::

    

На главную

Оглавление

 


Мифологический Словарь


ОСНОВНЫЕ МИФОЛОГИЧЕСКИЕ МОТИВЫ И ТЕРМИНЫ

ПАХАРЬ (пахота)

 

земледелец, в мифах культурный герой, основатель земледелия (ср. греч. Триптолем, кит. Шжъ-нун, Боткий Ширтке у ингушей, Тхагаледж у адыгов и др.).

 

В ряде традиций земледелие как мужское занятие противопоставлено пряже как женскому (это разделение заповедали первой человеческой паре Кецалькоатлъ и Уицилопочтли у индейцев Центральной Америки; ср. мотив первобытного равенства — «когда Адам пахал, а Ева пряла» — в европейской средневековой традиции). В библейской мифологии жертва земледельца противопоставлена жертве пастуха как неугодная Богу (см. Каин); шумерская Инанна, напротив, первоначально предпочитает земледельца Энкиду пастуху Думузи.

 

В разных традициях ритуальная пахота связана с магией плодородия (вызывание дождя — «вспашка дождя» в Грузии), защитой от бедствий (ср. опахивание от коровъей смерти у славян) и т. п.; перед пахотой приносились жертвы духам плодородия (ср. душу риса у лао — Hum Пао и т. п.).

 

Связь пахоты с плодородием — оплодотворением земли — очевидна в культе Осириса — во время его мистерий проводились пахота и сев; плодородие земли во время пахоты должен был обеспечивать сам царь, проводивший первую борозду в египетской, китайской и др. традициях, на празднике Плуга в Шумере; верховный бог Энлилъ сотворил орудие земледельца (мотыгу) и взрастил первое семя. Царь Ио-лаксай в скифской мифологии овладевает священными золотыми фетишами — символами сословий, в т. ч. плугом с ярмом (символом общинников).

 

Пахарь в славянской традиции — мифологизированный представитель крестьянства, воплощающий связь народа с Матерью Сырой землей (см. Микула Селянинович): его сила выше сверхъестественной силы князя-оборотня Вольги Всеславича (см. Волх) и Святогора. Пахарь Пржемысл, благодаря священному знаку — расцветшей ветви (ср. золотую ветвь как символ священного царя, жезл Аарона и т. п.), избирается первым чешским князем (Хроника Козьмы Пражского, 12 в.): ср. мордовского пахаря-князя Тюштяна, китайского Шуня и т. п.

 

Мотив пахоты как культурного деяния характерен для мифов о смене людьми мифического поколения великанов: великан (ср. марийского онара и т. п.) встречает Пахаря, относит его с сохой и лошадью к своей матери, та предрекает конец племени великанов. Др. мотив подчинения П. сил природы и хаоса — богатырь, впрягающий в плуг змея: следы этой пахоты — Змиевы валы (остатки древних укреплений на границе лесостепи на Украине), река Днепр (см. Кий); ср. германский миф о Гевьон, к-рая впрягла в плуг сыновей-великанов и отпахала о-в Зеландию. Волшебная пахота — трудная задача Ясона при добывании золотого руна: он должен запрячь в плуг медноногих быков и засеять поле зубами дракона.

 

В христианской и буддийской мифологиях мотив пахоты (и сева) приобретает смысл духовного труда во имя спасения: у Пахаря-Будды вера — зерно, мудрость — ярмо и плуг, он «пашет пашню, к-рая приносит бессмертие» (Сутта о Касибхарадвадже, Типитака).

 

 

На главную

Оглавление

 

 

Rambler's Top100