Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

КОНСТИТУЦИОННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО СТРАН АМЕРИКИ И АЗИИ

 

3. Гражданские (личные) права, свободы и обязанности

 

Смотрите также:

Конституционное право Европейских стран
конституционное право Евросоюза


Конституция США
конституция соединенных штатов


Конституционное право России
конституционное право россии


Конституционное право зарубежных стран
конституционное право зарубежных государств


Иностранное конституционное право
иностранное конституционное право


Конституционное право РФ
конституционное право рф


Конституции зарубежных государств
конституции зарубежных государств


Права и свободы этой группы по-прежнему остаются в центре внимания и законодательства и судебной практики.

Право на жизнь как само собой разумеющееся, подразу­меваемое право прямо нигде не зафиксировано. Общепризнано, что в Конституции содержатся важнейшие его гарантии: запреты лишать кого бы то ни было жизни без "надлежащей правовой процедуры", а также применять "жестокие и нео­бычные" наказания (поправки V, VIII, XIV). Именно в связи с необходимостью гарантировать право на жизнь в США ведутся давние споры по вопросам запрещения искусственного преры­вания беременности и смертной казни. Принятые в 60—70-е гг. некоторыми штатами законы о запрещении абортов признаны Верховным судом США в 1973 г. в решении по делу Роу про­тив Уэйда неконституционными.

В апреле 1996 г. Конгресс принял билль, запрещающий искусственное прерывание беременности (при отсутствии ме­дицинских показаний), длящейся более 20 недель. Президент наложил на него вето.

Смертная казнь с самого начала существования США как государства предусматривалась федеральными законами и за­конодательством штатов за наиболее опасные преступления против жизни и государства. Ее применение, таким образом, изначально не рассматривалось как нарушение права на жизнь. Об этом, в частности, свидетельствует упоминание о смертной казни и о "лишении жизни" в V и XIV поправках к Конститу­ции. В XX в., особенно после Второй мировой войны, в США, как и во многих других странах, активизировалось движение за отмену смертной казни.

С конца 60-х гг. в США фактически установился морато­рий на приведение в исполнение смертных приговоров. Это привело к образованию постепенно растущей "очереди смер­тников". Сложившаяся противоречивая ситуация потребовала обращения к Верховному суду США, который сформулировал свою позицию в 1972 г. в решении по делу Фурман против Джорджии. Суд признал законы штатов, предусматривающие смертную казнь, "произвольными" и противоречащими Кон­ституции, потребовав по сути их пересмотра. После этого ре­шения уголовное законодательство штатов, регламентировав­шее основания и условия применения смертной казни, дей­ствительно подверглось существенным изменениям. В 1976 г. по делу Грегг против Джорджии Верховный суд США признал смертную казнь в принципе не противоречащей Конституции при соблюдении законодательством, ее предусматривающим, определенных условий. Во-первых, смертная казнь может быть установлена только за убийство при отягчающих обстоятель­ствах или лишение жизни, вызванное совершением иного тяжкого преступления. Во-вторых, закон должен предоставить суду присяжных возможность выбора между смертной казнью и пожизненным заключением. В 1988 г. Верховный суд ввел еще одно ограничение, установив, что смертная казнь не может применяться к лицам моложе 16 лет.

 


 

В настоящее время смертная казнь предусмотрена зако­нодательством Союза, а также 36 штатов за приблизительно 70 составов преступлений (убийство, государственная измена, шпионаж, линчевание, ограбление и т. п.). Способами ее ис­полнения в различных штатах являются электрический стул, газовая камера, расстрел, повешение, а в 16 штатах — смер­тоносная инъекция. Федеральное законодательство США пре­дусматривает смертную казнь за несколько видов наиболее тяжких государственных, военных и общеуголовных преступле­ний. В 1988 г. актом Конгресса к их числу добавлено убийство федерального служащего, совершенное торговцами наркотика­ми. Однако и ныне число выносимых смертных приговоров по-прежнему значительно превосходит число исполняемых, в результате чего "очередь смертников" неизменно превышает 2 тыс. осужденных*.

* См.: Боботов С. В., Жигачев И. Ю. Введение в правовую систему США М., 1997. С. 149.

 

В последние десятилетия в доктрине и судебной практи­ке ведется оживленная дискуссия о конституционности "права на смерть". Речь идет о праве неизлечимо больных людей отказываться от приема медикаментов, искусственно поддер­живающих жизнь, и праве оказания им помощи в этом со стороны медицинских работников. Судебная практика по дан­ному вопросу развивается довольно противоречиво. В 1990 г. Верховный суд США в решении по делу Кразен против депар­тамента здравоохранения штата Миссури поддержал правило департамента, предоставляющее должностному лицу лечебно­го учреждения право прекратить введение поддерживающих жизнь препаратов неизлечимо больному пациенту, если име­ются неопровержимые доказательства того, что больной не желал их введения*. В 1996 г. на этом основании был оправдан Джек Кеворкян, выступивший пособником в самоубийстве 27 пациентов (после оправдания он совершил еще два аналогич­ных деяния). Однако в июле 1997 г. Верховный суд изменил позицию в этом вопросе, признав неконституционными зако­нодательство штатов и практику помощи в самоубийстве без­надежно больным людям, мотивируя это трудностями уста­новления фактов смертельности заболевания и добровольнос­ти самоубийства.

* См.: Tribe L. H., Dorf М. С. On Reading the Constitution. Camb. (Mass.); L 1991. P. 51—52.

 

Среди личных прав, получивших конституционное офор­мление, особое значение имеет свобода совести. Свобода сове­сти, как и другие права, провозглашенные I поправкой к Конституции, включается доктриной в число предпочтитель­ных прав. Признание столь важной роли данной свободы обус­ловлено тем, что многие из первых европейских поселенцев бежали в Америку именно для того, чтобы спастись от рели­гиозных преследований, которые были распространены в Ев­ропе в XVII—XVIII вв. Именно поэтому свобода совести полу­чила косвенное отражение уже в первоначальном тексте Кон­ституции: ст. VI запретила проверку или требование каких бы то ни было религиозных убеждений или религиозной принад­лежности в качестве условия для занятия какой-либо долж­ности, учрежденной Соединенными Штатами. Следует обра­тить внимание на то, что и ст. VI и поправка I подразумева­ют не только свободу исповедовать любую религию, но и право не исповедовать никакую, т. е. быть атеистом. Поэтому рассматриваемое право верно называть именно свободой со­вести, а не свободой вероисповедания, как это нередко дела­ется в литературе*.

* См., например: Ньюборн Б. Судебная защита свободы слова и вероис­поведания в Соединенных Штатах // Верховенство права: Сборник. М., 1992. С. 142.

 

Конституция США весьма лаконично формулирует свобо­ду совести. Буквальное ее прочтение дает возможность заклю­чить, что свобода совести не может быть ограничена лишь государством — как Союзом (поправка I), так и штатами (сле­дует из разд. 1 поправки XIV). Однако расширительно толкуя конституционные положения, законодательство и судебная практика разработали значительное число правил, гарантиру­ющих свободу совести и предусматривающих ее определенные ограничения, из которых и складывается современное содер­жание данного права. Оно предполагает, что правительство может ограничивать свободу совести только в том случае, если такие ограничения являются абсолютно необходимыми для обеспечения более значимых ценностей и при этом они не могут быть достигнуты менее радикальными мерами. Именно руководствуясь данным подходом, Верховный суд в 1925 г. признал неконституционным закон штата, запрещающий час­тные школы, управляемые религиозными объединениями, а в 1963 г. объявил противоречащим конституционной свободе совести решение соответствующего органа штата о лишении пособия по безработице членов секты "Свидетели Иеговы", которые по религиозным убеждениям отказывались работать в субботу и поэтому не могли найти себе работу.

Однако практике Верховного суда США известны и реше­ния, в большей или меньшей степени ограничивающие свободу совести, если это, как уже указывалось, признавалось самим Судом необходимым в целях охраны жизни, здоровья, обще­ственной нравственности, безопасности, а также для обеспе­чения свободы (в том числе совести) других людей, либо об­щегосударственных интересов.

Одним из первых решений Верховного суда по вопросу об ограничении свободы религии стало решение по делу Рейнолдс против США. Суть дела состояла в том, что члены ре­лигиозной секты мормонов согласно своему вероучению прак­тиковали полигамию, которая с 1862 г. признана федеральным преступлением. Один из мормонов Джордж Рейнолдс был за многоженство осужден и обжаловал приговор вплоть до Вер­ховного суда. Заявив, что полигамия расшатывает устои обще­ственной нравственности, Суд подтвердил приговор и консти­туционность соответствующего закона. В 1962 г. Суд счел некон­ституционной распространенную практику начинать каждый день в государственных и муниципальных школах с молитвы, в 1963 г. запретил чтение Библии во время церемоний открытия таких школ, в 1980 г. признал неконституционным закон шта­та, требовавший вывешивания десяти заповедей в каждом классе, в 1992 г. расценил как противоречащее Конституции участие протестантского священника в выпускной церемонии государственной школы. Указанные действия и акты были объявлены неконституционными как нарушающие свободу совести других лиц, то есть противоречащие конституционно­му принципу религиозного равноправия.

К неотъемлемым правам народа Конституция (II поправ­ка) относит право на хранение и ношение оружия. Та беспре­цедентная значимость, которая придается данному праву, воз­веденному в ранг конституционного, объясняется в доктрине "естественным пристрастием американцев к оружию, которое сформировалось у них в силу исторических причин. В отличие от других стран в США отсутствует жесткий и эффективный государственный контроль над оружием. На федеральном уров­не в данной сфере действует Акт о контроле над огнестрель­ным оружием 1968 г., требующий, чтобы покупатель огне­стрельного оружия заполнил официальный бланк, проставив в нем свои имя, фамилию, домашний адрес и указав, что он не был судим за тяжкое преступление, не является наркома­ном и не страдает психическим заболеванием. В 1993 г. Конг­рессом был принят еще один акт, несколько усложнивший процедуру приобретения огнестрельного оружия. Законода­тельство штатов регламентирует порядок приобретения, усло­вия хранения и использования огнестрельного оружия более обстоятельно.

Единственной территориальной единицей, в которой уста­новлен запрет (с 1977 г.) на продажу оружия, является феде­ральный округ Колумбия. Запрет адресован лишь лицам, тор­гующим оружием. Попытки же ограничить право на обладание оружием, обращенные непосредственно к гражданам, рас­сматриваются общественным мнением как посягательства на собственность и свободу. Именно поэтому в 1983 г. Верховный суд США признал неконституционным закон штата Иллинойс, который запрещал гражданам иметь в собственности пистолеты и некоторые другие виды огнестрельного оружия.

В качестве фундаментального личного права IV поправ­ка к Конституции предусматривает право на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов.

Право на охрану личности от произвольного ареста под­тверждается поправкой XIV, запрещающей принятие и при­менение штатами законов, которые ограничивали бы права граждан США, а также лишение их жизни, свободы и иму­щества властями штатов без надлежащей правовой процедуры. Тем самым поправка распространила гарантии против произ­вола властей в отношении частных лиц и на законодательство штатов. Важнейшей конституционной гарантией прав, связан­ных с личной неприкосновенностью, является недопустимость производства обысков и арестов без ордера, выданного в ус­тановленном законом порядке. Необходимыми условиями выда­чи ордера являются, в соответствии с Конституцией, наличие достаточных оснований для проведения обыска или ареста, а также подтверждение их существования присягой или торжественным заявлением полицейского*. При этом сам ордер дол­жен содержать подробное описание места обыска, подлежа­щих аресту либо обыску лиц или имущества. Содержание дан­ной поправки было адаптировано Верховным судом США к методам расследования и предупреждения преступлений с использованием средств современной техники в 1967 г. в реше­нии по делу Кац против Соединенных Штатов, где было ука­зано, что использование электронных устройств для подслу­шивания и наблюдения "является обыском и изъятием по смыслу Конституции". Поэтому они могут использоваться толь­ко на основании ордера суда. Данное правило было подтвер­ждено в федеральных актах о контроле над преступностью и обеспечении безопасности на улицах 1968 г. и о наблюдении за иностранной разведывательной деятельностью 1978 г.

* Некоторые американские юристы критикуют указанную конституцион­ную формулу, содержащую лишь условия, при которых ордер может выдаваться, но не указывающих на то, при каких условиях он должен выдаваться. Такое дополнение, по их мнению, способствовало бы иско­ренению произвола должностных лиц. См.: Amar A. The Constitution and Criminal Procedure. New Haven; L., 1997. P. 13.

 

Еще одним направлением развития содержания рассмат­риваемой поправки явилась выработка на ее основе концепции частной жизни (privacy), т. е. права на ее неприкосновенность от произвольного и неправомерного вмешательства в любые ее сферы со стороны кого бы то ни было, прежде всего государ­ства. Как видно, право на частную жизнь далеко выходит за рамки полицейских расследований. Это еще один образец фак­тической гибкости и эластичности американской Конституции, умения американских юристов адекватно приспособить ее к условиям меняющейся действительности, в частности путем расширительного толкования.

В систему личных прав человека Конституция США орга­нически интегрирует и иные уголовно-процессуалъные права-гарантии, поскольку они направлены в первую очередь на охрану личной свободы.

Упомянутые гарантии содержатся в поправках к Консти­туции США и охватываются принципом "надлежащей правовой процедуры" (due process of law). Его суть заключается в том, что никто не должен лишаться жизни, свободы или имуще­ства без законного судебного разбирательства (поправка XIV). При этом наиболее обстоятельно рассматриваемый принцип регламентируется Конституцией применительно к уголовному судопроизводству. Правило надлежащей судебной процедуры включает право обвиняемого в совершении преступления, ка­раемого смертной казнью, или иного позорящего преступле­ния на вынесение обвинительного заключения большим жюри, за исключением дел, возбуждаемых в сухопутных и морских частях либо в милиции, когда последняя находится на дей­ствительной службе (поправка V), и на быстрое и публичное рассмотрение дела судом присяжных (поправка VI). Право на суд присяжных имеют также истцы и ответчики по граждан­ским делам с ценой иска свыше 20 долл. (поправка VII). Обви­няемый имеет право быть осведомленным о сущности и осно­ваниях обвинения, право на юридическую помощь адвоката, право участвовать в очной ставке со свидетелями обвинения и требовать принудительного вызова свидетелей, показываю­щих в его пользу, право не свидетельствовать против себя (поправки V, VI). Недопустимо повторное наказание за одно и то же преступление, установление чрезмерных залогов и штрафов, применение жестоких и необычных наказаний (по­правки V, VIII).

Перечисленные права были существенно развиты судами. Так, в 1966 г. Верховным судом США было сформулировано "правило Миранды", в соответствии с которым гражданину, подозреваемому в совершении преступления, должны быть при первой же возможности разъяснены его процессуальные пра­ва, в частности право не давать показаний и право пользо­ваться услугами адвоката с самого момента возбуждения уго­ловного дела, ареста или задержания. Несоблюдение "прави­ла Миранды" влечет исключение из дела всех доказательств, полученных в результате допросов обвиняемого, очных ставок и иных следственных действий с его участием. В этом же ре­шении Суд признал право обвиняемого на пользование услу­гами адвоката за счет средств правительства, если он сам не в состоянии оплатить их.

Следует отметить, что некоторые конституционные поло­жения, касающиеся гражданских прав, представляют сегодня чисто исторический интерес, будучи полностью реализованны­ми и потому утратившими актуальность. Таковыми являются поправки III и XIII. Первая из них запрещает размещение в мирное время солдат в жилище без согласия его владельца, а XIII поправка отменяет рабство.

 

К содержанию книги:  Конституционное право зарубежных стран: Америка и Азия

 

Смотрите также:

 

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН    КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

 

  Демократическое конституционное право. С конца 80-х гг. в ...

С принятием новой Конституции начинается широкое обновление всех институтов конституционного права России. По сути, формируется конституционное право, ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/51.htm

 

  ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

Вместе с тем, сама История отечественного государства и права подготавливает студентов к изучению таких специальных дисциплин как Конституционное право РФ, ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/

 

  Функции права есть наиболее существенные направления и стороны его ...

функция закрепления прав и свобод человека и гражданина (конституционное право), функция определения деяний, признаваемых преступлениями, и установления ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/32.htm

 

  Признание и регулирование экологических прав граждан. Состояние ...

Конституционное право каждого на благоприятную окружающю среду– одно из фундаментальных и всеобъемлющих субъективных прав человека и гражданина, ...
bibliotekar.ru/ecologicheskoe-pravo-3/33.htm

 

  Характеристика системы права. Частное и публичное право. Основная ...

Например, в английском праве различаются общее право и право справедливости. ... государства в целом (конституционное право, уголовное, процессуальное, ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/67.htm

 

  Становление политической науки. Начало политической науки во ...

Многие французские правоведы считали, что политическая наука есть не более чем конституционное право. Поэтому во Франции широкое распространение получил ...
www.bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-ucheniy-1/156.htm

 

  Право – ядро и нормативная основа. Правовая система. Понятие и ...

2 См.: Тихомиров Ю.А. Конституционное право: уроки прошлого и взгляд в будущее // Правоведение. 1992. № 6. С. 6; Он же. Теория закона. М , 1982. С. 17. ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/34.htm

 

  Правовые отрасли. Общая характеристика отраслей Российского права.

Конституционное право. Это первая и ведущая отрасль, определяемая как совокупность юридических норм и институтов, опосредую-ших наиболее важные, ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/68.htm

 

  Краткая характеристика системы права и ее подсистем — отраслей ...

Ведущей отраслью права является государственное, или конституционное, право. Оно включает правовые нормы и институты, регулирующие устройство государства, ...
bibliotekar.ru/hozyaystvennoe-pravo/8.htm