Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

 

Автономия

 

Смотрите также:

Конституционное право Европейских стран
конституционное право Евросоюза


Конституция России
конституция рф


Конституция США
конституция соединенных штатов


Конституционное право России
конституционное право россии


Конституционное право зарубежных стран
конституционное право зарубежных государств


Иностранное конституционное право
иностранное конституционное право


Государственное право стран Америки и Азии
конституционное государственное право


Конституционное право РФ
конституционное право рф


Конституции зарубежных государств
конституции зарубежных государств


Всеобщая история государства и права. Конституции стран мира
история государства и права

Автономия (от греч. autonomia — самоуправление, независи­мость) — особый статус территории в государстве (или сама террито­риальная единица с соответствующим статусом), предусматривающий более или менее широкие возможности самостоятельно решать свои внутренние проблемы вне пределов прав и полномочий государства в целом, в состав которого входит данная самоуправляющаяся единица.

В данном случае речь идет о территориальной автономии, хотя понятие «автономия» используется и в более широком плане, включающем в частности, и организационную автономию (автономность в партийном, профсоюзном и ином строительстве) и культурном (культурная и на­ционально-культурная автономия и др.). Поскольку последние носят экстерриториальный характер и непосредственно не связаны с полити­ко-территориальной организацией государства, постольку эти виды автономии здесь не рассматриваются. Сама территориальная автоно­мия может носить общий, не специфический, национально-территори­альный характер, а может сочетать в себе как общетерриториальные, так и национально-территориальные начала. Национально-территори­альная автономия — это одна из разновидностей (форм) политико-тер­риториальной организации многонационального государства, обеспе­чивающая более или менее самостоятельное осуществление публичной власти на какой-либо его части, отличающейся особым национальным составом населения, своеобразием культуры, языка, быта, традиций и т.д. Тем самым осуществляется самоопределение и самоуправление этносов и компактно проживающих этнических меньшинств данной страны.

Автономии различного порядка, уровня и характера имеются се­годня во многих унитарных странах. Это — Тибет, Синьцзян, Внутрен­няя Монголия и др. в Китае; Корсика во Франции; Северная Ирландия (Ольстер) в Великобритании; автономные области в Италии; Курдистан в Ираке; Азорские острова и Мадейра в Португалии; Гренландия и Фарерские острова в Дании; автономные сообщества в Испании, включая Каталонию, Галисию и Страну Басков; Аландские острова в Финляндии; и др. Автономии имеются и во многих унитарных странах СНГ: Крым на Украине; Абхазия и Аджария в Грузии; Нахичевань в Азербайджане; Гагаузия в Молдове; Каракалпакия в Узбекистане; Гор­ный Бадахшан в Таджикистане. Рассмотрим далее политико-террито­риальное устройство сложных унитарных государств на конкретном примере трех крупных стран мира — Китая, Италии и Испании, каждая из которых включает многочисленные, иногда и разнохарактерные автономные образования.

В Китае, где 92% всего населения страны составляют этнические китайцы (хань) и только 8% иноэтничное население (хотя здесь это составляет около 100 млн чел., проживающих почти на половине всей территории страны), в рамках унитарного государства используется национально-территориальная автономия в административной форме. На территории страны в этом отношении образованы: пять автономных районов (Синьцзян-Уйгурский, Тибетский, Внутренней Монголии, Гуанси-Чжуанский, Нинся-Хуэйский), представляющих собой выс­ший уровень административной автономии; три десятка автономных округов, олицетворяющих средний уровень такой автономии; и более ста двадцати автономных уездов как нижнего уровня административ­ной национально-территориальной автономии. Все автономии рас­сматриваются как неотъемлемые части унитарного государства, кото­рым вменяется в обязанность сохранять единство страны. Они не яв­ляются ни государствами, ни государственными образованиями, обла­дающими теми или иными признаками государства. Законодательство Китая рассматривает национальную районную автономию в качестве «основной политической формы марксистско-ленинского разрешения национального вопроса в КНР, одного из важнейших институтов по­литической системы страны».

Выполняя общие для органов всех административно-территори­альных единиц соответствующего уровня (провинций, уездов) функ­ции, органы автономных национально-территориальных единиц, как и органы национальных волостей (составных частей уездов, не являю­щихся автономиями), выступают одновременно и в качестве органов национального самоуправления, в связи с чем автономии наделяются дополнительными полномочиями. Собрание народных представите­лей каждого вида автономии принимает Положение о данной автоно­мии, которое утверждается соответствующим вышестоящим собрани­ем народных представителей. Органы самоуправления автономий осу­ществляют общегосударственный курс с учетом специфики нацио­нальных районов, округов, уездов, самостоятельно распоряжаются местными финансами, содействуют развитию национальной культуры и образования, сохраняют национальные памятники и т.д.

В целом же Китай — сильно централизованное унитарное государ­ства, в котором даже крупные национальные районы обладают ограни­ченной, не государственной, а административной автономией, находят­ся в прямом подчинении и под достаточно жестким контролем высших и других государственных органов. В обычных уездах и волостях осуществляется прежде всего не самоуправление, а государственное уп­равление на основе единой иерархической исполнительной вертикали во главе с Государственным советом КНР, в то время как общественное самоуправление (комитеты городского и сельского населения) созда­ется на самом низовом уровне (деревня, городской квартал) и выпол­няет весьма ограниченные функции.

Италия, как уже отмечалось, относится сегодня к числу весьма децентрализованных по своему политико-территориальному устрой­ству стран, что исторически во многом явилось результатом реакции

на тот сверхцентрализм, который более двух десятилетии существовал в ней в годы фашистской диктатуры (1922—1943). Наиболее рельефно это проявляется в подразделении территории страны на 20 автономных областей, среди которых особо выделяются пять, имеющих в той или иной мере относительно более широкую автономию. В Конституции Италии говорится, что страна делится на области, создаваемые как «автономные образования с собственными правами и функциями со­гласно принципам, установленным в Конституции» (ст. 115), а такие автономные области, как «Сицилия, Сардиния, Трентино-Альто-Адидже, Фриули-Венеция-Джулия и Валле-д'Аоста имеют особые формы и условия автономии согласно специальным статутам, установленным конституционными законами» (ст. 116). Особая автономность Сици-лии и Сардинии была обусловлена их островным положением, относи­тельной социально-экономической отсталостью, серьезными особен­ностями быта и жизненных традиций, а также проявлениями сепара­тизма; а в трех других — проживанием в них этнических меньшинств (немецкоязычных, франкоязычных и иных).

Все автономные области (как обычные, так и специальные) облада­ют достаточно высоким статусом и широкой компетенцией в рамках унитарной формы политико-территориального устройства, основанно­го на автономии и децентрализации. Их автономия носит не только административный, но и законодательный характер, поскольку область (ст. 117) имеет право издавать законодательные нормы по многим во­просам (организация собственных органов; территория коммун; мест­ная полиция; сельское хозяйство и леса; охота, ремесла и рыбная ловля; ярмарки и профессиональное обучение, помощь школе и благотвори­тельность; гостиничное дело и туризм; местные музеи и библиотеки; областные дороги и транспорт и др.) Области пользуются установлен­ной законом республики финансовой автономией (ст. 119). Область (ст. 121) имеет областной совет (законодательный орган) и джунту во главе с ее председателем (исполнительный орган). Каждая область имеет свой статут, который в соответствии с Конституцией и законами страны определяет ее внутреннюю организацию, принимается област­ным советом абсолютным большинством голосов его членов и утверж­дается законом республики (ст. 123). В области находится правитель­ственный комиссар, который руководит деятельностью государствен­ной администрации и координирует ее с деятельностью, осуществляе­мой областью; он же визирует принятые областным советом законы, если они не вызывают возражения со стороны правительства (ст. 124 и 127). Провинции (их около 100) и коммуны (их около 8000), служащие территориальными единицами государственного и областного деле­ния, также являются автономными образованиями в установленных законом рамках (ст. 128 и 129 Конституции Италии).

В Испании, как и в Италии, все ее территориальные единицы — автономные сообщества, провинции и муниципалитеты — являются автономными образованиями различных уровней в рамках общей вы­сокой децентрализации политико-территориальной системы страны. Как и в Италии, автономизм современной Испании был противопо­ставлен франкистской политике жесткой унификации, полного отри­цания автономии национальных районов и абсолютного унитаризма. Сильно подчеркнув нерушимое единство испанской нации как единого и неделимого отечества для всех испанцев, Конституция Испании (ст. 2) в то же время признает и гарантирует право на автономию для национальностей и регионов, ее составляющих, и солидарность между ними. В стране в еще большей мере осуществлено демократическое сочетание общетерриториальной и национально-территориальной автономии в ее политико-территориальной организации.

Всего в Испании имеется 17 автономных сообществ, из которых три (Каталония, Галисия и Страна Басков) образованы на территории ис­торического компактного проживания соответствующих коренных на­родов. Испания — полиэтничная страна, в которой почти 73% населе­ния составляют кастильцы, или собственно испанцы), свыше 16% ка­талонцы, более 8% — галисийцы и свыше 2% — баски. Испанский уни­таризм характеризуется не только высокой децентрализацией, но и асимметрией. Это находит свое выражение, в частности, в том, что автономные сообщества имеют неодинаковый статус, поскольку одни (Каталония, Галисия, Страна Басков и Андалузия) обладают полной автономией, о которой говорится в ст. 149 Конституции; другие — спе­циальной автономией (Канарские острова, Наварра и др.); а третьи — сравнительно ограниченной автономией (ст. 148).

Важно при этом отметить, что, согласно Конституции, различия в статусах разных автономных сообществ ни в коем случае не могут давать ни экономических, ни специальных преимуществ, а государство гарантирует эффективное осуществление принципа солидарности, за­ботясь об установлении адекватного и справедливого экономического равновесия между различными частями испанской территории, уделяя особое внимание специфическим обстоятельствам островных террито­рий (ст. 138). Целям выравнивания уровней экономического развития «бедных» и «богатых» регионов и воплощения принципа солидарности служит созданный на основе Конституции 1978 г. (ст. 158) Компенса­ционный фонд как фонд регионального развития. Важно и то, что все испанцы имеют одни и те же права и обязанности на всей территории страны; что никакие органы власти не могут принимать меры, которые прямо или косвенно препятствуют свободе передвижения и выбора местопребывания лиц и свободному перемещению имущества по всей испанской территории (ст. 139). Ни в коем случае не допускается со­здание федерации автономных сообществ, а соглашения между ними могут заключаться лишь с разрешения парламента страны при уведом­лении его о характере и целях такого соглашения (ст. 145).

Автономные сообщества имеют собственные статуты (уставы), принимаемые парламентом страны путем издания органического (кон­ституционного) закона. Эти статуты в соответствии с Конституцией Испании являются «основной институциональной нормой каждого автономного сообщества, которую государство признает и охраняет как составную часть своего законодательства» (ст. 147) и служат основой законодательства этого сообщества. Каждое автономное сообщество имеет законодательное собрание, которое осуществляет контроль за деятельностью избираемых им и назначаемых королем органов испол­нительной власти — правительственного совета и его председателя. Автономные сообщества обладают финансовой автономией, имея соб­ственные источники доходов.

Своеобразие испанского автономизма состоит в том, что в рамках его конституционных основ вопросы разграничения предметов веде­ния и полномочий автономных сообществ и государства в целом ре­шаются в каждом конкретном случае отдельно, что порождает еще большую асимметрию внутри системы самих автономных сообществ. На этой основе Каталонии, Стране Басков и некоторым другим уда­лось за последние годы получить немалые уступки у центрального правительства, особенно в плане укрепления их финансовой самосто­ятельности. Общая тенденция расширения автономии и децентрализации власти и управления нашла свое выражение в общенациональ­ном Пакте об автономии (февраль 1992 г.) и его практическом осу­ществлении в последующие годы, основывавшихся на нахождении компромисса между децентралистскими и унитаристско-ценралистскими силами. В результате были существенно расширены полномо­чия автономных сообществ на основе ч. 2 ст. 150 Конституции, кото­рая гласит: «Государство может передавать или делегировать авто­номным сообществам посредством издания органического закона полномочия в областях, относящихся к его компетенции, которые по своему характеру могут подлежать передаче или делегированию. Закон в каждом случае предусматривает передачу соответствующих финансовых средств, а также формы контроля, который сохраняется за государством».

По Конституции Испании автономные сообщества обладают до­статочно широкими полномочиями. К их ведению относятся: органи­зация своих органов самоуправления; изменение границ их муниципа­литетов; территориальное, городское жилищное благоустройство; транспорт, общественные работы и дороги на их территории; земледе­лие и животноводство; леса и лесное хозяйство; охрана окружающей среды; развитие экономики автономного сообщества; охота и речное рыболовство; гидротехнические сооружения, каналы и системы ирри­гации; ремесла и местные ярмарки; здравоохранение и гигиена; соци­альное обеспечение; развитие культуры, науки и образования на языке автономного сообщества; музеи, библиотеки и памятники; развитие туризма, спорта и досуга; местная полиция и др. (ст. 148).

Вместе с тем в условиях длительного и постоянного противоборст­ва тенденций единения, унитаризации и децентрализации, автономи-зации в вопросах политико-территориальной организации страны Ис­пании приходится обеспечивать их трудный баланс в рамках унитар­ного «государства автономий». Во-первых, Конституция (ст. 149) за­крепляет исключительную компетенцию государства в таких областях, как: международные отношения; оборона и вооруженные силы; регули­рование основных условий, обеспечивающих равенство всех испанцев в осуществлении ими своих конституционных прав и обязанностей; гражданство, миграция, положение иностранцев, право убежища; от­правление правосудия; денежная система и основы кредитной, банков­ской и страховой систем; государственные финансы и государственный заем; внешняя торговля, таможенный режим и таможенные тарифы; торговое, уголовное, гражданское и иное право; трудовое законодатель­ство, законодательство об интеллектуальной и промышленной собст­венности, о системе мер и весов; основы и координация общего плани­рования экономической деятельности; развитие и общая координация научно-технических исследований; основы и общая координация здра­воохранения; основы законодательства и экономический режим систе­мы социального страхования; правовые основы государственной служ­бы и статуса государственных служащих; общий порядок функциони­рования печати и средств массовой информации; охрана общественно­го порядка и др. Закрепляя эти полномочия за государством в целом, Конституция при их определении во многих случаях подчеркивает, что это не должно наносить ущерб самостоятельности автономных сооб­ществ в соответствующих областях.

Во-вторых, при всей высокой децентрализации и автономности го­сударство сохраняет за собой строгий и широкий контроль за деятель­ностью автономных сообществ. Конституция, в частности, предусматривает, что их статуты рассматриваются и принимаются парламентом страны; что государственные нормы преобладают над нормами авто­номных сообществ по всем предметам, не относящимся к исключитель­ному ведению последних; что государство может принимать законы, устанавливающие необходимые принципы для согласования норма­тивных узаконении автономных сообществ, даже по отношению к пред­метам, отнесенным к их ведению, если того требуют общие интересы (ч. 3 ст.150).

В-третьих, если автономное сообщество не выполняет обязательст­ва, предусмотренные Конституцией или другими законами, либо его действия наносят серьезный ущерб общегосударственным интересам Испании, Правительство предупреждает председателя автономного со­общества и при отсутствии ответа с его стороны может с согласия абсолютного большинства Сената принять необходимые меры для вы­полнения автономным сообществом указанных обязательств в прину­дительном порядке или для защиты общегосударственных интересов. В осуществлении этих мер Правительство может давать соответствую­щие распоряжения любым органам автономных сообществ.

Конечно, автономизация и децентрализация политико-территори­ального устройства современной Испании не смогла за сравнительно короткий исторический срок решить все этнонациональные и регио­нальные проблемы и тем более устранить экстремистские проявления на националистической и сепаратистской почве. Предстоит пройти еще долгий и нелегкий путь. Но бесспорно и то, что демократическое при­менение принципов автономизма и децентрализма в этой многонацио­нальной стране позволило за короткий период снять былую остроту сепаратистских тенденций, укрепить единство страны, во многом пре­одолеть острейшие межнациональные и межрегиональные напряжен­ности и конфликты. Опыт Испании, сумевшей в кратчайший истори­ческий срок в целом успешно перейти от тоталитаризма к демократии, имеет не только национальное, но и международное значение, особенно для полиэтничных постсоветских и постсоциалистических стран.

 

К содержанию книги:  Конституционное право

 

Смотрите также:

 

  Демократическое конституционное право. С конца 80-х гг. в ...

С принятием новой Конституции начинается широкое обновление всех институтов конституционного права России. По сути, формируется конституционное право, ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/51.htm

 

  ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

Вместе с тем, сама История отечественного государства и права подготавливает студентов к изучению таких специальных дисциплин как Конституционное право РФ, ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/

 

  Функции права есть наиболее существенные направления и стороны его ...

функция закрепления прав и свобод человека и гражданина (конституционное право), функция определения деяний, признаваемых преступлениями, и установления ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/32.htm

 

  Признание и регулирование экологических прав граждан. Состояние ...

Конституционное право каждого на благоприятную окружающю среду– одно из фундаментальных и всеобъемлющих субъективных прав человека и гражданина, ...
bibliotekar.ru/ecologicheskoe-pravo-3/33.htm

 

  Характеристика системы права. Частное и публичное право. Основная ...

Например, в английском праве различаются общее право и право справедливости. ... государства в целом (конституционное право, уголовное, процессуальное, ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/67.htm

 

  Становление политической науки. Начало политической науки во ...

Многие французские правоведы считали, что политическая наука есть не более чем конституционное право. Поэтому во Франции широкое распространение получил ...
www.bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-ucheniy-1/156.htm

 

  Право – ядро и нормативная основа. Правовая система. Понятие и ...

2 См.: Тихомиров Ю.А. Конституционное право: уроки прошлого и взгляд в будущее // Правоведение. 1992. № 6. С. 6; Он же. Теория закона. М , 1982. С. 17. ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/34.htm

 

  Правовые отрасли. Общая характеристика отраслей Российского права.

Конституционное право. Это первая и ведущая отрасль, определяемая как совокупность юридических норм и институтов, опосредую-ших наиболее важные, ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/68.htm

 

  Краткая характеристика системы права и ее подсистем — отраслей ...

Ведущей отраслью права является государственное, или конституционное, право. Оно включает правовые нормы и институты, регулирующие устройство государства, ...
bibliotekar.ru/hozyaystvennoe-pravo/8.htm