж и псковские пригороды, но удержал за собой Полоцк.

Не дожидаясь подписания перемирия, русское командование стало готовить наступление против шведов. В феврале 1582 года воеводы М. П. Катырев и Д. И. Хворостинин направились к захваченным шведами русским крепостям. На пути к Яму, близ деревни Ляли-цы, передовой полк Хворостинина столкнулся с неприятельскими войсками. На помощь к нему поспешил большой полк, а «иные воеводы,— как сообщают «Разряды»,— к бою не поспели». Русские не ввели в дело всех своих сил, тем не менее они одержали полную победу над шведами. Планы общего наступления на Нарву, однако, остались неосуществленными. Весною русское командование отозвало полки из Новгорода и направило их на крымскую границу. Москва испытала сильный нажим со стороны Речи Посполитой, ультимативно потребовавшей не посылать войска на Нарву и угрожавшей нарушением перемирия.

Между тем правящие круги Швеции выдвинули планы военного разгрома и расчленения Русского государства. Подобно Баторию, Юхан III рассчитывал на внутренние трудности России. Делагарди получил инструкцию, используя недовольство новгородского населения, занять Новгород, а затем и Псков. В Финляндии была сосредоточена многочисленная армия, включавшая наемные отряды из Германии, Франции и Италии. Ближайшей целью вторжения были избраны русские крепости Орешек и Ладога. Шведы стремились завладеть невскими берегами, чтобы окончательно отрезать Россию от Балтийского моря.

8 сентября 1582 года шведская армия осадила Орешек и после длительной бомбардировки 8 октября предприняла общий штурм. Древняя русская крепость, расположенная на острове посредине Невы, успешно отразила нападение врага. Спустя неделю по Неве на судах в город прибыли подкрепления. Второй штурм был отбит с большим уроном для неприятеля. В ноябре Делагарди отступил от стен Орешка.

Борьба с Россией один на один была непосильна для Швеции. Но Москва не смогла воспользоваться своим военным превосходством. Осуществлению ее планов мешали, с одной стороны, соглашения относительно Нарвы, навязанные Баторием, а с другой — неблагоприятное развитие событий на южных и восточных границах.

Вторжения Большой ногайской орды послужили толчком для грандиозного восстания народов Поволжья против царского владычества, которое не затихало три года. С большим трудом край был «замирен» уже после смерти Грозного.

Возобновившаяся «Казанская война» вынудила русское правительство начать мирные переговоры со Швецией. Шведские дипломаты пытались добиться от русских уступки всего побережья Финского залива, но их усилия не увенчались успехом. Мирные переговоры на реке Плюссе завершились в августе 1583 года подписанием краткого трехлетнего перемирия. Шведы удержали за собой все захваченные ими русские города — Корелу, Иван-город, Ям и К.опорье с уездами. Россия сохранила небольшой участок побережья Финского залива с устьем Невы.

Так закончилась 25-летняя Ливонская война, в которую оказались втянутыми крупнейшие государства Прибалтики. Первая попытка России прочно утвердиться на берегах Балтийского моря завершилась неудачей. Поражение в Ливонской войне поставило государство в исключительно трудное положение.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Иван Грозный. Борис Годунов. Ермак»

 

Смотрите также:

 

Русская история и культура

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская

 

Справочник Хмырова

 

Повесть временных лет

 

Венчание русских царей

 

Династия Романовых