Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Законы. Юриспруденция

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей

Комментарий к части первой


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

Раздел I. Общие положения.

Подраздел 2. Лица

Глава 4. Юридические лица (ст. 48-123)

 

 

1. Основные положения (ст. 48-65)

 

   Понятие юридического лица

 

   Виды юридических лиц и их классификация

 

   Правоспособность юридического лица

 

   Государственная регистрация юридических лиц

 

   Учредительные документы юридического лица

 

   Органы юридического лица

 

   Наименование и место нахождения юридического лица

 

   Представительства и филиалы

 

   Ответственность юридического лица

 

   Реорганизация юридического лица

 

   Ликвидация юридического лица

 

   Несостоятельность (банкротство) юридического лица.

 

   Общие положения

 

   Меры, применяемые к неисправному должнику

 

   Внешнее управление

 

   Санация

 

   Конкурсный процесс

 

   Внесудебные процедуры

 

   Мировое соглашение

 

   Особенности банкротства предприятий с участием государственной собственности

 

                 

      Понятие юридического лица

 

     Статья 48 ГК воспроизводит ст. 11 Основ. В приведенном в ней определении

юридического лица закреплены признаки соответствующей конструкции. Решающий

из них - имущественная обособленность. Именно ее выражает содержащееся в ст.

48 указание на то, что юридическое лицо "имеет в собственности, хозяйственном

ведении или оперативном управлении обособленное имущество". При этом под "обособленным

имуществом" подразумевается имущество в его широком значении, включающем вещи,

права на вещи и обязанности по поводу вещей. Данная норма предполагает, что

имущество юридического лица обособляется от имущества его учредителей, а если

речь идет об организации, построенной на началах членства, то есть корпорации,

от имущества ее членов. Свое конкретное выражение имущественная обособленность

находит в том, что юридическое лицо в зависимости от его вида должно иметь

либо самостоятельный баланс (коммерческая организация), либо самостоятельную

смету (некоммерческая организация).

     Второй конституирующий признак юридического лица, включенный в его определение,

- самостоятельная имущественная ответственность. Юридическое лицо "отвечает

по своим обязательствам этим (то есть обособленным. Авт.) имуществом". Если

иное не предусмотрено в законе или в учредительных документах, ни учредители,

ни участники юридического лица не отвечают по его долгам и точно так же юридическое

лицо не отвечает по долгам учредителей (участников).

     Третий признак юридического лица - самостоятельное выступление в гражданском

обороте от своего имени. Он означает, что "юридическое лицо может от своего

имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права,

нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде".

     Наконец, четвертый признак, не включенный в комментируемую статью, но

предполагаемый ею, именуется обычно "организационным единством". Из него следует,

что юридическое лицо обладает соответствующей устойчивой структурой. Выступление

юридического лица как единого целого обеспечивается тем, что во главе соответствующего

образования стоят наделенные весьма определенной компетенцией органы, которые

осуществляют внутреннее управление юридическим лицом и действуют от его имени

вовне. Те, кто находятся внутри юридического лица - руководители, работники,

должны знать, что представляет собой соответствующее образование, чем оно

будет заниматься, кто и как управляет им, что представляет собой его имущество

и др. Это же важно и для тех, кто вступает или только намеревается вступить

с данным образованием в правовые отношения.

     Перечисленные и многие другие связанные с ними вопросы закрепляются в

учредительных документах юридического лица (ст. 52 ГК). Из приведенного признака

вытекает еще одно требование: каждое юридическое лицо должно создаваться и

действовать на основе определенных, составленных в соответствии с законом

учредительных документов.

     Юридическим лицом является только такое образование, которое удовлетворяет

всем указанным выше признакам. Для того, чтобы облегчить положение участников

гражданского оборота, и прежде всего тех из них, кто решает для себя вопрос

о заключении договора с соответствующим образованием, установлена обязательная

государственная регистрация юридических лиц. Включение того или иного образования

в единый реестр юридических лиц (см. ст. 51 ГК) служит необходимым, достаточным

и вместе с тем бесспорным доказательством того, что данное образование признано

в установленном порядке юридическим лицом.

     Коллективные образования, которые не являются юридическими лицами, не

вправе выступать в гражданском обороте ни от своего, ни от чужого имени.

 

                 Виды юридических лиц и их классификация

 

     Статьи 48 и 50 ГК последовательно исходят из того, что юридическими лицами

могут признаваться только такие образования, которые построены по одной из

указанных в самом законе моделей. Таким образом, принцип конструирования юридических

лиц прямо противоположен тому, который используется для создания договоров.

Участники гражданского оборота могут заключать договоры, как названные в законе

("поименованные"), так и прямо в законе не указанные ("непоименованные").

В отличие от этого любое юридическое лицо должно непременно строиться по модели,

которая известна законодателю и им урегулирована.

     Наиболее общим образом принцип "замкнутого" перечня юридических лиц выражен

в п. 2 ст. 50 ГК, из которого следует, что гражданской правоспособностью могут

обладать только такие коммерческие организации, которые прямо названы в этом

пункте. И только некоммерческие организации в силу п. 3 той же статьи могут

создаваться как в форме поименованных в ГК, так и "в других формах, предусмотренных

законом". При этом следует указать на то, что содержащийся в п. 3 ст. 50 ГК

перечень некоммерческих организаций не охватывает всех названных в ГК видов

таких организаций. Речь идет об упомянутом в ст. 291 товариществе собственников

жилья, представляющем собой некоммерческую организацию, создаваемую и действующую

в соответствии со специально посвященным этому виду товариществ законом.

     Принцип "замкнутости" проведен и применительно к отдельным группировкам

коммерческих юридических лиц (так, пп. 2 и 3 ст. 66 ГК ограничивают круг возможных

видов хозяйственных обществ и товариществ, ст. 113 - унитарных предприятий).

Кроме того, особо выделены дочерние и зависимые общества, которые, однако,

не признаются самостоятельными видами юридических лиц, поскольку предполагается,

что они строятся по модели какого-либо хозяйственного общества (ст. 105, 106

ГК).

     Замкнутость круга допускаемых законом видов юридических лиц, но также

лишь по отношению к коммерческим организациям, подтверждает и Вводный закон.

     В нем предусмотрено (ст. 6), что со дня опубликования части первой ГК

"коммерческие организации могут создаваться исключительно в тех организационно-правовых

формах, которые предусмотрены для них главой 4 Кодекса". В этой связи Вводный

закон определяет, в какие именно виды юридических лиц, указанные в Кодексе,

должны трансформироваться не имеющие в нем аналогов коммерческие организации,

существовавшие к моменту вступления Кодекса в силу.

     Классификация юридических лиц проводится в ГК дважды: в п. 2 ст. 48 и

в ст. 50. И та и другая классификация имеют важное значение, поскольку в обоих

случаях отнесение соответствующего вида юридических лиц к той или иной группе

предопределяет его особый правовой режим. В п. 2 ст. 48 в качестве основания

классификации используется соотношение в правах учредителей (участников) и

самого юридического лица. Это дало возможность Кодексу (аналогичное деление

было проведено и в п. 2 ст. 11 Основ) указать три модели юридических лиц.

     Сущность первой модели состоит в том, что учредители (участники) с передачей

юридическому лицу соответствующего имущества полностью утрачивают свои вещные

права на него. Не имеют они таких прав и по отношению к приобретенному имуществу.

Соответственно и переданное учредителями (участниками) и приобретенное самим

юридическим лицом имущество признается принадлежащим ему на праве собственности.

Утрачивая вещные права, учредитель (участник) взамен приобретает права обязательственные

- права требования к юридическому лицу. Подразумеваются, в частности, права,

принадлежащие члену организации: участвовать в управлении ею, получать дивиденды

и др.

     По этой первой модели строятся хозяйственные товарищества и хозяйственные

общества, а также производственные и потребительские кооперативы, то есть

юридические лица - корпорации.

     Вторая модель отличается тем, что учредитель, передавая юридическому

лицу во владение, пользование и распоряжение соответствующее имущество, продолжает

оставаться его собственником. Учредитель признается собственником и всего

того, что юридическое лицо приобретает в дальнейшем в процессе своей деятельности.

Тем самым вещными правами на одно и то же имущество обладают учредитель-собственник

и само юридическое лицо, которому имущество принадлежит на производном от

собственности праве хозяйственного ведения (ст. 294, 295 ГК) или оперативного

управления (ст. 296). Комментируемая статья относит к юридическим лицам, использующим

указанную модель, государственные и муниципальные унитарные предприятия, а

также финансируемые собственниками учреждения, в частности, в случаях, когда

в роли собственника выступает Российская Федерация, субъект Федерации или

муниципальное образование (имеются в виду министерства, ведомства, школы,

институты, больницы и т.п.).

     Наконец, третья модель предполагает, что юридическое лицо становится

собственником всего принадлежащего ему имущества. При этом в отличие от первой

и второй модели в указанном случае учредители (участники) никакими имущественными

правами по отношению к юридическому лицу - ни обязательственными, ни вещными

- не обладают. К числу таких юридических лиц относятся общественные и религиозные

организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических

лиц (ассоциации и союзы).

     Различие между тремя указанными моделями наглядно проявляется, в частности,

в момент ликвидации юридического лица. Участники юридического лица, построенного

по первой модели, вправе претендовать на часть оставшегося имущества, которая

соответствует их доле (половину, четверть и т.п.). Учредитель юридического

лица, построенного по второй модели, получает все, что осталось после расчетов

с кредиторами. При третьей модели учредители (участники) никаких прав на оставшееся

имущество вообще не приобретают.

     Вторая классификация, также известная Основам (ст. 18), носит двучленный

характер. Статья 50 разделила все юридические лица на "коммерческие" и "некоммерческие"

организации. Основанием послужила цель осуществляемой организацией деятельности.

Коммерческими признают организации, которые имеют основной целью извлечение

прибыли, а некоммерческими - те, которые такой цели не преследуют и полученную

прибыль не распределяют.

     К числу коммерческих юридических лиц относят хозяйственные товарищества

и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные

предприятия, а некоммерческих потребительские кооперативы, общественные и

религиозные организации (объединения), финансируемые собственником учреждения,

благотворительные и иные фонды, а также некоторые другие обладающие указанными

признаками юридические лица, предусмотренные законом.

     Некоммерческим организациям предоставляется право заниматься предпринимательской

деятельностью, но лишь при одновременном наличии двух условий: эта деятельность

должна, во-первых, служить достижению целей, поставленных перед организацией,

и, во-вторых, по своему характеру соответствовать этим целям.

 



                   Правоспособность юридического лица

 

     ГК (ст. 49) внес ряд существенных новелл в решение вопросов, связанных

с правоспособностью юридических лиц, по сравнению с Гражданским кодексом1964

года и Основами .

     Кодекс 1964 года (ст. 26) предусматривал, что юридические лица наделены

гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями их деятельности.

В этом выражался так называемый "принцип специальной правоспособности". Из

него в силу ст. 50 того же Кодекса следовало, что "недействительна сделка,

совершенная юридическим лицом в противоречии с целями, указанными в его уставе...".

Именно эта статья была использована в свое время, когда суд признал недействительными

договоры продажи компьютеров различным организациям, поскольку в уставе кооператива

продавца содержалось указание на то, что цель его деятельности составляет

удовлетворение потребностей граждан (не юридических лиц).

     Общим для всех видов юридических лиц образом этот принцип был закреплен

в ст. 12 Основ.

     И только Положение об акционерных обществах, утвержденное постановлением

Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года<75>, полностью отказалось от

указанного принципа, признав, что "общество вправе совершать все действия,

предусмотренные законом. Деятельность общества не ограничивается оговоренной

в уставе. Сделки, выходящие за пределы уставной деятельности, но не противоречащие

действующему законодательству, признаются действительными" (п. 6 ст. 1 Положения).

     ГК 1994 года занял среднюю позицию в рассматриваемом вопросе. В соответствии

со ст. 49 принцип специальной правоспособности действует в отношении только

прямо указанных в нем видов юридических лиц. Все они могут совершать только

такие действия, которые соответствуют целям их деятельности, предусмотренным

в уставе или ином учредительном документе, и нести связанные с этой деятельностью

обязанности. Указанное требование распространяется на учреждения и иные некоммерческие

организации, а наряду с ними на отдельные коммерческие юридические лица -

унитарные предприятия и некоторые другие прямо указанные в законе коммерческие

организации. И наоборот, хозяйственные товарищества и общества, а равно производственные

кооперативы, представляющие собой коммерческие организации, построенные на

началах членства, могут иметь гражданские права и обязанности, необходимые

для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (примером

такого запрета может служить содержащееся в п. 3 ст. 109 ГК указание на то,

что "кооператив не вправе выпускать акции").

     Учредители (участники) юридического лица, на которое не распространяются

правила о специальной правоспособности, могут вместе с тем сами, но непременно

достаточно определенно, ограничить его правоспособность путем соответствующего

указания в учредительных документах. Например, в уставе акционерного общества,

созданного для осуществления какой-либо производственной деятельности, может

быть предусмотрен прямой запрет на его участие в различного рода биржевых

или иных рисковых сделках. Различие в указанных ситуациях (ограничение правоспособности

в силу указаний закона или учредительных документов) влечет за собой и различие

в последствиях.

     Заключенная государственным или муниципальным унитарным предприятием

либо некоммерческой организацией сделка, противоречащая целям, указанным в

учредительных документах, является в силу ст. 168 ничтожной, то есть недействительной,

независимо от решения суда, поскольку она не соответствует требованиям ст.

49. В отличие от этого сделка, совершенная в нарушение самоограниченной правоспособности,

оспорима (то есть недействительна только в силу судебного решения). Имеется

в виду, что в соответствии со ст. 173 может быть признана недействительной

сделка, которая не соответствует целям деятельности юридического лица, "определенно

ограниченным в его учредительных документах", по иску самого юридического

лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего

надзор за деятельностью юридического лица. Однако такое решение допускается

лишь при том непременном условии, если доказано, что другая сторона в сделке

знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

     ГК допускает и иные случаи ограничения правоспособности юридического

лица независимо от того, распространяется ли на него принцип специальной или

общей правоспособности. Прежде всего это связано с тем, что для осуществления

весьма широкого набора разнообразных видов деятельности признано необходимым

иметь выдаваемые компетентными органами соответствующие разрешения (лицензии).

Отнесение к такого рода деятельности после вступления в силу ГК может быть

осуществлено только законом. При применении этой нормы нужно иметь в виду

указание, содержащееся во Вводном законе: "Изданные до введения в действие

части первой Кодекса нормативные акты Президента Российской Федерации, Правительства

Российской Федерации и применяемые на территории Российской Федерации постановления

Правительства СССР по вопросам, которые согласно части первой Кодекса могут

регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения

в действие соответствующих законов". В частности, это относится и к постановлению

Совета Министров РФ от 27 мая 1993 года N 492 "О полномочиях органов исполнительной

власти краев, областей, автономных образований, городов федерального значения

по лицензированию отдельных видов деятельности" <76>. В нем содержится указание

на 27 видов деятельности, подлежащих лицензированию.

     Лицензирование теперь охватывает самый широкий круг видов деятельности,

и среди них такие, как банковская, биржевая, страховая, медицинская, строительная,

транспортная, общественное питание и др. Из изданных после вступления в силу

соответствующей главы ГК законодательных актов, посвященных лицензированию

отдельных видов деятельности, можно указать на законы: от 25 января 1995 года

"Об информации, информатизации и защите информации"<77> (организации, которые

специализируются на формировании федеральных информационных ресурсов и (или)

информационных ресурсов совместного ведения на основе договора, обязаны получить

лицензию на этот вид деятельности в органах государственной власти); от 20

января 1995 года "О связи" (см. сноску<11>) (деятельность физических и юридических

лиц, связанная с предоставлением услуг связи, осуществляется на основании

должным образом полученной и оформленной для этой цели лицензии; выдача, изменение

условий или продление сроков действия лицензий на право деятельности в области

связи, а также прекращение действия лицензий производятся Министерством связи

Российской Федерации; лицензии или любые предоставляемые ими права могут быть

переданы полностью или частично одним юридическим лицом другому юридическому

лицу не иначе как после получения последним новой лицензии); от 8 февраля

1995 года "О недрах", измененный и дополненный<78> (права и обязанности пользователя

недр возникают с момента получения лицензии на пользование недрами; лицензия

предоставляется совместно органом исполнительной власти субъекта Российской

Федерации и федеральным органом управления государственным фондом недр или

его территориальным подразделением, а в случаях, предусмотренных Законом,

- федеральным органом управления государственным фондом недр или его территориальным

подразделением; оформление, регистрация и выдача лицензии на пользование недрами

осуществляются федеральным органом управления государственным фондом недр

или его территориальным подразделением).

     Согласно ст. 6 Вводного закона, в отличие от всей части первой ГК, его

четвертая глава, посвященная юридическим лицам, вводится в действие со дня

официального опубликования Кодекса, то есть с 8 декабря 1994 года. Следовательно,

утвержденный постановлением Правительства РФ от 24 декабря 1994 года Порядок

ведения лицензионной деятельности в той части, которая относится к перечислению

подлежащих лицензированию видов деятельности, не действует, поскольку начиная

с 8 декабря 1994 года перечень таких видов деятельности в силу комментируемой

статьи должен определяться только законом.

     Нормы Положения, не связанные с определением видов лицензируемой деятельности,

обладают необходимой юридической силой. Так, в соответствии с Положением правовое

значение лицензии состоит в том, что она признается официальным документом,

который разрешает осуществление указанного в ней вида деятельности в течение

установленного срока, а также определяет условия осуществления этой деятельности.

     Порядок ведения лицензионной деятельности определяет, кто и в каком порядке

выдает лицензии, содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче

лицензии, ее срок (он устанавливается в зависимости от вида деятельности,

но не должен составлять менее трех лет, кроме случаев, когда сам заявитель

ходатайствует о выдаче лицензии на более короткое время).

     Держатель лицензии не вправе передавать ее. В случае ликвидации юридического

лица принадлежащая ему лицензия прекращает автоматически свое действие (допускается

переход лицензии лишь в установленном порядке и только в случаях реорганизации

юридического лица - держателя лицензии).

     Установлены специальные правила относительно приостановления лицензии

и ее досрочной отмены.

     Решения и действия органов, в компетенцию которых входит выдача лицензии,

могут быть обжалованы в установленном порядке в суде.

     Все юридические лица независимо от того, распространяется на них принцип

специальной правоспособности или нет, могут быть ограничены в правах, но только

в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Прежде всего речь идет об

ограничениях, которые исходят от компетентных органов. Все те органы, которым

предоставлено право выдачи лицензии, могут отобрать ее либо заменить другой,

сужающей в том или ином отношении возможность осуществлять соответствующую

деятельность и тем самым совершать связанные с нею сделки.

     Помимо указанных персональных ограничений правоспособности имеются ограничения

общего характера. Так, в частности, занятие отдельными видами деятельности

разрешено лишь определенным юридическим лицам и тем самым должно считаться

запрещенным для всех остальных участников гражданского оборота. Примером может

служить деятельность, которая составляет государственную монополию. Соответствующий

перечень был включен в Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности,

который утратил силу с момента вступления в действие ГК . Вместе с тем сохранили

свою силу указания на исключительный характер определенных видов деятельности,

которые предусмотрены в ряде специальных актов (в частности, имеются в виду

законы о страховой, банковской, биржевой и некоторых других видах деятельности).

     Основанное на законе ограничение правоспособности может иметь и другую

форму: когда в соответствующем акте предусмотрено, какой именно деятельностью

юридическое лицо заниматься не может. Так, в Законе о страховании установлено,

что предметом непосредственной деятельности страховщика не может быть производственная,

торговая, предпринимательская и банковская деятельность. Закон о банках запрещает

им совершать операции по производству и торговле материальными ценностями,

а также по страхованию всех видов, за исключением страхования валютных и кредиторских

рисков. В соответствии с Законом о них биржи не могут заниматься торговой,

торговопосреднической и иной деятельностью, непосредственно не связанной с

организацией биржевой торговли. Там же предусмотрено, что биржа не вправе

осуществлять вклады, приобретать доли (паи), акции предприятий, учреждений

и организаций, если указанные предприятия, учреждения и организации не ставят

целью осуществление биржевой деятельности.

     ГК определяет моменты начала и конца правоспособности. Правоспособность

юридического лица начинается в момент его создания и прекращается в момент

завершения ликвидации юридического лица. Точно так же право осуществления

лицензируемой деятельности возникает в момент получения лицензии, а прекращается

- в момент истечения срока ее действия (если иное не указано в законе или

ином правовом акте).

 

               Государственная регистрация юридических лиц

 

     В зависимости от их вида юридические лица создаются по воле либо собственников

(например, учреждения и унитарные предприятия), либо их будущих членов (например,

хозяйственные товарищества и общества), либо тех, кто вносит имущественные

вклады, не становясь участниками юридического лица (например, фонды). Несмотря

на существенное различие отдельных видов юридических лиц, при их создании

государство всегда осуществляет контроль за этой процедурой. Указанная функция

государства реализуется в ходе государственной регистрации юридических лиц,

которой посвящена ст. 51 Кодекса.

     Эта статья воспроизводит п. 3 ст. 13 Основ. Она устанавливает общий для

всех юридических лиц порядок регистрации. Соответственно предусмотрено, что,

во-первых, все юридические лица должны пройти государственную регистрацию

в органах юстиции; во-вторых, вводится единый для всей страны государственный

реестр юридических лиц; в-третьих, органы, осуществляющие государственную

регистрацию, должны проверять соблюдение установленного порядка создания юридического

лица, а также соответствие его учредительных документов закону; в-четвертых,

отказ в государственной регистрации может быть оспорен в суде.

     До введения в действие закона о регистрации юридических лиц применяется

действующий порядок регистрации (ст. 8 Вводного закона). Этот порядок отличается

от того, который предусмотрен ГК, а ранее был установлен Основами . Имеется

в виду, что государственная регистрация производится не только органами юстиции,

но и некоторыми другими органами. Наибольшее распространение пока имеет регистрация

юридических лиц муниципальными органами. В ряде случаев для этой цели создаются

специальные регистрационные палаты. Государственная регистрация предприятий

с иностранными инвестициями и ведение государственного реестра предприятий

с иностранными инвестициями, как и аккредитация представительства иностранных

компаний, возложена на Государственную регистрационную палату при Министерстве

экономики РФ<79>.

     Действующими в настоящее время являются ст. 34 и 35 Закона о предприятиях

и предпринимательской деятельности, посвященные порядку государственной регистрации

предприятий, а также основаниям отказа в регистрации (данные статьи единственные

из этого акта, сохранившие свою силу в соответствии со ст. 2 Вводного закона),

а также утвержденное Указом Президента РФ от 8 июля 1994 года N 1482 Положение

о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности<80>.

Нормы Положения имеют более широкую сферу действия по сравнению с Законом

о предприятиях и предпринимательской деятельности, поскольку распространяются

как на коммерческие, так и некоммерческие организации, если в соответствии

с их уставом последним предоставлено право осуществлять предпринимательскую

деятельность. За пределами Положения остается создание предприятий в процессе

приватизации (регистрация последних осуществляется в особом порядке). На случаи

создания предприятий с иностранными инвестициями действие Положения хотя и

распространяется, но с учетом особенностей, предусмотренных Законом РСФСР

"Об иностранных инвестициях".

     В Положении содержится перечень документов, которые необходимо представлять

для государственной регистрации, - устав, утвержденный учредителями, решение

о создании или договор учредителей, подтверждение оплаты не менее 50 процентов

уставного капитала предприятия, а также перечисляются требования, предъявляемые

к каждому из таких документов. Положением определен размер уставного капитала

(фонда) предприятия, который должен составлять не менее 1000-кратной величины

размера минимальной оплаты труда, установленного законодательством на дату

представления устава для регистрации.

     Положение запрещает органу, который осуществляет государственную регистрацию,

требовать представления документов, подтверждающих место нахождения предприятия,

указанного в учредительном документе. В этой связи третьи лица не вправе предъявлять

указанному органу требования о возмещении ущерба, причиненного недостоверностью

информации об указанном в учредительном документе месте нахождения юридического

лица.

     Статьи 34 и 35 Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности

и Указ предусматривают различные последствия установления регистрирующим органом

нарушения установленного порядка создания юридических лиц и несоответствия

учредительных документов требованиям законодательства. Указ предусматривает,

что в таких случаях регистрирующий орган ставит в известность обо всем этом

предприятие, а при его отказе устранить обнаруженные недостатки сам регистрирующий

орган обращается в суд. В отличие от этого Закон считает, что указанные обстоятельства

служат достаточным основанием для отказа в регистрации. А если предприятие

с этим не согласно, именно оно вправе обратиться с жалобой на действия органа

в суд. Учитывая, что Закон является актом более высокого уровня по отношению

к Указу, необходимо руководствоваться в соответствующих случаях порядком,

предусмотренным ст. 35 Закона.

     Заинтересованные лица вправе обращаться в арбитражный суд с требованием

признать запись о произведенной государственной регистрации полностью или

в определенной части недействительной. При удовлетворении этого требования

арбитражным судом запись о регистрации аннулируется либо в нее вносятся соответствующие

изменения.

     Юридическое лицо признается созданным с момента включения его в единый

государственный реестр. Сведения о включении юридического лица в реестр, а

равно об исключении из него должны быть опубликованы в установленном порядке.

 

                Учредительные документы юридического лица

 

     ГК (ст. 52) определяет обязательный состав учредительных документов,

предъявляемые к ним требования, а также порядок их изменения.

     Учредительными документами являются учредительный договор и устав (либо

только учредительный договор). При этом учредительный договор заключается

учредителями, а устав утверждается учредителями (участниками). Если юридическое

лицо создается одним учредителем, оно действует на основе утвержденного этим

учредителем устава. В виде исключения некоммерческие организации в предусмотренных

законом случаях могут действовать на основе общего положения об организациях

данного вида (например, средние специальные учебные заведения<81>).

     Пункты 1 и 2 ст. 52 ГК в основном совпадают с п. 2 ст. 13 Основ, но есть

некоторые отличия. Одно из них состоит в том, что ГК допускает случаи создания

определенных юридических лиц одним учредителем.

     Статья 52 устанавливает единый для всех юридических лиц набор данных,

которые необходимо включать в учредительные документы. Эти данные конкретизируются,

детализируются и дополняются другими статьями ГК, а также специальными законами,

посвященными отдельным видам юридических лиц. Имеются в виду статьи, относящиеся

к полному товариществу (ст. 70), товариществу на вере (ст. 83), акционерным

обществам (пп. 1 и 3 ст. 98), производственным кооперативам (п. 2 ст. 108),

потребительским кооперативам (п. 2 ст. 116), фондам (п. 4 ст. 118), а также

ассоциациям и союзам (ст. 122).

     В случаях, когда в состав учредительных документов входит учредительный

договор, в нем должны содержаться указанные в ч. 2 п. 2 комментируемой статьи

условия (имеются в виду обязательство образовать юридическое лицо, определение

порядка совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему имущества

учредителями и участия в его деятельности, а также условия и порядок распределения

прибыли и убытков между участниками, управления им и выхода учредителей (участников)

из его состава). Перечисленные условия относятся к числу существенных для

данного договора, а потому в силу п. 1 ст. 432 ГК учредительный договор должен

считаться заключенным лишь с момента, когда стороны достигнут согласия по

этим, а также всем другим условиям, относительно которых по заявлению хотя

бы одного из учредителей должно быть достигнуто согласие либо их необходимость

предусмотрена в законе (в частности, в законе, посвященном данному виду юридических

лиц).

     Независимо от вида юридического лица в учредительных документах нужно

указать его наименование и место его нахождения, а также порядок управления

им. В отличие от Основ ГК предполагает, что указание предмета и целей необходимо

только для юридических лиц, чья правоспособность признается Кодексом специальной,

то есть для некоммерческих организаций и унитарных предприятий, а в предусмотренных

законом случаях и других коммерческих организаций. Вместе с тем предмет и

цели могут содержаться также в учредительных документах всех других организаций,

в частности хозяйственных товариществ и обществ, если учредители (участники),

как уже отмечалось, захотят ограничить правоспособность юридического лица.

Однако такое ограничение должно быть определенным образом выражено в учредительных

документах. Необходимость во включении в учредительные документы указания

на предмет и цели деятельности юридического лица может быть предусмотрена

в законе.

     ГК содержит норму (п. 3 ст. 52) о порядке внесения изменений в учредительные

документы. Изменения приобретают юридическую силу для третьего лица с момента

их государственной регистрации, а при наличии специальных указаний в законе

- с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию

юридических лиц. В целях защиты интересов третьих лиц установлено: если такие

лица действовали с учетом фактически совершенных изменений в учредительных

документах организации, она, равно как и ее учредители (участники), не вправе

ссылаться на то, что соответствующие изменения в учредительных документах

еще не были к тому времени зарегистрированы.

 

                        Органы юридического лица

 

     Органом является часть юридического лица, которая формирует и выражает

вовне его волю. Именно через свои органы юридическое лицо приобретает гражданские

права и принимает на себя гражданские обязанности (п. 1 ст. 53 ГК).

     Состав органов и их компетенция определяются законом, иными правовыми

актами и учредительными документами, а порядок назначения (избрания) - законом

и учредительными документами.

     Общие указания на этот счет конкретизируются в самом ГК применительно

к отдельным видам юридических лиц. Так, установлено, что в полном товариществе

дела ведутся всеми участниками сообща (ст. 72), в товариществе на вере управление

(ведение дел) осуществляют только полные товарищи (ст. 84), в обществах с

ограниченной или с дополнительной ответственностью создается высший орган

- общее собрание участников, а также подчиненный ему исполнительный орган

единоличный или коллегиальный (ст. 91 и п. 3 ст. 95), в акционерном обществе

высшим органом также является общее собрание участников (акционеров), а исполнительным,

в зависимости от числа акционеров, либо коллегиальный (правление), либо единоличный

(директор, генеральный директор); если общество насчитывает более 50 членов,

учреждается еще один орган - наблюдательный совет (ст. 103). В производственном

кооперативе, как и в других корпорациях, функционирует общее собрание членов

- высший орган, правление и (или) его председатель исполнительный орган (ст.

110). В отличие от корпоративных юридических лиц унитарные предприятия имеют

только один, к тому же единоличный орган руководителя (ст. 113). Различаются

органы, созданные только для формирования воли юридического лица, и те, которые

одновременно выражают его волю вовне. Последние для совершения сделок от имени

юридического лица не нуждаются в доверенности, однако лишь при условии, если

они действуют в рамках предусмотренной законом, иным правовым актом или учредительными

документами компетенции. Особенность унитарных предприятий составляет то,

что в них руководитель, назначенный собственником либо уполномоченным собственником

лицом и им подотчетный, является одновременно единственным волеобразующим

и волеизъявляющим органом.

     В виде общего правила в корпоративных организациях волеизъявляющий орган

формируется путем выборов.

     Пункт 2 ст. 53 ГК посвящен приобретению гражданских прав и принятию обязанностей

действиями участников корпоративной организации. Как предусмотрено в соответствующей

норме, и приобретение прав, и принятие обязанностей возможно лишь в случаях,

когда на этот счет имеются прямые указания в законе. В самом ГК данный вопрос

урегулирован применительно к полным товариществам и товариществам на вере:

в том и в другом юридическом лице все полные товарищи вправе действовать от

его имени. В остальных корпорациях участники, не отличаясь в этом смысле от

всех других лиц, вправе выступать от имени товарищества (общества) только

при наличии доверенности.

     Рассматриваемые случаи не следует смешивать с теми, когда члены корпорации

в установленном порядке избраны органами юридического лица (директором, генеральным

директором и т. п.).

     Пункт 3 ст. 53 ГК определяет, как должен действовать орган юридического

лица и каковы последствия нарушения им своих обязанностей. Действия органа

должны быть осуществлены, во-первых, в интересах юридического лица, во-вторых,

добросовестно и, в-третьих, разумно. При этом в силу п. 3 ст. 10 добросовестность

и разумность действий органа предполагается.

     Приведенный пункт регулирует лишь внутренние отношения юридического лица

с его органом. Следовательно, нарушение указанных требований не может служить

основанием для оспаривания действительности совершенных органом действий,

в том числе заключенных им сделок (договоров).

     Несоблюдение хотя бы одного из приведенных выше трех требований является

вместе с тем достаточным основанием для признания действий органа противоправными

и виновными. При этом из первого по счету требования вытекает недопустимость

для органа (участника корпорации, о котором идет речь в п. 2 ст. 53 ГК) действовать

в собственных интересах или в интересах третьего лица, не совпадающих с интересами

самого общества (товарищества). Во всех случаях, когда нарушение приведенных

требований органом повлекло за собой причинение убытков юридическому лицу,

его учредители (участники) вправе (если иное не предусмотрено законом или

договором) потребовать возмещения причиненных юридическому лицу убытков. Такие

же требования могут быть заявлены и к руководителю унитарного предприятия,

но, если иное не вытекает из закона, уже по нормам трудового, а не гражданского

права.

 

            Наименование и место нахождения юридического лица

 

     Наименование юридических лиц служит необходимым средством их индивидуализации,

позволяя тем самым отличить одно из них от другого.

     ГК (ст. 54) устанавливает два требования к наименованию. Первое общее:

в наименовании должна быть предусмотрена организационноправовая форма юридического

лица (хозяйственное товарищество или хозяйственное общество определенного

вида, унитарное предприятие, учреждение, фонд и т.п.). Другое относится только

к организациям, на которые распространяется принцип специальной правоспособности,

необходимо определить характер деятельности организации.

     Наименование юридического лица, занимающегося предпринимательской деятельностью,

называется фирмой (фирменным наименованием). Фирменное наименование юридического

лица составляет объект особого права - права на фирму. Право на определенное

фирменное наименование возникает с момента его регистрации.

     Регистрация фирменного наименования осуществляется одновременно с государственной

регистрацией самого юридического лица путем внесения данных о фирме в единый

государственный реестр юридических лиц.

     Право на фирму относится к категории исключительных прав и защищается

от нарушений. Пункт 4 ст. 54 ГК устанавливает, что лицо, которое неправомерно

использует чужое зарегистрированное фирменное наименование, обязано по требованию

организации, обладающей соответствующим правом, прекратить пользование им.

Кроме того, потерпевшему предоставляется в таких случаях возможность требовать

возмещения причиненных убытков (например, в связи с потерей части клиентуры).

     Конкретизация содержащихся в ст. 54 общих указаний относительно содержания

фирменного наименования включена применительно к отдельным видам юридических

лиц в отдельные статьи ГК: п. 3 ст. 69 (полное товарищество), п. 4 ст. 82

(товарищество на вере), п. 2 ст. 87 (общество с ограниченной ответственностью),

п. 2 ст. 95 (общество с дополнительной ответственностью), п. 3 ст. 107 (производственный

кооператив), п. 3 ст. 116 (потребительский кооператив).

     Юридическое лицо может выбрать любое фирменное наименование при условии,

если оно уже не используется кем-либо иным. Однако приведенное правило знает

определенные исключения. Прежде всего это относится к наименованиям "Россия",

"Российская Федерация" и образованным на их основе словам и словосочетаниям

в названиях государственных предприятий, учреждений и организаций. Все такие

образования (за исключением профессиональных союзов и религиозных объединений)

могут использовать указанные словосочетания только с согласия Правительства

РФ и в установленном порядке<82>.

     Некоторыми названиями могут пользоваться только соответствующие специализированные

организации. Так, Закон о товарных биржах предусматривает, что предприятия,

учреждения и организации, не отвечающие требованиям, предъявляемым к "биржам"

и "товарным биржам", а также филиалы и другие обособленные подразделения указанных

предприятий, учреждений, организаций не вправе использовать в своем названии

слова "биржа" или "товарная биржа". Соответственно не допускается их государственная

регистрация под наименованием, которое включает указанные слова в любом словосочетании.

     Закон о банках установил, что термин "банк" может содержаться в фирменном

наименовании лишь таких юридических лиц, которые имеют лицензию на право совершения

банковской деятельности. Словосочетание "финансово-промышленная группа" можно

включать в наименование только такого юридического лица, которое выбрано участниками

группы в качестве представителя ее интересов после внесения в установленном

порядке этого словосочетания в ее учредительные документы<83>.

     Место нахождения юридического лица имеет ключевое значение при решении

ряда вопросов материального и процессуального права. Так, в частности, местом,

в котором должно быть исполнено обязательство, в зависимости от характера

последнего признается место нахождения кредитора или место жительства должника

(ст. 316 ГК).

     Место нахождения юридического лица определяет, какой именно суд вправе

разрешать конкретный спор (общее правило о подсудности гражданских дел состоит

в том, что споры разрешаются по месту нахождения юридического лица-ответчика),

какое именно законодательство должно применяться к возникшему спору в случаях,

когда отношения спорящих сторон "осложнены иностранным элементом", что должно

считаться местом заключения договора (ст. 444 ГК) или местом исполнения обязательств

(ст. 316 ГК) и др.

     ГК отказался от закрепленной в ст. 30 Гражданского кодекса 1964 года

нормы о способе определения места нахождения юридического лица. Если ранее

местом нахождения юридического лица считалось место нахождения его постоянно

действующего органа - дирекции, правления и т. п., то теперь им признается

место регистрации юридического лица. Указанная норма должна вступить в силу

с момента принятия закона о регистрации юридических лиц. Есть и еще одна особенность

нового ГК: в то время как ст. 30 ГК 1964 года носила исключительный характер,

ст. 54 допускает отступление от нее - в учредительных документах в соответствии

с законом может быть указано иное место нахождения.

     И наименование и место нахождения юридического лица должны быть указаны

в его учредительных документах.

 

                       Представительства и филиалы

 

     ГК (ст. 55) воспроизводит ст. 24 Основ с некоторыми отклонениями, не

изменяющими ее смысла.

     Легальное определение представительства включает четыре его признака:

во-первых, это подразделение юридического лица; во-вторых, обособленное; в-третьих,

расположенное вне места нахождения юридического лица; в-четвертых, представляет

интересы юридического лица и осуществляет их защиту.

     ГК, отказываясь от содержащейся в ст. 24 Основ формулы - представительство

создается "для совершения от имени юридического лица сделок и иных правовых

действий", ограничивается указанием лишь на то, что "представительство представляет

интересы юридического лица". При этом учитывалось, что "представление интересов"

всегда включает и совершение от имени представляемого (в данном случае юридического

лица) правовых действий.

     Филиал отличается от представительства тем, что выполняет вне места расположения

юридического лица не одну, а "все его функции или их часть, в том числе функции

представительства". Филиалы некоммерческих организаций, а также унитарных

предприятий и некоторых других организаций, на которых распространяется принцип

специальной правоспособности юридических лиц, могут выполнять только те функции,

которые соответствуют целям деятельности, предусмотренным в учредительных

документах юридического лица.

     В отличие от этого филиалы коммерческой организации, на которую не распространяется

принцип специальной правоспособности, могут заниматься любой не запрещенной

законом деятельностью, если иное не вытекает из учредительных документов самого

юридического лица или его филиала.

     В правовом режиме филиалов и представительств много общего:

     - и филиал, и представительство должны действовать на основе положения,

утверждаемого юридическим лицом. Поэтому и филиал, и представительство, подобно

самому юридическому лицу, приобретают и утрачивают свой статус с момента внесения

соответствующих изменений (дополнений) в государственный реестр юридических

лиц;

     - руководители филиала и представительства назначаются на должность юридическим

лицом;

     - представительства и филиалы должны быть указаны в учредительных документах

юридического лица;

     - поскольку ни филиал, ни представительство самостоятельными субъектами

права не являются, представителями юридического лица, с точки зрения ГК, признаются

непосредственно руководители филиала и представительства и именно они (не

представительство и не филиал) должны иметь доверенность юридического лица.

С освобождением руководителя от его обязанностей доверенность автоматически

утрачивает силу. Высший арбитражный суд РФ признает, что руководители обособленных

подразделений, к числу которых отнесены также филиалы и представительства,

должны иметь полномочия, оформленные доверенностью юридического лица либо

предусмотренные в его уставе или в положении об обособленном подразделении.

При этом в случае, когда полномочия были подобным образом оформлены, отсутствие

в тексте договора, подписанного руководителем обособленного подразделения,

указания на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его уполномочию,

само по себе не может служить основанием для признания такого договора недействительным.

Напротив, предлагается считать, что указанный договор заключен от имени юридического

лица<84>. Аналогичные указания содержатся в постановлении Пленума Высшего

арбитражного суда Российской Федерации от 2 декабря 1993 года "Об участии

в арбитражном процессе обособленных подразделений юридических лиц"<85>. Позиция

Высшего арбитражного суда РФ, допускающего наделение руководителя филиала

и представительства необходимыми полномочиями и другим способом, кроме выдачи

доверенности, вызывает определенные сомнения;

 

 Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 июля 1995 г. N 27

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 декабря 1993 г. N

34 признано утратившими силу с 1 июля 1995 г.

 

     - и филиал, и представительство наделяются имуществом самим юридическим

лицом. При этом обособленность имущества как филиала, так и представительства

носит относительный характер, поскольку это имущество продолжает оставаться

имуществом самого юридического лица. По данной причине взыскание по долгам

юридического лица может быть обращено на имущество, выделенное филиалу и представительству,

независимо от того, связаны долги юридического лица с деятельностью филиала

и представительства или нет. Точно так же по долгам, связанным с деятельностью

филиала и представительства, юридическое лицо несет ответственность всем принадлежащим

ему имуществом.

     У филиала и представительства имущество может находиться лишь на отдельном

балансе, который представляет собой часть самостоятельного баланса юридического

лица. На практике, однако, встречаются случаи, когда филиалы переводятся на

самостоятельный баланс. Такие филиалы превращаются тем самым в юридические

лица и соответственно ст. 55 не может к ним применяться. К такому же выводу

следует прийти и применительно к "филиалам, отделениям, структурным подразделениям",

о которых идет речь в утвержденном постановлением Правительства РФ от 7 марта

1995 года N 233 Типовом положении об образовательном учреждении дополнительного

образования детей<86>. В нем предусмотрено, что учреждение может "иметь филиалы,

отделения, структурные подразделения, которые по его доверенности могут осуществлять

полностью или частично правомочия юридического лица, в том числе иметь самостоятельный

баланс и собственные счета в банковских и других кредитных учреждениях". Тем

самым совершенно четко разграничено имущество юридического лица и того, что

именуется "филиалами, отделениями, структурными подразделениями", что следует

считать невозможным для филиала и других аналогичных образований. В качестве

примера можно сослаться на образование, именуемое "Приморским филиалом научно-производственного

объединения "Энергия". В соответствии с постановлением Правительства РФ от

29 апреля 1994 года указанное образование признается "филиалом на правах юридического

лица"<87>.

 

                    Ответственность юридического лица

 

     Уже Основы (ст. 15) предусматривали, что юридическое лицо отвечает по

своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Действовавшие до этого

статьи Гражданского кодекса 1964 года исходили из другого принципа: юридическое

лицо должно было отвечать только тем имуществом, на которое допускалось обращение

взыскания по его долгам. Гражданский кодекс 1964 года (ст. 98, 101 и 104),

а также Гражданский процессуальный кодекс 1964 года (ст. 411-413) исключили

из числа возможных объектов взыскания по долгам юридического лица принадлежащие

ему основные средства (здания, сооружения и т. п.). Не допускалось обращение

взыскания на оборотные средства, если только юридическое лицо могло доказать,

что они необходимы ему для осуществления нормальной деятельности. В результате

практически единственным объектом взыскания по долгам юридического лица до

принятия Основ были только средства, хранившиеся на его банковском счете.

     Статья 56 ГК воспроизвела по всем этим вопросам норму, содержавшуюся

в ст. 15 Основ. А это означает, что при отсутствии у юридического лица необходимых

для погашения долга средств на счете в банке взыскание может быть обращено

в равной мере и на находящиеся в натуральной форме оборотные средства (сырье,

топливо, материалы, готовая продукция, полуфабрикаты и т. п.), и на основные

средства юридического лица (здания, сооружения и т. п.). Вместе с тем ГК предусмотрел

исключение из соответствующего правила. Как и Основы, ГК имеет в виду финансируемые

собственником учреждения. Исключение из принципа - юридическое лицо отвечает

по своим обязательствам всем своим имуществом - определено ГК исчерпывающим

образом, а потому введение любого другого исключения возможно только при условии

изменения самой ст. 56.

     Особенность ответственности учреждения как особого вида юридических лиц

состоит в том, что в силу п. 2 ст. 120 ГК оно отвечает по своим обязательствам

только находящимися в его распоряжении денежными средствами. При решении вопроса

об ответственности учреждения следует иметь в виду, что в силу ст. 298 ГК

учреждение вправе самостоятельно распоряжаться связанными с осуществлением

им различной деятельности доходами (примером могут служить доходы школы от

сдачи в аренду принадлежащего ей помещения) и приобретенным за счет таких

доходов имуществом (допустим, купленным школой за счет полученной арендной

платы оборудованием). Очевидно, нет препятствий к тому, чтобы указанное имущество,

находящееся на отдельном балансе, стало дополнительным по отношению к денежным

средствам объектом взыскания по долгам учреждения.

     В отличие от учреждения казенное (унитарное) предприятие, подобно всем

остальным юридическим лицам, несет ответственность по долгам всем принадлежащим

ему имуществом (п. 5 ст. 113 ГК). Однако учреждения и казенные предприятия

объединяет то, что субсидиарную ответственность по их долгам несет собственник

(ст. 115 и 120 ГК).

     В роли субсидиарно ответственного лица применительно к учреждениям, в

зависимости от того, кому оно принадлежит на праве собственности, выступают

Российская Федерация, определенный субъект Федерации, муниципальное образование,

общественная или религиозная организация и др. Применительно к казенным предприятиям

субсидиарно ответственной признается только Российская Федерация, поскольку

такие образования могут быть созданы только Российской Федерацией на базе

принадлежащего ей как собственнику имущества.

     Статья 399, посвященная регулированию субсидиарной ответственности как

таковой, считает достаточным основанием для заявления требований кредитором

к субсидиарному должнику то, что основной должник отказался погасить долг

или кредитор в разумный срок не получил от должника ответ на предъявленное

требование. В отличие от этого субсидиарная ответственность по долгам казенного

предприятия наступает только при отсутствии у него имущества, а учреждения

- при недостаточности денежных средств (ст. 115 и 120 ГК). Следовательно,

кредитору для обращения своих требований к собственнику учреждения или казенного

предприятия придется доказать не только факт неплатежа или отказа казенного

предприятия или учреждения от платежа, но также и то, что он, кредитор, принимал

для взыскания с основного должника меры, которые оказались безуспешными вследствие

отсутствия у казенного предприятия имущества, а у учреждения - не только денежных

средств, но и имущества, приобретенного за счет доходов от осуществлявшейся

им деятельности. Практически это означает необходимость привлекать по иску

кредитора к участию в деле в качестве соответчиков как самого должника, так

и субсидиарно ответственное за него лицо и возложить ответственность на того

или другого с учетом действия ст. 115 и 120.

     Ответственность юридического лица является самостоятельной. Эта ее особенность

закреплена в п. 3 ст. 56 ГК и выражается в том, что учредители (участники)

и собственники не отвечают по его долгам, а оно само не несет ответственности

по долгам учредителей (участников).

     Статья 56 (п. 3) также предусматривает определенное исключение из приведенной

нормы. Речь идет о случаях, когда несостоятельность (банкротство) вызвана

учредителями (участниками), собственником имущества либо другими лицами, которые

имеют право давать обязательные для юридического лица указания или иным образом

определять его действия. На каждого из этих лиц судом может быть возложена

субсидиарная ответственность по долгам юридического лица. Приведенная норма

воспроизводит п. 3 ст. 15 Основ с двумя особенностями.

     Во-первых, расширен круг лиц, несущих солидарную ответственность по долгам

юридического лица (Основы включали в него только собственников). Во-вторых,

в соответствии с Основами субсидиарная ответственность при банкротстве (несостоятельности)

могла наступать только при условии, если действия соответствующих лиц были

"неправомерными". В ГК отсутствует указание на характер подобных действий.

Из этого следует, что необходимость нести субсидиарную ответственность возникает

для перечисленных лиц даже и тогда, когда соответствующие действия были правомерными,

не связанными с каким-либо нарушением действующего законодательства.

     В Кодекс включены на этот счет также некоторые специальные нормы, регулирующие

наступление субсидиарной ответственности учредителей (участников) по долгам

отдельных видов коммерческих и некоммерческих организаций. Так, п. 2 ст. 68

содержит указания об ответственности участников при реорганизации товарищества

в общество. Пункт 1 ст. 75 и п. 2 ст. 82 предусматривают условия наступления

ответственности участников - полных товарищей по долгам соответственно полного

товарищества и товарищества на вере, а ст. 79 - условия ответственности лица,

которому передана доля в складочном капитале полного товарищества. В ст. 80

содержатся указания о порядке обращения взыскания на долю участника в складочном

капитале полного товарищества. Статья 87 посвящена ответственности участников

общества с ограниченной ответственностью, ст. 95 - участников общества с дополнительной

ответственностью, а ст. 96 - акционеров по долгам акционерного общества (применительно

к обществу с ограниченной ответственностью, а также акционерному обществу

имеются в виду суммы не полностью внесенного взноса или соответственно неполной

оплаты акций). Статья 116 регулирует наступление ответственности членов потребительского

кооператива по его долгам, а ст. 121 и 123 - ответственности членов по долгам

ассоциаций. Пункт 3 ст. 56 допускает возможность наступления ответственности

учредителей (участников) или собственника по долгам юридического лица также

и в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в его учредительных документах.

При определении смысла соответствующей нормы необходимо иметь в виду, что

содержащиеся в ГК модели юридических лиц обязательны для участников гражданского

оборота. Выбрать новую, неизвестную законодательству модель либо изменить

существующую законодательную модель участники оборота не вправе. По этой причине

учредительные документы конкретного юридического лица не могут отступать от

конструкции соответствующей модели, составной частью которой всегда является

характер ответственности самого юридического лица и его учредителей (участников).

Нельзя, например, создавать полное товарищество, в котором учредители (участники)

ограниченно отвечают по его долгам, либо общество с ограниченной ответственностью,

в котором учредители (участники) отвечают по долгам общества в полном объеме.

По этой причине содержащаяся в п. 3 ст. 56 отсылка по вопросу об ответственности

к учредительным документам юридического лица имеет в виду только случаи, когда

в статье ГК, посвященной определенному виду юридических лиц, предусмотрена

возможность устанавливать в учредительных документах субсидиарную ответственность

учредителя (участников) по долгам юридического лица и (или) размер такой ответственности.

Так, в силу ст. 95 ГК участники общества с дополнительной ответственностью

солидарно несут субсидиарную ответственность по его долгам своим имуществом

в одинаковом для всех кратном объеме к стоимости их вкладов с тем, что размер

такой ответственности определяется учредительными документами. Или другой

пример: в соответствии со ст. 107 члены производственного кооператива субсидиарно

отвечают в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных

кооперативах и уставом кооператива.

 

                     Реорганизация юридического лица

 

     Реорганизация представляет собой прекращение юридического лица с переходом

прав и обязанностей. При ней деятельность подвергшегося реорганизации юридического

лица продолжают другие лица.

     Статьи 57 и 58 различают пять видов реорганизации: слияние (два и более

юридических лиц превращаются в одно), присоединение (одно или несколько юридических

лиц присоединяются к другому), разделение (юридическое лицо делится на два

или более юридических лиц), выделение (из состава юридического лица выделяются

одно или несколько юридических лиц, при этом юридическое лицо, из которого

произошло выделение, продолжает существовать) и преобразование (юридическое

лицо одного вида трансформируется в юридическое лицо другого вида).

     Приведенные пять видов реорганизации разбиваются на две группы. К первой

относятся разделение и выделение. Реорганизация в том и в другом случае происходит

либо по воле учредителей (участников) юридического лица, либо его органа,

уполномоченного на это учредительными документами, либо, независимо от воли

юридического лица, - по решению уполномоченного государственного органа. В

этом решении определяется срок реорганизации. И если учредители (участники),

уполномоченный ими для этой цели орган или орган самого юридического лица

не осуществят реорганизацию в указанный срок, суд по иску уполномоченного

государственного органа назначает внешнего управляющего юридическим лицом,

которому поручает проведение реорганизации. Внешний управляющий наделяется

правами органа реорганизуемого юридического лица. В соответствии с поставленной

перед ним задачей внешний управляющий составляет разделительный баланс, а

также учредительные документы вновь образуемого юридического лица (вновь образованных

юридических лиц). Баланс и учредительные документы утверждаются судом, и это

утверждение служит необходимым основанием для осуществления регистрации учреждаемого

юридического лица.

     Вторую группу составляют слияние, присоединение и преобразование. Все

эти три вида реорганизации происходят в случаях, установленных законом, по

воле (решению) самого юридического лица с предварительного согласия уполномоченного

государственного органа.

     При разделении и выделении составляется разделительный баланс, а при

преобразовании - передаточный акт.

     К разделительному балансу и передаточному акту п. 1 ст. 59 ГК предъявляет

в принципе одинаковые требования. И тот и другой должны определять, к кому

какие именно права и обязанности переходят. В передаточный акт и разделительный

баланс необходимо включить весь комплекс обязательств реорганизованного юридического

лица, в том числе и те, по которым не наступил срок исполнения, а также обязательства,

которые реорганизуемая организация оспаривает. Указанные документы подлежат

утверждению лицами, которые приняли решение о реорганизации (слиянии, присоединении,

разделении, выделении или преобразовании).

     Применительно к слиянию, присоединению и преобразованию ГК (п. 3 ст.

57) допускает установление в законе случаев, при которых реорганизация признается

возможной только с согласия уполномоченных государственных органов.

     ГК имеет в виду в данном случае главным образом Закон о конкуренции и

ограничении монополистической деятельности на товарных рынках. Как предусмотрено

этим Законом, одна из функций Государственного комитета по антимонопольной

политике и поддержке новых экономических структур состоит в осуществлении

предварительного контроля за "слиянием и присоединением союзов, ассоциаций,

концернов, межотраслевых, региональных и других объединений предприятий, а

также преобразованием в указанные объединения органов управления или хозяйствующих

субъектов", за "слиянием, присоединением государственных и муниципальных предприятий,

если это приводит к появлению хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее

положение", за "созданием, слиянием и присоединением акционерных обществ и

товариществ с ограниченной ответственностью" (исключение составляют случаи,

когда уставный капитал юридического лица не превышает предельную величину,

устанавливаемую указанным Государственным комитетом: начиная с февраля 1994

года она составляет 500 млн. руб.), за "слиянием и присоединением других товариществ

и обществ, в которых участвуют юридические лица, если это приводит к появлению

хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение" (также кроме

случаев, когда соответствующее юридическое лицо имеет уставный капитал менее

500 млн. руб.).

     Если указанный Государственный комитет, в который обратилось реорганизуемое

юридическое лицо, в установленный срок (45 дней с момента направления) не

дал согласия на слияние или присоединение либо полученный ответ, содержащий

отказ выдать согласие, является, по мнению юридического лица, необоснованным,

последнее может обратиться со своим требованием признать отказ необоснованным

и, напротив, выдать согласие.

     Тот же Закон предусматривает случаи принудительного разделения "хозяйствующих

субъектов", которые, занимая доминирующее положение, осуществляют монополистическую

деятельность и (или) их действия приводят к существенному ограничению конкуренции.

Принудительное разделение допускается при условии, если имеется возможность

организационного и (или) территориального обособления предприятий, структурных

подразделений либо структурных единиц, либо отсутствует тесная технологическая

взаимосвязь между предприятиями, структурными подразделениями или структурными

единицами (в частности, если доля внутреннего оборота в общем объеме валовой

продукции "хозяйствующего субъекта" составляет менее 30 процентов), либо есть

возможность разграничить сферы деятельности предприятий, структурных подразделений

или структурных единиц в рамках узкой предметной специализации на определенный

товар. Принудительное разделение должно быть совершено в установленный в решении

срок, но не позднее 6 месяцев с момента его вынесения. Юридическое лицо, которому

адресовано предписание о принудительном разделении, вправе обжаловать его

в суд.

     Специально предусмотрена (ст. 21 Закона) необходимость для Государственного

комитета поддерживать не противоречащее закону требование трудового коллектива

о выделении структурного подразделения или структурной единицы "хозяйствующего

субъекта", если такому выделению препятствуют сам хозяйствующий субъект или

соответствующий орган управления.

 

 Федеральным законом от 25 мая 1995 г. N 83-Ф3 "О внесении изменений и дополнений

в Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности

на товарных рынках" статья 21 настоящего Закона иcключена

 

     ГК (ст. 60) закрепляет определенные гарантии для кредиторов реорганизуемого

юридического лица, имея в виду, что их интересы могут быть задеты при любом

из видов реорганизации. Так, в частности, на учредителей (участников) или

орган, которые приняли решение о реорганизации, возлагается обязанность уведомить,

притом письменно, всех кредиторов реорганизуемого юридического лица. Реальное

значение этой обязанности состоит в том, что каждому из кредиторов принадлежит

право потребовать прекращения обязательства, в котором реорганизованное юридическое

лицо является должником. При этом не имеет значения, идет ли речь об одностороннем

обязательстве (например, предъявление банком требования о досрочном возврате

кредита) или двустороннем (требование арендодателя о расторжении договора

аренды и освобождении арендованного помещения). Во всех таких случаях кредиторы

вправе также требовать возмещения им убытков (имеются в виду убытки, причиненные

досрочным прекращением обязательства).

     В виде общего правила реорганизация юридического лица считается совершенной

и влечет соответствующие последствия с момента, когда была произведена регистрация

вновь созданного юридического лица. Особо выделен вариант присоединения (ч.

2 п. 4 ст. 57 ГК), которое, как уже отмечалось выше, предполагает, что из

двух и более юридических лиц сохраняется одно. Для этого случая реорганизации

установлено, что соответствующие последствия (переход прав и обязанностей)

наступают в силу совершения необходимой записи о прекращении присоединенного

юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК).

     Регистрация возникших при реорганизации юридических лиц, а также внесение

необходимых изменений в единый государственный реестр юридических лиц (в последнем

случае имеются в виду выделение и присоединение) происходит в общем порядке.

Юридическое лицо признается реорганизованным и соответственно созданным с

момента внесения необходимых записей в единый государственный реестр.

     Пункт 2 ст. 59 называет только два основания для отказа в регистрации:

непредставление вместе с учредительными документами передаточного акта или

разделительного баланса либо отсутствие в этих документах положений о правопреемстве

по обязательствам реорганизованного юридического лица. Наряду с указанными

действуют и те общие основания для отказа в регистрации, которые установлены

в Положении о порядке государственной регистрации.

     На практике возможны случаи, когда уже после того, как было в соответствующей

форме зарегистрировано выделение, разделение или присоединение прекратившего

свое существование юридического лица, выявляются новые его кредиторы. Тогда

возникает необходимость установить, кто из правопреемников и в каком порядке

должен нести ответственность по таким долгам. Ранее действовавшее законодательство

(Основы и Гражданский кодекс1964 года) оставляло такие вопросы открытыми.

ГК (п. 3 ст. 60) восполнил явный пробел указанных актов, закрепив принцип

солидарной ответственности всех возникших юридических лиц по обязательствам

реорганизованного юридического лица. С учетом действия ст. 323, содержащей

общее правило о солидарной ответственности (солидарных обязательствах), следует

прийти к выводу, что кредитор в подобных случаях вправе предъявить свои требования

ко всем вновь созданным юридическим лицам или к любому из них в полном объеме,

а тот, кто удовлетворит требование кредитора, вправе в порядке регресса взыскать

с остальных вновь созданных юридических лиц уплаченную им сумму в равных долях

за исключением своей доли. Предусмотрены и некоторые другие гарантии для кредитора

прекратившего свою деятельность юридического лица. Так, в силу п. 1 ст. 60

на учредителей (участников) либо на орган, принявший решение о реорганизации,

возлагается обязанность письменно уведомить о состоявшемся решении всех кредиторов.

При этом не имеет значения, наступил ли уже срок для осуществления соответствующего

права либо нет. Это объясняется тем, что закон признает обязанность юридического

лица - должника в случае реорганизации удовлетворить требования кредитора

о досрочном исполнении. Кроме того, кредитору предоставлено право потребовать

от реорганизуемого юридического лица возместить убытки (примером могут служить

убытки кредитора-банка, понесенные в связи с вынужденным для него досрочным

расторжением кредитного договора по причине реорганизации юридического лица

- должника). Естественно, что наибольшее значение указанная гарантия имеет

в случаях разделения и выделения юридического лица.

     ГК включил некоторое число специальных норм, определяющих порядок преобразования

отдельных видов юридических лиц. Имеются в виду ст. 68 (о преобразовании хозяйственных

товариществ и обществ одного вида в хозяйственные товарищества и общества

другого вида или в производственные кооперативы), ст. 92 (о реорганизации

обществ с ограниченной ответственностью), ст. 104 (о преобразовании акционерного

общества в общество с ограниченной ответственностью или в производственный

кооператив) и ст. 112 (о реорганизации производственных кооперативов в хозяйственное

товарищество или общество).

 

                      Ликвидация юридического лица

 

     Ликвидация представляет собой прекращение юридического лица без правопреемства

(п. 1 ст. 61 ГК). Тем самым предполагается, что с момента ликвидации права

и обязанности юридического лица к другим субъектам не переходят.

     Ликвидация может быть добровольной или принудительной. В первом случае

она производится по решению учредителей (участников) или органа юридического

лица, уполномоченного на то учредительными документами. Сам Кодекс (п. 2 ст.

61) содержит примерный перечень обстоятельств, при которых возникает потребность

в такой ликвидации: истечение срока, на который создано юридическое лицо,

и достижение поставленной при его создании цели. Особо выделена принудительная

ликвидация, осуществляемая по решению суда. В п. 2 ст. 61 названы лишь некоторые

из оснований принудительной ликвидации: осуществление юридическим лицом деятельности,

запрещенной законом, либо без необходимого разрешения (лицензии), иное систематическое,

неоднократное или даже однократное, но грубое нарушение закона либо иных правовых

актов, признание судом недействительной регистрации юридического лица в связи

с допущенными при его создании неустранимыми нарушениями законодательства.

Отдельно отмечено в той же статье такое основание, как систематическое осуществление

общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным

или иным фондом деятельности, противоречащей его уставным целям. Указанная

статья подчеркивает возможность принудительной ликвидации "также в иных случаях,

предусмотренных настоящим Кодексом". Примером может служить ликвидация юридического

лица вследствие банкротства, которому посвящена ст. 65 ГК. За пределами Кодекса

установление новых оснований для принудительной ликвидации, в том числе на

уровне закона, не допускается.

     С требованием о ликвидации юридического лица в арбитражный суд могут

обратиться государственные органы или органы муниципального самоуправления

(п. 3 ст. 61 ГК). Необходимо, чтобы право на такое обращение было предусмотрено

законом. В качестве примера можно указать на Закон о страховании<88>. Статья

30 (п. 4) этого Закона предусматривает право Федеральной службы России по

надзору за страховой деятельностью обращаться в арбитражный суд с иском о

ликвидации организации-страховщика, неоднократно нарушавшей законодательство

РФ, а также юридических лиц, осуществляющих страховую деятельность без лицензии.

Органы, не получившие соответствующего права, обращаться в арбитраж с подобными

исками не могут. В этой связи Высший арбитражный суд отклонил требование налоговой

инспекции о ликвидации предприятия, которое не представило бухгалтерскую отчетность

и уклонилось от уплаты налогов<89>.

     Ликвидация начинается с того, что учредители (участники) юридического

лица или орган, принявший соответствующее решение, незамедлительно направляют

письменное сообщение о предстоящей ликвидации органу, который осуществляет

государственную регистрацию юридических лиц (п. 1 ст. 62 ГК). Указанное сообщение

является основанием для внесения в единый государственный реестр записи о

том, что данное юридическое лицо находится в процессе ликвидации. Поскольку

этот реестр в силу п. 1 ст. 51 открыт для всеобщего ознакомления, такая запись

может побудить к необходимым действиям кредиторов юридического лица. Одновременно

она служит предупреждением для потенциальных контрагентов ликвидируемого юридического

лица.

     Те, кто выступили с инициативой ликвидации, сами же назначают ликвидационную

комиссию или наделяют ее функциями так называемого ликвидатора. Персональный

состав ликвидационной комиссии, а также порядок и сроки проведения ликвидации

должны быть согласованы с органом, осуществляющим государственную регистрацию

юридических лиц. В случаях, когда ликвидация производится по судебному решению,

им может быть предусмотрено возложение соответствующих обязанностей на самих

учредителей (участников) либо на тех, кто уполномочен на проведение ликвидации

учредительными документами (п. 3 ст. 61, п. 2 ст. 62 ГК).

     На протяжении всего хода ликвидации юридическое лицо продолжает существовать

в качестве субъекта гражданского права, которым управляет ликвидационная комиссия,

и в этой связи, в частности, выступает в суде от имени ликвидируемого юридического

лица (п. 3 ст. 62 ГК). Имея в виду это обстоятельство, Высший арбитражный

суд РФ признал, что предприятие и после начала его ликвидации вправе предъявлять

различные требования в арбитражный суд, в том числе и о признании недействительным

самого акта государственного органа о ликвидации юридического лица<90>.

     Работа комиссии начинается с извещения о предстоящей ликвидации, которое

должно включать информацию о порядке и сроках обращения кредиторов со своими

требованиями. Извещение необходимо поместить в том печатном органе, который

обычно публикует сообщения о государственной регистрации юридических лиц (п.

1 ст. 63 ГК).

     Задача комиссии состоит в том, чтобы собрать долги юридического лица

и рассчитаться с его кредиторами. В этой связи, не ограничиваясь общим извещением,

комиссия должна направить персональное уведомление всем выявленным ею кредиторам,

включая и тех, у кого срок требования не наступил.

     После истечения указанного в извещении срока (он не может быть менее

двух месяцев) ликвидационная комиссия составляет промежуточный баланс, который

утверждается учредителями (участниками) или органом, принявшим решение о ликвидации,

по согласованию с органом, который осуществляет государственную регистрацию

юридических лиц.

     Промежуточный баланс должен содержать данные о том, что представляет

собой имущество юридического лица, какие именно требования кредиторов удалось

выявить и каков результат их рассмотрения (п. 2 ст. 63 ГК). Последнее имеет

весьма важное значение, поскольку помимо прочего подтверждает своевременность

обращения соответствующего кредитора с его требованием. Имеется в виду, что

указанные кредиторы пользуются определенными преимуществами, так как их требования

удовлетворяются впереди тех кредиторов, которые заявили свои требования хотя

и в период работы ликвидационной комиссии, но после указанного в извещении

срока.

     Требования кредиторов удовлетворяются за счет имеющихся у юридического

лица денежных средств, а при недостаточности этих средств - из сумм, вырученных

от продажи принадлежащего юридическому лицу имущества. Такая продажа производится

с публичных торгов в порядке, предусмотренном для исполнения судебных решений

процессуальным законодательством. Правило об обязательной продаже имущества

должника, не обладающего достаточными денежными средствами для расчетов с

кредиторами, распространяется на все ликвидируемые юридические лица, кроме

учреждений и казенных предприятий.

     Выплата кредиторам производится начиная со дня утверждения учредителями

(участниками) юридического лица либо органом, который принял решение о ликвидации,

согласованного с органом, в функции которого входит осуществлять государственную

регистрацию, промежуточного баланса (п. 2 ст. 63 ГК). И только требования

тех, кто не пользуется привилегиями, должны быть удовлетворены спустя месяц

со дня утверждения промежуточного баланса (п. 4 ст. 63 ГК).

     После погашения долгов юридического лица комиссия составляет ликвидационный

баланс, которым завершает расчеты с кредиторами. Баланс должен быть утвержден

собственником имущества или органом, принявшим решение о ликвидации, и, кроме

того, согласован с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических

лиц (п. 5 ст. 63 ГК).

     После утверждения ликвидационного баланса в единый государственный реестр

вносится запись о ликвидации юридического лица. Именно с этого момента юридическое

лицо признается прекратившим свое существование в качестве субъекта гражданского

права (п. 8 ст. 63 ГК). До учинения указанной записи кредиторы, чьи требования

ликвидационная комиссия отказалась рассматривать или рассмотрела, но отказала

в удовлетворении, вправе обратиться с иском в арбитражный суд. В случаях,

когда арбитражный суд признает эти требования обоснованными, взыскание обращается

на оставшееся имущество юридического лица. Если же кредиторы не обращались

в арбитражный суд или обращались, но решением арбитражного суда им было отказано

в иске, соответствующие требования считаются погашенными. Такими же погашенными

признаются требования кредиторов, которые не были удовлетворены из-за недостаточности

имущества у ликвидированного юридического лица.

     Исключение из приведенного правила предусмотрено, в частности, п. 6 ст.

63. Речь идет о казенных предприятиях и учреждениях, по долгам которых, как

уже отмечалось выше, несут субсидиарную ответственность их собственники. С

учетом особенностей ответственности по долгам казенных предприятий, с одной

стороны, и учреждений - с другой, указанная норма предусматривает: если у

учреждения не хватает принадлежащих ему денежных средств для расчетов со всеми

кредиторами, а у казенного предприятия - денежных средств и иного имущества,

то тогда оставшиеся неудовлетворенными требования могут быть заявлены кредиторами

соответственно Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному

образованию (то есть тому из них, кто является собственником принадлежащего

ликвидированному юридическому лицу имущества).

     Свои требования кредиторы могут адресовать и другим лицам, которые в

соответствии с законом или учредительными документами ликвидированного юридического

лица также несут субсидиарную ответственность по его долгам. В частности,

имеются в виду участники полного товарищества (ст. 75 ГК) и полные товарищи

в товариществе на вере (п. 2 ст. 82 ГК). В установленных пределах ответственность

по долгам ликвидированного юридического лица несут также участники общества

с ограниченной и с дополнительной ответственностью (п. 1 ст. 88 и п. 1 ст.

95 ГК), акционеры (п. 1 ст. 96 ГК), члены производственного кооператива (п.

2 ст. 107 ГК) или потребительского кооператива (п. 4 ст. 116 ГК). Учредители

(участники), собственники имущества юридического лица или другие лица, которые

имеют право давать обязательные для организации указания, несут ответственность

по ее долгам, если банкротство произошло по их вине (п. 3 ст. 56 ГК). В случае

признания дочернего общества несостоятельным (банкротом) по вине основного

общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его

долгам (п. 2 ст. 105 ГК).

     Имущество, оставшееся после удовлетворения всех требований кредиторов,

если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными

документами, должно быть передано тем юридическим или физическим лицам, которые

имеют на него вещные или обязательственные права (п. 7 ст. 63 ГК). Это означает,

что при ликвидации хозяйственного общества (товарищества), производственного

или потребительского кооператива оставшееся имущество распределяется между

учредителями (участниками), а при ликвидации государственных или муниципальных

предприятий и учреждений, казенных предприятий имущество передается его собственникам

- соответственно Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному

образованию. Что касается общественных организаций и фондов, то их уставы

должны в обязательном порядке предусматривать судьбу оставшегося после ликвидации

имущества (применительно к фондам соответствующее требование содержится в

п. 4 ст. 118 ГК).

     Статья 64 Кодекса устанавливает обязательную для всех юридических лиц

очередность удовлетворения требований кредиторов. С этой целью возможные требования

разбиты на пять последовательно удовлетворяемых очередей. При невозможности

погашения всех требований кредиторов, отнесенных к соответствующей очереди,

они удовлетворяются пропорционально их размеру. Так, если к соответствующей

очереди отнесены требования на общую сумму 500 млн. руб., а оставшееся после

удовлетворения предшествующей очереди имущество стоит только 100 млн. руб.,

то каждый из кредиторов получит за рубль долга по 20 копеек.

     Первую очередь составляют требования граждан, перед которыми юридическое

лицо несет ответственность за вред, причиненный их жизни и здоровью. Удовлетворение

таких требований при ликвидации юридического лица осуществляется с помощью

"капитализации повременных платежей". Например, юридическое лицо, признанное

судом в свое время ответственным за аварию, следствием которой явилась утрата

здоровья или смерть гражданина, производит ежемесячные выплаты потерпевшему

(в случае его гибели нетрудоспособным лицам, которые находились или могли

находиться на его иждивении). В этой ситуации ликвидационная комиссия по договоренности

со страховой компанией должна перевести на счет последней определенную сумму

с тем условием, что гражданам, которые получали возмещение от ликвидированного

юридического лица, будет производить те же выплаты страховая компания.

     Во вторую очередь осуществляются расчеты, связанные с выходным пособием

и оплатой труда тем, кто работает по трудовому договору (в том числе по контракту),

а также с выплатой причитающегося вознаграждения по авторским договорам (имеются

в виду требования изобретателей, авторов произведений литературы, науки и

искусства и др.).

     К третьей очереди отнесены требования, обеспеченные залогом имущества

ликвидированного юридического лица (например, требования банка, выдавшего

в свое время ссуду под залог части принадлежащего юридическому лицу оборудования).

Следует иметь в виду, что ранее обеспеченные залогом требования не включались

Основами в общую очередь (ст. 171 ГК) и тем самым должны были удовлетворяться

впереди всех других требований.

     В четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам

в бюджет и во внебюджетные фонды.

     И наконец, в пятую очередь рассчитываются с остальными кредиторами.

 

           Несостоятельность (банкротство) юридического лица.

 

                             Общие положения

 

     Выступление любого предпринимателя в гражданском обороте предполагает

доверие к нему и осуществляемым им действиям. Особенно это относится к юридическим

лицам, поскольку контрагент и тем самым потенциальный кредитор знает, что

по общему правилу тот, кто стоит за юридическим лицом (собственник имущества,

учредитель, участник), нести ответственность за его действия не будет. В этой

связи законодатель предусматривает необходимые меры, направленные на то, чтобы

риск кредиторов юридического лица оказался наименьшим. Данной цели служит,

в частности, включенный в 1992 году в российское право институт несостоятельности

(банкротства)<91>.

     У указанного института есть и своя, специальная задача. Она состоит в

том, что, коль скоро потери кредиторов оказались неизбежными, эти потери должны

быть распределены между ними наиболее справедливым образом.

     Основу соответствующего института, помимо комментируемой статьи 65, составляют

Закон РФ от 19 ноября 1992 года "О несостоятельности (банкротстве) предприятий"<92>,

а также ряд изданных в его развитие актов. Эти акты, адресованные, судя по

их наименованию, только предприятиям, распространяются и на некоторые другие

виды юридических лиц. Банкротство служит одним из оснований для ликвидации

юридического лица. Процедура, связанная с ликвидацией по указанному основанию,

может применяться только в отношении определенных юридических лиц. В это число

входят прежде всего те, кто отнесен п. 2 ст. 50 к коммерческим организациям,

то есть хозяйственным товариществам и обществам, производственным кооперативам,

государственным и муниципальным предприятиям. Наряду с ними могут быть признаны

несостоятельными (банкротами) и некоторые некоммерческие организации. Имеются

в виду потребительские кооперативы и благотворительные организации либо иные

фонды (далее в тексте по отношению ко всем этим юридическим лицам используется

термин "предприятия").

     Казенные предприятия обладают одновременно признаками, присущими и коммерческим,

и некоммерческим организациям. Учитывая, что за действия казенных предприятий

несет субсидиарную ответственность собственник (Российская Федерация), признано

невозможным применение к ним процедуры банкротства.

     Действующее законодательство содержит и еще одно ограничение: указанная

процедура может быть применена только в случаях, когда общая сумма заявленных

кредиторами требований составляет не менее 500 минимальных размеров оплаты

труда.

     Банкротом признается юридическое лицо, которое не в состоянии удовлетворить

требования кредиторов в связи с тем, что его обязательства превысили стоимость

принадлежащего ему имущества и соответственно структура его баланса оказалась

неудовлетворительной. Закон от 19 ноября 1992 года формализовал это общее

требование, признав, что речь идет о случаях, когда предприятие приостановило

текущие платежи, при этом не обеспечивает или заведомо не способно обеспечить

выполнение требований кредиторов в течение трех месяцев с момента наступления

срока исполнения соответствующих обязательств.

     Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 года N 498 "О некоторых

мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий"<93>,

изданное в развитие Указа Президента РФ от 22 декабря 1993 года "О мерах по

реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий"<94>,

устанавливает систему критериев для определения неудовлетворительной структуры

баланса неплатежеспособного предприятия. Эта система включает три коэффициента:

"текущей ликвидности", "обеспеченности собственными средствами" и "восстановления

(утраты) платежеспособности".

     Первый из них характеризует общую обеспеченность предприятия оборотными

средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременность погашения

срочных обязательств предприятием. Второй - наличие у предприятия собственных

оборотных средств для его финансовой устойчивости, а третий - наличие или

отсутствие возможности восстановить неплатежеспособность в течение определенного

времени. При этом названы контрольные размеры первых двух коэффициентов.

     В принципе если хотя бы один из коэффициентов окажется ниже указанной

величины, это может служить основанием для признания структуры баланса предприятия

неудовлетворительной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако окончательный

вывод зависит от учета третьего по счету коэффициента. Это объясняется тем,

что при определенных его значениях, указанных в постановлении от 20 мая 1994

года, предприятие может быть признано платежеспособным или по крайней мере

имеющим реальную возможность восстановить свою платежеспособность, если даже

первый или второй коэффициенты либо оба вместе отклонились от контрольных

значений<95>.

 

                Меры, применяемые к неисправному должнику

 

     Все меры, которые могут быть применены по отношению к неисправному должнику,

Закон от 19 ноября 1992 года свел в три группы: во-первых, реорганизационные

процедуры (внешнее управление имуществом должника и санация); во-вторых, ликвидационные

процедуры (принудительная ликвидация предприятия-должника по решению арбитражного

суда или добровольная ликвидация несостоятельного предприятия под контролем

кредиторов) и, в-третьих, мировое соглашение. Кроме того, особо выделена собственно

ликвидация, которая происходит в процессе конкурсного производства.

     При применении перечисленных мер активную роль играет арбитражный суд,

куда со своими требованиями могут обратиться сам неисправный должник, его

кредиторы, прокурор либо наделенные соответствующей компетенцией органы.

 

                           Внешнее управление

 

     Оно состоит в назначении арбитражным судом арбитражного управляющего

имуществом должника. Такая мера применяется, если есть основания полагать,

что платежеспособность должника может быть восстановлена, при этом для продолжения

его деятельности достаточно реализовать часть имущества и осуществить некоторые

другие меры экономического или организационного характера.

     Факт неплатежа на протяжении нескольких месяцев и даже неудовлетворительное

финансовое положение предприятия сами по себе не должны во всех случаях влечь

за собой признание предприятия банкротом. Этот вывод можно проиллюстрировать

на примере двух дел, рассмотренных Высшим арбитражным судом РФ.

     В одном из них банк-кредитор предъявил иск о признании акционерного общества

банкротом. Суд установил, что ответчик не смог обеспечить выполнение требований

банка о погашении задолженности по предоставленным краткосрочным и долгосрочным

кредитам в течение трех месяцев со дня наступления срока платежа. Существовала

у ответчика задолженность и перед другими кредиторами. На основании представленных

документов суд пришел к выводу о доказанности неплатежеспособности ответчика.

При этом банк считал целесообразным введение вместо банкротства внешнего управления.

Он мотивировал свой вывод тем, что "выявление признаков несостоятельности

(банкротства) не означает автоматического отказа от применения реорганизационных

процедур". Сочтя доводы истца обоснованными, суд решил вместо признания ответчика

банкротом ограничиться назначением внешнего управления<96>.

     В другом деле кредитор - акционерное общество - требовал признания ответчика

банкротом. Он указал на то, что тот допустил неплатеж на протяжении трех месяцев.

Суд, однако, отклонил иск, ссылаясь на заключение аудиторской проверки, которая

установила, что у ответчика имеются значительные финансовые резервы. Было

принято во внимание и то, что к моменту рассмотрения дела ответчик погасил

задолженность<97>.

     Вместе с тем предусмотрено, что при невозможности для юридического лица

- коммерческой организации, потребительского кооператива, благотворительного

или иного фонда погасить все свои долги в интересах кредиторов ликвидация

допускается только в форме банкротства (п. 4 ст. 61).

     Внешнее управление вводится арбитражным судом по заявлению (ходатайству)

самого юридического лица - должника, собственника или кредитора. В заявлении

должна быть обоснована целесообразность соответствующей процедуры. Необходимо

также указать кандидата на должность арбитражного управляющего. Им может стать

только тот, кто удовлетворяет указанным в законе требованиям.

     Лицо, назначенное арбитражным управляющим, приобретает все права руководителя

предприятия (этот последний может быть вообще устранен от исполнения своих

обязанностей арбитражным управляющим).

     Арбитражный управляющий созывает собрание кредиторов, которое действует

в качестве специального органа с весьма широкой компетенцией. В нее, в частности,

входит составление плана проведения внешнего управления. Этот план после утверждения

его собранием кредиторов доводится до сведения арбитражного суда. При необходимости

общее собрание кредиторов вносит в ходе исполнения плана необходимые коррективы,

которые после утверждения их арбитражным судом управляющий должен принять

к исполнению.

     Если общее собрание кредиторов отказывается утвердить представленный

план, арбитражный суд может либо заменить арбитражного управляющего другим

лицом, либо вынести определение об отмене внешнего управления.

     Для успешного завершения его деятельности арбитражному управляющему предоставляется

срок - 18 месяцев. На все это время объявляется отсрочка удовлетворения требований

кредиторов (мораторий), которая распространяется на долги юридического лица,

возникшие до назначения внешнего управления.

     Арбитражный управляющий вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением

о завершении внешнего управления. При этом различаются две ситуации: либо

цель внешнего управления достигнута (платежеспособность восстановлена и тем

самым созданы условия для нормального продолжения юридическим лицом своей

деятельности), либо из заявления очевидно, что достижение указанной цели оказалось

невозможным. Арбитражный суд выносит в первом случае определение о завершении

внешнего управления и прекращении производства по делу о несостоятельности

(банкротстве), а во втором - определение о завершении внешнего управления,

признании должника несостоятельным (банкротом) и возбуждении по этой причине

конкурсного процесса.

 

                                 Санация

 

     Санация (оздоровление) должника проводится с той же целью и в тех же

случаях, что и внешнее управление. Необходимо, чтобы инициатива в проведении

соответствующей меры исходила от лиц, которые возбудили вопрос о внешнем управлении

- собственника, самого должника либо его кредитора. Однако способ достижения

цели в этом случае иной: финансовая помощь должнику со стороны собственника

или других лиц.

     Преимущественное право на участие в санации имеют собственник, кредиторы,

а также члены трудового коллектива юридического лица. Если ни один из них

не выразил желания реализовать это свое право, объявляется конкурс на проведение

санации. В нем может участвовать любое физическое или юридическое лицо, в

том числе иностранное.

     Те, кто получил право на осуществление санации, принимают на себя сообща

обязанность в полном объеме и своевременно рассчитаться со всеми кредиторами

в согласованные с ними сроки и несут непосредственно перед кредиторами ответственность

за соблюдение указанной обязанности.

     Взаимоотношения участников санации определяются заключенным между ними

соглашением. В нем конкретизируются обязанности участников, связанные с удовлетворением

требований кредитора, определяются сроки такого удовлетворения, предполагаемая

продолжительность санации, ответственность того из участников, кто может впоследствии

отказаться от участия в санации и др.

     Предельный срок санации, как и срок внешнего управления, составляет 18

месяцев (по ходатайству лиц, осуществляющих санацию, он может быть продлен

еще на 6 месяцев). Однако уже после 12 месяцев под угрозой прекращения санации

ее участники должны покрыть не менее 40 процентов общей суммы долгов.

     Требования кредиторов удовлетворяются в последовательности, определяемой

их очередью. Закон о банкротстве предусматривал семь очередей для санации.

Однако ГК применительно ко всем случаям банкротства включил отсылку к очередности,

предусмотренной п. 1 ст. 64. Имеются в виду те же пять очередей, которые установлены

в виде общего правила для ликвидации юридических лиц.

     До истечения указанного в соглашении срока собственник предприятия, любой

из кредиторов или членов трудового коллектива могут потребовать прекращения

санации. Основанием для удовлетворения такого требования служит неэффективное

проведение санации либо то, что действия ее участников направлены на ущемление

интересов заявителя.

     Санация прекращается с окончанием срока ее проведения, невыполнением

участниками обязанности удовлетворить 40 процентов общей суммы требований

по истечении 12 месяцев или установленной неэффективностью ее проведения.

Во всех этих случаях арбитражный суд может прекратить санацию и вынести решение

о признании должника несостоятельным (банкротом) и открытии конкурсного процесса.

Если арбитражный суд посчитает цель санации достигнутой, он прекращает производство

по делу о несостоятельности (банкротстве).

 

                           Конкурсный процесс

 

     Конкурсный процесс представляет собой специальную форму ликвидации, используемую

в случаях признания должника несостоятельным (банкротом). Именно конкурсный

процесс призван обеспечить соразмерность удовлетворения требований кредитора,

а также охрану интересов сторон от неправомерных их действий в отношении друг

друга.

     Конкурсные процессы начинаются с решения арбитражного суда об объявлении

должника банкротом, которое должно быть опубликовано в "Вестнике Высшего арбитражного

суда РФ". С указанным моментом связан ряд последствий. Во-первых, запрещается

отчуждение имущества должника, а также погашение им своих обязательств без

согласия собрания кредиторов. Во-вторых, время исполнения всех долгов считается

наступившим и тем самым, независимо от их сроков, требования всех кредиторов

уравниваются между собой. В-третьих, прекращается начисление пени и процентов

по всем видам задолженности. В-четвертых, все претензии заявляются должнику

в соответствии со специальными правилами, установленными для проведения конкурсного

процесса.

     Конкурсные процессы происходят под контролем арбитражного суда, который

открывает и закрывает их, назначает конкурсного управляющего, определяет необходимость

отстранения руководителя предприятия от выполнения его функций и др.

     В конкурсном процессе участвуют конкурсный управляющий, собрание кредиторов,

сам должник, члены трудового коллектива, а также другие заинтересованные лица.

     Закон о банкротстве определяет компетенцию конкурсного управляющего,

а также собрания кредиторов. Последнее, в частности, вправе выдвигать кандидатуру

для назначения конкурсного управляющего, предоставляя ему возможность самостоятельно

совершать определенные сделки по отчуждению имущества должника, решать вопрос

о начале продажи имущества, способах и форме ее осуществления и т.п.

     Возможные споры между конкурсным управляющим и собранием кредиторов призван

разрешать арбитражный суд.

     Конкурсный управляющий проводит анализ финансового положения предприятия-должника,

формирует конкурсную массу, предназначенную для расчетов с кредиторами, взыскивает

причитающиеся предприятию долги и др.

     Конкурсная масса охватывает все имущество должника, включая объекты социально-культурной

сферы, которые находятся на его балансе. Исключение составляют жилищный фонд,

детские дошкольные учреждения, отдельные жизненно важные для данного региона

объекты производства и коммунальной инфраструктуры. Соответствующее имущество,

если иное не предусмотрено законом, принимается на баланс органов местного

самоуправления или органов государственной власти. Не входит в конкурсную

массу и имущество, которое находится у должника в аренде или принято им на

ответственное хранение, а также имущество работников предприятия (кроме того,

на которое в силу законодательства или учредительных документов может быть

обращено взыскание по обязательствам должника).

     Закон о банкротстве признал, что в конкурсную массу не включается и имущество,

которое составляет предмет залога (п. 4 ст. 26 ГК). Однако указанная норма

теперь противоречит п. 3 ст. 65 ГК, который, как уже отмечалось, распространил

на ликвидацию по такому основанию, как банкротство, правила об очередности

удовлетворения требований кредиторов, установленные в п. 1 ст. 64 ГК для случаев

ликвидации. Имеется в виду, что он включил требования, обеспеченные залогом,

в общую очередь, ставя их на третье место (после требований граждан, перед

которыми юридическое лицо несет ответственность за причиненный вред жизни

и здоровью, а также требований работников юридического лица по заработной

плате и приравненным к ней платежам).

     В Законе о банкротстве содержится перечень оснований для признания недействительными

некоторых сделок, совершенных должником до того, как он стал банкротом. Конкурсный

управляющий вправе оспаривать такие действия должника, как досрочное удовлетворение

требований отдельных кредиторов по ранее возникшим обязательствам. Имеется

в виду строго определенный круг случаев: когда это было сделано в пределах

шести месяцев до дня возбуждения производства по делу о несостоятельности

(банкротстве), либо, независимо от времени, если в момент досрочного удовлетворения

предприятие уже было фактически несостоятельным, либо когда указанные действия

были совершены должником с намерением причинить ущерб другим кредиторам, при

этом кредиторы, в пользу которых сделан досрочный платеж, знали об этом намерении

должника.

     Должник не вправе удовлетворять требования кредиторов, сроки которых

наступили в то время, когда предприятие уже было фактически несостоятельным

и стороны об этом знали (исключение составляют кредиторы-залогодержатели и

все кредиторы, относящиеся к первым двум очередям).

     Сделка, совершенная с нарушением приведенных требований, в случае признания

ее недействительной влечет за собой необходимость для кредиторов возвратить

в конкурсную массу все полученное ими по такой сделке (в натуре, а если это

невозможно - в деньгах).

     Как и при ликвидации по всем другим основаниям, независимо от того, можно

ли будет за счет денежных средств, имевшихся у должника и вырученных от продажи

его имущества, удовлетворить в полном объеме всех кредиторов либо этого сделать

не удастся, предприятие признается свободным от долгов с момента исключения

из единого государственного реестра юридических лиц по причине его ликвидации.

 

                          Внесудебные процедуры

 

     Закон о банкротстве допускает осуществление наряду с обычной также и

внесудебной процедуры банкротства. Суть ее состоит в договоренности должника

с кредиторами о том, что должник либо будет продолжать свою деятельность,

либо добровольно ликвидируется.

     Соответствующая договоренность со всеми или частью кредиторов может касаться

предоставления ими отсрочки и (или) рассрочки погашения долгов либо сложения

части долгов с тем, чтобы таким образом создать юридическому лицу условия

для продолжения его деятельности.

     В указанных случаях руководитель юридического лица совместно с кредиторами

может, опираясь на результаты анализа экономического состояния должника, подтверждающие

невозможность для него платить по обязательствам и восстановить свою деятельность,

подписать соглашение о добровольной ликвидации. С момента утверждения этого

соглашения собственником предприятие считается находящимся в ликвидации со

всеми вытекающими из этого последствиями.

     Сам процесс ликвидации происходит по общей, установленной для этого процедуре,

но уже под контролем кредиторов, а не арбитражного суда. Указанная процедура

включает помещение извещения, назначение арбитражного управляющего, в компетенцию

которого входит распоряжение имуществом должника (руководитель в этих случаях

устраняется от исполнения своих обязанностей), созыв собрания кредиторов.

     Конкурсному управляющему запрещено удовлетворять требования кредиторов

за счет имущества должника. Исключение составляют привилегированные кредиторы

- те, чьи требования отнесены к первым трем очередям. При нехватке у него

денежных средств имущество должника реализуется, а вырученная сумма распределяется

между кредиторами в обычном для ликвидации порядке. Соответственно ликвидация

признается завершенной с того момента, когда после утверждения собранием кредиторов

ликвидационного баланса и отчета об использовании средств, оставшихся после

ликвидации, а также вынесения решения о ликвидации юридическое лицо исключается

из единого государственного реестра.

     Собственник предприятия, а равно любой кредитор, не согласный с такой

процедурой ликвидации, вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о

возбуждении арбитражного производства по делу о несостоятельности (банкротстве)

в обычном порядке (в частности, это означает - под контролем арбитражного

суда).

     Помимо описанных правил, относящихся ко всем юридическим лицам, есть

в ГК специальные нормы, отражающие специфику соответствующего вида юридических

лиц. Имеются в виду правила о ликвидации полного товарищества (ст. 81), товарищества

на вере (ст. 86), общества с ограниченной и дополнительной ответственностью

(ст. 92), акционерного общества (ст. 104), производственных кооперативов (ст.

112), фонда (ст. 119).

 

                           Мировое соглашение

 

     Должник и конкурсный кредитор могут заключить между собой мировое соглашение

на любой стадии производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Однако

в этом случае должны быть надежно ограждены интересы других кредиторов, которые

в таком соглашении не участвуют. Имеется в виду, что условия, установленные

для кредиторов, не участвовавших в мировом соглашении, не могут быть хуже,

чем для тех, кто его подписал. По этой причине закон допускает включение в

мировое соглашение условий об отсрочке и рассрочке причитающихся кредитору

платежей, скидке с долгов, сложении недоимок по обязательным платежам в бюджет

и внебюджетные фонды, о возврате излишне полученных сумм, но только в порядке

и на условиях, установленных законом.

     Как и другие конкурсные процедуры, мировое соглашение происходит под

контролем арбитражного суда. После его заключения сторонами оно вместе с необходимыми

документами передается на утверждение арбитражного суда и лишь после этого

вступает в силу. Утверждение мирового соглашения производится арбитражным

судом с вызовом заинтересованных сторон. Не позднее двух недель после заключения

мирового соглашения должны быть покрыты долги кредиторов в объеме не менее

35 процентов. Дальнейший порядок погашения определяют сами стороны.

     Любой из кредиторов может требовать от арбитражного суда признания мирового

соглашения недействительным в случае, если окажется, что должник неправильно

указал размер принадлежащего ему имущества в бухгалтерском балансе (иных бухгалтерских

документах).

     Мировое соглашение может быть расторгнуто при невыполнении закрепленных

в нем обязательств сторон, продолжающемся ухудшении финансового состояния

должника, совершении им действий, которые наносят ущерб правам и законным

интересам кредиторов. Расторжение мирового соглашения влечет за собой возобновление

производства по делу о несостоятельности (банкротстве), о чем должно быть

сделано извещение в "Вестнике Высшего арбитражного суда РФ".

 

             Особенности банкротства предприятий с участием

                      государственной собственности

 

     Закон о банкротстве, а вслед за ним некоторые изданные в его развитие

акты создают в рамках общего также специальные режимы. В основном эти режимы

затрагивают три вопроса: во-первых, добровольную ликвидацию, во-вторых, оказание

финансовой помощи и, в-третьих, продажу предприятия или принадлежащего ему

имущества. Специальные режимы, связанные с первыми двумя вопросами, распространяются

только на федеральные государственные предприятия и предприятия, доля Российской

Федерации в капитале которых составляет более 25 процентов, а связанные с

третьим вопросом охватывают предприятия, находящиеся в государственной собственности,

а равно с долями (паями), принадлежащими Российской Федерации или субъектам

Федерации.

     Помимо Закона о банкротстве правовым источником для первого из этих вопросов

служит Положение о порядке принятия решений о добровольной ликвидации предприятий-должников,

являющееся одним из приложений (приложение N 3) к постановлению Правительства

РФ от 20 мая 1994 года. Положение предусматривает, что принятие Федеральным

управлением по делам о несостоятельности (банкротстве)<98> решения о признании

структуры баланса неудовлетворительной и об отсутствии реальной возможности

восстановления его платежеспособности служит основанием для подготовки к применению

процедуры добровольной ликвидации. Такая подготовка возможна и вне связи с

принятием Федеральным управлением приведенного решения. В этом случае руководитель

предприятия сам проявляет соответствующую инициативу: он обязан до проведения

собрания кредиторов уведомить о предстоящей ликвидации Федеральное управление

(его территориальное агентство).

     В случаях, когда ликвидация производится в соответствии с решением Федерального

управления, руководитель предприятия обязан осуществить необходимые предварительные

меры, включая проведение общего собрания кредиторов, а также общего собрания

(конференции) трудового коллектива, в частности, для выдвижения уполномоченного

представителя, который будет участвовать в процедуре добровольной ликвидации.

От имени государства в собрании принимает участие представитель Федерального

управления.

     Если Федеральное управление установило наличие признаков умышленного

или фиктивного банкротства, оно обязано довести это до сведения собрания кредиторов,

а также обратиться в суд с требованием о признании недействительными сделок,

которые были совершены с целью доведения предприятия до банкротства. В случаях,

когда имели место признаки уголовного правонарушения, должны быть уведомлены

также и следственные органы.

     Решение собрания кредиторов о добровольной ликвидации приравнивается

к соглашению должника с кредиторами. Указанное решение направляется Федеральному

управлению (его территориальному агентству), которое одновременно с утверждением

решения назначает конкурсного управляющего. Последний, в свою очередь, назначает

ликвидационную комиссию, которая и осуществляет в обычном порядке ликвидацию

юридического лица - предприятия.

     Если руководитель предприятия не выполняет решения Федерального управления

либо собрание кредиторов будет с таким решением не согласно, Федеральное управление

обращается в арбитражный суд с требованием возбудить производство по делу

о несостоятельности (банкротстве).

     Отношения, складывающиеся в связи с оказанием помощи предприятию, регулируются

Положением о порядке предоставления государственной финансовой поддержки неплатежеспособным

предприятиям и использования средств федерального бюджета, отраслевых и межотраслевых

внебюджетных фондов в целях реорганизации или ликвидации неплатежеспособных

предприятий. Указанное Положение составляет приложение N 2 к постановлению

Правительства РФ от 20 мая 1994 года.

     Цель финансовой поддержки, о которой идет речь, - восстановить платежеспособность

предприятия или поддержать его эффективную хозяйственную деятельность. Если

этого достичь невозможно, денежная помощь направляется на финансирование реорганизационных

или ликвидационных мероприятий, включая те, которые направлены на предотвращение

негативных последствий банкротства.

     В Положении выделяется исчерпывающий перечень конкретных целей, на которые

соответствующие ассигнования могут направляться. Так, безвозвратная помощь

должна использоваться для финансирования непроизводственной деятельности (имеются

в виду исключительно ассигнования, связанные с содержанием объектов социально-культурного

и коммунально-бытового назначения), возмещения убытков конкретным предприятиям

из числа тех, для которых установлены условия хозяйствования, не предполагающие

обеспечения возмещения затрат на производство товаров (работ, услуг), финансирования

ликвидационных процедур (если средств, полученных от продажи имущества, оказалось

недостаточно), а также финансирования издержек, связанных с восстановлением

платежеспособности предприятий, принимаемых на бюджетное финансирование.

     За указанными пределами финансовая помощь со стороны государства оказывается

только в форме кредита, то есть на началах возврата.

     Положение определяет, какое бюджетное звено служит источником средств,

кто именно выступает от имени государства (Министерство финансов или финансовый

орган субъекта Федерации), каковы формы контроля за целевым использованием

полученных средств и др.

     Продажа предприятий-должников и принадлежащего им имущества имеет целью

предотвратить признание неисправного должника несостоятельным (банкротом),

а также смягчить негативные последствия реорганизации и ликвидации неплатежеспособных

предприятий. Процедура продажи регулируется Положением о порядке продажи государственных

предприятий-должников, утвержденным Указом Президента РФ от 2 июня 1994 года

N 1114<99>.

     Положение определяет прежде всего способ осуществления продажи предприятий,

в отношении которых принято решение о признании структуры баланса неудовлетворительной,

а самих предприятий неплатежеспособными.

     Решение о продаже предприятия должно быть принято собственником - Российской

Федерацией или субъектом Федерации в лице соответствующих органов. В случаях,

когда речь идет о предприятии, объектом продажи является единый имущественный

комплекс, в состав которого входят основные средства, другие долгосрочные

вложения, оборотные средства и финансовые активы, пассивы, имущественные права,

права на объекты промышленной и интеллектуальной собственности, земельные

участки и иные объекты, а также личные неимущественные права.

     Продажа предприятия как такового не влечет за собой прекращения статуса

юридического лица, а значит, все его долги и принадлежащие ему права требования

сохраняют силу. Это же распространяется на отношения между предприятием и

его работниками.

     Для продажи предприятия организуется коммерческий или инвестиционный

конкурс, в котором могут участвовать любые физические или юридические лица,

кроме тех, чьи права на приобретение соответствующего имущества в предусмотренном

законом порядке были ограничены.

     Утвержден исчерпывающий перечень условий конкурса. Часть из них являются

обязательными. Сюда относится обязанность победителя погасить в течение месяца

не менее 20 процентов просроченной кредиторской задолженности, а также осуществить

реорганизацию предприятия в месячный срок. В условия конкурса могут быть включены

обязанности победителя сохранить деятельность по производству определенной

продукции (работ, услуг), численность рабочих, а также объем инвестиций в

производство. Победитель конкурса приобретает право собственности на предприятие

с момента заключения договора купли-продажи.

     Содержание Указа шире его названия, поскольку он регулирует и вопросы,

связанные с реализацией имущества (активов) предприятий, а также их акций.

     Если результаты конкурса будут признаны недействительными либо Федеральное

управление сочтет, с учетом финансового состояния предприятия, его продажу

по конкурсу нецелесообразной, предприятие ликвидируется и его имущество распределяется

в общем порядке.

     Продажа активов (имущественных лотов) производится с аукциона либо по

конкурсу (коммерческому или инвестиционному).

     Для продажи принадлежащего государству контрольного пакета либо отдельных

акций предприятия предусмотрен один и тот же порядок: аукцион.

     Продажа предприятия в целом, его активов или акций государства, субъектов

Федерации или муниципальных образований осуществляется через соответствующий

фонд имущества. Положением определены направления, по которым должны использоваться

вырученные суммы: целевое финансирование, содержание объектов социально-культурной

сферы предприятий-должников, которые переданы в собственность Российской Федерации,

субъекта Федерации или в муниципальную собственность, финансирование мероприятий

по оздоровлению предприятий-должников и др.

 

          2. Хозяйственные товарищества и общества (ст. 66-106)

 

   Основные положения о хозяйственных товариществах и

   обществах

 

   Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

 

   Участники хозяйственных товариществ и обществ, их права

   и обязанности

 

   Иные особенности правового положения хозяйственных

   товариществ и обществ

 

   Полное товарищество

 

   Основные положения

 

   Создание и прекращение полного товарищества

 

   Организация деятельности полного товарищества

 

   Правовое положение участника полного товарищества

 

   Товарищество на вере

 

   Основные положения

 

   Правовое положение участников товарищества на вере

 

   Общество с ограниченной ответственностью

 

   Основные положения

 

   Создание, реорганизация и ликвидация общества с

   ограниченной ответственностью

 

   Управление в обществе с ограниченной ответственностью

 

   Имущество общества с ограниченной ответственностью

 

   Общество с дополнительной ответственностью

 

   Акционерное общество

 

   Понятие и виды

 

   Создание, реорганизация и ликвидация акционерных обществ

 

   Управление в акционерном обществе

 

   Имущество акционерного общества

 

   Дочерние и зависимые общества

 

   Дочерние общества

 

   Зависимые общества

 

      Основные положения о хозяйственных товариществах и обществах

 

           Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

 

     Хозяйственные товарищества и общества - обычная и наиболее распространенная

в нормальном имущественном обороте форма коллективной предпринимательской

деятельности. Они открывают в ГК перечень отдельных видов коммерческих организаций,

будучи к тому же универсальной формой, в рамках которой может осуществляться

любая профессиональная предпринимательская деятельность производственная,

торговая, посредническая, кредитно-финансовая и страховая и т. д.

     Такого рода объединения, создаваемые предпринимателями, в европейском

праве обычно называются компаниями, а в американском - корпорациями. В России

они традиционно именовались торговыми товариществами, поскольку торговля обычно

ассоциировалась с коммерческой деятельностью. Отсутствие частной коммерции

в прежней экономике вынуждало к использованию более "нейтрального" понятия

"хозяйственная деятельность". С учетом этих традиций ГК также использует термин

"хозяйственные" применительно к обществам и товариществам.

     Впервые общества и товарищества были возрождены в нашем современном законодательстве

союзным, а затем российским законами о собственности, а более подробная регламентация

их правового положения последовала в Основах гражданского законодательства

1991 года и в российском Законе о предприятиях и предпринимательской деятельности,

а также в некоторых подзаконных актах (Положение об акционерных обществах,

утвержденное постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года

N 601). К сожалению, некоторые из названных актов не отличались высоким уровнем

разработки, содержали противоречивые, а нередко и просто ошибочные положения

и потому не могли служить базой для соответствующих правил нового ГК.

 

 Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1996 г. N 262 постановление Совета

Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601 "Об утверждении "Положения об

акционерных обществах" (с изм. и доп. от 15 апреля 1992 г.) признано утратившим

силу

 

     С введением в действие правил гл. 4 ГК, вступившей в силу с 8 декабря

1994 года (то есть с момента официального опубликования в "Российской газете"),

прежнее законодательство об обществах и товариществах, по сути, утратило силу.

Теперь к этим коммерческим организациям применяются соответствующие правила

нового ГК (п. 2 ст. 6 Вводного закона), а их учредительные документы действуют

в части, не противоречащей нормам Кодекса.

     Приведение учредительных документов обществ и товариществ, созданных

до 8 декабря 1994 года, в соответствие с правилами ГК "растянуто" во времени.

Товарищества (полные и "смешанные", или коммандитные) должны привести свои

учредительные документы в соответствие с нормами ГК до 1 июля 1995 года. Кодекс

содержит исчерпывающие правила о статусе товариществ, не требующие дальнейшей

конкретизации специальными законами.

     Сложнее обстоит дело с обществами - акционерными и с ограниченной ответственностью

(а также с товариществами с ограниченной ответственностью, приравнивавшимися

ст. 11 ранее действовавшего Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности

к обществам). Применительно к этим юридическим лицам ГК ограничивается установлением

лишь наиболее общих правил, рассчитанных на последующее принятие двух специальных

законов - об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью.

Эти законы (или акты о порядке введения их в действие) должны решить и вопросы

о порядке и сроках приведения учредительных документов ранее созданных обществ

в соответствие с ГК и этими специальными по отношению к ГК законами. Поэтому

учредительные документы таких обществ будут действовать до момента, определенного

указанными законами (п. 4 ст. 6 Вводного закона), разумеется, в части, не

противоречащей правилам нового ГК.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

     Следовательно, законодатель не требует скорого, "одномоментного" приведения

учредительных документов ранее созданных обществ и товариществ в соответствие

с правилами нового ГК путем их перерегистрации. Напротив, он намеренно предоставил

значительное время для изучения нового законодательства.

     Товарищества и общества имеют много общих черт. Все они являются коммерческими

организациями, ставящими основной задачей получение прибыли и распределение

ее между участниками. Они обладают теперь общей правоспособностью, позволяющей

им осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (абз. 2 п.

1 ст. 49 ГК), в том числе и не предусмотренные прямо их уставами. Если устав

или иной учредительный документ ограничивает сферу деятельности общества или

товарищества, а его исполнительные органы в нарушение данного запрета заключили

соответствующую сделку от имени общества, оспорить ее путем признания недействительной

будет возможно лишь при доказанности того, что контрагент знал о таких ограничениях

по сделке (ст. 173 ГК). В противном случае сделку следует исполнить, а совершившие

ее должностные лица общества или товарищества будут нести перед обществом

ответственность на основании п. 3 ст. 53 ГК. Таким образом, закон охраняет

прежде всего интересы других участников коммерческого оборота, которые не

обязаны знать о подобных ограничениях и имеют дело с коммерческой организацией

как с субъектом, обладающим общей правоспособностью.

     Общества и товарищества являются едиными и единственными собственниками

своего имущества (п. 3 ст. 213 ГК). Несмотря на то, что их уставный (в обществах)

или складочный (в товариществах) капитал разделяется на доли (вклады) участников,

это не превращает их имущество в объект долевой собственности участников,

как ошибочно полагал ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской

деятельности. Ведь такой капитал представляет собой условную величину, складывающуюся

из стоимости (то есть денежной оценки) вкладов участников. Поэтому и "доля"

в таком капитале является условной величиной, определяющей объем требований

участника к обществу или товариществу. В противном случае становится непонятным,

какое же право на обособленное имущество участников (учредителей) имеет само

общество или товарищество и для чего вообще создается такое юридическое лицо:

ведь участники отношений долевой собственности всегда несут ответственность

по общим обязательствам всем своим имуществом, хотя и пропорционально своим

долям. Само юридическое лицо, следовательно, ответственности не несет (ибо

у него в этом случае не образуется собственного имущества) и потому теряет

смысл для его учредителей. Ясно, что этот вывод есть прямое следствие неправильности

исходных посылок.

     В силу правила абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК участники обществ и товариществ

утрачивают право собственности на передаваемое в виде вкладов обществу или

товариществу имущество. Взамен они получают обязательственные права требования:

на часть дохода (дивиденд) и на ликвидационную квоту (часть имущества, оставшуюся

при ликвидации данного юридического лица после удовлетворения требований всех

его кредиторов), а также на участие в управлении делами общества, являющегося

по своей природе корпоративным, основанным на отношениях членства.

     Общества и товарищества образуются по договору их учредителей (первых

участников), то есть на добровольной основе. Участники этих коммерческих организаций

в соответствии с законом сами определяют структуру управления и формируют

органы созданных ими юридических лиц, осуществляя в установленном законом

порядке контроль за их деятельностью.

     Различия обществ и товариществ проистекают из того обстоятельства, что

товарищества рассматриваются законом как объединения лиц, тогда как общества

- в качестве объединения капиталов. Объединения лиц, помимо имущественных

вкладов, предполагают непосредственное, личное участие в делах товарищества.

А так как речь идет об участии в предпринимательской деятельности, ее участник

должен иметь статус либо коммерческой организации, либо индивидуального предпринимателя.

Следовательно, предприниматель может быть участником только одного товарищества,

а само товарищество может состоять только из предпринимателей (то есть не

вправе иметь в своем составе некоммерческие организации или граждан, не занимающихся

предпринимательской деятельностью).

     В отличие от этого общества как объединения капиталов не предполагают

(хотя и не исключают) личного участия учредителей (участников) в своих делах,

а потому допускают, во-первых, одновременное участие в нескольких обществах,

в том числе однородных по характеру деятельности (что понижает риск имущественных

потерь), во-вторых, участие в них в принципе любых лиц, а не только профессиональных

предпринимателей.

     Кроме того, участники товариществ несут неограниченную ответственность

по их долгам всем своим имуществом (за исключением вкладчиков коммандитного

товарищества), тогда как в обществах участники вообще не отвечают по их долгам,

а несут только риск убытков (утраты внесенных вкладов), если не считать участников

обществ с дополнительной ответственностью. Поскольку нельзя дважды поручиться

одним и тем же имуществом по долгам нескольких самостоятельных организаций,

такая ответственность свидетельствует также в пользу невозможности одновременного

участия предпринимателя более чем в одном товариществе.

     ГК относит к товариществам полные и коммандитные (или товарищества на

вере), а к обществам - общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью

и акционерные. Этот перечень является исчерпывающим и, кстати, наиболее широким

из известных другим правопорядкам. Создание иных форм товариществ и обществ

исключено законом. Вместе с тем одни общества или товарищества могут участвовать

в деятельности других обществ или товариществ (в качестве участников, учредителей).

Это приводит к появлению различных "смешанных" форм, а также "материнских"

(контролирующих) и дочерних компаний (обществ), которые не составляют, однако,

самостоятельных организационно-правовых форм.

     Следует отметить, что прежнее законодательство не признавало полное товарищество

юридическим лицом, неосновательно отождествляя его с простым товариществом

(договором о совместной деятельности). Между тем речь идет о двух различных

формах предпринимательства. В первом случае создается самостоятельное юридическое

лицо собственник имущества, что было традиционным для российского права. Во

втором случае по договору участников объединяются их имущественные вклады

и координируется деятельность без создания особого юридического лица, что

влечет появление отношений общей долевой собственности (ст. 122 Основ).

 

             Участники хозяйственных товариществ и обществ,

                         их права и обязанности

 

     Участниками как товариществ, так и обществ могут быть как физические,

так и юридические лица, причем в любых сочетаниях. Важно, чтобы при этом участниками

товариществ (кроме вкладчиков в товариществах на вере) были предприниматели,

тогда как на участников обществ это ограничение не распространяется.

     Общества (но не товарищества) могут быть созданы и одним лицом либо иметь

единственного участника. Такие "компании одного лица" являются достаточно

распространенными в странах с развитой рыночной экономикой. Директивами "Общего

рынка" прямо рекомендуется создавать "компании одного лица" только в форме

обществ с ограниченной ответственностью. Данная организационно-правовая форма

должна в значительной мере заменить фигуру предприятия-несобственника для

индивидуальных собственников, кооперативных, общественных, религиозных организаций,

благотворительных и иных фондов, поскольку ГК разрешает теперь создание коммерческих

организаций в форме унитарных предприятий только на базе государственной или

муниципальной собственности. "Компанией одного лица" могут быть и акционерные

общества, например, со 100-процентным участием государства ("государственные

акционерные общества"), юридически являющиеся самостоятельными собственниками

своего имущества.

     Закон содержит некоторые ограничения на состав участников обществ (и

вкладчиков в коммандитных товариществах) (п. 4 ст. 66 ГК). Государственные

органы и органы местного самоуправления могут быть участниками обществ лишь

в случаях, прямо допускаемых законом (например, фонды государственного или

муниципального имущества). В иных случаях их участие даже в хозяйственных

обществах запрещено, ибо они могут использовать для этой цели только имущество

соответствующего государственного или муниципального образования, в том числе

средства налогоплательщиков, а не свои собственные, и, кроме того, воспользоваться

наличием определенных властных полномочий, то есть преимуществами своего публично-правового

положения.

     Финансируемые собственником учреждения как некоммерческие организации

не вправе участвовать в товариществах, а участие в обществах для них возможно

лишь с прямого разрешения собственника. Это связано с особенностями правового

режима их имущества, в отношении которого такие юридические лица имеют весьма

узкие права (ст. 296-298 ГК). Однако учреждения могут получать доходы от хозяйственной

деятельности, разрешенной им собственником в учредительных документах, и приобретать

за их счет имущество, в отношении которого у них появляется более широкое

вещное право (п. 2 ст. 298 ГК). Такого рода имуществом и доходами, учитывающимися

на отдельном балансе учреждения, оно вправе распоряжаться самостоятельно,

в том числе внося его в виде вклада в имущество хозяйственных обществ.

     Исключение участия в обществах и товариществах отдельных категорий граждан

должно устанавливаться только законом. Так, не могут быть участниками товариществ

индивидуальные предприниматели, объявленные банкротами, ибо с этого момента

утрачивает силу их государственная регистрация в этом качестве (п. 1 ст. 25

ГК). Законодательство о борьбе с коррупцией запрещает должностным лицам государственных

органов одновременно участвовать в деятельности коммерческих организаций.

Согласно п. 2 Указа Президента РФ от 4 апреля 1992 года "О борьбе с коррупцией

в системе государственной службы"<100> служащим государственного аппарата

запрещено заниматься предпринимательской деятельностью (что исключает их участие

в роли полных товарищей), а также самостоятельно или через представителей

принимать участие в управлении акционерными обществами и товариществами (обществами)

с ограниченной ответственностью (что исключает их участие в любых органах

управления хозяйственными обществами). Владение акциями только открытых акционерных

обществ допускается для любых категорий граждан.

     Кодекс исключает возможность для "компании одного лица" (хозяйственного

общества с единственным участником) быть единственным участником другого хозяйственного

общества (п. 2 ст. 88 и п. 6 ст. 98), то есть другой "компании одного лица".

Отсутствие такого запрета вело бы к появлению своеобразных "матрешек", полностью

устраняющих всякую ответственность создавших их физических лиц.

     Следует иметь в виду, что определенные ограничения на взаимное участие

одних обществ и товариществ (компаний) в делах других обществ и товариществ

могут предусматриваться и антимонопольным законодательством.

     Пункт 1 ст. 67 ГК устанавливает необходимый минимум прав участников всякого

товарищества или общества. К ним отнесены четыре основных права: 1) на участие

в управлении делами такой коммерческой организации (которое отсутствует только

у вкладчиков коммандитного товарищества и у акционеров, обладающих безголосыми,

например привилегированными, акциями); 2) на получение необходимой информации

о ее деятельности, включая право на ознакомление с бухгалтерскими книгами

и иной документацией организации; 3) на участие в распределении прибыли (если,

конечно, такая прибыль имеется в наличии); 4) на ликвидационную квоту. Как

специальные законы, так и учредительные документы конкретных товариществ и

обществ могут расширить этот перечень, но не вправе сузить его.

     Наряду с этим на участников товариществ и обществ возлагаются определенные

обязанности. К ним во всяком случае относится, во-первых, обязанность по внесению

имущественного взноса (вклада) и, во-вторых, обязанность по неразглашению

конфиденциальной информации о деятельности товарищества или общества. Учредительные

документы коммерческой организации могут предусмотреть для ее участников и

другие обязанности, например по внесению дополнительных имущественных взносов,

по воздержанию от ведения аналогичной деятельности и т. д.

     Следует отметить, что перечисленные в ст. 67 ГК права и обязанности участников

обществ и товариществ являются общими для всех этих организационно-правовых

форм юридических лиц. Некоторые из них предполагают наличие и иных прав и

обязанностей, прямо предусмотренных законом и подлежащих отражению в учредительных

документах (например, по отчуждению своей доли или ее части и т. д.).

 

           Иные особенности правового положения хозяйственных

                          товариществ и обществ

 

     Закон предъявляет теперь особые требования к составу имущества обществ

и товариществ, во всяком случае к их уставному (складочному) капиталу. Поскольку

эти коммерческие организации как собственники несут самостоятельную имущественную

ответственность перед своими кредиторами, а хозяйственные общества вообще

отвечают перед ними исключительно своим имуществом, а не имуществом участников

(кроме обществ с дополнительной ответственностью), участникам имущественного

оборота важно, чтобы такое имущество реально было способно удовлетворить их

возможные требования.

     В связи с этим п. 6 ст. 66 ГК специально указывает, какое именно имущество

может стать вкладом в капитал общества или товарищества. Очевидно, что в этой

роли могут выступать прежде всего вещи, включая деньги и ценные бумаги, то

есть имущество, способное быть объектом права собственности. Какие-то вещи

могут передаваться обществу или товариществу только в пользование - тогда

речь идет о передаче ему имущественных прав на эти вещи (например, права аренды

конкретного объекта недвижимости). В виде вклада в капитал общества могут

быть внесены (переданы) и другие имущественные права, например права требования,

воплощенные в определенных ценных бумагах.

     Неимущественные права, вносимые в капитал такой коммерческой организации,

должны иметь денежную оценку и "поддаваться" ей. Данным свойством обладают

лишь объекты неимущественного характера, охраноспособные с точки зрения гражданского

права. К их числу относятся результаты интеллектуальной деятельности - объекты

авторского и патентного права (изобретения, промышленные образцы), иные объекты

исключительных прав - товарный знак (знак обслуживания), фирменное наименование,

наименование места происхождения товаров и т. п., а также охраняемая лишь

по договору между владельцем и пользователем информация, имеющая известную

коммерческую ценность в силу неизвестности ее иным лицам и отвечающая другим

признакам, указанным в п. 1 ст. 139 ГК (так называемые "ноу-хау"). Такого

рода объекты, нередко условно именуемые "интеллектуальной" или "промышленной"

собственностью, имеют нематериальную природу, а их создатели получают на них

не вещные, а исключительные права (комплекс правомочий неимущественного и

неотчуждаемого характера, а также имущественных правомочий, которые могут

отчуждаться другим лицам). Во всех этих случаях речь идет о праве пользования

такого рода объектами по специальным (лицензионным) договорам с их обладателями

(создателями). Всякого рода иные "нематериальные активы", встречающиеся в

коммерческой практике, типа информации (сведений) о спросе на товар или специальных

знаний и навыков не могут считаться охраноспособными из-за отсутствия предусмотренных

законом признаков и неспособности удовлетворить интересы возможных кредиторов,

а потому и не могут выступать в роли вклада в имущество обществ или товариществ.

     Коммерческим банкам, действующим, как известно, в форме хозяйственных

обществ, запрещается формировать свой уставный капитал за счет ценных бумаг

и "нематериальных активов" (письмо Центрального банка РФ от 17 февраля 1995

года N 145. - Банковский бюллетень, 1995, N 9).

     Все виды вкладов, в том числе и неимущественные права, нуждаются в денежной

оценке. Такая оценка обычно проводится по соглашению участников (учредителей).

Однако закон может устанавливать необходимость независимой экспертной оценки

таких вкладов (внешний аудит), особенно для хозяйственных обществ, где завышенная

оценка объекта заведомо ухудшает положение возможных кредиторов. Допустимо

установление законом обязательного внешнего аудита для любых неденежных вкладов,

превышающих определенный лимит, предусмотренный законом.

     Для привлечения дополнительного капитала общества и товарищества вправе

выпускать ценные бумаги, однако не всякие. Акции в соответствии с п. 7 ст.

66 ГК могут выпускать только акционерные общества; для хозяйственных обществ

законом может быть ограничен размер эмиссии облигаций.

     Особенностью правового положения обществ и товариществ является также

возможность их взаимного преобразования из одного вида в другой, учитывая

значительную близость данных организационноправовых форм. В этом процессе

может также использоваться организационно-правовая форма производственного

кооператива (п. 1 ст. 68 ГК). Вместе с тем общества и товарищества не могут

быть преобразованы в иные организационно-правовые формы, хотя бы и предусмотренные

ГК, например в унитарные предприятия или фонды.

     Поскольку участники хозяйственных товариществ (кроме вкладчиков товариществ

на вере) несли полную, неограниченную ответственность по их долгам всем своим

имуществом, при преобразовании товариществ в общества или в производственные

кооперативы подобная ответственность бывших товарищей сохраняется за ними

по обязательствам, перешедшим от товарищества к обществу или кооперативу,

в течение двух лет, даже при последующем выходе такого участника из преобразованной

организации (общества или кооператива).

 

                           Полное товарищество

 

                           Основные положения

 

     Полное товарищество в соответствии с п. 1 ст. 69 ГК отличается двумя

основными признаками: предпринимательская деятельность его участников (полных

товарищей) считается деятельностью самого товарищества, а по его обязательствам

любой из участников отвечает всем своим имуществом, в том числе и не переданным

товариществу в качестве вклада. Этим обусловлены и особенности правового положения

данной коммерческой организации и ее участников.

     Прежде всего, товарищество основано на лично-доверительных отношениях

участников, ибо здесь не исключена ситуация, когда сделку от имени товарищества

заключил один участник, а имущественную ответственность по ней (при недостатке

имущества товарищества) будет нести другой участник своим личным имуществом.

Не случайно товарищества появились и развивались как форма семейного предпринимательства.

     Полные товарищи отвечают по обязательствам своего товарищества только

при недостатке у него собственного имущества, то есть субсидиарно (ст. 399).

Однако ответственность всех полных товарищей в этом случае носит солидарный

характер (п. 1 ст. 75), что в соответствии с общим правилом ст. 323 ГК о правах

кредитора в солидарном обязательстве дает возможность кредиторам товарищества

взыскать соответствующий долг с одного из участников (как правило, наиболее

обеспеченного), предоставив ему затем возможность рассчитываться с остальными

участниками по правилам ст. 325 ГК.

     Такая ответственность ложится и на участника, вступившего в товарищество

после его создания (в том числе по обязательствам, возникшим до момента его

вступления в товарищество), и на участника, выбывшего из товарищества, и не

может быть ни исключена, ни ограничена по соглашению участников (пп. 2 и 3

ст. 75 ГК).

     Данная ответственность делает излишним предъявление особых требований

к складочному капиталу товарищества, ибо имущество каждого из товарищей становится

дополнительной гарантией для возможных кредиторов. Поэтому закон не требует

наличия у товарищества обязательного минимума складочного капитала. Вместе

с тем определенный складочный капитал у товарищества должен быть, составляя

имущественную базу его участия в гражданском обороте. Кроме того, именно этот

капитал в первую очередь направляется на удовлетворение требований кредиторов

товарищества. Поэтому при уменьшении стоимости чистых активов товарищества

до размера меньшего, чем первоначально зарегистрированный складочный капитал,

товарищество не вправе распределять прибыль между участниками (п. 2 ст. 74).

Ведь это означало бы распределение между ними имущества товарищества при наличии

у последнего значительных убытков, то есть, по сути, начало его ликвидации.

С учетом возможности последующего предъявления требований кредиторов и обращения

взыскания на имущество товарищей изложенная выше ситуация означала бы также

фактическое распределение между полными товарищами их личного имущества.

     Сказанное объясняет не только возможность участия предпринимателя лишь

в одном полном товариществе (п. 2 ст. 69 ГК), но и значение указания в фирменном

наименовании товарищества имен (наименований) его участников. Ведь ориентируясь

на это указание, контрагенты товарищества будут оценивать и его потенциальную

платежеспособность, учитывая состоятельность отдельных товарищей.

 

               Создание и прекращение полного товарищества

 

     Поскольку любой из участников полного товарищества может действовать

от его имени, товариществу не нужны специальные органы, формирующие и выражающие

вовне волю его как юридического лица. Соответственно не требуется устанавливать

порядок их создания и определять их компетенцию, иначе говоря, отпадает надобность

в уставе. Поэтому закон считает достаточным для полного товарищества наличия

лишь одного учредительного документа учредительного договора.

     Вместе с тем к учредительному договору предъявляются некоторые дополнительные

требования. Помимо общих сведений, необходимых для содержания всякого учредительного

документа, учредительный договор полного товарищества в соответствии с п.

2 ст. 70 ГК должен также содержать сведения о складочном капитале товарищества

и долях его участников, включая установление порядка изменения этих долей,

порядка внесения соответствующих вкладов и ответственности за нарушение обязательств

по их внесению. Таким образом, учредительный договор должен содержать все

необходимые сведения по формированию и использованию складочного капитала

товарищества.

     Кроме того, учредительный договор регулирует и иные взаимоотношения товарищей,

в частности по участию их в общих делах товарищества (где можно указать на

возможность выступления от имени товарищества не всех, а одного или некоторых

товарищей), касающиеся последствий выхода или исключения одного из участников

товарищества и др.

     Учредительный договор должен быть подписан всеми участниками товарищества

и подлежит государственной регистрации, с момента которой товарищество существует

как юридическое лицо. Закон предусматривает возможность рассрочки в оплате

складочного капитала товарищества, но не устанавливает его минимального размера.

Из этого следует, что к моменту государственной регистрации объявленный капитал

товарищества должен быть по крайней мере наполовину оплачен его участниками

(п. 2 ст. 73 ГК).

     Ликвидация товарищества производится по общим основаниям ликвидации юридических

лиц. К числу особых случаев прекращения товарищества ст. 81 ГК относит ситуацию,

при которой в товариществе остается единственный участник. Товарищество не

может существовать в качестве "компании одного лица" и подлежит в этом случае

прекращению. Однако при желании единственного оставшегося участника он может

в течение шести месяцев провести преобразование такого товарищества в общество,

где допускается наличие единственного участника (разумеется, с соблюдением

общих правил о сохранении своей личной имущественной ответственности по перешедшим

к обществу долгам товарищества в течение двух лет).

     Изменение состава участников товарищества вследствие выхода кого-либо

из них не влечет по общему правилу прекращения товарищества. Лишь при отсутствии

прямых указаний об этом в учредительном договоре или специального соглашения

оставшихся участников товарищество ликвидируется в случае смерти кого-либо

из участников, признания его безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно

дееспособным, объявления умершим или несостоятельным (банкротом), ликвидации

коммерческой организации - участника товарищества либо открытия в ее отношении

реорганизационных процедур, в частности при объявлении ее банкротом (п. 1

ст. 76 ГК).

 

              Организация деятельности полного товарищества

 

     В полном товариществе каждый участник имеет один голос, если только учредительным

договором не предусмотрен иной порядок определения голосов, принадлежащих

участникам, например, в зависимости от размера взноса (вклада). Этим определяется

и появление правила о единогласии всех участников в решении вопросов деятельности

товарищества, если только учредительным договором прямо не предусмотрены случаи,

когда решение может быть принято большинством голосов.

     Статья 72 ГК предусматривает самые разнообразные возможности, которые

могут использовать товарищи при ведении дел товарищества. Традиционный способ

- ведение дел товарищества любым (каждым) его участником - может быть заменен

в учредительном договоре, то есть по воле самих участников, иными вариантами:

совместное ведение дел, предполагающее единогласное решение (согласие) всех

участников на совершение каждой сделки товарищества; возложение этих дел на

одного или нескольких наиболее опытных участников (в таком случае остальные

участники товарищества для совершения сделок от его имени должны получить

доверенность от тех товарищей, которым учредительным договором поручено ведение

общих дел).

     Однако контрагенты товарищества не обязаны вникать в возможные ограничения

правомочий отдельных участников товарищества. При заключении сделок им достаточно

удостовериться в том, что они имеют дело с одним из полных товарищей. Поэтому

сделки, заключенные от имени товарищества любым его участником, будут действительны,

если только товариществу не удастся доказать, что третье лицо (контрагент

по сделке) знало или должно было знать об отсутствии правомочий у конкретного

товарища (например, знакомясь с учредительным договором, свидетельствующим

об участии данного лица в полном товариществе, должно было обратить внимание

и на указанные там ограничения его полномочий на выступление от имени товарищества).

     С другой стороны, полные товарищи, не ведущие дел, вправе в судебном

порядке добиваться прекращения полномочий, предоставленных другим товарищам

(товарищу) для ведения дел товарищества, если эти последние грубо нарушают

свои обязанности в отношении товарищества и не соблюдают его интересов, неспособны

к разумному ведению дел либо имеются иные серьезные основания для такого решения

(п. 2 ст. 72 ГК).

     Прибыли и убытки полного товарищества распределяются между его участниками

пропорционально их долям в складочном капитале (п. 1 ст. 74 ГК). Учредительный

договор или специальное соглашение участников могут установить и иной порядок

такого распределения, например поровну или с учетом иных возможных критериев.

Невозможно при этом ни по каким основаниям установить, чтобы одни участники

несли только убытки и были бы отстранены от участия в прибылях либо наоборот.

В частности, таким основанием не может являться неучастие или, наоборот, активное

участие в делах товарищества. Ведь все участники полного товарищества несут

риск наступления неограниченной ответственности по его долгам своим личным

имуществом.

 

            Правовое положение участника полного товарищества

 

     Наряду с правомочиями, признаваемыми за любым участником общества или

товарищества, участник полного товарищества имеет право знакомиться с его

документацией даже в случае, когда он не уполномочен на ведение дел от имени

товарищества. Ведь с него и в этом случае не снимается неограниченная ответственность

по долгам товарищества всем его имуществом, поэтому он вправе быть в курсе

дел товарищества и требовать по суду прекращения полномочий тех товарищей,

кто недолжным образом ведет дела товарищества.

     К числу обязанностей полного товарища относится внесение вклада в общее

имущество. Сроки и порядок внесения определяются учредительным договором в

качестве его существенных условий. Но не менее половины вклада участник обязан

внести к моменту регистрации полного товарищества. В противном случае он должен

нести предусмотренную учредительным договором ответственность за неисполнение

данной обязанности, а при отсутствии указаний в договоре должен будет уплачивать

10 процентов годовых с невнесенной части вклада.

     Далее. Участник полного товарищества должен воздерживаться от совершения

сделок в собственных интересах или в интересах третьих лиц, если эти сделки

однородны с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества. Такие

сделки он вправе совершать лишь по специальному согласию всех остальных товарищей.

Ведь по сути речь идет о конкурентной деятельности по отношению к товариществу.

Поэтому нарушение данного правила влечет для товарища обязанность либо возместить

причиненные товариществу убытки, либо передать товариществу всю полученную

по таким сделкам прибыль (п. 3 ст. 73 ГК).

     Важнейшей особенностью правового положения участника полного товарищества

является его неограниченная ответственность по долгам товарищества всем своим

личным имуществом, с учетом которой установлено также правило о невозможности

отстранения кого-либо из товарищей от участия в прибылях и убытках.

     Участник полного товарищества вправе передать свою долю в складочном

капитале товарищества (или ее часть) либо другому товарищу, либо третьему

лицу (ст. 79 ГК). Передача доли влечет и соответствующий переход всех прав

ее бывшего владельца к приобретателю. Поэтому согласие на передачу доли или

ее части иному лицу, не участвующему в товариществе, необходимо получить от

всех остальных участников, поскольку при этом в товариществе появляется новый

участник. Согласие всех участников товарищества на переход доли или ее части

к другому участнику товарищества требуется потому, что при этом меняется одно

из существенных условий учредительного договора о распределении долей. Однако

это вовсе не ведет к признанию за остальными участниками товарищества преимущественного

права покупки доли или ее части, отчуждаемой одним из них. При отсутствии

согласия кого-либо из участников на передачу доли товарищ вправе выйти из

товарищества.

     В случае выхода участника из полного товарищества, который он может предпринять

в любой момент по собственному желанию (ст. 77 ГК), он вправе потребовать

от товарищества выдачи ему части имущества, соответствующей его доле в складочном

капитале. Размер этой доли определяется по балансу, составляемому на момент

выбытия товарища (абз. 2 п. 1 ст. 78 ГК). Учредительным договором или специальным

соглашением между выбывающим участником и товариществом может быть предусмотрена

замена денежного эквивалента ("стоимости части имущества") выдачей имущества

в натуре полностью или в части. В интересах товарищества установлено правило

о том, что из полного товарищества, учрежденного на определенный срок, можно

выйти лишь при наличии уважительной причины, а из товарищества, учрежденного

без установления срока, можно выйти, лишь предупредив об этом не менее чем

за 6 месяцев до фактического выхода (абз. 2 п. 1 ст. 77 ГК).

     При выбытии участника из товарищества доли оставшихся товарищей должны

быть соответственно увеличены, то есть арифметическое выражение доли ушедшего

как бы прирастает к долям оставшихся участников. Но учредительным договором

или соглашением участников может быть установлен и иной порядок распределения

этой доли, например поровну.

     В случае смерти физического лица - участника товарищества либо реорганизации

участвовавшего в нем юридического лица вступление в полное товарищество их

наследников или правопреемников допускается только с согласия всех других

участников, ибо лично-доверительных отношений с новым участником может и не

возникнуть. Лишь для юридических лиц учредительный договор товарищества может

предусмотреть исключения, поскольку, например, преобразование как способ реорганизации

фактически не меняет взаимоотношений участников. Наследники или правопреемники

товарища, не принятые в товарищество или не вступившие в него, получают от

товарищества денежный эквивалент доли правопредшественника (или соответствующее

имущество в натуре), но одновременно к ним переходит и риск ответственности

перед кредиторами товарищества, лежавший на бывшем участнике (разумеется,

в пределах перешедшего к ним имущества и в течение двух лет с момента утверждения

годового отчета товарищества за год, в котором произошло выбытие).

     При наличии серьезных оснований, в частности при грубом нарушении одним

из участников товарищества своих обязанностей или обнаружившейся неспособности

его к разумному ведению дел, такой участник может быть по суду исключен из

товарищества, если об этом состоялось единогласное решение остающихся участников

(п. 2 ст. 76 ГК). При исключении из товарищества с выбывающим участником также

производятся расчеты по правилам ст. 78 ГК.

     Участник выбывает из товарищества при обращении его личными кредиторами

взыскания на его долю в складочном капитале товарищества. Ведь такое взыскание

согласно ст. 80 ГК допускается лишь при недостатке иного его имущества для

покрытия своих долгов. Следовательно, такой товарищ не только лишается доли

в имуществе товарищества, но и фактически не способен нести дополнительную

неограниченную ответственность по долгам товарищества наравне с другими участниками

из-за отсутствия необходимого для этого имущества. Тем не менее и за таким

участником сохраняется обязанность в течение двух лет после выбытия отвечать

по долгам товарищества, ибо не исключено появление у него в этот период иного

имущества.

 

                          Товарищество на вере

 

                           Основные положения

 

     Товарищество на вере, или коммандитное, отличается тем, что состоит из

двух групп участников. Одни из них осуществляют предпринимательскую деятельность

от имени товарищества и при этом несут дополнительную неограниченную ответственность

своим личным имуществом по его долгам солидарно друг с другом, то есть по

сути являются полными товарищами и как бы составляют полное товарищество внутри

коммандитного. Другие участники (вкладчики, коммандитисты) вносят вклады в

имущество товарищества, но не отвечают личным имуществом по его обязательствам.

Поскольку их вклады становятся собственностью товарищества, они несут лишь

риск их утраты и, следовательно, не рискуют столь сильно, как участники с

полной ответственностью. Поэтому коммандитисты отстранены от ведения дел коммандиты.

Сохраняя прежде всего право на получение дохода на свои вклады, а также на

информацию о деятельности товарищества, они вынуждены полностью доверять участникам

с полной ответственностью в том, что касается использования имущества товарищества.

Отсюда традиционное российское название коммандиты - товарищество на вере.

     В известном смысле коммандиту можно считать разновидностью полного товарищества,

в которой появляется возможность использовать дополнительные капиталы вкладчиков,

а не полных товарищей. Этим объясняется распространение на полных товарищей

коммандиты правил об участниках полных товариществ (п. 2 ст. 82 ГК), а на

коммандитистов - по существу, правил об участниках хозяйственных обществ (объединений

капиталов).

     Особенностью коммандиты является и то, что включение в фирменное наименование

товарищества на вере имени вкладчика автоматически ведет к превращению его

в полного товарища в смысле неограниченной и солидарной ответственности своим

личным имуществом по долгам коммандиты (абз. 2 п. 4 ст. 82 ГК). Ведь указание

в фирменном наименовании имени участника как в коммандитном, так и в полном

товариществе всегда служит важным ориентиром для потенциальных кредиторов.

     Все изложенное объясняет принципиальную возможность применения к товариществу

на вере правил о полном товариществе (п. 5 ст. 82 ГК). Ведь в имущественном

обороте непосредственно от имени товарищества на вере всегда выступают полные

товарищи. Поэтому и единственным учредительным документом коммандиты, как

и в полном товариществе, остается учредительный договор, подписываемый всеми

полными товарищами и только ими (п. 1 ст. 83). Он и определяет порядок управления

делами коммандиты, которое осуществляется исключительно полными товарищами.

В этом смысле управление делами товарищества на вере вполне совпадает с управлением

делами полного товарищества. Вкладчики не только не принимают участия в управлении

делами коммандиты, но и не вправе оспаривать действия полных товарищей (п.

2 ст. 84).

     Учредительный договор коммандиты должен содержать среди других необходимых

условий условие о совокупном размере вкладов коммандитистов. Следовательно,

в образовании имущества коммандиты должны принимать участие как полные товарищи,

так и вкладчики. Закон не определяет соотношения вкладов коммандитистов и

полных товарищей, считая это делом самих участников. Полные товарищи должны

сами решить, какой дополнительный капитал от коммандитистов потребуется товариществу

для его нормального функционирования.

     Товарищество на вере ликвидируется по основаниям ликвидации полного товарищества,

а также при выбытии из него всех вкладчиков. В последнем случае оставшиеся

полные товарищи вправе вместо ликвидации преобразовать его в полное товарищество

(абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК).

 

           Правовое положение участников товарищества на вере

 

     Как уже отмечалось, лишь полные товарищи непосредственно участвуют в

предпринимательской деятельности от имени коммандиты. Поэтому в их роли могут

выступать только индивидуальные предприниматели или коммерческие организации,

причем только один раз (п. 3 ст. 82 ГК), ибо они не могут быть полными товарищами

одновременно ни в другом полном товариществе, ни в другой коммандите. В отличие

от этого вкладчиками могут быть как физические, так и юридические лица, не

обязательно являющиеся предпринимателями (п. 4 ст. 66).

     Минимальное количество участников коммандиты - один полный товарищ и

один вкладчик (абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК). Это, однако, не означает возможность

создания коммандиты одним лицом (полным товарищем), ибо наличие в ней одного

участника с полной ответственностью и одного вкладчика по смыслу закона возможно

лишь в результате выбытия других участников. Как и полное товарищество, коммандита

не может быть создана одним участником (абз. 2 п. 1 ст. 66 ГК), ибо ему не

с кем будет заключать учредительный договор - единственный учредительный документ

коммандиты.

     Вместе с тем не исключается возможность появления коммандиты, в которой

единственным полным товарищем будет коммерческая организация, в том числе

созданное одним лицом хозяйственное общество, а единственным вкладчиком -

учредитель такого общества в качестве физического лица, что уже давно имеет

место в западноевропейском праве. Вообще же смысл участия юридического лица

в качестве полного товарища коммандиты состоит в том, что учредители такой

организации попадают в положение полных товарищей, управляющих всеми делами

коммандиты, однако не несут по ее долгам личной имущественной ответственности.

     Поскольку вкладчики коммандиты не подписывают учредительный договор и

не участвуют в выработке его условий, их отношения с товарищами коммандиты

оформляются договорами о внесении вкладов. Поэтому закон специально регулирует

правовое положение вкладчиков товарищества на вере.

     К числу прав вкладчика относится прежде всего право на получение причитающейся

на их долю части прибыли товарищества. По самому смыслу конструкции товарищества

на вере это право вкладчиков реализуется преимущественно перед аналогичным

правом полных товарищей. Иначе говоря, при распределении прибыли по вкладам

и долям в первую очередь должна быть выделена ее часть, подлежащая распределению

по вкладам коммандитистов. В этом смысле статус коммандитистов аналогичен

статусу владельцев привилегированных акций акционерного общества.

     Далее. Вкладчик имеет право на информацию о деятельности товарищества,

включая право на знакомство с его документацией и бухгалтерскими книгами.

     При ликвидации товарищества на вере вкладчики не только имеют преимущественное

перед полными товарищами право на получение своих вкладов (или их денежного

эквивалента) из имущества товарищества, то есть являются одними из кредиторов

товарищества, но и участвуют в распределении остатка имущества товарищества

после удовлетворения требований кредиторов товарищества, то есть имеют право

на ликвидационную квоту (п. 2 ст. 86 ГК).

     Вкладчик может передать свою долю или ее часть как другому вкладчику,

так и третьему лицу, не участвующему в коммандите. Для этого он не нуждается

в согласии товарищества или полных товарищей, ибо никаких лично-доверительных

отношений с его участием не возникает. Если вкладчик намерен продать свою

долю (или ее часть) третьему лицу, у других вкладчиков возникает право ее

преимущественной покупки (подп. 4 п. 2 ст. 85, п. 2 ст. 93, ст. 250 ГК). Такое

право принадлежит им пропорционально размерам их долей, если иное не установлено

учредительным договором товарищества. Разумеется, при продаже своей доли или

ее части одним вкладчиком другому никакого права преимущественной покупки

у других вкладчиков не возникает.

     Наконец, за вкладчиком сохраняется возможность в любое время выйти из

товарищества и получить свой вклад (долю в складочном капитале, но не во всем

имуществе товарищества). Сроки и характер выплат (или выдач) по вкладу определяются

учредительным договором товарищества. В любом случае такой выход, сопровождающийся

уменьшением имущества товарищества, допускается только по окончании финансового

года (подп. 3 п. 2 ст. 85 ГК).

     Учредительный договор товарищества на вере может предусматривать и иные

права вкладчиков.

     Основную обязанность вкладчиков составляет внесение вкладов в складочный

капитал коммандиты. Согласно п. 1 ст. 85 ГК внесение вклада удостоверяется

особым свидетельством об участии, которое не является ценной бумагой. Однако

его значение выходит за рамки удостоверения внесения вклада, ибо оно удостоверяет

статус коммандитиста в целом.

     Вкладчики не могут участвовать в управлении делами коммандиты и не вправе

выступать от ее имени (если, конечно, не получат от товарищества специальную

доверенность). Они не должны разглашать конфиденциальную информацию товарищества,

которая может стать известной им в связи с ознакомлением с документацией товарищества.

 

                Общество с ограниченной ответственностью

 

                           Основные положения

 

     Общество с ограниченной ответственностью является разновидностью объединения

капиталов, не требующего личного участия своих членов в делах общества. Характерными

признаками этой коммерческой организации являются деление ее уставного капитала

на доли участников и отсутствие ответственности последних по долгам общества.

Имущество общества, включая уставный капитал, принадлежит на праве собственности

ему самому как юридическому лицу и не образует объекта долевой собственности

участников. Поскольку вклады участников становятся собственностью общества,

нельзя сказать, что его участники отвечают по долгам общества в пределах внесенных

ими вкладов. В действительности они вообще не отвечают по долгам общества,

а несут лишь риск убытков (утраты вкладов). Даже те из участников, кто не

внес свой вклад полностью, отвечают по обязательствам общества лишь той частью

своего личного имущества, которая соответствует стоимости неоплаченной части

вклада (п. 1 ст. 87 ГК).

     Ранее действовавшим законодательством (ст. 11 Закона о предприятиях)

общества с ограниченной ответственностью, как известно, именовались товариществами

и отождествлялись с акционерными обществами закрытого типа. В настоящее время

это абсурдное, по сути, положение не действует. Сказанное, однако, не означает

необходимости скорейшего внесения изменений в учредительные документы таких

коммерческих организаций. Эти документы продолжают действовать в части, не

противоречащей правилам нового ГК. Их перерегистрация потребуется после принятия

специального закона об обществах с ограниченной ответственностью, который

и должен прямо предусмотреть сроки и порядок такой перерегистрации (п. 3 ст.

87 ГК, п. 4 ст. 6 Вводного закона).

     Общество с ограниченной ответственностью является наиболее типичной формой

"компании одного лица" и в развитых зарубежных правопорядках. Поэтому абз.

1 п. 1 ст. 87 ГК прямо допускает такую возможность, что расходится с чисто

грамматическим пониманием "общества", но вполне соответствует юридическому

существу дела. ГК исключает только возможность единоличного участия в обществе

с ограниченной ответственностью другой "компании одного лица" для предотвращения

исключения ответственности его учредителя физического лица, которое могло

бы противоречить правилу п. 3 ст. 56 ГК.

     ГК предусматривает необходимость установления предельного количества

участников такого общества. Мировой опыт свидетельствует о необходимости установления

такой границы на уровне от 30 до 50 участников, с тем чтобы это общество отличалось

от акционерного общества, у которого, напротив, обычно предусматривается необходимый

минимум участников. Необоснованное ограничение отечественного законодательства

о приватизации формой акционерного общества привело к созданию обществ с ограниченной

ответственностью ("акционерных обществ закрытого типа") на базе приватизированных

государственных предприятий с тысячами участников, что резко искажает нормальную

юридическую конструкцию и рассчитанные на нее правила. В действительности

речь, конечно, должна была бы идти о создании на базе таких предприятий не

"закрытых обществ", а нормальных производственных кооперативов, конструкция

которых вполне соответствует всем требованиям и пожеланиям учредителей таких

организаций. В настоящее время законодатель при разработке законов об акционерных

обществах и об обществах с ограниченной ответственностью должен прямо решить

судьбу "закрытых обществ", созданных до 8 декабря 1994 года. Именно поэтому

ГК ограничился в этом вопросе отсылкой к данным законам (п. 1 ст. 88).

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

 

              Создание, реорганизация и ликвидация общества

                     с ограниченной ответственностью

 

     Поскольку учредители общества не обязаны лично участвовать в его деятельности,

общество должно иметь органы, выражающие его волю как юридического лица (ст.

53 ГК). В связи с этим появляется необходимость в разработке и принятии устава

общества, решающего эти и другие вопросы. Воля же учредителей на создание

общества и условия участия в нем выражаются в учредительном договоре. Таким

образом, общество с ограниченной ответственностью должно иметь два учредительных

документа - учредительный договор и устав, если, разумеется, оно не создано

одним учредителем (п. 1 ст. 89). Закон называет в п. 2 ст. 89 ГК обязательные

условия, необходимые для учредительных документов общества. При отсутствии

хотя бы одного из них учредительные документы общества не могут быть зарегистрированы.

     Общество с ограниченной ответственностью реорганизуется или ликвидируется

по единогласному решению его участников (п. 1 ст. 92). Оно может быть ликвидировано

и по общим основаниям ликвидации юридических лиц (ст. 61 ГК). Что касается

его реорганизации в форме преобразования, то таковое возможно лишь в форму

другого общества либо производственного кооператива, но не в товарищество.

Данное ограничение вызвано тем, что общество может включать в свой состав

не только профессиональных предпринимателей и не связано с необходимостью

несения ответственности по его долгам личным имуществом участников, что является

необходимым признаком товарищества.

 

          Управление в обществе с ограниченной ответственностью

 

     В обществе с ограниченной ответственностью обязательно создается двухзвенная

система управления его делами. Высшим органом общества (п. 1 ст. 91 ГК) является

общее собрание его участников, правомочное решать основные вопросы деятельности

общества. Некоторые вопросы составляют исключительную компетенцию общего собрания

общества, которая ни при каких условиях, в том числе по решению общего собрания,

не может быть передана исполнительному органу общества. К исключительной компетенции

общего собрания относятся вопросы об изменении устава общества, включая размер

его уставного капитала, формирование и отзыв исполнительных органов общества

и его ревизионной комиссии, утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов

общества, а также принятие решений о реорганизации и ликвидации общества.

Перечисленные вопросы составляют минимум исключительной компетенции общего

собрания общества, которая может быть расширена (но не уменьшена) его уставом

или законом.

     Все вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции собрания общества,

входят в компетенцию его исполнительного органа (директора, правления и т.

п.). Этот последний в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 91 ГК может быть единоличным,

в том числе и необязательно избранным из числа участников общества. Это открывает

возможность найма обществом управляющего по контракту либо заключения специального

договора с управляющей компанией (коммерческой организацией).

     Ревизионная комиссия (в небольших обществах - ревизор) не является органом

общества, выражающим его волю в гражданских правоотношениях. Для контроля

за деятельностью исполнительных органов общества его участники могут использовать

внешний аудит (п. 4 ст. 91). Обязательность внешнего аудита может предусматриваться

либо законом, либо уставом самого общества. В соответствии с ними требовать

проведения независимой аудиторской проверки вправе как общее собрание общества,

так и определенное количество его участников, обладающих известной долей в

его уставном капитале. Само общество не обязано публиковать результаты своей

отчетности, что отличает его от акционерного общества (п. 5 ст. 91 ГК).

 

           Имущество общества с ограниченной ответственностью

 

     Кодекс не содержит правил о системе имущественных фондов, обязательно

образуемых в обществе с ограниченной ответственностью. Основу имущественной

обособленности такого общества составляет его уставный капитал (фонд), к которому

предъявляются более высокие требования, чем к складочному капиталу в товариществах.

Ведь участники этого общества заранее исключают свою ответственность по его

долгам личным имуществом, и кредиторам общества приходится рассчитывать лишь

на его уставный капитал. Поэтому абз. 2 п. 1 ст. 90 ГК прямо называет его

минимальной гарантией интересов кредиторов общества.

     Размер уставного капитала общества с ограниченной ответственностью ни

при каких условиях не может быть меньше суммы, установленной законом. В отсутствие

специальных правил закона об обществах с ограниченной ответственностью сохраняет

силу требование подп. "г" п. 3 Положения о порядке государственной регистрации

субъектов предпринимательской деятельности, утвержденного Указом Президента

РФ от 8 июля 1994 года N 1482, в соответствии с которым размер такого капитала

не может быть менее суммы, равной 100-кратному размеру минимальной оплаты

труда в месяц, установленной законодательством на дату представления учредительных

документов общества для регистрации.

     Если размер уставного капитала общества становится ниже указанного лимита

в силу любых причин (неоплата участниками уставного капитала в течение первого

года работы общества, фактическое уменьшение по окончании второго и последующего

годов деятельности общества и т. д.), общество подлежит ликвидации, поскольку

его кредиторы не смогут рассчитывать даже на предусмотренный законом минимум.

Конечно, участники общества вправе восполнить образовавшийся недостаток капитала,

если они не хотят его ликвидации.

     Все члены общества обязаны участвовать в образовании его уставного капитала

путем уплаты своих взносов и не могут быть ни при каких условиях освобождены

от выполнения этой своей обязанности (п. 2 ст. 90 ГК). Однако они имеют возможность

оплатить уставный капитал общества в рассрочку, внеся его половину не в момент

регистрации, а в течение первого года работы общества. Вместе с тем пока капитал

общества не оплачен полностью, поскольку участники общества не полностью внесли

свои вклады, они несут солидарную с обществом и друг с другом ответственность

перед его кредиторами своим личным имуществом в пределах неоплаченной части

вклада.

     Уменьшение уставного капитала общества по сравнению с зарегистрированным

(хотя бы и до величины, превышающей установленный законом минимум) ослабляет

гарантии кредиторов общества, то есть препятствует выполнению этим капиталом

своего основного назначения. Для предотвращения таких ситуаций вводится понятие

чистых активов общества, с которыми сравнивается уставный капитал общества

на конец финансового года, то есть при подведении итогов его работы за год.

Под чистыми активами в данном случае понимается фактическая стоимость всего

имущества общества за вычетом стоимости имеющихся долгов (пассивов).

     Если размер чистых активов общества в конце второго и каждого последующего

финансового года работы общества, когда его уставный капитал должен быть не

только объявлен, но и оплачен, уменьшится ниже размера этого капитала, общество

должно объявить и зарегистрировать это уменьшение своего капитала. При этом

требуется обязательное уведомление всех кредиторов общества (п. 5 ст. 90 ГК),

а они могут потребовать досрочного исполнения или прекращения соответствующих

обязательств с возложением на общество возникших убытков. Ясно, что общество

не вправе в такой ситуации выплачивать дивиденд своим участникам, ибо такая

выплата, по сути, будет осуществлена за счет кредиторов общества. Если же

уменьшение чистых активов общества достигнет величины меньшей, чем допускаемый

законом минимум уставного капитала общества с ограниченной ответственностью,

общество подлежит ликвидации.

     Вместе с тем указанные правила не требуют постоянного наличия соответствующего

минимального капитала в каждый момент деятельности общества. Такое требование

закон выдвигает лишь при подведении годовых финансовых итогов работы общества.

     Увеличение же уставного капитала общества допускается только после полной

оплаты всего объявленного капитала, то есть внесения вкладов участниками в

полном объеме (п. 6 ст. 90 ГК). Ведь "увеличение" неоплаченного капитала учредителями

общества означало бы освобождение их от обязанности его полной оплаты.

     Участник общества с ограниченной ответственностью вправе передать свою

долю или ее часть иным лицам. Доля участника в уставном капитале общества,

по существу, является обязательственным правом требования, поэтому на ее передачу

(уступку) распространяются правила об уступке прав (ст. 382-390 ГК), в том

числе об оформлении такой сделки и о необходимости извещения об этом обязанных

лиц (в данном случае общества). Это требует также внесения изменений в учредительные

документы общества и их последующей регистрации.

     При отчуждении всей доли участник добровольно выбывает из общества, а

при отчуждении ее части его правомочия уменьшаются. Исключается отчуждение

неоплаченной части доли (п. 4 ст. 93 ГК), ибо она еще не стала полноценным

имущественным правом. При этом все расчеты отчуждатель производит с приобретателем

доли, а не с обществом.

     Приобретение доли или ее части лицом, не участвующим в обществе, порождает

для последнего обязанность принять его в члены общества. Поскольку для других

участников это не всегда целесообразно, п. 2 ст. 93 ГК допускает установление

в уставе общества запрета на отчуждение доли или ее части третьим лицам. Если

такой запрет отсутствует, при продаже (или мене) доли или ее части лицу, не

участвующему в обществе, у оставшихся участников возникает право преимущественной

покупки этой доли. Такое право распространяется только на случаи отчуждения

доли в форме купли-продажи (или мены) и принадлежит всем участникам общества

пропорционально размерам их долей в уставном капитале (если уставом общества

или соглашением всех его участников не предусмотрено иное, например деление

доли на равные части или возможность ее приобретения участниками общества

поочередно и т. д.). Осуществление этого права производится по общим правилам

ст. 250 ГК.

     Если доля (или ее часть) отчуждается одним участником общества другому,

у остальных участников никаких преимущественных прав не возникает. Если же

участники общества отказываются от приобретения доли, а устав исключает ее

отчуждение третьим лицам, общество должно само приобрести эту долю у отчуждателя.

При этом отчуждателю выплачивается "действительная" (рыночная) стоимость доли

либо выдается имущество в натуре в зависимости от указаний на этот счет в

учредительных документах общества. При их отсутствии общество само вправе

выбрать способ исполнения своего обязательства (ст. 320 ГК).

     Приобретенная обществом доля участника не может оставаться у общества,

ибо оно не может быть одновременно и должником, и кредитором в отношении этого

требования. Поэтому согласно п. 5 ст. 93 ГК общество должно либо реализовать

эту долю своим участникам, либо уменьшить свой уставный капитал на эту долю

(ст. 413), известив об этом кредиторов общества.

     В случае смерти физического лица или реорганизации юридического лица,

бывшего участником общества, их доли могут перейти к их наследникам или правопреемникам.

На этом основании они вправе требовать принятия их в члены общества. Однако

устав общества может исключить такую возможность либо поставить ее в зависимость

от воли всех других участников. В этих случаях за наследниками или иными правопреемниками

сохраняется лишь право на компенсацию указанной доли за счет общества. Характер

и порядок такой компенсации предусматривается учредительными документами общества

(в отсутствие правил специального закона), а при их отсутствии определяется

самим обществом (ст. 320 ГК). При этом доля умершего или реорганизованного

участника фактически переходит к обществу, что требует либо распределить ее

между оставшимися участниками, либо соответственно уменьшить свой уставный

капитал, известив об этом своих кредиторов.

     Участник общества с ограниченной ответственностью вправе также в любое

время свободно выйти из него без чьего бы то ни было согласия (ст. 94 ГК).

При этом он вправе потребовать соответствующей части имущества общества, приходящейся

на его долю в уставном капитале. Такое положение может поставить под угрозу

имущественные интересы общества. Поэтому учредительные документы общества

(в отсутствие специальных правил закона об обществах с ограниченной ответственностью)

должны урегулировать вопросы о порядке, сроках и способах выдачи или выплаты

стоимости имущества выходящему участнику. Они могут установить как характер

выдачи (денежный эквивалент, имущество в натуре, их сочетание), так и ее сроки

(по окончании календарного или финансового года, сразу или в рассрочку и т.

п.).

 

               Общество с дополнительной ответственностью

 

     Общество с дополнительной ответственностью является разновидностью общества

с ограниченной ответственностью. Поэтому на его правовое положение распространяют

свое действие практически все правила об обществах с ограниченной ответственностью

(п. 3 ст. 95 ГК), за одним главным исключением.

     При недостаточности имущества такого общества для удовлетворения требований

его кредиторов участники общества с дополнительной ответственностью могут

быть привлечены к имущественной ответственности по долгам общества их личным

имуществом, причем в солидарном порядке. Однако размер этой ответственности

ограничен: он касается не всего их личного имущества, как в полном товариществе,

а только его части - одинакового для всех кратного размера к сумме внесенных

вкладов (например, трехкратный, пятикратный и т. п.). Таким образом, это общество

занимает как бы промежуточное положение между товариществами с их неограниченной

ответственностью участников и обществами, вообще исключающими такую ответственность.

     Из сказанного вытекает и еще одна важная особенность такого общества,

предусмотренная п. 1 ст. 95 ГК. В случае банкротства одного из участников

его дополнительная ответственность пропорционально (или в ином порядке, установленном

его учредительными документами) распределяется между остальными участниками,

как бы "прирастая" к их "долям". Поэтому общая сумма дополнительных гарантий

кредиторам остается неизменной.

     Особенности правового положения этого общества также будут предусмотрены

в законе об обществах с ограниченной ответственностью.

 

                          Акционерное общество

 

                             Понятие и виды

 

     Акционерным признается хозяйственное общество - объединение капиталов,

уставный капитал которого разделен на определенное количество одинаковых долей,

а каждая из них выражена ценной бумагой акцией. Поэтому акции одного выпуска

должны иметь одинаковую номинальную стоимость. Обладатели акций - акционеры

- не отвечают по обязательствам общества, а несут лишь риск убытков - утраты

стоимости принадлежащих им акций (п. 1 ст. 96 ГК).

     По указанным признакам акционерные общества весьма близки к обществам

с ограниченной ответственностью, хотя в действительности между ними имеется

ряд существенных различий. Прежде всего, в акционерном обществе иная организация

уставного капитала - здесь налицо полное равенство долей и их обязательное

оформление акциями (закон даже говорит о делении уставного капитала акционерного

общества именно на акции, а не на доли). Наличие таких ценных бумаг принципиальная

особенность акционерной формы предпринимательства, ибо только акционерному

обществу разрешено выпускать акции (п. 7 ст. 66 ГК).

     Оформление прав акционера акциями (ценными бумагами) означает, что и

осуществление, и передача этих прав другим лицам возможны только с помощью

акций или путем их передачи. Поэтому при выходе из акционерного общества его

участник не может потребовать от самого общества никаких выплат или выдач,

причитающихся на его долю. Ведь осуществить этот выход можно лишь одним способом

- продав, уступив или иным образом передав свои акции (или акцию) другому

лицу. Следовательно, акционерное общество в отличие от общества с ограниченной

ответственностью гарантировано от уменьшения своего имущества при выходе из

него участников.

     Другие отличия этих обществ связаны с более сложной структурой управления

в акционерном обществе, наличием здесь развитого специального законодательства

с преобладанием в нем норм императивного характера. Эти отличия вызваны попытками

предотвратить злоупотребления, большие возможности для которых предоставляет

эта организационно-правовая форма предпринимательства. Дело в том, что руководители

такого общества при наличии огромного числа мелких акционеров, как правило

некомпетентных в предпринимательской деятельности и заинтересованных только

в получении дивидендов, приобретают, по сути, бесконтрольные возможности использования

капитала общества. Этим объясняется появление правил о публичном ведении дел

акционерного общества, о необходимости формирования в нем постоянно действующего

контрольного органа акционеров - наблюдательного совета и др.

     Необходимо иметь в виду, что акционерное общество как форма объединения

капиталов рассчитана на крупное предпринимательство и обычно не используется

мелкими компаниями. Поэтому акционерное общество не лимитируется по количеству

участников. Напротив, форма общества с ограниченной ответственностью рассчитана

на сравнительно небольшое количество участников, предел которого специально

определяется законом.

     ГК содержит лишь наиболее общие правила об акционерных обществах, предполагая,

что основная, тщательная регламентация их правового положения будет развернута

на базе его норм в специальном законе об акционерных обществах (абз. 1 п.

3 ст. 96). При этом нормы ГК и будущего закона об этих обществах не распространяются

на правовое положение различных акционерных обществ, созданных в ходе приватизации

государственных и муниципальных предприятий, ибо их статус достаточно детально

определен специальным законодательством о приватизации.

     В ходе приватизации акционерная форма организации предпринимательства

была использована в целях, прямо противоположных тем, для которых она создавалась,

а именно "раздачи" (распределения), а не для концентрации капитала. К тому

же законодательство о приватизации объявило ее единственной организационно-правовой

формой этого процесса. В результате стали необходимыми изменения этой конструкции

и создание здесь особых видов акционерных обществ. Их правовой статус будет

соответствовать статусу обычных акционерных обществ лишь по окончании процесса

приватизации, точный момент которого должен быть прямо установлен законом.

     Акция признается ценной бумагой (ст. 143 ГК), причем в соответствии с

п. 46 Положения об акционерных обществах, действующего в части, не противоречащей

правилам ГК, до принятия специального закона акции акционерных обществ могут

быть только именными. Именные акции нередко не выпускаются на бумажных носителях,

то есть в виде отдельного документа, а "эмитируются" в виде записей в памяти

ЭВМ на специальных "счетах". Такого рода "безбумажные" ("бездокументарные")

"акции" в действительности не являются ценными бумагами, а представляют собой

особый способ фиксации прав акционера (ст. 149 ГК). Разумеется, по поводу

такого рода объектов ("записей") складываются не вещные, а обязательственные

отношения, ибо "владелец" указанной записи не обладает ни правом собственности,

ни каким-либо иным вещным правом на запись. Соответственно этому для осуществления

или передачи своих прав такой "акционер" использует не ценную бумагу, а "запись",

удостоверяющую его права по отношению к обществу.

     Параллельно с этим способом фиксации прав акционеров обычно используется

и другой - ведение реестра акционеров в специальных книгах и выдача акционеру

выписки из такого реестра. Здесь также речь не идет о ценных бумагах. К сожалению,

такой способ фиксации прав акционеров не свободен от возможности злоупотреблений,

связанных с тем, что ведение реестра в ряде случаев не сопровождалось эмиссией

акций не только в "бумажной", но и в "безбумажной" форме. Права акционера

может также удостоверять и сертификат акций, имеющий свойства ценной бумаги.

     Следует подчеркнуть, что все эти особые способы фиксации прав акционеров

допустимы только для именных акций и исключаются для акций предъявительских.

Можно полагать, что наш формирующийся рынок ценных бумаг не утратил потребности

в предъявительских акциях, которые могут существовать только в традиционной

бумажной форме.

     Акционерные общества разделяются на открытые и закрытые. Кодекс отказался

от абсурдного по своей сути отождествления закрытого акционерного общества

с обществом с ограниченной ответственностью, закреплявшегося ранее действовавшим

Законом о предприятиях и предпринимательской деятельности. Закрытое акционерное

общество - разновидность акционерных обществ, а не обществ с ограниченной

ответственностью.

     Открытое акционерное общество распределяет свои акции среди неопределенного

круга лиц и потому только оно вправе проводить открытую подписку на свои акции

и их свободную продажу. Его акционеры свободно отчуждают принадлежащие им

акции, что делает состав участников такого общества переменным и нелимитируемым.

В отличие от этого закрытое акционерное общество распределяет свои акции только

между учредителями или иным заранее определенным кругом лиц, то есть характеризуется

постоянным составом участников. Поэтому оно лишено права проводить открытую

подписку на свои акции или предлагать их для приобретения другим лицам любым

иным образом. Участники такого общества пользуются правом преимущественной

покупки акций, продаваемых другими акционерами, что призвано сохранить заранее

ограниченный их состав. Поэтому количество участников закрытого акционерного

общества не должно превышать предельной величины, которая будет установлена

законом об акционерных обществах. Право преимущественной покупки акций, имеющееся

у участников закрытого акционерного общества, как и всякое другое такое же

право, распространяется только на случаи продажи (или мены) акций, но не на

случаи иного их отчуждения и осуществляется в соответствии с общими правилами,

изложенными в ст. 250 ГК.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

     Открытые акционерные общества обязаны вести дела публично, то есть ежегодно

публиковать для всеобщего сведения годовой отчет, бухгалтерский баланс, счет

прибылей и убытков (абз. 2 п. 1 ст. 97 ГК). Закрытые акционерные общества

обязаны публиковать названные документы только в случаях, прямо предусмотренных

законом об акционерных обществах (абз. 4 п. 2 ст. 97 ГК). В отсутствие названного

закона на них не распространяется обязанность публичного ведения дел, что

также отличает их от открытых акционерных обществ.

 

        Создание, реорганизация и ликвидация акционерных обществ

 

     В соответствии с п. 3 ст. 98 ГК единственным учредительным документом

акционерного общества является его устав. Ему не нужен учредительный договор,

ибо в формировании его имущества участвуют многочисленные акционеры, нередко

не принимающие участия в оформлении его учредительных документов. Более того,

свободный выход из такого общества путем отчуждения своих акций, как и вступление

в него путем их приобретения исключают реальную возможность каждого участника

подписывать учредительные документы общества и постоянно перерегистрировать

их.

     Необходимо различать договор учредителей о создании акционерного общества,

который по своей природе является договором о совместной деятельности, и учредительный

договор, который является учредительным документом соответствующего юридического

лица. Договор о создании акционерного общества (п. 1 ст. 98 ГК) определяет

порядок осуществления учредителями их совместной деятельности по созданию

общества и утрачивает силу с момента регистрации общества в качестве юридического

лица, то есть по достижении определенной в нем цели.

     Согласно абз. 1 п. 2 ст. 98 ГК учредители общества как участники договора

о его создании несут солидарную (а не долевую, как в обычном договоре о совместной

деятельности) ответственность перед кредиторами по обязательствам, возникшим

до регистрации общества, то есть вытекающим из данного договора. Если в последующем

общее собрание акционеров согласится на это, такая ответственность учредителей

может быть переложена ими на общество в целом.

     Некоторые существенные условия договора о создании акционерного общества

прямо определены в Кодексе. К ним, в частности, относятся условия о размере

уставного капитала будущего общества, категориях выпускаемых им акций и порядке

их размещения. В остальном на данный договор распространяются общие правила

о договорах простого товарищества (совместной деятельности), предусмотренные

ст. 122-125 Основ.

     Пункт 3 ст. 98 ГК устанавливает некоторые обязательные требования, предъявляемые

к содержанию устава акционерного общества. В уставе во всяком случае должны

быть зафиксированы сведения о категориях выпускаемых обществом акций, их номинальной

стоимости и количестве; о размере уставного капитала общества, который не

может быть менее предусмотренного законом минимума; о правах акционеров и

компетенции органов управления обществом, включая вопросы, по которым решение

должно быть принято единогласно или квалифицированным большинством голосов.

     Акционерное общество может быть создано одним лицом либо состоять из

одного участника (абз. 1 п. 6 ст. 98 ГК). Таким образом, оно, как и общество

с ограниченной ответственностью, может быть "компанией одного лица". Таковыми,

в частности, являются "государственные акционерные общества", то есть общества

со стопроцентным участием государства, юридически выступающие в роли самостоятельных

собственников своего имущества. ГК запрещает иметь акционерному обществу в

качестве единственного участника другую "компанию одного лица".

     Решение о реорганизации или ликвидации акционерного общества принимает

только его общее собрание, поскольку этот вопрос отнесен к его исключительной

компетенции. Согласно п. 2 ст. 104 ГК установлены ограничения на преобразование

акционерного общества: оно может принять форму только другого общества (с

ограниченной или с дополнительной ответственностью участников) либо производственного

кооператива. Последнее открывает дорогу возможному преобразованию бывших колхозов

и совхозов, не всегда удачно преобразованных в акционерные общества, а также

"закрытых акционерных обществ", созданных на базе приватизированных государственных

предприятий.

     При реорганизации акционерных обществ необходимо учитывать особенности

акционерного капитала, выраженного соответствующими ценными бумагами. Они

требуют помимо обычных реорганизационных процедур изъятия и погашения акций

реорганизуемых обществ и их замены (обмена) акциями вновь образуемых обществ.

Выпуск акций новых обществ должен проводиться с соблюдением общих требований

закона, а конкретная регламентация всех этих процедур должна быть предусмотрена

законом об акционерных обществах.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

                    Управление в акционерном обществе

 

     Высшим органом акционерного общества является общее собрание его акционеров.

За ним закреплена исключительная компетенция, которую нельзя передать другим

органам общества даже по решению общего собрания. К ней во всяком случае относятся:

изменение устава общества, включая изменение размера его уставного капитала,

избрание наблюдательного совета (совета директоров), ревизионной комиссии

(ревизора) и исполнительных органов общества (если только последний вопрос

не отнесен к исключительной компетенции наблюдательного совета), а также утверждение

годовых отчетов и балансов общества, распределение его прибылей и убытков

и решение вопроса о реорганизации или ликвидации общества (п. 1 ст. 103 ГК).

Исключительная компетенция общего собрания может быть расширена (но не сужена)

законом об акционерных обществах или уставом конкретного общества.

     В крупных акционерных обществах, насчитывающих более 50 акционеров, должен

быть создан наблюдательный совет, являющийся постоянно действующим коллективным

органом, выражающим интересы акционеров и контролирующим деятельность исполнительных

органов общества. В случаях его создания определяется исключительная компетенция

этого органа, которая также ни при каких условиях не может быть передана исполнительным

органам. В нее, в частности, может включаться согласие на совершение обществом

крупных сделок, эквивалентных значительной части стоимости уставного капитала

общества, а также назначение и отзыв исполнительных органов общества. Поскольку

в ранее действовавшем Положении об акционерных обществах наблюдательный совет

отождествлялся с советом директоров, новый ГК сохранил это название в п. 2

ст. 103, имея в виду, что речь при этом идет не об исполнительных директорах,

а о членах наблюдательного совета (акционерах) общества.

     Ревизионная комиссия общества, которая в небольших обществах может быть

заменена ревизором, создается только из числа акционеров, но не является органом

управления общества. Ее полномочия по контролю за финансовой документацией

общества и порядок их осуществления определяются законом об акционерных обществах

и уставами конкретных обществ.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

     Исполнительный орган общества (дирекция, правление) имеет "остаточную"

компетенцию, то есть решает все вопросы деятельности общества, не отнесенные

к компетенции общего собрания или наблюдательного совета. ГК допускает передачу

полномочий исполнительного органа не избранным акционерам, а управляющей компании

или управляющему (индивидуальному предпринимателю). В роли управляющей компании

могут выступать другое хозяйственное общество или товарищество либо производственный

кооператив. Такая ситуация возможна по решению общего собрания, в соответствии

с которым с управляющей компанией (или индивидуальным управляющим) заключается

специальный договор, предусматривающий взаимные права и обязанности, а также

ответственность за их несоблюдение (абз. 3 п. 3 ст. 103).

     Способом контроля за деятельностью исполнительных органов общества является

также независимая аудиторская проверка. Такая проверка в соответствии с абз.

2 п. 5 ст. 103 ГК теперь может быть проведена во всякое время по требованию

акционеров, совокупная доля которых в уставном капитале общества составляет

не менее 10 процентов. Внешний аудит обязателен также для открытых акционерных

обществ, обязанных к публичному ведению дел, ибо здесь он служит дополнительному

подтверждению правильности публикуемых документов общества.

 

                     Имущество акционерного общества

 

     Уставный капитал акционерного общества - условная величина, составляющая

первоначально сумму номинальной стоимости его акций, которая затем может изменяться

в сторону увеличения или уменьшения. Его главная функция - быть минимальной

гарантией удовлетворения возможных требований кредиторов. Поэтому к нему предъявляются

особые, повышенные по сравнению со складочным капиталом товариществ требования.

     Акционерное общество должно иметь уставный капитал в размере не ниже

предусмотренного законом минимума. В настоящее время в соответствии с подп.

"г" п. 3 Положения о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской

деятельности этот минимум составляет сумму, равную 1000-кратному размеру минимальной

оплаты труда в месяц, установленному на дату представления устава общества

для регистрации.

     При формировании этого капитала все акции общества первоначально должны

быть оплачены учредителями по номиналу и распределяться среди них, поскольку

закон не допускает открытой подписки на акции акционерных обществ открытого

типа до полной оплаты уставного капитала учредителями (п. 3 ст. 99 ГК). Обязанность

предварительной оплаты уставного капитала учредителями сохраняется и для закрытых

акционерных обществ. Кроме того, ни один акционер, включая учредителей, ни

при каких условиях не может быть освобожден от обязанности по реальной оплате

приобретаемых акций (п. 2 ст. 99 ГК). Это должно исключить возможность продажи

ничем не обеспеченных акций и формирования уставного капитала общества без

участия его учредителей.

     Акционерное общество создает не только уставный фонд (капитал), но и

другие фонды по нормам и в порядке, предусмотренным его уставом. В обязательном

порядке подлежит созданию резервный фонд, нормативы формирования которого

будут определены законом об акционерных обществах. Однако Кодекс непосредственно

касается режима только уставного фонда (капитала) в силу указанной выше главной

задачи такого фонда.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

     На случай появления у общества долгов, превышающих размер его имущества,

что ставит под угрозу интересы его кредиторов, ГК вводит понятие чистых активов,

размер которых на конец второго и каждого последующего финансового года должен

соответствовать хотя бы объявленному (зарегистрированному и оплаченному) уставному

капиталу общества (п. 4 ст. 99). В ином случае общество обязано объявить и

зарегистрировать уменьшение своего уставного капитала и, конечно, не вправе

объявлять и выплачивать дивиденд (что заведомо было бы в ущерб его кредиторам).

При этом кредиторы общества должны быть уведомлены об этом и вправе потребовать

досрочного исполнения или прекращения соответствующих обязательств (абз. 2

п. 1 ст. 101).

     Смысл этого жесткого правила закона состоит в том, что при таком уменьшении

чистых активов (то есть фактической стоимости принадлежащего обществу имущества

за вычетом стоимости имеющихся у него долгов) акционерное общество, по сути,

не в состоянии предоставить своим кредиторам те минимальные гарантии удовлетворения

их требований, которые обязывает иметь закон. Если же стоимость чистых активов

становится ниже предусмотренного законом минимума, общество подлежит ликвидации,

ибо оно не имеет даже минимально необходимой имущественной базы для предпринимательской

деятельности.

     Из сказанного не следует, что общество должно постоянно иметь в наличии

соответствующий минимальный капитал. В течение первого года деятельности общество

обязано полностью оплатить объявленный в уставе капитал и иметь в наличии

необходимые чистые активы в конце второго и последующих финансовых годов.

Нет, разумеется, препятствий и к восполнению уменьшившегося капитала за счет

акционеров.

     Уменьшение уставного капитала общества допускается только по решению

общего собрания и производится одним из двух способов, названных в п. 1 ст.

101 ГК: либо путем уменьшения номинальной стоимости акций, либо путем покупки

их части самим обществом для последующего погашения. Однако второй способ

допустим, если он прямо предусмотрен уставом общества.

     Увеличение уставного капитала общества должно отражать реальное увеличение

его имущества. Поэтому оно не допускается ранее полной оплаты объявленного

уставного капитала (в течение первого года деятельности общества) либо с целью

сбора средств для покрытия понесенных обществом убытков (и оставления в неприкосновенности

первоначального уставного капитала), что прямо закреплено п. 2 ст. 100 ГК.

Это увеличение также может производиться одним из двух способов: либо путем

увеличения номинала выпущенных обществом акций, либо путем выпуска новых акций.

Для второго способа закон об акционерных обществах может допускать возможность

преимущественного приобретения новых акций общества владельцами его голосующих

акций. Решение об увеличении уставного капитала также может быть принято только

общим собранием общества.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

     Пункт 5 ст. 99 ГК допускает установление ограничений на количество акций,

либо их общую сумму, либо на количество голосов, принадлежащих одному акционеру.

Такие ограничения могут вводиться не только законом, но и уставом конкретного

общества. Данная возможность направлена на защиту прав мелких акционеров,

которые в ином случае могли бы быть отстранены от реального участия в делах

общества владельцами крупных пакетов акций.

     Кодекс предусматривает также определенные ограничения на выпуск акционерным

обществом ценных бумаг для привлечения дополнительного капитала. Во-первых,

п. 1 ст. 102 запрещает выпускать привилегированные (неголосующие) акции на

сумму, превышающую 25 процентов уставного капитала. При отсутствии таких ограничений

общество могло бы основную часть или даже все свои акции выпустить как неголосующие,

превратив акционерное общество в товарищество на вере, а акционеров - во вкладчиков,

не участвующих в управлении его делами.

     Во-вторых, п. 2 ст. 102 ГК не разрешает обществу выпускать облигации

на сумму более уставного капитала (или превышающую величину специально предоставленного

обществу в этих целях дополнительного обеспечения такой эмиссии) и ранее третьего

года своего существования (поскольку в первом году должен быть полностью оплачен

уставный капитал, а в течение двух последующих лет общество должно доказать

возможность деятельности на базе этого капитала без дополнительных облигационных

займов). Смысл данного ограничения заключается в запрете обществу формировать

свой уставный капитал как целиком заемный, освобождая, по сути, акционеров

от обязанности оплаты этого капитала. Поэтому обществу нельзя производить

выпуск облигаций ранее оплаты уставного капитала. После полной оплаты этого

капитала общество может осуществить эмиссию облигаций и до истечения третьего

года своего существования, но при условии, что оно специально для этих целей

получит дополнительное обеспечение (и произведет эмиссию в размере этого обеспечения).

     С целью защиты интересов кредиторов общества п. 3 ст. 102 ГК не допускает

объявление и выплату дивиденда акционерам до полной оплаты всего уставного

капитала, а также в случаях, когда стоимость чистых активов общества меньше

его уставного капитала и резервного фонда либо станет меньше этой величины

в результате выплаты дивиденда. Таким образом, для целей выплаты доходов по

акциям предусматривается еще более жесткий порядок, чем для общего функционирования

общества (п. 4 ст. 99), ибо здесь надо сохранять в неприкосновенности стоимость

не только уставного капитала, но и резервного фонда. Следовательно, уставный

капитал общества и после выплаты дивиденда обязан продолжать выполнять свое

главное назначение - быть минимальной гарантией удовлетворения имущественных

требований кредиторов..

 

                      Дочерние и зависимые общества

 

                            Дочерние общества

 

     Дочернее хозяйственное общество в строгом смысле слова не составляет

особой организационно-правовой формы - разновидности коммерческих организаций.

В этом качестве может выступать любое хозяйственное общество - акционерное,

с ограниченной или с дополнительной ответственностью. Особенности правового

положения дочерних обществ связаны с их взаимоотношениями с "материнскими"

(контролирующими) обществами или товариществами и возможным возникновением

ответственности контролирующих компаний по долгам дочерних.

     Дочерним может быть только хозяйственное общество, а контролирующим ("материнским")

- не только общество, но и товарищество. Не следует смешивать понятия дочернего

общества и дочернего предприятия (п. 7 ст. 114 ГК). Дочернее предприятие,

будучи унитарным предприятием-несобственником, само создается другим унитарным

предприятием-несобственником. При этом такая организационно-правовая форма,

как унитарное предприятие, теперь допускается только для государственной и

муниципальной собственности.

     Общество может быть признано дочерним при наличии хотя бы одного из трех

названных в п. 1 ст. 105 ГК обстоятельств: преобладающего по сравнению с другими

участниками участия в его уставном капитале другого общества или товарищества

(что, в частности, не требует теперь для акционерных обществ нахождения заведомо

контрольного пакета акций одного общества в руках другого); договора между

обществом и другим обществом или товариществом об управлении делами первого

(например, договора с управляющей компанией, заключенного в соответствии с

абз. 3 п. 3 ст. 103); иной возможности одного общества или товарищества определять

решения, принимаемые другим обществом, в том числе фактической возможности

оказывать такое воздействие на органы управления дочерним обществом (разумеется,

при ее доказанности в случае необходимости). Таким образом, наличие статуса

дочернего общества не зависит от строго формальных критериев и может быть

доказано, например, в судебном порядке с целью использовать соответствующие

правовые последствия.

     Основные последствия признания общества дочерним связаны с появлением

ответственности перед его кредиторами со стороны контролирующей ("материнской")

компании. Последняя отвечает, однако, не по всем сделкам, совершенным дочерним

обществом, а лишь в двух случаях: при заключении сделки по указанию контролирующей

компании (что должно быть доказано либо дочерней компанией, либо ее кредиторами)

она отвечает перед кредиторами дочернего общества солидарно с ним; при банкротстве

дочерней компании и доказанности того, что данное банкротство было вызвано

исполнением указаний контролирующей компании, последняя отвечает по долгам

дочернего общества перед его кредиторами в субсидиарном порядке, то есть при

недостатке имущества дочернего общества для погашения его долгов. Само же

дочернее общество не отвечает по долгам основного (контролирующего) общества

или товарищества.

     Если дочернему обществу причиняются убытки по вине основной (контролирующей)

компании, акционеры (или вкладчики) дочернего общества могут потребовать их

возмещения от основной (контролирующей) компании, если докажут ее вину в появлении

таких убытков (п. 3 ст. 105 ГК). Ясно, что это касается интересов тех участников

дочернего общества, которые оказались в меньшинстве и не контролируют его

деятельность.

     Законы об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью

должны предусмотреть и иные способы защиты прав участников дочерних компаний

и их кредиторов, более подробно урегулировав статус таких коммерческих организаций.

Кроме того, наличие взаимоотношений основной ("материнской") и дочерней компаний

может представить интерес и для антимонопольного законодательства, что выходит

за рамки Кодекса.

 

 Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26

декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня

1996 г.)

 

     Основная ("материнская") и дочерняя (или дочерние) компании составляют

систему взаимосвязанных компаний, получившую в американском праве наименование

"холдинг", а в германском праве "концерн". Однако сами по себе ни холдинг,

ни концерн не являются самостоятельными субъектами права - юридическими лицами.

Это же относится и к создаваемым у нас "финансово-промышленным группам", участники

которых при известных условиях могут рассматриваться как "материнские" и дочерние

компании (общества), если только такая группа не создана в форме самостоятельного

акционерного общества (п. 6 Положения о финансово-промышленных группах и порядке

их создания, утвержденного Указом Президента РФ от 5 декабря 1993 года N 2096).

 

 Указом Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443 Указ Президента РФ от 5 декабря

1993 года N 2096 признан утратившим силу

 

                           Зависимые общества

 

     Зависимые общества также не являются особой организационно-правовой формой

коммерческих организаций. В этом качестве выступают различные хозяйственные

общества. Речь идет о возможности одного общества существенно влиять на принятие

решений другим обществом, а того, в свою очередь, оказывать аналогичное (не

определяющее) влияние на принятие решений первым обществом. Такая возможность

основана на их взаимном участии в капиталах друг друга, не достигающем, однако,

степени "контрольного пакета", то есть не позволяющем говорить о таких взаимосвязях

как об отношениях дочерних и "материнских" обществ.

     В соответствии с п. 1 ст. 106 ГК зависимым признается общество, в уставном

капитале которого другое общество имеет более 20 процентов участия (голосующих

акций или долей в капитале общества с ограниченной ответственностью). Зависимые

общества нередко взаимно участвуют в капиталах друг друга. При этом доли их

участия могут быть одинаковыми, что исключает возможность одностороннего влияния

одного общества на дела другого.

     Такого рода отношения зависимости одного общества от другого (или их

взаимозависимости) не порождают взаимной или дополнительной ответственности

по долгам. Они требуют лишь публикации данного обстоятельства для сведения

всех других участников имущественного оборота. Кроме того, они могут иметь

значение для антимонопольного законодательства, которое устанавливает пределы

такого взаимного участия. Эти пределы могут устанавливаться и иными законами

(о страховании, о банках, об акционерных обществах и об обществах с ограниченной

ответственностью) для того, чтобы не допустить отстранения мелких акционеров

или других участников, остающихся в меньшинстве, от реального участия в управлении

делами общества.

 

              3. Производственные кооперативы (ст. 107-112)

 

   Понятие производственного кооператива

 

   Создание, реорганизация и ликвидация производственного

   кооператива

 

   Членство в производственном кооперативе

 

   Управление в производственном кооперативе

 

   Имущество производственного кооператива

 

                  Понятие производственного кооператива

 

     Кодекс возрождает кооператив как форму коллективного предпринимательства,

незаслуженно отвергнутую Законом о предприятиях и предпринимательской деятельности

и законодательством о приватизации. При этом он исходит из различного правового

положения производственного кооператива как коммерческой организации и потребительского

кооператива как некоммерческой организации.

     Производственный кооператив - объединение не являющихся предпринимателями

граждан, которое создано ими для совместной хозяйственной деятельности на

базе личного трудового участия и объединения некоторых имущественных взносов

(паев), причем члены кооператива несут дополнительную ответственность по его

долгам своим личным имуществом в пределах, установленных законом и уставом

кооператива.

     Из этого проистекают и отличия кооператива от обществ и товариществ.

Прежде всего, кооператив - объединение граждан, не являющихся предпринимателями,

но участвующих в его деятельности личным трудом. Речь при этом не идет об

участии в предпринимательской деятельности, как это имеет место в хозяйственных

товариществах. Паевые взносы членов кооператива и их размер сами по себе не

влияют ни на количество голосов, имеющихся у его членов, ни на размер получаемого

ими дохода. В соответствии с п. 4 ст. 110 ГК каждый член кооператива имеет

один и только один голос при принятии решений независимо от размера пая, а

чистый доход распределяется между его членами в соответствии с их трудовым

участием, а не пропорционально паям (вкладам), что никак не свойственно обществам

и товариществам. Это и характеризует кооператив как артель - особую форму

организации трудовой и предпринимательской деятельности граждан, основанную

на началах равенства всех ее участников.

     В отличие от хозяйственного общества кооператив не может функционировать

в качестве "компании одного лица", в связи с чем п. 3 ст. 108 предусматривает

обязательный минимум членов кооператива, не ограничивая вместе с тем их количество

какой-либо предельной величиной. Если в производственном кооперативе остается

менее пяти участников, он подлежит ликвидации. С этой точки зрения можно отметить,

что именно такой кооператив представляет собой оптимальную правовую форму

коллективного предпринимательства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями

и не желающих допустить участие в их совместной деятельности посторонних лиц,

например, на приватизированных предприятиях. К сожалению, законодательство

о приватизации вынуждало трудовые коллективы бывших госпредприятий прибегать

к форме закрытых акционерных обществ, не предназначенных для указанных целей.

     В п. 1 ст. 107 ГК предусмотрена возможность участия в производственных

кооперативах юридических и физических лиц, вносящих лишь имущественный вклад,

но не привлекающихся к личному трудовому участию в его деятельности. Такие

"финансовые участники" должны своими взносами содействовать укреплению материального

положения кооператива, но не превращать его в разновидность хозяйственных

обществ. Поэтому специальными законами о производственной кооперации, а также

уставами отдельных кооперативов должно быть установлено ограничение на такое

участие по количеству паев и голосов, имеющихся у "финансовых участников".

 

                  Создание, реорганизация и ликвидация

                      производственного кооператива

 

     Единственным учредительным документом кооператива является устав (п.

1 ст. 108 ГК). Здесь не возникает необходимости в учредительном договоре,

что также отличает кооператив от большинства обществ и товариществ.

     ГК устанавливает некоторые обязательные требования к уставу производственного

кооператива, при несоблюдении которых кооператив не подлежит регистрации.

В частности, в нем должны содержатся условия о размере паевого и других взносов

(в том числе вступительного), о трудовом участии членов кооператива в его

деятельности, об ответственности членов кооператива за нарушение обязанностей

по внесению соответствующих взносов и по трудовому участию, а также о размере

дополнительной ответственности личным имуществом по долгам кооператива (обычно

кратном паевому взносу или долевому участию). В уставе также должны быть указаны

органы кооператива, порядок их формирования и компетенция, а также вопросы,

решения по которым должны приниматься единогласно или квалифицированным большинством

голосов.

     Детальная регламентация вопросов, связанных с созданием, реорганизацией

и ликвидацией производственных кооперативов, должна последовать в специальных

законах о производственной кооперации. Однако в любом случае решение вопроса

о реорганизации или ликвидации кооператива в добровольном порядке относится

к исключительной компетенции его общего собрания.

     Производственный кооператив может преобразоваться только в форму хозяйственного

товарищества или общества, причем для этого требуется единогласное решение

его членов, поскольку при этом существенно меняется их правовое положение.

 

                 Членство в производственном кооперативе

 

     По смыслу закона члены производственного кооператива имеют право на участие

в управлении его делами (причем одинаковое с любым другим участником из-за

наличия у каждого из них только одного голоса); на получение части прибыли;

на ликвидационную квоту (остаток имущества, распределяемый между членами кооператива

после его ликвидации и удовлетворения претензий кредиторов); на передачу своего

пая или его части другим лицам; на свободный выход из кооператива с получением

своего пая.

     Вместе с тем члены кооператива обязаны вносить паевые, вступительные

и иные взносы, предусмотренные уставом кооператива или решением его общего

собрания; участвовать личным трудом в его деятельности и соблюдать трудовую

и производственную дисциплину (кроме "финансовых участников"); нести иные

обязанности, предусмотренные законом или уставом (например, по сохранению

коммерческой тайны кооператива).

     Право члена кооператива на передачу другим лицам своего пая или его части

может быть связано с приемом в кооператив новых членов, на которых должна

возлагаться общая обязанность по личному трудовому участию в делах кооператива.

Поэтому возможно ограничение круга лиц, которым можно передать пай. Разумеется,

член кооператива вправе передать свой пай или его часть другому члену кооператива.

При передаче пая полностью членство в кооперативе прекращается, однако никаких

расчетов у кооператива с бывшим членом не возникает. В данном случае не возникает

также никаких преимущественных прав на приобретение этого пая.

     Законом или уставом кооператива может быть установлен запрет отчуждения

пая посторонним лицам. При отсутствии такого запрета передача пая возможна

лишь с согласия кооператива (в лице его общего собрания), причем у остающихся

членов кооператива возникает право преимущественной покупки пая. Оно распространяется

лишь на случаи продажи (или мены) пая и осуществляется по общим правилам,

предусмотренным ст. 250 ГК. Если другие члены кооператива не использовали

свое право преимущественной покупки, а общее собрание не дало согласия на

отчуждение пая постороннему лицу, пай не может быть приобретен самим кооперативом.

В этом случае член кооператива, не отказавшийся от своего намерения, вправе

выйти из кооператива, получив компенсацию за свой пай.

     Наследники умершего члена кооператива, унаследовавшие его пай (или часть

пая), могут быть приняты в члены кооператива по их заявлению, только если

устав соответствующего кооператива прямо предусматривает такую возможность

(п. 4 ст. 111 ГК). Если устав кооператива не предусматривает такой возможности,

наследникам может быть выплачена (или выдана в натуре) лишь компенсация за

пай умершего члена.

     Член кооператива вправе выйти из него в любое время и без чьего бы то

ни было согласия. Поскольку при этом он вправе получить часть кооперативного

имущества, причитающегося на его пай (кроме неделимых фондов), кооператив

может оказаться в затруднительном положении. Поэтому абз. 2 п. 1 ст. 111 ГК

разрешает производить соответствующую выплату или выдачу по окончании финансового

года и утверждении баланса кооператива. Уставом кооператива должно быть определено,

какое именно имущество (денежный эквивалент, имущество в натуре, сочетание

этих видов) получит выходящий член кооператива. При отсутствии таких указаний

право выбора исполнения принадлежит кооперативу в соответствии со ст. 320

ГК.

     Такими же правами пользуется и исключенный член кооператива, если только

исключение не связано с ненадлежащим исполнением им своей обязанности по личному

трудовому участию в делах кооператива, поскольку от этого в основном зависит

и размер его имущественного вклада. Исключение из кооператива возможно при

неисполнении возложенных на его участника уставом обязанностей и в иных случаях,

предусмотренных законом и уставом кооператива. Допускается исключение из кооператива

члена его исполнительного органа или наблюдательного совета в связи с членством

его в аналогичном кооперативе.

 

                Управление в производственном кооперативе

 

     Структура управления производственным кооперативом, предусмотренная ст.

110 ГК, построена с учетом принципа кооперативной демократии и преследует

цель обеспечения участия в управлении делами кооператива всех его членов.

     Общее собрание кооператива объявлено его высшим органом. За ним закреплена

исключительная компетенция, которая не может быть передана исполнительным

органам ни при каких условиях, в том числе и по решению самого собрания. В

нее включены: изменение устава кооператива, образование его исполнительных

органов и наблюдательного совета (если он создается в конкретном кооперативе),

прием и исключение членов кооператива, утверждение годовых отчетов и бухгалтерских

балансов кооператива и распределение его прибыли и убытков, а также решение

о реорганизации или ликвидации кооператива. Эти вопросы составляют минимум

исключительной компетенции общего собрания, который может быть расширен (но

не сужен) законом или уставом конкретного кооператива.

     В кооперативах с числом участников более 50 допускается создание наблюдательного

совета - постоянно действующего представительного органа членов кооператива,

осуществляющего контроль за деятельностью его исполнительных органов (в какой-то

мере эти функции ранее исполняло собрание уполномоченных, созывавшееся в крупных

кооперативах). Наблюдательный совет кооператива также должен получить исключительную

компетенцию (например, по формированию исполнительных органов кооператива,

по даче согласия на совершение кооперативом крупных сделок и т. п.).

     Компетенцию исполнительных органов кооператива составляют все вопросы,

не вошедшие в исключительную компетенцию общего собрания и наблюдательного

совета. Абзац 4 п. 1 ст. 110 ГК исключает возможность избрания в руководящие

органы кооператива лиц, не являющихся его членами, то есть привлечения наемных

управляющих. Запрещено также совмещение членства в наблюдательном совете и

в исполнительных органах кооператива одними и теми же гражданами, что должно

способствовать предотвращению возможных злоупотреблений.

     Равенство прав (голосов) в управлении делами всех членов кооператива,

закрепленное п. 4 ст. 110 ГК, распространяется и на "финансовых участников".

Более того, законом или уставом кооператива количество их голосов может быть

ограничено вне зависимости от их имущественного участия в делах кооператива.

 

                 Имущество производственного кооператива

 

     Производственный кооператив является единым и единственным собственником

своего имущества (п. 2 ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК). Деление этого имущества на

паи, предусмотренное п. 1 ст. 109 ГК, не приводит к созданию общей долевой

собственности, ибо является лишь способом определения размера возможных требований

члена производственного кооператива к этой коммерческой организации в случае

выхода из нее или определения ликвидационной квоты. Поэтому пай члена кооператива

- это не доля в имуществе кооператива и не его часть, а лишь право требования,

которое можно осуществить при наличии установленных для этого условий. Утверждая

устав, члены кооператива должны сами определить способ деления его имущества

на паи участников - по трудовому участию, поровну, в сочетании этих принципов

и т. д.

     Кодекс не устанавливает систему обязательно образуемых в кооперативе

имущественных фондов, оставляя это специальным законам и уставам конкретных

кооперативов. Однако он подразумевает наличие по крайней мере двух обязательных

фондов - паевого (уставного) и резервного (страхового), а также возможность

образования неделимых (целевых) фондов.

     Неделимые фонды кооператива не делятся на паи участников и выплаты из

них не производятся при выходе из кооператива. При наличии таких фондов уходящий

член кооператива вправе претендовать лишь на выдачу (выплату) соответствующей

части делимых фондов. Раздел неделимых фондов между членами кооператива возможен

только при его ликвидации после удовлетворения претензий кредиторов. В период

существования кооператива эти фонды неделимы, а члены кооператива не обладают

никакими, в том числе и обязательственными, правами на данное имущество. Поэтому

кредиторы членов кооператива не вправе обращать взыскание по их личным долгам

на неделимые фонды (п. 5 ст. 111 ГК).

     Неделимые фонды могут составлять лишь часть имущества кооператива, которую

определяют закон и устав кооператива. Решение о создании таких фондов в кооперативе

должно быть принято единогласно, если только в самом уставе кооператива прямо

не установлен порядок их создания по решению большинства участников (что по

сути означает согласие с этим по крайней мере учредителей кооператива, утвердивших

его устав). Ведь члены кооператива, участвуя в образовании неделимых фондов,

в дальнейшем лишаются всяких прав на находящееся в этих фондах имущество.

     Поскольку членами кооперативов в основном являются граждане, не осуществляющие

прямо предпринимательскую деятельность, предусмотрена значительная льгота

по оплате ими паевого взноса: в течение первого года работы кооператива они

должны оплатить 90 процентов его суммы и лишь 10 процентов внести к моменту

его регистрации. Эта льгота может распространяться и на "финансовых участников".

     Кооператив вправе выпускать ценные бумаги, в том числе облигации, без

ограничений (которые пока не предусмотрены действующим законодательством).

Он не вправе выпускать лишь акции.

     Как прибыль, так и ликвидационная квота делятся в кооперативе не по размеру

паевых взносов, а по трудовому участию (п. 4 ст. 109 ГК). Лишь для "финансовых

участников" допустимы и оправданны исключения из этого правила. Иной порядок

распределения прибыли мыслим лишь как сочетание принципов деления по трудовому

участию и по имущественному взносу (паю), но не может полностью исключить

учет трудового участия, что противоречило бы самой природе кооператива.

     Согласно п. 5 ст. 111 ГК обращение взыскания на пай члена кооператива

по его личным долгам допускается только при отсутствии у него иного имущества,

на которое можно было бы обратить взыскание, то есть в субсидиарном (дополнительном)

порядке. Это правило распространяется и на "финансовых участников". Таким

образом, появляются дополнительные гарантии неприкосновенности кооперативного

имущества.

 

              4. Государственные и муниципальные унитарные

                        предприятия (ст.113-115)

 

   Понятие унитарного предприятия

 

   Унитарное предприятие, основанное на праве

   хозяйственного ведения

 

   Унитарное предприятие, основанное на праве

   оперативного управления

 

                     Понятие унитарного предприятия

 

     Унитарным предприятием согласно п. 1 ст. 113 ГК признается коммерческая

организация-несобственник. Такая особая организационно-правовая форма сохранена

новым Кодексом только для государственной и муниципальной собственности.

     Данный подход законодателя объясняется тем, что фигура юридического лица,

не являющегося собственником своего имущества, не свойственна нормальному

товарному обороту, участниками которого всегда являются самостоятельные собственники.

Наличие в нашем имущественном обороте юридических лиц ("предприятий" и "учреждений"),

не являющихся собственниками, но выступающих в качестве его самостоятельных

участников, представляет собой прямое следствие переходного характера этого

оборота, сохранения в нем элементов огосударствленной экономики, к числу которых

относятся и названные виды юридических лиц.

     В прежней, огосударствленной экономике появление юридических лиц-несобственников,

прежде всего - государственных предприятий, вызывалось тем очевидным обстоятельством,

что само государство как основной, а нередко монопольный собственник важнейших

видов имущества не могло непосредственно хозяйствовать с ним. Для этих целей

оно и создавало свои "предприятия", сохраняя за собой право собственности

на их имущество. Сами же эти юридические лица получали от него особое вещное

право ("оперативного управления", а впоследствии - "полного хозяйственного

ведения"), неизвестное ни одному развитому правопорядку.

     Не будучи собственниками, такие "предприятия" в определенной мере самостоятельно

участвовали в гражданских правоотношениях. При этом собственник, как известно,

утверждал их уставы, определял объем и характер их правоспособности, назначал

органы управления, но не отвечал перед их контрагентами по обязательствам

своих "предприятий". Более того, последние сами отвечали по своим долгам лишь

денежными средствами, поскольку их основные фонды были забронированы от взыскания

кредиторов (отказ от этого ограничения последовал лишь в 1990-1991 годах сначала

в союзном, а затем в российском законах о собственности). Наконец, государство-собственник

в лице своих органов в любой момент могло изъять у своего "предприятия" часть

имущества и передать его другому.

     Для прежнего внутреннего оборота все эти обстоятельства не влекли отрицательных

последствий, ибо его основными участниками выступали такого рода организации

(а во внешнем обороте иметь дело с нормальными контрагентами-собственниками

они, естественно, не могли). По сути, в их лице государство имело дело само

с собой, поскольку никакого отчуждения имущества из государственной собственности

при этом не происходило. Такой весьма условный имущественный оборот вызывал

к жизни и соответствующие ему искусственные конструкции предприятий-несобственников

с ограниченным вещным правом на свое имущество. Ясно, что такое порождение

нерыночной экономики не могло сохраниться при переходе к рыночному хозяйству.

     Тем не менее ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской

деятельности разрешил создавать "предприятия"-несобственники не только государству,

но и всем другим собственникам: общественным и религиозным организациям, фондам

и даже отдельным гражданам. Он исходил при этом из демагогического лозунга

"равенства всех форм собственности", не имеющего юридического смысла (ибо

в действительности речь должна идти не о равенстве неведомых гражданскому

законодательству "форм собственности", а о равенстве прав всех собственников

- граждан, юридических лиц, публично-правовых образований, как и отмечено

теперь в п. 2 ст. 212 ГК).

     Результатом стало появление в обороте "индивидуальных (или семейных)

частных предприятий" (ИЧП), строившихся по модели госпредприятий, то есть

не имевших права собственности на свое имущество и полностью контролировавшихся

собственниками-учредителями, которые при этом не несли фактически никакой

ответственности по долгам своих организаций (требование дополнительной ответственности

собственника по долгам ИЧП парализовалось указанием на то, что размер такой

ответственности определяется уставом ИЧП, утверждаемым самим собственником,

то есть целиком зависит от его усмотрения). ИЧП нередко не имели даже минимального

уставного фонда, поскольку требования к его размеру в законодательстве отсутствовали,

и представляли собой фигуру, с помощью которой учредитель-собственник ограничивал

либо вовсе исключал свою ответственность по долгам перед третьими лицами контрагентами

созданного им ИЧП, которое представлялось им в качестве "самостоятельного",

имущественно обособленного субъекта.

     Опасность существования фигуры предприятия-несобственника для нормального

товарного оборота очевидна. Не случайно ее не знает законодательство ни одной

страны с развитой рыночной экономикой. Имеющиеся и там государственные и муниципальные

предприятия обычно существуют в форме акционерных обществ или обществ с ограниченной

ответственностью с полным или иным решающим участием государства-учредителя.

     Учитывая реалии отечественной экономики и традиции общественного сознания,

приученного к данной категории за долгие годы действия административно-командной

экономики, Кодекс сохранил данную конструкцию не только для государственных

и муниципальных "предприятий", но и для тех "предприятий", которые были созданы

частными лицами и общественными организациями до 8 декабря 1994 года, то есть

до введения в действие гл. 4 ГК. Согласно п. 5 ст. 6 Вводного закона такие

"предприятия" могут действовать до 1 июля 1999 года, однако уже на праве оперативного

управления, а не хозяйственного ведения, что с позиций имущественного оборота

означает прежде всего появление дополнительной ответственности их учредителей-собственников

по всем их обязательствам при отсутствии у них денежных средств (п. 2 ст.

120 ГК). Собственник такого "предприятия" вправе преобразовать его в этот

же срок в товарищество, общество или в производственный кооператив, в том

числе в хозяйственное общество с единственным участником, в соответствии с

п. 1 ст. 87 и п. 6 ст. 98 ГК, что позволит ему сохранить полный контроль над

имуществом такой организации.

     С 8 декабря 1994 года право создавать коммерческие организации-несобственники

(то есть "предприятия") сохранено только за государственными и муниципальными

образованиями (абз. 3 п. 1 ст. 113 ГК). При этом п. 1 Указа Президента РФ

от 23 мая 1994 года N 1003 "О реформе государственных предприятий"<101> предусматривает

начиная с 1994 года "прекращение создания новых федеральных государственных

предприятий с закреплением за ними государственного имущества на праве полного

хозяйственного ведения", рекомендуя также эту меру другим субъектам государственной

и муниципальной собственности (п. 11). Такого рода организации объявлены законом

"унитарными", что подразумевает неделимость их имущества ни на какие вклады,

паи или доли, в том числе его работников, поскольку оно целиком принадлежит

собственнику-учредителю. Этим исключена всякая почва для имевшихся ранее демагогических

рассуждений о наличии некоей "коллективной" или иной "собственности работников"

или иных лиц на имущество государственных или муниципальных организаций. Все

эти лица могут заинтересовываться в улучшении результатов своего труда дополнительно

через создание разного рода фондов участия в прибылях (экономического стимулирования

и т. п.). Но такие фонды могут создаваться лишь по прямому указанию собственника

и не становятся объектом долевой или иной собственности работников, а принадлежат

собственнику до момента осуществления из них соответствующих выплат или выдач

конкретным лицам.

     Форма унитарного предприятия предполагает наличие у такой коммерческой

организации определенного уставного фонда, размер которого не может быть менее

минимума, определенного специальным законом. В отсутствие такого закона сохраняет

силу правило подп. "г" п. 3 Положения о порядке государственной регистрации

субъектов предпринимательской деятельности. В соответствии с ним размер уставного

капитала государственного или муниципального предприятия не должен быть менее

суммы, равной 1000-кратному размеру минимальной оплаты труда в месяц, установленному

законодательством на дату представления устава предприятия для регистрации.

     Устав является единственным учредительным документом такого юридического

лица. Помимо сведений о размере и источниках формирования его уставного капитала

в уставе унитарного предприятия обязательно должны содержаться сведения о

предмете и целях его деятельности (абз. 2 п. 1 ст. 113 ГК). Ведь унитарное

предприятие является единственным видом коммерческих организаций, имеющим

специальную (целевую), а не общую правоспособность (п. 1 ст. 49 ГК).

     Органом такого предприятия является его единоличный руководитель (директор),

назначаемый собственником и подотчетный ему, а не общему собранию коллектива

или какому-либо иному аналогичному органу (п. 4 ст. 113 ГК). Унитарное предприятие

обязано иметь фирменное наименование с указанием собственника его имущества,

например "федеральное государственное предприятие", "областное государственное

предприятие", "муниципальное предприятие".

     Унитарное предприятие не отвечает по обязательствам своего учредителя-собственника.

Последний же не несет ответственности своим имуществом по долгам унитарного

предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, но может быть привлечен

к дополнительной ответственности по долгам предприятия, основанного на праве

оперативного управления ("казенного"). По своим обязательствам унитарное предприятие

отвечает всем принадлежащим ему имуществом, вплоть до банкротства (если опять-таки

речь не идет о казенном предприятии, основанном на праве оперативного управления

имуществом собственника-учредителя). Это не исключает действия общих правил

ГК о возможной дополнительной ответственности собственника-учредителя по долгам

созданной им организации в случаях, когда такая организация стала банкротом

из-за выполнения обязательных для нее указаний собственника (п. 8 ст. 114,

п. 3 ст. 56).

     Унитарные предприятия могут выступать в двух формах - основанные на праве

хозяйственного ведения и праве оперативного управления, или казенные. Особенности

правового статуса унитарных предприятий будут предусмотрены специальным законом

о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.

 

                  Унитарное предприятие, основанное на

                      праве хозяйственного ведения

 

     Поскольку унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения,

исключает дополнительную ответственность собственника-учредителя по своим

долгам, к его имуществу предъявляются повышенные требования. Ведь его уставный

капитал, как и соответствующий капитал хозяйственных обществ, по сути тоже

представляет собой минимальную гарантию удовлетворения имущественных претензий

его кредиторов.

     Поэтому уставный капитал такой организации, как уже отмечалось, не может

быть менее минимума, установленного специальным законом, а в его отсутствие

- действующим законодательством. При этом к моменту государственной регистрации

унитарного предприятия весь его объявленный уставный фонд должен быть полностью

оплачен собственником-учредителем, и никаких рассрочек в этом отношении закон

не допускает (пп. 3 и 4 ст. 114 ГК).

     При уменьшении чистых активов такого предприятия менее объявленного размера

уставного фонда оно должно объявить и зарегистрировать это уменьшение. Такое

правило действует только на момент окончания финансового года и реализуется

органом, уполномоченным создавать данные предприятия. Согласно Кодексу (п.

6 ст. 114) об этом уменьшении должны быть поставлены в известность кредиторы

унитарного предприятия, получающие при этом право на досрочное исполнение

или прекращение соответствующих обязательств. Кроме того, исключается передача

учредителю-собственнику причитающейся ему в соответствии с уставом части доходов

предприятия. Если же размер чистых активов унитарного предприятия станет меньше

установленного законом минимума, предприятие подлежит ликвидации по решению

суда (п. 5 ст. 114 ГК). Таким образом, к уставному капиталу унитарного предприятия

предъявляются, по существу, те же требования, что и к уставному капиталу хозяйственных

обществ.

     Унитарное предприятие может создавать другие унитарные предприятия путем

выделения, то есть дочерние предприятия (п. 7 ст. 114 ГК). Дочерние предприятия

не являются особой разновидностью коммерческих организаций или даже унитарных

предприятий. Дочернее предприятие также не является собственником своего имущества,

а получает на него ограниченное вещное право хозяйственного ведения. Основная

особенность его правового положения заключается в том, что такое предприятие-несобственник

имеет учредителем другое предприятие-несобственника.

     Передача имущества дочернему предприятию является актом распоряжения

имуществом собственника, а потому требует его специального согласия (п. 2

ст. 295 ГК). Поэтому учредитель дочернего предприятия вправе передать ему

имущество, не являющееся объектом его права собственности, только "в установленном

порядке". На эти отношения распространяются также общие правила ГК о выделении

как способе реорганизации юридических лиц (ст. 57-60).

     Учредитель дочернего предприятия, не будучи собственником его имущества,

выполняет в отношении этого унитарного предприятия все функции собственника-учредителя.

Он утверждает устав дочернего предприятия, определяя содержание его целевой

правоспособности и объем передаваемого имущества, а также назначает ему руководителя

и вправе контролировать его деятельность, получать часть прибыли от ее результатов

и давать разрешение на распоряжение недвижимым имуществом дочернего предприятия.

Учредитель не отвечает по долгам дочернего предприятия, кроме случаев, когда

банкротство дочернего предприятия вызвано исполнением обязательных для него

указаний учредителя (п. 8 ст. 114, п. 3 ст. 56 ГК). Дочернее предприятие также

не отвечает по обязательствам материнского. Эти правила ГК значительно изменили

ранее действовавшие правила пп. 2 и 3 ст. 22 Основ 1991 года, посвященные

статусу дочернего предприятия.

 

               Унитарное предприятие, основанное на праве

                         оперативного управления

 

     Унитарные государственные и муниципальные предприятия с еще более узким,

чем право хозяйственного ведения, правом оперативного управления на переданное

им собственником-учредителем имущество получили наименование казенных. Необходимость

в появлении такой разновидности унитарных предприятий обусловлена наличием

организаций, действующих хотя и в качестве производственных предприятий-несобственников,

но по сути от имени государства в целом и в его интересах. Поскольку направляющее

их деятельность государство должно соответственно взять на себя и определенную

ответственность за них перед другими участниками оборота, такие предприятия

не нуждаются в предоставлении им широких прав на находящееся у них имущество,

причем не только недвижимое, но и движимое, включая готовую продукцию. Таковы,

например, государственное производственное объединение "Гознак", предприятия

связи, некоторые оборонные предприятия и т. п. Число их сравнительно невелико

и все без исключения такие организации находятся в федеральной государственной

собственности. Установление дополнительной ответственности их учредителя-собственника

по их долгам является неизбежным следствием наличия у них ограниченного права

оперативного управления на закрепленное за ними имущество государства (пп.

4 и 5 ст. 115 ГК), что вызывается также необходимостью охраны интересов других

участников имущественного оборота.

     Имущественный статус казенных предприятий в этом смысле схож с положением

госбюджетных учреждений, хотя они, конечно, не финансируются по смете, а имеют

самостоятельный баланс и получают известные доходы от результатов своей деятельности.

Поэтому считать их "хозяйственными учреждениями государства" было бы весьма

неточным. Однако с учетом субсидиарной ответственности федерального государства

по их долгам закон не предъявляет к их уставному капиталу таких же жестких

требований, как к уставному капиталу унитарных предприятий, основанных на

праве хозяйственного ведения.

     Казенное предприятие согласно прямому указанию п. 1 ст. 115 ГК может

быть создано только на базе федерального имущества по решению Правительства

РФ и в случаях, прямо предусмотренных законом о государственных и муниципальных

унитарных предприятиях. Они реорганизуются и ликвидируются также исключительно

по решению федерального правительства (п. 6 ст. 115 ГК). Соответственно этому

утратили силу как противоречащие закону правила п. 11 Указа Президента РФ

от 23 мая 1994 года N 1003 "О реформе государственных предприятий", рекомендовавшие

создание казенных предприятий на базе имущества, принадлежащего субъектам

Федерации и муниципальным образованиям.

     Что касается данного Указа в целом, то в отсутствие названного специального

закона он сохраняет силу только в части, не противоречащей правилам ГК. В

частности, не могут считаться действующими абсурдные правила этого акта о

ликвидации с правопреемством (ср. п. 1 ст. 61 ГК и п. 7 Указа), о ликвидации

за счет учредителя, а не имущества ликвидируемого предприятия (ср. пп. 3-5

ст. 63 ГК и п. 6 Указа) и др.

 

               5. Некоммерческие организации (ст. 116-123)

 

   Потребительский кооператив

 

   Общественные и религиозные организации (объединения)

 

   Фонды

 

   Учреждения

 

   Объединения юридических лиц (ассоциации и союзы)

 

                       Потребительский кооператив

 

     Потребительский кооператив в отличие от производственного является некоммерческой

организацией, которая объединяет на основе членства не только граждан, но

и юридических лиц. Она не предполагает обязательного личного участия своих

членов в общих делах. Поэтому здесь нет ограничений на круг участников, подобных

ограничениям членства в производственном кооперативе. Не исключается, например,

возможность одновременного участия одного и того же гражданина в нескольких

потребительских кооперативах, в том числе и однородных. Юридическими лицами

- участниками таких кооперативов могут быть не только коммерческие, но и некоммерческие

организации (с учетом ограничений на распоряжение имуществом, имеющихся у

юридических лиц-несобственников, то есть унитарных предприятий и учреждений).

     К числу потребительских кооперативов относятся разнообразные виды кооперативов:

жилищные и жилищно-строительные, гаражные, дачные, садоводческие товарищества

и др. Поэтому ГК предусматривает, что особенности правового положения отдельных

видов потребительских кооперативов должны определяться специальными законами

о них (п. 6 ст. 116). В отсутствие таких законов сохраняют силу ранее действовавшие

в этой области нормативные акты, а также уставы конкретных кооперативов, однако

лишь в части, не противоречащей правилам ГК. Непосредственно Кодекс содержит

лишь наиболее общие правила об имущественно-правовом положении всякого потребительского

кооператива.

     Единственным учредительным документом потребительского кооператива является

его устав. Согласно п. 2 ст. 116 ГК к числу его обязательных условий отнесены

условия о размере паевых взносов его членов, сроках и порядке их внесения,

о составе и компетенции органов управления кооперативом и порядке принятия

ими решений, включая перечень вопросов, решения по которым могут быть приняты

только единогласно или большинством голосов, а также условие о порядке покрытия

членами кооператива понесенных им убытков. По смыслу этих правил высшим органом

кооператива является общее собрание, имеющее исключительную компетенцию и

формирующее исполнительные органы, в ведение которых входит решение всех вопросов,

не отнесенных к исключительной компетенции общего собрания. Применительно

к структуре управления потребительским кооперативом используются общие принципы

организации кооперативов, закрепляемые законом и для производственных кооперативов.

     Имущество кооператива принадлежит ему на праве собственности (п. 2 ст.

48, п. 3 ст. 213 ГК). Именно кооператив как юридическое лицо является единым

и единственным собственником своего имущества, которое не составляет объекта

ни "коллективной", ни долевой, ни какой-либо иной собственности его членов

(участников). Лишь в потребительских кооперативах с участием граждан (жилищных,

дачных, гаражных и т. п.) согласно п. 4 ст. 218 ГК полное внесение паевого

взноса за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам

кооперативом, влечет появление у них права собственности на указанные объекты

и соответственно утрату на них права собственности самим кооперативом. По

общему правилу на имущество потребительского кооператива его участники (члены)

приобретают права требования, пропорциональные их паям (вкладам), а также

некоторые другие права, вытекающие из членства в нем.

     Основу имущественной самостоятельности кооператива составляет его паевой

(уставный) фонд. ГК не содержит требований к минимально необходимому размеру

такого фонда, ибо для различных видов кооперативов этот размер не будет одинаковым.

Он должен быть предусмотрен специальным законом для каждой разновидности кооперативов.

Однако п. 4 ст. 116 ГК исходит из того, что кооператив должен иметь полностью

оплаченный паевой фонд.

     Паевой фонд кооператива формируется за счет паевых взносов его участников

(членов). Он также является гарантией удовлетворения имущественных интересов

кредиторов кооператива. Поэтому обязанность внесения паевых взносов является

важнейшей обязанностью члена потребительского кооператива. Устав кооператива

должен содержать наряду с другими непременное условие об ответственности члена

кооператива за нарушение этой обязанности. Кроме того, члены кооператива обязаны

в трехмесячный срок со дня утверждения ежегодного баланса кооператива покрывать

образовавшиеся убытки путем внесения дополнительных взносов. Ведь сам кооператив

как некоммерческая организация не получает никаких доходов от своей деятельности.

При невыполнении этой обязанности, то есть неуплате или частичной уплате таких

дополнительных взносов, член кооператива несет имущественную ответственность

по его обязательствам своим личным имуществом в пределах невнесенной части

соответствующего взноса. При этом данная ответственность наступает при отсутствии

у кооператива иного имущества, но является солидарной по отношению ко всем

таким неисправным участникам (абз. 2 п. 4 ст. 116 ГК). В соответствии с п.

1 ст. 65 ГК теперь возможно и банкротство данной некоммерческой организации.

     Закон и устав потребительского кооператива могут предусматривать осуществление

им некоторых видов предпринимательской деятельности. Полученные от такой деятельности

доходы распределяются между членами кооператива либо идут на иные нужды, определяемые

общим собранием (п. 5 ст. 116 ГК). Такого рода деятельность в целом не меняет

основных уставных задач и объема целевой правоспособности потребительского

кооператива, а потому и не ведет к превращению его в производственный кооператив

или в хозяйственное общество. Участие потребительского кооператива в предпринимательских

отношениях остается ограниченным рамками уставных задач и он не получает общей

правоспособности, свойственной коммерческой организации.

 

          Общественные и религиозные организации (объединения)

 

     Общественные и религиозные организации как добровольные объединения граждан

для удовлетворения их духовных и иных нематериальных потребностей признаются

юридическими лицами некоммерческими организациями. Лишь в этом качестве, то

есть как участники имущественных отношений, регулируемых гражданским правом,

они приобретают правовое положение, определяемое нормами ГК. Кодекс не затрагивает

иные особенности их статуса, включая структуру управления ими, оставляя эти

вопросы специальным законам. В категорию общественных и религиозных организаций

входит большое число разнообразных объединений граждан: политические партии

и профсоюзы, добровольные общества и союзы творческих деятелей, организации

общественного самоуправления и религиозные организации и т. д. Статья 117

ГК предусматривает лишь некоторые основные положения, касающиеся их участия

в имущественном обороте в качестве самостоятельных юридических лиц.

     Следует иметь в виду, что юридическими лицами в соответствии со специальными

законами и собственными уставами могут признаваться как отдельные звенья этих

организаций (например, территориальные), так и сами эти организации в целом.

Этими же актами должен решаться вопрос о субъекте права собственности на имущество

таких организаций. Так, согласно Закону "О свободе вероисповеданий"<102> юридическими

лицами могут признаваться как религиозные организации (общества, их управления

и центры, монастыри и учебные заведения), так и их объединения (конфессии)

в целом, например Русская Православная Церковь (ст. 17 и 18). Общественные

организации руководствуются действующим пока на территории России союзным

Законом "Об общественных объединениях"<103>.

     Во всех случаях именно общественные и религиозные организации как юридические

лица являются едиными и единственными собственниками своего имущества. Их

участники-граждане не имеют ни вещных, ни обязательственных прав на это имущество

(п. 3 ст. 48, пп. 3 и 4 ст. 213 ГК), не приобретая от своего участия в них

никаких имущественных выгод. Переданное ими в виде членских взносов имущество

становится собственностью соответствующих организаций и не подлежит возврату

участникам ни в случае их выхода из организации, ни в случае ее ликвидации

после расчетов с кредиторами. Члены общественных и религиозных организаций

не несут ни дополнительной, ни какой-либо иной имущественной ответственности

по долгам таких организаций, а последние не отвечают по обязательствам своих

членов.

     Полученные общественными или религиозными организациями доходы от разрешенной

им предпринимательской деятельности, включая доходы от деятельности созданных

ими коммерческих организаций, не подлежат распределению между участниками

и могут расходоваться исключительно на нужды самих этих юридических лиц.

     Участие общественных и религиозных организаций в имущественном обороте

носит строго целевой характер, прямо подчиненный их основным уставным задачам

(абз. 2 п. 1 ст. 117 ГК). Такая деятельность данных организаций должна не

только служить достижению установленных для них целей, но и строго соответствовать

им. Например, участие в хозяйственном обществе и товариществе, укрепляя материальную

базу общественной организации, косвенно содействует и достижению ее основных

целей. Но и содержание деятельности таких коммерческих организаций должно

соответствовать характеру целей их участников. Так, общественная организация

может быть участником общества, занимающегося издательской или пропагандистской

деятельностью, но не должна становиться участником автомобильного комбината

или страховой компании.

 

                                  Фонды

 

     Фонды - относительно новый вид юридических лиц, успевший широко распространиться

в нашем имущественном обороте, несмотря на отсутствие сколько-нибудь развитой

правовой базы (а возможно, и благодаря этому обстоятельству). В отсутствие

строгого деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации

многие фонды активно занялись предпринимательской деятельностью, на которую

эта юридическая конструкция никак не рассчитана. В связи с многозначностью

термина "фонд" и наличием многообразных организаций, действующих под этим

наименованием, ГК в п. 1 ст. 118 определяет понятие фонда лишь для целей правового

регулирования имущественного оборота, то есть в качестве юридического лица.

     Фонд - некоммерческая организация, не основанная на членстве его участников

(учредителей). Эти последние не только не обязаны участвовать в его деятельности,

но и лишены возможности прямо участвовать в управлении ее делами. Вместе с

тем фонд является собственником своего имущества, на которое у его участников

отсутствуют какие бы то ни было имущественные права (п. 3 ст. 48, пп. 3 и

4 ст. 213 ГК).

     Следовательно, учредители (участники) фонда вынуждены доверять его органам

во всем, что касается надлежащего использования имущества фонда. Фонд же должен

преследовать в своей деятельности исключительно социальные, благотворительные,

культурные, образовательные и иные общественно полезные цели. Поэтому для

контроля за деятельностью органов фонда введены обязательные требования создания

его попечительского совета, осуществляющего постоянный контроль за деятельностью

фонда и его должностных лиц (п. 4 ст. 118 ГК), и публичного ведения фондом

своих имущественных дел (п. 2 ст. 118 ГК). В уставе фонда обязательно должны

содержаться сведения о цели его деятельности и об органах фонда, включая попечительский

совет. Там же устанавливается порядок назначения и освобождения должностных

лиц фонда (например, с обязательного согласия или утверждения попечительского

совета). При отсутствии таких условий фонд не подлежит регистрации.

     Участниками фонда (или его учредителями, то есть первыми участниками)

могут быть как граждане, так и юридические лица, а также публично-правовые

образования. Они не несут ни дополнительной, ни какой-либо другой ответственности

по долгам фонда, а он не отвечает по обязательствам своих участников.

     Имущественная база фонда составляется за счет взносов его учредителей

и пожертвований (даров) любых других лиц. Поскольку фонд не имеет фиксированного

членства и постоянных источников доходов, ему разрешено участвовать в предпринимательских

отношениях как непосредственно, так и через создаваемые для этих целей хозяйственные

общества (акционерные, с ограниченной или с дополнительной ответственностью),

в которых он может быть и единственным участником и учредителем. Однако непосредственная

предпринимательская деятельность фонда подвергается целевым ограничениям (п.

2 ст. 118 ГК). Она должна полностью соответствовать общественно полезным целям

деятельности фонда и быть необходимой для их достижения. Фонд не получает

общей правоспособности, как коммерческая организация (п. 1 ст. 49 ГК). Создаваемые

фондом хозяйственные общества (или общества, в которых он участвует) являются

обычными коммерческими организациями. Однако полученный от участия в них доход

фонд может использовать лишь для основных целей своей деятельности и не вправе

распределять его между учредителями. Таким образом, имущественная деятельность

фонда носит строго целевой характер.

     Для контроля за деятельностью фонда и соблюдением ее целевого характера

закон вводит особые требования по изменению его устава. Ведь такие изменения

могут существенно изменить статус фонда помимо воли его учредителей. Поэтому

органы фонда могут самостоятельно вносить в устав изменения только в том случае,

если такая возможность закреплена в самом уставе, то есть предусмотрена заранее

его учредителями. Если же такое указание в уставе фонда отсутствует, изменения

в него могут вноситься только в судебном порядке, то есть под строгим государственным

контролем. В этом проявляется особый характер деятельности фондов, преследующих

общественно полезные цели, а не интересы их учредителей или должностных лиц.

     Возможна и такая ситуация, при которой сохранение устава в неизменном

виде влечет неблагоприятные последствия, извращающие, по сути, цели деятельности

фонда, а уполномоченные на то лица не вносят в него изменений (либо сам устав,

утвержденный учредителями, не предусматривает такой возможности). В этих случаях

для сохранения общественно необходимой направленности деятельности фонда внести

изменения в его устав может суд по заявлению органов фонда (например, его

попечительского совета) либо контролирующих органов (прокуратуры, налоговой

инспекции и т.д.), что прямо предусмотрено абз. 2 п. 1 ст. 119 ГК.

     Отмеченный выше особый характер деятельности фонда проявляется и в его

ликвидации (п. 2 ст. 119 ГК). Основания ликвидации фонда определены законом

(в том числе ГК), а не его уставом. Фонд может быть ликвидирован только в

судебном порядке. Все это исключает возможность самоликвидации фондов по решению

их учредителей или должностных лиц, что направлено на исключение возможных

злоупотреблений. К числу главных оснований ликвидации фондов отнесены невозможность

достижения целей его создания либо уклонение от этих целей в своей деятельности.

Закон допускает и банкротство фонда. При ликвидации фонда остаток его имущества

после расчетов с кредиторами не подлежит распределению ни между учредителями

или участниками фонда, ни между его должностными лицами (п. 3 ст. 119, п.

4 ст. 213 ГК), а направляется на цели, предусмотренные его уставом и соответствующие

задачам создания фонда.

 

                               Учреждения

 

     Учреждения - единственный вид некоммерческой организации, не являющейся

собственником своего имущества (п. 1 ст. 120 ГК). Как и унитарные предприятия-несобственники,

они представляют собой остатки прежней экономической системы и не свойственны

развитому товарному обороту. Правда, опасность участия в обороте таких фигур

для третьих лиц смягчается правилом о дополнительной ответственности собственника

по их долгам. Поэтому ГК сохраняет фигуру учреждения-несобственника не только

для государственной и муниципальной собственности.

     К числу учреждений относится большое количество разнообразных некоммерческих

организаций: органы государственного и муниципального управления, учреждения

образования и просвещения, культуры и спорта, социальной защиты и т. д. Учитывая

это многообразие, Кодекс не определяет наименования их учредительных документов:

в одних случаях это может быть устав, а в других - общее положение об организациях

данного вида (п. 1 ст. 52) либо даже положение о конкретной организации, утвержденное

ее собственником. Исходя из многообразия видов учреждений, ГК допускает регламентацию

их правового статуса как специальными законами, так и подзаконными актами

(п. 3 ст. 120).

     Будучи несобственником, учреждение обладает весьма ограниченным правом

оперативного управления на переданное ему собственником имущество (абз. 2

п. 1 ст. 120, ст. 296 ГК). Оно не предполагает участия такой организации в

предпринимательских отношениях, за исключением некоторых случаев, прямо предусмотренных

ее учредительными документами. Зато при недостатке у учреждения денежных средств

для расчетов с кредиторами последние вправе предъявить требования к собственнику-учредителю,

который в этом случае полностью отвечает по долгам своего учреждения. С учетом

этого обстоятельства закон не предусматривает возможности банкротства учреждений.

     Основным источником имущества учреждения являются полученные им по смете

от собственника средства. Смета и характеризует их имущественную обособленность

в соответствии с п. 1 ст. 48 ГК. Собственник может финансировать свое учреждение

и частично, предоставив ему возможность получать дополнительные доходы от

разрешенной собственником предпринимательской деятельности. Однако пределы

этого участия оговариваются собственником в учредительных документах учреждения,

которое не получает общей правоспособности, как коммерческая организация.

Полученные от такой дополнительной деятельности доходы хотя и принадлежат

учреждению на особом вещном праве и учитываются им на отдельном балансе, тем

не менее не становятся его собственностью (п. 2 ст. 298 ГК) и, следовательно,

не меняют особенностей его гражданско-правового положения.

 

            Объединения юридических лиц (ассоциации и союзы)

 

     Ассоциации или союзы рассматриваются п. 1 ст. 121 ГК как объединения

юридических лиц, являющиеся некоммерческими организациями, хотя созданы они

могут быть как коммерческими, так и некоммерческими юридическими лицами. Закон

исключает лишь одновременное участие в ассоциации или союзе коммерческих и

некоммерческих организаций.

     Такие объединения юридических лиц могут создаваться исключительно на

добровольной основе и не вправе осуществлять какие-либо функции управления

организациями, находящимися в их составе. Цели их создания - координация деятельности

участников и представление и защита общих интересов - исключают необходимость

постоянного участия в предпринимательстве. Для ведения предпринимательской

деятельности ассоциация или союз вправе создать хозяйственное общество (в

том числе в форме "компании одного лица") либо участвовать в нем. Однако полученные

от такой деятельности доходы не могут распределяться между участниками объединения

и должны идти на нужды объединения в целом. Если же участники возлагают на

ассоциацию (союз) ведение какой-либо предпринимательской деятельности, она

подлежит преобразованию в хозяйственное общество или товарищество, участниками

которого становятся ее члены (п. 1 ст. 121 ГК).

     Участники ассоциации (союза) как юридические лица сохраняют полную самостоятельность

(п. 3 ст. 121 ГК), сами определяют характер созданного ими объединения и управляют

его деятельностью. Поэтому одно и то же юридическое лицо одновременно может

состоять в нескольких ассоциациях и союзах.

     Ассоциации (союзы) действуют на основании двух учредительных документов

- договора и устава. В учредительном договоре участники выражают свою волю

на создание объединения, определяют условия участия в нем, а также цели деятельности

объединения. В уставе определяется статус ассоциации или союза, включая порядок

образования и компетенцию органов управления, условия и порядок реорганизации

и ликвидации объединения и тому подобные вопросы (п. 2 ст. 52, п. 2 ст. 122

ГК).

     Кодекс не предусматривает издания специальных законов, посвященных статусу

и деятельности ассоциаций (союзов), хотя в некоторых случаях такие нормативные

акты уже имеются. Так, правовое положение союзов потребительских обществ (кооперативов)

определено Законом "О потребительской кооперации в Российской Федерации"<104>

который может теперь применяться лишь в части, не противоречащей нормам ГК.

Необходимые детали их правового статуса должны предусматриваться прежде всего

в их учредительных документах. Однако в целом статус ассоциаций и союзов как

некоммерческих организаций урегулирован Кодексом именно таким образом, чтобы

исключить возможность возрождения за их вывесками "государственных" и иных

"концернов", "корпораций" и тому подобных органов управления.

     При необходимости создания объединений для предпринимательских целей

и контроля за деятельностью их участников теперь можно использовать фигуру

акционерного или иного хозяйственного общества или товарищества ("материнского"),

контролирующего дочерние или зависимые общества, то есть создавать объединения

холдингового типа, сами не являющиеся юридическими лицами как целое.

     Ассоциация (союз) становится собственником имущества, переданного ей

учредителями (п. 3 ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК), включая их взносы, являющиеся

основным источником образования такого имущества. Данное имущество может использоваться

ассоциацией только для достижения своих уставных задач в строгом соответствии

с ее специальной правоспособностью. Остаток имущества ассоциации, образовавшийся

при ее ликвидации после удовлетворения претензий ее кредиторов, не подлежит

распределению между учредителями или другими участниками. Он передается на

цели, предусмотренные учредительными документами ассоциации, аналогичные целям

ее создания и деятельности.

     Сама ассоциация не несет имущественной ответственности по обязательствам

своих членов, ибо по сути это означало бы ее участие в предпринимательской

деятельности. Но члены ассоциации (союза) несут дополнительную ответственность

по ее долгам своим имуществом. С учетом этого обстоятельства закон не предусматривает

возможности банкротства объединения юридических лиц.

     Характер и пределы дополнительной ответственности членов ассоциации (союза)

по ее долгам должны определяться в учредительных документах, в том числе с

учетом особенностей имущественного положения юридических лиц-несобственников

(унитарных предприятий и учреждений), которые могут участвовать в таких объединениях.

Ответственность члена ассоциации (союза) по ее долгам сохраняется даже в случае

выхода или исключения участника из данного объединения (п. 2 ст. 123 ГК).

Размер этой ответственности пропорционален взносу бывшего участника, иначе

говоря, при недостатке имущества ассоциации для погашения долгов на него может

быть возложена часть оставшихся непогашенными требований кредиторов, пропорциональная

размеру его вклада в имущество объединения. Такая ответственность сохраняется

за бывшим участником в течение двух лет с момента выхода или исключения из

ассоциации (союза).

     Выход из ассоциации (союза) допускается лишь по окончании финансового

года с тем, чтобы до его окончания член ассоциации продолжал выполнять свои

имущественные обязанности. Прием в ассоциацию новых членов допускается по

единогласному решению всех ее участников, причем в этом случае на нового члена

возлагается дополнительная ответственность по долгам объединения, в том числе

возникшим и до его вступления, а не только в период его участия в данном объединении,

если это предусматривают учредительные документы объединения либо специальное

решение всех его участников (п. 3 ст. 123 ГК).

     Перечень обязательных требований, предъявляемых законом к учредительным

документам ассоциации (союза) (п. 2 ст. 122 ГК), должен позволить четко определить

структуру управления ею, включая порядок формирования и компетенцию ее органов,

условия приема и исключения из объединения, а также порядок распределения

и использования имущества, оставшегося после его ликвидации. Указанное в учредительных

документах ассоциации (союза) фирменное наименование должно содержать указание

на основной предмет деятельности ее участников (с добавлением слова "ассоциация"

или "союз").

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей»

 

Смотрите также:

 

«Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации»

«Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (по главам)»

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации»





Rambler's Top100