::

    

На главную

Оглавление

 


Мифологический Словарь


РУССКАЯ   МИФОЛОГИЯ

 

ВОЛХ, Волх Всеславьевич, Вольга

 

мифологизированный  персонаж  русских  былин,  обладатель   чудодейственных   оборотнических свойств.

 

Сюжет о Волхе Всеславьевиче   (реже — Вольга  Буславлевич или Святославьевич) и его походе на Индию принадлежит  к  наиболее  архаичному  слою в  русском былинном эпосе,   характеризующемуся   неизжитыми    тотемистическими    представлениями и широко представленной стихией  чудесного,   волшебно-колдовского, магического, слиянностью человеческого и природного начал.

 

Чудесно рождение В.: мать В. Марфа Всеславьевна, гуляя по саду, соскочила с камня на лютого змея; он обвивается вокруг   её ноги  и «хоботом бьёт по белу стегну»;   вскоре   появляется   на   свет В.,   рождение  которого  потрясло  всю природу:   гремит   гром,   дрожит сыра земля,  трясётся «царство  Индейское», колеблется море,  рыба уходит в морскую глубину,  птица — высоко в небеса, звери — в горы и т. п. Чудесно и   развитие     В.:     едва    родившись, он  уже   говорит,   «как   гром  гремит», его пеленают в «латы булатные», кладут   ему   в   колыбель   «злат   шелом», «палицу в триста пуд»; в семь лет его отдают   учиться   грамоте,   а   к   десяти годам    он    постигает    «хитрости-мудрости»:   оборачиваться   «ясным   соколом»,  серым волком, «гнедым туром— золотые рога». 

 

Освоив искусство оборотничества,     В.  в  12   лет   набирает себе дружину, а в 15 лет уже готов к воинским  подвигам.   Когда   приходит весть, что «индейской царь» собирается идти  на   Киев,   В.   решает  опередить противника  и  отправляется  с дружиною  в   поход  на   Индейское   царство. По пути он упражняет и демонстрирует свои «хитрости-мудрости», выступая как великий охотник, повелитель природного  царства,  прежде всего  мира зверей.  

 

Обернувшись  волком,   он  бегает по лесам и «бьёт звери сохатые», в облике   сокола   бьёт   гусей,   лебедей, уток. В. кормит и поит, одевает и обувает свою дружину; он всегда бодрствует.  Решив «вражбу чинить» индейскому царю и убедившись, что никто из дружины не может выполнить предстоящей задачи успешно, В. применяет свои «хитрости-мудрости», чтобы сокрушить Индейское царство! Обернувшись туром-золотые рога, он быстро достигает цели; обернувшись ясным соколом, он прилетает в палаты к индейскому царю Салтыку (Салтану) Ставрульевичу и подслушивает его разговор с «царицей Азвяковной, молодой Еленой Александровной». Узнав о враждебных Руси намерениях царя, В. оборачивается горностаем, спускается в подвал-погребы, перекусывает тетиву у луков, обезвреживает стрелы и ружья, снова оборачивается ясным соколом, прилетает к своей дружине и ведёт её к городу-крепости индейского царя.

 

Чтобы проникнуть незаметно внутрь, В. оборачивает своих воинов в муравьев (мурашиков) и вместе с ними по узкой щели проникает в город, подвергая его разгрому. В. убивает индейского царя, берёт в жёны царицу Азвяковну, женит своих воинов на семи тысячах пощажённых девиц, а сам становится царём, богато одарив дружину.

 

Мотив превращения В. (и его воинов) в муравьев, проникающих в неприступную крепость, напоминает подобный же мотив в связи с громовержцем Индрой (Ригведа I, 51 и др.). Зевс является к Эвримедузе также в виде муравья. Их сын Мирмидон (букв.— «муравейный») стал родоначальником мирмидонян, «муравейных» людей. В русской сказке И вал Царевич, превратившись в муравья, проникает в хрустальную гору, убивает двенадца-тиголового Змея и освобождает царевну, на которой он женится. Связь с В. мотива гремящего грома в былине также намечает в его образе тему громовержца. Вместе с тем В. реализует и тему противника громовержца — Змея: будучи сыном Змея, он унаследовал от него «хитрости-мудрости» и, в частности, уменье прятаться от врага, оборачиваться в другие существа.

 

Поэтому в образе В. обнаруживаются переклички с Волосом-Велесом, в котором также отыскиваются змеиные черты, или со Змеем Огненным Волком. В новгородском книжном предании о Волке-чародее В., старший сын Словена, давший своё имя реке Волхов, ранее называвшейся Мутною, был «бесоугодный чародей»; «бесовскими ухищрениями» превращался «в лютого зверя крокодила»; преграждая в Волхове водный путь тем, которые ему не поклонялись: одних пожирал, других потоплял.

 

А невежественный народ почитал его за бога и называл его Громом или Перуном (ср. образ «змеяки Перюна» в новгородских источниках). В. на берегу реки поставил «городок малый» на месте, называвшемся Перынь, и кумир Перуну. Бесы удавили В. в Волхове, тело его плыло вверх по реке и было выброшено «против Волховиаго его городка» и здесь похоронено язычниками.

 

Но через три дня «прослезнся земля и пожрала мерзкое тело крокодилово, и могила просыпалась над ним на дно адское».

 

Оборотничество В. нашло продолжение в таком же свойстве, приписываемом историческому персонажу князю Всеславу Полоцкому (11 в.), упоминаемому в этой связи п в «Слове о полку Игореве» (ср. отчество В.— Всеславьевич, т. е. сын Всеслава). Несомненны и связи между В. и Василием Буслаевым (мотив отсутствия отца и воспитания матерью, похода в дальнюю землю, роль камня в рождении или смерти и т. п.). В посдемонголь-ский период (13 в.) появляются новые трактовки противника В.: теперь он царь Золотой Орды или даже турецкий султан; вместо Индейского царства появляется  Турец-земля  и  т.   п.

 

Второй сюжет, в котором выступает В. (как правило, именно Вольга, иногда Вольга Святославгович и т. п.), связывает его с Микулой Селяниноеи-чем. Общее у Вольги этого сюжета с В.— воспитание в детстве без отца, освоение «мудрости» (превращение в щуку, в сокола, в волка и охота на зверей), собирание дружины для похода.

 

Дядя Вольги князь Владимир стольно-Киевский жалует племянника тремя городами Гурговцем, Ореховцем и Крестьяновцем (их реальные прототипы относят также к Новгородской земле, к невско-ладожскому ареалу), и Вольга с дружиной отправляется «за получкою»; по пути В. встречается с пашущим своё поле оратаем Микулой; Вольга и его дружина не могут поднять сохи Микулы, его крестьянская кобыла обгоняет коня Вольги и т. д. (ср. также противопоставление в русском эпосе «крестьянского сына» Илью Муромца и князя Владимира).

 

Иногда вместе с В. и Микулой выступает и Садко, в других случаях В. смешивается с Василием Буслаевым (побивание купцов на Волховском мосту, мотив камня с надписью, перепрыгивание через него и смерть и т. п.).

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 

Rambler's Top100