::

    

На главную

Оглавление

 


Мифологический Словарь


РУССКАЯ   МИФОЛОГИЯ

 

ГОРЫНЯ, ДУБЫНЯ И УСЫНЯ

 

три богатыря-великана    русских     сказок. Они   обладают    сверхчеловеческой   и одновременно   нечеловеческой   силой, которая приводит к нарушению естественного природного порядка,   затрудняющему   действия   главного    героя. Горыня (Г., Горыныч, Вертогор, Вернигора)     захватывает    целую     гору, несёт в лог и верстает дорогу или «на мизинце   гору   качает,   горы   сворачивает».

 

Дубыня (Д., Дубынеч, Вер-тодуб, Вернидуб,  Великодуб и т. п., а также Дугиня,  который любое дерево  «в дугу согнёт») «дубьё верстает: который дуб высок, тот в землю пихает, а который низок, из земли тянет» или «дубьё рвёт». Усыня (У., Усынеч,  Усынка) «спёр реку ртом, рыбу ловит  усом,  на  языке  варит  да  кушает»,   «одним   усом   реку   запрудил, а по усу,   словно   по   мосту,   пешие идут,   конные   скачут,    обозы   едут» и т. п. Эти богатыри — не  духи-покровители   соответствующих   объектов (гора, дуб,   река),   а  нарушители  их естественных  функций:   они  срывают горы, вырывают дубы, запирают течение  рек.  

 

Антропоморфические  черты этих   богатырей   слабы   и   оттеснены хтоническими: гора, дубы (лес) и река  (вода) являются местом их обитания. Г. связывается с горой как препятствием на пути,   помехой,   нарушающей ровность воздвижением вверх. Д. (связанный с дубом в силу народно-этимологического     осмысления)     мог некогда быть связан с другим нарушением   ровности,   порядка — с   провалом   на   пути,    помехой,   находящейся внизу и так же, как и в случае Г., относящейся к земле (куда он запихивает дуб). Имя У. также должно быть расценено как результат народно-этимологического   переосмысления. Поскольку слово «усы» является метонимическим переносом названия  плеча (ус из индоевроп. *oms-), У. сопоставим с образом дракона или змея, запруживающего   воды   своими   «плечами».     Змеиная  природа    У.   непосредственно    проявляется   в   сказке, где У.— «птица Усыня змей о 12 головах»  («сам с  ноготь,  борода  с  локоть, усы но  земле тащатся, крылья на версту лежат» — ср. мотив ширины плеч).

 

Иногда упоминается булава или дубина У. при том, что этим оружием громовержец    Перун  поражает  Змея. Таким образом, прототипами трёх богатырей  можно  считать  хтонических чудовищ, олицетворяющих косные и разрушительные силы нижнего мира — земли, воды и т. п.

 

Следы отрицательных характеристик этих персонажей, которые в русской сказке выступают, скорее, как положительные спутники-помощники главного героя, обнаруживаются в мотиве «слабости» их по сравнению с главным героем и особенно в мотиве предательства. Первый из этих мотивов встречается в эпизоде с Бабой-ягой: когда один из богатырей остаётся в избушке, чтобы приготовить еду для ушедших на охоту товарищей, является Баба-яга, избивает богатыря и вырезает ремень из его спины; только главный герой выдерживает это испытание, побеждая Бабу-ягу.

 

Преследуя Бабу-ягу, богатыри вместе с главным героем приходят к норе (отверстию, пещере), герой спускается в подземное царство (или в три подземных царства), добывает для богатырей невест — царевен этого царства, которых вытаскивают на верёвке на землю; когда же пытается выбраться наружу главный герой, один из богатырей обрубает верёвку. В финале герой сказки убивает Г., Д. и У. Характерно, что имя героя, связанного в сюжете с богатырями, также обычно связано с природной сферой — или животной (Ивашка-Медведко), или растительной   (Сосна-богатырь).

 

Чаще всего Г., Д. и У. выступают вместе, образуя законченную триаду. Эта триадическая схема (вероятно, поздняя) отразилась в образах трёх эпических богатырей — Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алёши, Поповича (характерно, что своим именем Добрыня напоминает Д., а мотив змееборства Добрыни и его связи с рекой-водой отсылает к образу У.). Святогор с его косной, не находящей применения силой оказывается в генетическом плане сродни Г. (Илья Муромец в сюжете с участием Святогора выступает как аналог героя сказки). Г. близок и другой эпический персонаж-Змей Горыныч, в свою очередь, связанный с образом Огненного Змея. Эта связь даёт возможность видеть для определённого периода в именах Г. и Горыныча отражение корня «гореть» (огонь), а не «гора».

 

В таком случае не исключено, что триаде Г., Д. и У. на более раннем этапе развития соответствовала трёхчленная «змеиная» группа — Змей Огненный, Змей Глубин, Змей Вод (ср. дальнейшую трансформацию — Иван Водович, Фёдор Водович, Михаил Водович). Эти образы хорошо известны в индоевропейской мифологии.

 

Особенно близки им некоторые герои балтийских сказок — литовск. Калнавертис (букв. «Вернигор», «Вертогор») или Ажуол-ровис (букв. «Вырвидуб») и т. п. Вместе с тем триада сказочных богатырей имеет и другое положительное соответствие — Вечорка,   Зорька   и   Полуночка, выступающие в сходном сюжете со Змеем и тремя царствами и связанные с Солнцем.   В этом контексте показательно    участие    Вертогора    и Вертодуба   в   сказке,   где   участвует Солнцева сестра.  Тем самым намечается     как   противопоставление   «хтонически-пространственных»   трёх   богатырей «астрально-временным», трём отражениям разных моментов солнечного суточного цикла,     так и связь между ними в едином сказочном сюжете. Сказки о Г., Д. и У. могут расцениваться   как   отражение   архаичного мифа о поединке со Змеем (или трёхголовым   Змеем)   или  тремя   Змеями.

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 

Rambler's Top100