::

 

Вся электронная библиотека >>>

 Михаил Горбачёв >>

   

История Советского Союза. Перестройка. Гласность

горбачёвМихаил Горбачёв


Разделы:  Рефераты по истории СССР

Биографии известных людей

Всемирная История

История России

 

ОТ ВТОРОГО "ВТОРОГО" ДО ГЕНЕРАЛЬНОГО

 

 

     Расширять для него  поле  деятельности Андропов начал еще раньше, когда

сам в июле 1982 года наконец уверенно уселся в кресле второго секретаря ЦК и

стал  вести заседания  Секретариатов.  Произошло  это после  звонка  Леонида

Ильича, который, выждав время, окончательно  определился и возложил  на него

эту обязанность и тем  самым статус  своего официального преемника. До этого

ситуация оставалась неопределенной  и Секретариаты вели  то  К.Черненко,  то

А.Кириленко,  словом  тот, кому удавалось подобрать бесхозный жезл  старшего

партийного   регулировщика.  Получив   санкцию  генсека,  Юрий  Владимирович

энергично взялся наводить порядок и порой,  как вспоминают очевидцы, нагонял

на заседаниях "такого страха на тех, кто отчитывался, что  людей становилось

просто жалко".  Горбачеву  давал  самые разнообразные  и  часто  неожиданные

поручения -  от проверки снабжения  Москвы овощами и фруктами до  подготовки

важных  кадровых перестановок или расследования поступавших в Центр сигналов

о коррупции (как в случае с краснодарским секретарем С.Медуновым).

     За  несколько месяцев Андропов настолько  утвердил  себя  как хозяин  и

бесспорный лидер, что после смерти Брежнева 10 ноября 1982 года ни у кого не

возникло  сомнений, кто  станет следующим Генсеком КПСС. И хотя  К.Черненко,

надеясь защитить собственные позиции, в речи на  Пленуме  пытался в качестве

душеприказчика   усопшего   давать  рекомендации   новому   генсеку   насчет

"коллективного руководства" и  "бережного  обращения  с  кадрами", всем было

ясно:  наступают  новые  времена.  По  советской  традиции  это должно  было

проявиться не  столько  в принципиально  новых  действиях, сколько  в  новых

назначениях. В своих мемуарах Горбачев утверждает, что именно с его подачи в

это время в ЦК  появились Егор  Лигачев,  Николай  Рыжков,  Вадим  Медведев,

потеснившие  старую  брежневскую  гвардию  на  таких  важных  участках,  как

экономика, наука и оргпартработа.

     Горбачев реже упоминает,  что приложил  руку и  к появлению в  этот  же

период на московском горизонте  таких  персонажей, как  Александр Яковлев  и

Борис  Ельцин.  Его  нежелание  напоминать  об  этом  можно,  скорее  всего,

объяснить  непростыми  отношениями,  сложившимися с каждым из  этих  двоих в

последующие  годы.  При  этом если  в  переводе в Москву тогдашнего  первого

секретаря Свердловского обкома Бориса Ельцина более весомую роль сыграл Егор

Лигачев, то возвращение в столицу Александра Яковлева из зарубежной "ссылки"

- прямой результат поездки Горбачева в Канаду,  куда он  прилетел в мае 1983

года изучать тамошнее сельское хозяйство. (Кроме Горбачева за Яковлева перед

Андроповым ходатайствовал также Г.А.Арбатов.) Чувство политического родства,

возникшее  тогда  между  ними,  привело  советского  посла  в  Канаде  через

несколько месяцев в круг ближайших горбачевских соратников и друзей, затем в

состав  членов Политбюро и Президентского  совета,  чтобы  позднее  развести

обоих надолго в  разные стороны,  оставив им на память о  совместно прожитых

исторических событиях пепел выгоревшей дружбы.

 

     С воцарением Андропова в ЦК и Кремле должно было измениться и положение

Горбачева. В глазах партийных царедворцев он представал чуть ли не наследным

принцем. Этому  в  немалой  степени  способствовало  то,  что  по инициативе

Андропова именно Горбачеву поручили весной 1983 года выступить  с  докладом,

посвященным   дню   рождения  В.И.Ленина.   Всем  была   памятна   символика

прошлогоднего доклада - выступивший с  ним Андропов  был через  месяц избран

вторым секретарем ЦК, а в конце года - Генеральным.

     Все, казалось, складывалось блестяще  для благополучно вылупившегося из

партийного инкубатора руководителя, готового подхватить опасно накренившееся

Красное знамя, - его уже не  несли, а скорее опирались  на  него,  используя

древко как костыль, доживавшие свой век старики.  И надо же,  чтобы именно в

эти судьбоносные месяцы разминки  перед  выходом на старт  партийного принца

начали посещать поистине гамлетовские сомнения.

     Известно, что он уже и в ставропольский период видел противоречия между

словесным  фасадом  режима  и  скрывающейся за ним  реальностью,  возмущался

"отклонениями" от социалистического идеала. Этим, кстати,  он и мог обратить

на   себя  внимание  членов  "партийной  олигархии",   озабоченных   поиском

идеалистически настроенных  наследников. Для его  политического формирования

помимо здоровых моральных качеств, привитых крестьянской жизнью, важным было

и то, что большая часть его активной жизни прошла в провинции, вне Москвы, а

стремительность  карьеры позволила  сохранить  непосредственность  чувств  и

здравый смысл, не дав времени очерстветь  и  стать циником. Но одного набора

этих  качеств, по-своему  уникального для столичного номенклатурного  мирка,

было тем не  менее недостаточно,  чтобы  не  только задавать  себе острейшие

вопросы, но  и  отвечать  на  них. Оказавшись в  1983 году в  двух шагах  от

верховной  власти  в  стране  и  осознав связанную  с  ней  ответственность,

Горбачев начал задумываться об ответах.

     Трудно сказать,  что  больше  повлияло  на его  размышления  той  поры.

Подготовка ли к "праздничному докладу", когда он  перечитал всего  "позднего

Ленина"  и вслед за ним пришел к  выводу, что большевики "совершили ошибку",

которую надо было исправить новой политикой. Или поездка в Канаду и открытие

на этот раз уже не туристического фасада западного мира, а его фундамента  -

в виде  высокопродуктивной экономики  и,  в  частности, сельского хозяйства.

Партсекретарю из  аграрного края, отдавшему  несколько лет жизни мобилизации

на "битву за  урожай" и постоянному понуканию тружеников села, непросто было

понять  механизм "самоэксплуатации"  канадских  фермеров,  обходившихся  без

бригадиров и райкомовских уполномоченных.

     Нельзя исключать и самого простого и, пожалуй, логичного объяснения: не

миражи  зарубежья (как  подслушали  канадцы,  уходя с  показанной ему фермы,

русский гость бормотал себе под нос: "У нас такого и через пятьдесят  лет не

будет"),  а  открывшаяся  перед  ним  с  кремлевских холмов  во  всей  своей

драматичности реальность собственной страны должна была превратить  человека

с развитым чувством  гражданской ответственности  и просто  здравого смысла,

каким,  очевидно,  был Горбачев, в опасного для абсурдной  Системы скептика,

если не оппозиционера.

 

     Период работы в роли политического подмастерья Андропова и фактического

второго  секретаря продолжался всего  несколько месяцев. В одну из их встреч

еще  в  ЦК  (последние проходили уже в больнице) Юрий  Владимирович  сказал:

"Знаешь, Михаил, старайся вникать во все дела. И вообще, действуй, как  если

бы  тебе пришлось взять всю ответственность на себя". Разговор состоялся еще

до резкого ухудшения здоровья генсека летом 1983 года. Горбачев, разумеется,

не предполагал, что новый этап в его жизни может начаться так скоро.

     Андропов умер в феврале 1984 года,  не  успев осуществить  того, о чем,

по-видимому, мечтал, и не сумев оставить после  себя у руководства партией и

страной человека, которому бы доверял. В этом смысле  Брежнев поступил более

ответственно  и эффективно.  Впрочем,  нельзя отрицать,  что главным  итогом

скоротечного  пребывания  Юрия  Владимировича  на  высшем   посту  останется

привлечение  им  к  руководству  страной  нового  поколения.  Собрав  вокруг

Горбачева хоть и весьма пеструю по воззрениям группу - от Лигачева и Рыжкова

до Яковлева,  этот  внешне сумрачный и осмотрительный  человек дал стартовый

толчок тем, кто был решительно настроен на разрыв с брежневизмом  и способен

пойти в этом много дальше, чем он сам,  уже в  силу необремененности багажом

прошлого и ответственностью за него.

     С  избранием генсеком К.Черненко положение Горбачева в  Политбюро сразу

осложнилось. И  не потому только, что его  отношения с "адъютантом" Брежнева

не  были, да  и не могли  быть такими,  как с  Андроповым. Сами по  себе эти

взаимоотношения  мало  что  значили  -   слишком  несамостоятельной  фигурой

оказался  новый  руководитель  партии.   Он,  кстати,  и  предложил  Михаилу

Сергеевичу пост секретаря по идеологии - то ли в благодарность за то, что не

преградил ему путь  к  могиле  у Кремлевской  стены, то ли  понимая, что без

новой подпорки обветшавшее Политбюро может рухнуть.

     Важнее было  другое - с его избранием  вновь оживился  весь разросшийся

при  Брежневе  аппаратный  мир и с  надеждой подняли пригнувшие  было головы

члены прежнего руководства. Горбачев же в новой ситуации из почти официально

объявленного  престолонаследника  оказался  разжалован  в   рядового   члена

Политбюро.  "Дарованное"  ему  Андроповым  право  вести  Секретариаты  стало

негласно и гласно оспариваться, а будущее вновь стало неопределенным.

     Возглавлял контрнаступление  при явном поощрении генсека  Н.Тихонов.  В

кильватере  за  ним  следовали  В.Гришин,  Г.Романов,  В.Долгих,  М.Зимянин.

Отдавая себе отчет в незавидном здоровье Константина Устиновича, эта когорта

стремилась  избавиться  от  андроповских питомцев  как  можно скорее,  чтобы

расчистить плацдарм для будущей решающей схватки - борьбы за пост следующего

генсека.   Однако   у  этого  отряда  верных  брежневцев  была  проблема   с

командованием.  Черненко,  не  раз  вызывавший  Горбачева для  "решительного

разговора",  как правило,  пасовал,  лишь только тот  предлагал  рассмотреть

претензии   к  нему   на   заседании   Политбюро.  Окончательно  же   первый

антигорбачевский "мини-путч" подавил своим авторитетом Д.Устинов.  На правах

старшего  члена пресловутого  "узкого круга"  он, узнав об очередной попытке

отстранить   Горбачева  от  ведения   Секретариатов,  зашел  к  генсеку  для

персональной   беседы  и  потом  сообщил  Михаилу  Сергеевичу,  что  "вопрос

урегулирован".

     Тем не менее всем было ясно: главный вопрос - о преемнике - урегулирует

только само время. Горбачев потратил его  на то, чтобы укрепить свои позиции

среди тех, кто будет  голосовать на очередном "траурно-историческом" пленуме

- дата его созыва была  известна лишь  Богу,  -  министров,  военачальников,

секретарей обкомов.

     Продолжался   и  процесс  его  политического  самообразования,  богатый

материал  для  этого давали и международные  контакты.  По его  собственному

признанию,   сильное   влияние  оказали   неортодоксальные,   исповедовавшие

крамольный "еврокоммунизм"  лидеры  итальянской  компартии,  с  которыми  он

встретился,  прилетев  в   Рим  на  похороны  Э.Берлингуэра,  предварительно

перечитав "Письма из тюрьмы" А.Грамши и  политическое  завещание П.Тольятти,

написанное в Ялте.

     Похоже, что этот  год, прожитый в ожидании неизбежных перемен, стал для

него  временем интенсивных размышлений  о внутренней и внешней политике. Это

подтверждается впечатлениями Маргарет  Тэтчер.  Встретившись с  Горбачевым в

декабре 1984  года, она  с изумлением обнаружила перед  собой  не очередного

робота, отштампованного советской системой, а вполне современного политика с

собственными  взглядами,  с которым было непросто  дискутировать, но "вполне

можно было вести  дела". Во  время ее встречи с  Горбачевым на Даунинг-стрит

подтвердился  полупрогноз-полупророчество  упоминавшегося  мной Арчи  Брауна

(накануне приезда Горбачева Тэтчер собрала на целый  день в своей загородной

резиденции британских советологов и вновь услышала от упрямого  шотландского

профессора рекомендацию "очень внимательно"  отнестись  к  этому еще  совсем

неизвестному Западу молодому советскому  лидеру).  Именно первые впечатления

"железной леди" во  многом определили характер подготовки  ее близкого друга

Рональда  Рейгана к  первой встрече  с Горбачевым в ноябре следующего года в

Женеве.

     Открывала для себя мир и все заметнее демонстрировала ему себя и Раиса.

К поездке в  Лондон она готовилась методично, как к ответственному экзамену.

Произвести благоприятное впечатление на западную аудиторию, в чем она видела

свой  посильный вклад в  успех  поездки,  ей  помогали  как раз те качества,

которые выделяли ее в среде  "кремлевских жен"  и  немало  осложняли жизнь в

Москве,   -  университетское  образование,  преподавательская  методичность,

аппетит и амбиции открывающей мир провинциалки и, конечно, природный вкус. В

результате   "открытие"   Раисы,   поразившей   англичан   почти   парижской

элегантностью, стало  самостоятельным сюжетом английской прессы,  освещавшей

визит. Явление  ее  британцам стало особой  темой и  для  советской  прессы.

Правда, в тот момент  журналистов в  основном интересовало, где она покупает

свои  наряды  и  действительно  ли  расплачивается  в  лондонских  магазинах

загадочной "золотой карточкой". (Как  далеки мы еще тогда были от отнюдь  не

мифических   загулов   новорусской   знати   постсоветской   эпохи!)   Почти

по-викториански  аскетичная  Раиса  поначалу  возмущалась:  "Как  можно  так

безответственно фантазировать?" Потом привыкла.

     Во время их  пребывания в  Лондоне умер  Д.Ф.Устинов, и  это  сообщение

ускорило   отъезд   Михаила  Сергеевича.   Ухудшавшееся  состояние  Черненко

приближало развязку  и другой драмы,  о чем, кстати,  предупредили Горбачева

английские врачи, издали наблюдавшие за больным генсеком. Они ошиблись всего

на пару недель.

 

К содержанию раздела:  МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ ГОРБАЧЕВ. Перестройка. Распад СССР

 

Смотрите также:

 

Переломный период в истории России (80-90-е гг. 20 века)

Политическая смена государственного строя России

Россия в условиях нового государственного строя

Россия и интеграционные процессы в СНГ

 

Социально-экономические и политические причины, осложнившие выход страны на новые рубежи

Распад СССР. Посткоммунистическая Россия. Трудности перехода к рыночной экономике

 

 Эпоха застоя. Михаил Горбачев

Из доклада Генерального секретаря КПСС Михаила Сергеевича Горбачева (р. 1931) на Пленуме ЦК КПСС (27 января 1987 г.) о годах, когда партию возглавляли его ...

 

 Самоубийства знаменитых людей - маршал Ахромеев

Сергей Федорович надеялся изменить отношение Горбачева к армии. ... Сергей Федорович понимал, что политика Горбачева приведет к развалу ...

 

 ЖИЗНЬ АНДРЕЯ ДМИТРИЕВИЧА САХАРОВА. Участие Андрея Сахарова в ...

директоров, а 15 января состоялась встреча с М. С. Горбачевым (заранее .... Горбачев ответил: "Я очень рад, что вы связали эти два. слова". Мы прошли в зал. ...

 

 АНДРЕЙ САХАРОВ. Биография Андрея Сахарова ...

советские и хозяйственные руководящие должности (доклад Горбачева на ... Горбачев, и его ближайшие сторонники сами еще не полностью свободны от ...

 

 САХАРОВ. Выступление Андрея Сахарова на ...

телеграмму Горбачеву и Рыжкову с изложением нашей точки зрения. ... Горбачев смешивал две совершенно различные вещи - преступные акты убийств, ...

 

 Дмитрий Якубовский. 100 Великих авантюристов

За этот период Лукьянов должен был переговорить с Горбачевым, который, как выяснилось, ... Дело в том, что вскоре Горбачев подписал с немцами соглашение, ...

 

 Беседы по экономике

«Это то зерно,— сказал М. С. Горбачев,— что мы сейчас закупаем за валюту, товарищи. ... Товарищ М. С. Горбачев, выступая с докладом на XXVII съезде КПСС, ...

 

 АФГАНСКАЯ ВОЙНА (1979-1989 годы) Советско Афганская

К середине 80-х стала очевидна бесперспективность советского военного присутствия в Афганистане. В 1985 года после прихода Горбачева Кармаль был заменен на ...

 

Нобелевские лауреаты - Советский Союз, Россия

Горбачев М. С. (за выдающийся вклад в процессы укрепления мира, которые происходят сейчас в важнейших областях жизни мирового сообщества) 1990 г. ...

 

министр внутренних дел Борис Карлович Пуго

Он никогда не шел против Горбачева. Я не раз был свидетелем того, как отец. одергивал подчиненных, позволявших нелестные или, вернее, фамильярные ...