Международное публицистическое право

Международное право


Раздел: Экономика

§ 3. Конфедерации государств

 

В качестве конфедерации рассматриваются особые объединения государств, выступающие в международном общении не только от своего имени, но и от имени входящих в них государств. В этом своем качестве они выступают и субъектами международных правоотноше­ний.

Это не объединение двух или нескольких государств в одном еди­ном государстве, т.е. не государство. Это и не объединение государств, создающее международную организацию, которая действует в между­народном общении только и исключительно от своего имени, выступа­ет в качестве самостоятельного производного субъекта международно­го права, не связывая своими актами государства-члены.

Единообразного наименования таким объединениям не предложе­но. Их можно именовать конфедерациями государств. Но можно рас­сматривать и именовать в качестве, например, наднациональных меж­дународных организаций в отличие от собственно международных ор­ганизаций, о которых речь шла выше.

Термин «наднациональная организация» не должен при этом от­пугивать, так как речь идет не об утрате государствами-членами своего суверенитета, а лишь о передаче ими некоторых своих правомочий совместно созданному объединению, которое приобретает определен­ные права выступать в сфере этих правомочий не только от своего имени, но и от имени государств-членов, связывая их своими юриди­ческими актами — договорами.

Проблема, о которой идет речь, имеет в своей основе происходящие в мире интеграционные процессы в сфере главным образом экономики. Но экономическая интеграция на межгосударственном уровне нере­альна, не имеет смысла, если она не сопровождается созданием адекват­ной политической межгосударственной структуры в виде того, что ох­ватывается термином «конфедерация государств» или термином «над­национальная международная организация». Этого, к сожалению, не понимают многие государственные деятели, препятствующие интегра­ции на том основании, что создание надгосударственных структур якобы умаляет суверенитет объединившихся государств.

При наличии конфедерации государств (или наднациональной ор­ганизации, что в дальнейшем подразумевается) возникают сложнейшие международно-правовые проблемы, не решенные в общем между­народном праве. Конкретно это касается, в частности, ситуации Евро­пейского экономического сообщества, ныне преобразованного в Евро­пейский союз.

Таковы некоторые предварительные соображения, касающиеся конфедерации государств.

Итак, что же такое конфедерация государств?

Конфедерация государств — это особое объединение (союз) госу­дарств, сохраняющих свое качество суверенных образований, но пере­давших некоторые свои правомочия такому объединению, наделив его тем самым правоспособностью выступать в международных отноше­ниях от их имени, т.е. специальной международной правосубъектностью. Создается такое объединение суверенных государств (двух и более) путем заключения международного договора между ними, ко­торый предусматривает создание совместного органа государств-чле­нов, правомочного выступать от их имени в международном общении (иногда такими правомочиями наделяется одно из государств-членов).

Поскольку речь идет о межгосударственном договоре, то к нему применимы все положения Венской конвенции о праве договоров, в частности определение термина «договор» как означающего междуна­родное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом.

Что же касается взаимоотношений государств-членов в рамках конфедерации, то они регулируются ее «внутренним правом».

Перейдем теперь к конкретным примерам конфедерации.

Таковыми издавна являются таможенные союзы, ныне еще и ассо­циации свободной торговли, отличающиеся от первых тем, что они для тех же целей объединяют не пограничные государства, а любые госу­дарства-члены.

Характерные признаки таможенного союза — единая таможенная территория объединившихся в таможенный союз государств и отсут­ствие внутренних таможенных границ; единство таможенной политики составляющих таможенный союз государств; единые таможенные пош­лины и сборы применительно к третьим государствам; распределение таможенных доходов в соответствии с установленными квотами. В ре­зультате в рамках таможенного союза существует свободное переме­щение товаров, капиталов и услуг. (В рамках ассоциации свободной торговли — свободное перемещение соответствующих национальных товаров, капиталов и услуг.)

Естественно, что для осуществления деятельности таможенного союза необходимо создание какого-то совместного для государств-членов органа (органов), наделенного соответствующими полномочиями. Очевидно также, что государства-члены уже не могут каждое в отдель­ности заключать торговые договоры, поскольку этим были бы установ­лены различные тарифные режимы для третьих государств, в то время как такой режим един для всего таможенного союза. В результате тор­говые договоры заключаются от имени таможенного союза в целом либо общим органом, либо должным образом уполномоченным госу­дарством — членом союза. Например, от имени Бенилюкса торговые договоры заключала Бельгия.

Таким образом, таможенный союз приобретает наднациональные полномочия, поскольку он не только выступает от своего имени, но и обязывает и управомочивает своими договорами государства-члены, передавшие таможенному союзу часть своих суверенных прав. Во всем же остальном государства-члены полностью сохраняют свои полномочия заключать международные договоры, обязывающие и управомочивающие лишь их самих, т.е. остаются суверенными госу­дарствами. Таможенный же союз становится специальным субъектом международного права в сфере торгово-экономических взаимоотно­шений.

Следовательно, таможенный союз можно рассматривать как осо­бый союз (объединение) государств, именуемый конфедерацией.

В качестве конфедерации можно рассматривать и Европейский союз (ЕС), сначала выступавший как Европейское экономическое со­общество (ЕЭС), затем как Европейское сообщество. Первоначально это был прежде всего таможенный союз. Затем Сообщество приобрело компетенцию заключения международных договоров применительно к исключительным экономическим зонам своих государств-членов в морском пространстве, а в дальнейшем предполагает стать также валютно-финансовым союзом. Реализуя свои международные полномо­чия, Европейское сообщество подписало, в частности, Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. и заключило ряд договоров с третьими государствами об использовании экономической зоны своих госу­дарств-членов.

Следовательно, ЕС также следует рассматривать как конфедера­цию государств в сфере торгово-экономических и частично морских взаимоотношений с третьими государствами, круг правомочий кото­рой расширяется. Возможная тенденция развития — образование еди­ного федеративного государства, хотя последнее, видимо, перспектива отдаленного будущего.

Конечно, решения органов конфедерации могут приниматься либо консенсусом, либо определенным большинством государств-членов.   В любом случае они для них юридически обязательны в силу учреди­тельного договора конфедерации. Требуется, в частности, унифициро­вать внутреннее законодательство государств-членов, касающееся пра­вового положения их национальных физических и юридических лиц, осуществляющих деятельность в сфере компетенции конфедерации. Это достигается путем придания юридической силы соответствующим актам конфедерации в силу ратификации государствами-членами уч­редительного договора конфедерации и соответствующей отсылки к нему в конституции или ином законе члена конфедерации либо путем издания государствами-членами специальных о том юридических актов.

Для межгосударственных правоотношений с созданием конфеде­рации или наднациональной международной организации возникают существенные трудности. Так, создавая таможенный союз, государст­ва-члены должны денонсировать свои торговые договоры с третьими государствами, а союз в целом должен заключить с ними новые торго­вые договоры. Однако дело это многотрудное и продолжительное, по­скольку третьи государства приобрели по прежним договорам весьма важные права и не могут и не хотят в одночасье оказаться лишенными этих прав. Поэтому требуется определенный переходный период для урегулирования возникших проблем. Для ЕС этот переходный период составил почти 12 лет.

Выше имелись в виду объединения государств (конфедерации) как институции, не сводящиеся только к соглашениям. Последние являют­ся лишь их учредительными актами. Однако в принципе экономичес­кая интеграция может существовать и на основе соглашения. Генераль­ное соглашение о торговле и тарифах (ГАТТ), ныне Всемирная торго­вая организация, помимо исключений из режима наибольшего благо­приятствования для таможенных союзов и зон свободной торговли, предусматривало также исключения в пользу «предварительных согла­шений», ведущих к образованию какого-либо таможенного союза или зоны свободной торговли.

Тем не менее ряд принципиальных вопросов, касающихся юриди­ческого статуса наднациональных организаций, был разрешен между­народным сообществом государств в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

При разработке этой Конвенции возникла необходимость учесть, что государства — члены Европейского сообщества передали этому объединению свои правомочия (компетенцию) заключать междуна­родные договоры об использовании третьими государствами ресурсов своих исключительных экономических зон. Но сделано это было в   общем виде, применительно ко всем возможным наднациональным ор­ганизациям (конфедерациям).

Статья 305 Конвенции предусмотрела возможность участия в ней некой «международной организации согласно Приложению IX», а это Приложение установило, о какой международной организации идет при этом речь и каковы именно условия ее участия в Конвенции.

Иными словами, государства-законодатели отказались так или иначе именовать такую организацию, что мы и делаем, называя ее над­национальной или конфедерацией. Однако они указали на ее сущностные признаки.

Приложение IX включает восемь весьма обширных статей, содер­жащих множество отдельных положений. Привести их полностью и тем более проанализировать в данном случае не представляется воз­можным. Приведем лишь некоторые статьи Конвенции и кратко изло­жим отдельные положения других статей.

Статья 1, озаглавленная «Употребление термина «международная организация», гласит:

«Для целей статьи 305 и настоящего Приложения термин «между­народная организация» означает учрежденную государствами межпра­вительственную организацию, которой ее государства-члены передали компетенцию в вопросах, регулируемых настоящей Конвенцией, в том числе компетенцию по заключению договоров, относящихся к таким вопросам».

С нашей точки зрения, даже применительно к потребностям Кон­венции, это определение далеко от совершенства. Однако оно офици­ально сформулировано на межгосударственном уровне. И суть рас­сматриваемого явления — передача государствами — членами межго­сударственного объединения своей конкретной компетенции этому объединению.

В то же время, согласно Приложению, наличие указанной между­народной организации само по себе недостаточно для того, чтобы на нее распространялись положения Конвенции.

Чтобы стать участником Конвенции, наднациональной междуна­родной организации (конфедерации) необходимы следующие условия:

— большинство ее государств-членов должны стать участниками Конвенции;

— организация и ее государства-члены должны сделать заявления, содержащие конкретный перечень вопросов, в отношении которых ор­ганизация приобрела соответствующую компетенцию и государства-члены ей передали таковую, а также указывающие характер и рамки такой компетенции организации;

— государства — участники организации и Конвенции обладают компетенцией во всех вопросах, регулируемых Конвенцией, в отноше­нии которых они заявили, уведомили или сообщили о передаче этой организации компетенции;

— участие организации в Конвенции не дает каких-либо прав, ею предусмотренных, государствам — членам организации, не являющим­ся участниками Конвенции;

— в случае конфликта между обязательствами организации по Кон­венции и ее обязательствами, вытекающими из условий соглашения об ее учреждении, преимущественную силу имеют обязательства по Кон­венции.

Следовательно, в положениях Конвенции нашли отражение опре­деленные общие условия учреждения и деятельности наднациональ­ных организаций или конфедераций государств как таковых, однако далеко не все. Рассмотрим некоторые из них.

Так, одно из основных свойств конфедераций, обозначенных в Кон­венции, — их компетенция (правомочие) заключать международные договоры. Но, спрашивается, какими нормами международного права, какой его отраслью или подотраслью регулируется порядок заключе­ния таких договоров, устанавливается их действительность или недей­ствительность, помимо основных принципов международного права?

Ответ возможен лишь один: ясно, что такими нормами не являются нормы, касающиеся межгосударственных договоров, кодифицирован­ные в Венской конвенции о международных договорах 1969 г., по­скольку конфедерации государствами не являются. Очевидно также, что нормы Венской конвенции о праве международных договоров 1986 г. также неприменимы. На конференции, принимавшей текст этой Конвенции, была справедливо исключена разработанная Комиссией международного права пресловутая ст. 36-бис, предусматривавшая не­которые условия, при наличии которых на конфедерации распростра­нились бы положения этой Конвенции, поскольку все необходимые такие условия она не охватывала, да и вообще сферой действия этой Конвенции являются договоры между государствами и международ­ными организациями или между последними, а конфедерации не яв­ляются международными организациями в смысле этой Конвенции.

Где же выход из создавшегося положения? Его, в частности, нахо­дят, указывая (это имеет место и в Приложении IX к Конвенции), что те или иные нормы международного права mutatis mutanadis примени­мы и к ситуации конфедераций. Но это латинское выражение означает:   при условии необходимых изменений или уточнений. Однако каких именно — остается загадкой. Радикальный же путь — формулирование  системы норм о праве договоров между государствами и их конфеде­рациями либо между специальными международными организациями или особыми объединениями государств, так или иначе терминологи­чески обозначенными.

Другая крупная проблема, практически совершенно не решенная, — это проблема международной ответственности конфедераций. В Приложении IX к Конвенции ей посвящена ст. 6 «Ответственность», которая устанавливает:

«1. Участники, обладающие компетенцией согласно статьи 5 насто­ящего Приложения, несут ответственность за невыполнение обяза­тельств или любое другое нарушение настоящей Конвенции.

2. Любое государство-участник может обратиться к международ­ной организации или ее государствам-членам, которые являются госу­дарствами-участниками, с просьбой предоставить информацию о том, кто несет ответственность в отношении любого конкретного вопроса. Организация и соответствующие государства-члены предоставляют такую информацию. Непредоставление такой информации в разумный срок или предоставление информации противоречивого характера вле­чет за собой солидарную ответственность».

Сказать, что п. 2 что-либо проясняет, значит погрешить против ис­тины. Наоборот, он запутывает ситуацию.

Поясним это на весьма вероятном примере такой ситуации. Допус­тим, что рыболовное судно государства А — участника Конвенции было задержано военным кораблем государства Б — члена ЕС в его экономической зоне. При этом prima facie следует, что такое задержа­ние является нарушением обязательств и ЕС, и государства Б по Кон­венции. Спрашивается, к кому именно государство А может обратиться с протестом и требованием нести международную ответственность за совершенное правонарушение? Ответ: сначала следует обратиться к Организации и государству Б за разъяснением, кто именно в данном случае несет международную ответственность, ждать ответа в течение разумного срока и только потом обратиться к указанному в ответе ответчику с протестом и прочим. А если ответа нет или он противоре­чив, то государство А остается в неизвестности по поводу адресата возникшей ответственности и т.д. Наконец, что такое солидарная от­ветственность Организации и государства Б? Какие меры (санкции) государство А может применить в отношении Организации и государ­ства Б? И так далее. Столь же туманны и положения Приложения о разрешении соответствующих споров.

Короче говоря, возникающие проблемы радикально можно разре­шить лишь сформулировав систему международно-правовых норм о  международной ответственности конфедераций государств, число ко­торых в современном мире имеет очевидную тенденцию к увеличе­нию.

В заключение отметим, что возникающие международно-правовые проблемы изложены нами по необходимости предельно кратко. Они требуют подробного и тщательного исследования на государственном и доктринальном уровне.

 

К содержанию книги:  Международное публицистическое право

 






Смотрите также:

 

  Понятие и источники международного права окружающей среды ...

Международное право окружающей среды представляет собой совокупность международно-правовых норм, регулирующих отношения...
bibliotekar.ru/ecologicheskoe-pravo-3/179.htm

 

  Международное право. Основной источник международного права. Нормы ...

Международное право представляет собой систему юридических принципов и норм, выражающих согласованную волю участников...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-4/53.htm

 

  ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ Международное публичное и ...

оказывающих постоянное влияние на формирование и развитие международного менеджмента, является международное право. ...
www.bibliotekar.ru/biznes-40/16.htm

 

  Правовые отрасли. Общая характеристика отраслей Российского права.

Международное право не входит ни в одну национальную систему права, поэтому ни одно государство мира не может считать его своим. ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/68.htm

 

Последние добавления:

 

Коммерческое право России  Конституционное право России