Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

 

§ 1. Политико-территориальная организация государства и многообразие ее форм

 

Смотрите также:

Конституционное право Европейских стран
конституционное право Евросоюза


Конституция России
конституция рф


Конституция США
конституция соединенных штатов


Конституционное право России
конституционное право россии


Конституционное право зарубежных стран
конституционное право зарубежных государств


Иностранное конституционное право
иностранное конституционное право


Государственное право стран Америки и Азии
конституционное государственное право


Конституционное право РФ
конституционное право рф


Конституции зарубежных государств
конституции зарубежных государств


Всеобщая история государства и права. Конституции стран мира
история государства и права

Любое государство, как известно, имеет свою территорию, опреде­ляющую пространственные пределы распространения его власти. Как отмечается в ст.9 Конституции Беларуси, ее территория является ес­тественным условием существования и пространственным пределом самоопределения народа, основой его благосостояния и суверенитета Республики Беларусь. Масштабы и структура территории оказывает существенное влияние на организацию государственной и иной пуб­личной власти и ее формы. В целях наилучшего осуществления этой власти ее организация обычно привязывается к структурным частям территории данного государства. В одних случаях это могут быть толь­ко обычные административно-территориальные единицы (области, ок­руга, районы и др.); в других — особые автономные территориальные образования (автономные области, автономные округа, автономные районы и др.); в-третьих — более или менее самостоятельные государ­ства или подобные им образования (республики, штаты, земли и другие субъекты федерации и др.). В зависимости от характера и структуры составных частей территории государства и взаимоотношений между ними и государством в целом страны по форме своей политико-терри­ториальной организации подразделяются прежде всего на унитарные и федеративные, каждое из которых в свою очередь включает опреде­ленные разновидности.

Важно подчеркнуть, что при определении политико-территориаль­ной организации государства речь должна идти не об «организации территории государства», как это утверждается в некоторых учебни­ках,* а об организации государства, его власти и управления в связи с территориальным устройством страны. При всей теснейшей взаимосвязи между «организацией территории государства» и «территори­альной организацией государства» — это качественно различные явле­ния и соответствующие понятия. Организация территории государства может носить и действительно носит многоплановый характер, в том числе и неполитический (например, природно-географический и про­изводственно-экономический). Каждому хорошо известно, что природно-географическое, как и производственно-экономическое райони­рование далеко не совпадает с политико-территориальным и не вклю­чается в него. Когда же говорится об унитарной или федеративной форме государства, то имеются в виду различные формы или виды не любой организации территории государства, а именно политико-тер­риториальной организации государства или, как сказано в иных учеб­никах, о «территориальной организации публичной власти».**

 

* См., напр.: Конституционное право/Под ред. В.В. Лазарева. С. 262., Конституционное право / Под ред. А.С. Козлова. С. 195 и след.

** См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть/ Под ред. Б.А. Страшуна. С. 653 и след.

 

Долгое время под влиянием прежде всего неправомерной абсолю­тизации положений «сталинской» Конституции СССР 1936 г., соот­ветствующий раздел которой носил название «Государственное уст­ройство», у нас при освещении данной проблематики широко исполь­зовалось обобщающее понятие «государственное устройство». Несмот­ря на неоднократную и многолетнюю аргументированную критику, это понятие, к сожалению, и сегодня в таком смысле используется в нашей учебной и иной литературе.* Между тем неудачность, двусмысленность его достаточно очевидна: по точному смыслу его содержания оно не отражает специфику той проблематики, которая в связи с ним рассмат­ривается. В самом деле, разве формы правления и государственно-по­литические режимы не имеют прямого отношения к устройству государства и не могут рассматриваться как формы государственного уст­ройства. Строго говоря, в государственное устройство и его формы должно быть включено и многое из того, что содержится в характерис­тике основ конституционного строя, конституционного статуса лич­ности, системы государственных органов и др. Иными словами, поня­тие «государственное устройство» и «формы государственного устрой­ства» — это значительно более широкие, родовые понятия по отноше­нию к таким понятиям, как «политико-территориальная организация государства», «формы государственно-территориального устройства», «территориально-политическое устройство государства и его формы» и др.**

 

* См.: Арановский K.B. С. 90 и след., Михалева Н.А. Указ. соч. С. 198 и след., Боглай M.B. Указ. соч. С. 284 и след.

** Этот последний термин широко использует В.Е. Чиркин (см.: Чиркни B.E. Конституционное право зарубежных стран. С. 155 и след., Сравнительное конституционное право. С. 468—469 и след.). В принципе против этого нет серьезных возражений, ибо он, несомненно, отражает суть и специфику данной проблематики и используется автором нередко как синоним «политике территориальной организации государства». Тем не менее более адекватным нам представляется последнее понятие, ибо в нем исходным, основным, родовым является указание па территориальный характер организации (устрой­ства) государства, а выделение се политического аспекта дополнительным, производ­ным, видовым признаком.

 

Политико-территориальное устройство, с одной стороны, отлича­ется, как уже отмечалось, от экономико-территориального и природо-территориального устройства; а с другой — включает в себя как госу­дарственно-территориальное, так и административно-территориаль­ное устройство страны. В этой связи представляется неудачным тради­ционное подразделение территориальной автономии на политическую и административную, поскольку последняя, будучи непосредственно связанной с устройством публичной (государственной и негосударст­венной, общественно-самоуправленческой) власти, также не может не носить политического характера. Более правильным и точным было бы подразделение территориальной автономии на государственно-поли­тическую и административно-политическую. В литературе уже отме­чалась условность деления такой автономии на политическую (законо­дательную) и административную.* Показательно и то, что в учебниках используются в этой связи и такие понятия, как «политико-административные единицы» и «политико-административные территориаль­ные единицы».** Немаловажно также отметить, что и в некоторых со­временных конституциях используется понятие «политико-админи­стративная автономия». Так, ч. 2 ст. 6 Конституции Португалии гово­рит об «автономных областях, имеющих политико-административные статуты и собственные правительственные органы», а ст. 227 — о «по­литико-административной областной автономии».

 

* См., напр.: Сравнительное конституционное право. С. 473—474.

** Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. Б.А. Страшуна С. 657, 660 и след. Поддерживая данный общий подход, при котором административная автономия также рассматривается как политическая и не противопоставляется последней, нельзя вместе с тем пройти мимо непоследовательности предла­гаемого здесь же разграничения на «политико-административные» и «административ­ные» территориальные единицы, ибо, во-первых, и в том и другом случае речь идет о политико-территориальном устройстве; а во-вторых, если в обоих случаях речь идет об административных территориальных единицах, то видовое отличие должно быть указано и во втором случае.

 

Нам представляется оптимальным использование понятия «поли­тико-территориальная организация государства и ее формы», посколь­ку именно оно наиболее адекватно отражает содержание той проблема­тики, которая обычно рассматривается в соответствующих главах учеб­ников по конституционному (государственному) праву. Во-первых, оно четко выделяет политико-территориальный аспект характеристи­ки совокупной формы государства. Во-вторых, это понятие охватывает не только государственно-территориальную, но и всю политико-терри­ториальную организацию государства. Известно, например, что мест­ное самоуправление не относится к системе государственной власти, хотя является составной частью политической власти, в связи с чем в политико-территориальную организацию включается и территориаль­ная организация местного самоуправления. В этом отношении не толь­ко понятие «государственное устройство», но и понятие «государствен­но-территориальное устройство (организация)» являются излишне уз­кими, не позволяющими рассматривать в рамках их содержания вопро­сы территориальной организации местного самоуправления. В-тре­тьих, политико-территориальная организация государства охватывает не только федеративное или автономное устройство частей государст­ва, но и их обычное административно-территориальное устройство, которое, как справедливо отмечается в литературе, «стало в преобла­дающей мере политико-территориальным».*

 

* Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. Б.А. Страшуна. С. 655.

 

По своему содержанию политико-территориальная организация (устройство) государства включает три основных элемента: а) масшта­бы и границы государства, в связи с чем конституции соответствующих государств нередко содержат перечень входящих в них территорий; б) политико-территориальную структуру государства, включая его го­сударственно-территориальную (унитарную, федеративную, государ­ственно-автономную) и административно-территориальную (область, округ, район, община и др.) структуры и статус его структурных еди­ниц; в) принципы и формы взаимоотношений между государством в целом, его органами и теми или иными политико-территориальными внутренними подразделениями государства, их органами как государ­ственного, так и негосударственного характера. В этой связи представ­ляется неправомерно суженным понимание территориальной органи­зации (устройства) государства как только системы взаимоотношений между государством в целом, его центральной властью и его территориальными составными частями, их населением и действующими там органами публичной власти, как об этом говорится в некоторых учеб­никах.* Равным образом было бы неверным сводить политико-терри­ториальную организацию государства лишь к его политико-территори­альной структуре.

 

* Там же. С. 653.

 

Поскольку политико-территориальная организация государства включает в себе не только политико-территориальную структуру госу­дарства, но и отношения между государством в целом и его территори­альными частями, постольку в ее рамках определяется и характер этих отношений, в связи с чем прежде всего говорят о централизации и децентрализации государственно-политической власти, политико-территориальной организации государства. Достаточно высокий научно обоснованный уровень децентрализации государственной власти в принципе считается одним из важнейших проявлений ее демократизма и эффективности, в то время как сверхцентрализация такой власти, как показано выше (см. § 3 гл. 7), — характерная черта авторитарных и тоталитарных режимов.

Как уже отмечалось, классификация форм политико-территори­ального устройства государства включает в себя прежде всего их основ­ное подразделение на унитарные и федеративные. Нередко к этому добавляется и конфедерация. Но здесь необходима серьезная оговорка, ибо конфедерация — это не форма одного государства, а форма межго­сударственного объединения нескольких независимых стран, взаимо­отношения между которыми, как известно, регулируются не конститу­ционным, а международным правом. Конституционное право рассмат­ривает проблему конфедерализма лишь постольку, поскольку вхожде­ние какого-либо государства в состав конфедеративного союза накла­дывает серьезный отпечаток на внутреннее устройство государства. Это же относится к вхождению государства в иные межгосударствен­ные объединения, что часто находит свое отражение и в конституциях соответствующих государств (например, в конституциях государств — членов Европейского Союза).

В свою очередь, унитарные, как и федеративные, государства могут существенно различаться по своему политико-территориальному уст­ройству в рамках каждого из этих двух основных типов такого устрой­ства. Одно дело, например, когда в унитарном государстве нет особых, автономных, самоуправляющихся областей (районов, округов и др.) и оно включает лишь обычные административные территориальные еди­ницы, а другое, если такое государство имеет на своей территории авто­номии или даже целиком состоит из них, отличается высокой децент­рализацией власти и управления и включает те или иные элементы федерализма. Точно так же и федеративные государства могут сущест­венно отличаться друг от друга по составу субъектов федерации, по уровню централизации и др. Подробно об этом говорится ниже в дан­ной главе.

На выбор формы политико-территориальной организации госу­дарства оказывает существенное влияние целый ряд различных и раз­нородных факторов, и только комплексный учет их в каждом отдель­ном случае позволяет правильно понять, почему в данном государстве избрана именно такая, а не иная государственная форма. В целом же можно сказать, что на выбор той или иной формы политико-террито­риальной организации государства обычно оказывают серьезное воз­действие такие моменты, как: масштабы территорий и численность населения; этнодемографический состав и структура населения, ха­рактер его расселения; исторические, национальные, конфессиональ­ные и иные традиции; условия и особенности возникновения, утверж­дения и развития страны; природно-географическая обособленность составных частей территории; бытовые и иные особенности регионов и др. Например, вряд ли можно признать случайным, что подавляю­щее большинство крупнейших по территории государств мира (Рос­сия, США, Канада, Индия, Бразилия, Австралия, Аргентина и др.) являются федеративными, хотя Китай, тоже обладающий огромной территорией, имеет унитарное устройство, правда, с большими автономными включениями. Не подлежит сомнению и то, что выбор фе­деративной формы многих государств (Россия, Индия, Эфиопия, со­временная Югославия, Бельгия и др., а в прошлом — СССР, бывшая Югославия, Чехословакия) был во многом связан с тем, что на их территории компактно проживали на своей исторической территории разные этносы.

В Конституции Португалии (ч. 1 ст. 227) говорится, что особый политико-административный режим автономных областей Азорских островов и Мадейры «основывается на географических, экономичес­ких и социальных характеристиках и на историческом стремлении ост­ровного населения к автономии». А Конституция Украины (ст. 132) указывает, что территориальное устройство этой страны основывается на принципах единства и целостности государственной территории, сочетания централизации и децентрализации в осуществлении госу­дарственной власти, сбалансированности социально-экономического развития регионов с учетом их исторических, экономических, экологических, географических и демографических особенностей, этнических и культурных традиций. Все это говорит о том, что только учет всей совокупности указанных факторов и условий, их действия и взаимо­действия позволяет правильно объяснить причины утверждения в дан­ной стране именно такой формы ее политико-территориальной организации.

 

К содержанию книги:  Конституционное право

 

Смотрите также:

 

  Демократическое конституционное право. С конца 80-х гг. в ...

С принятием новой Конституции начинается широкое обновление всех институтов конституционного права России. По сути, формируется конституционное право, ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/51.htm

 

  ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

Вместе с тем, сама История отечественного государства и права подготавливает студентов к изучению таких специальных дисциплин как Конституционное право РФ, ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/

 

  Функции права есть наиболее существенные направления и стороны его ...

функция закрепления прав и свобод человека и гражданина (конституционное право), функция определения деяний, признаваемых преступлениями, и установления ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/32.htm

 

  Признание и регулирование экологических прав граждан. Состояние ...

Конституционное право каждого на благоприятную окружающю среду– одно из фундаментальных и всеобъемлющих субъективных прав человека и гражданина, ...
bibliotekar.ru/ecologicheskoe-pravo-3/33.htm

 

  Характеристика системы права. Частное и публичное право. Основная ...

Например, в английском праве различаются общее право и право справедливости. ... государства в целом (конституционное право, уголовное, процессуальное, ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/67.htm

 

  Становление политической науки. Начало политической науки во ...

Многие французские правоведы считали, что политическая наука есть не более чем конституционное право. Поэтому во Франции широкое распространение получил ...
www.bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-ucheniy-1/156.htm

 

  Право – ядро и нормативная основа. Правовая система. Понятие и ...

2 См.: Тихомиров Ю.А. Конституционное право: уроки прошлого и взгляд в будущее // Правоведение. 1992. № 6. С. 6; Он же. Теория закона. М , 1982. С. 17. ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/34.htm

 

  Правовые отрасли. Общая характеристика отраслей Российского права.

Конституционное право. Это первая и ведущая отрасль, определяемая как совокупность юридических норм и институтов, опосредую-ших наиболее важные, ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/68.htm

 

  Краткая характеристика системы права и ее подсистем — отраслей ...

Ведущей отраслью права является государственное, или конституционное, право. Оно включает правовые нормы и институты, регулирующие устройство государства, ...
bibliotekar.ru/hozyaystvennoe-pravo/8.htm