Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Законы. Юриспруденция

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей

Комментарий к части первой


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

Подраздел 1. Общие положения об обязательствах

Глава 25. Ответственность за нарушение обязательств (ст. 393-406)

 

 

     В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей

перед кредитором должник несет ответственность, установленную законодательством

или договором. Нарушение обязательств влечет, прежде всего, обязанность должника

возместить кредитору причиненные этим нарушением убытки (п. 1 ст. 393 ГК).

     Под убытками разумеются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело

или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или

повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые

это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его

право не было нарушено (упущенная выгода). Если нарушение права принесло лицу,

допустившему это нарушение, доходы, упущенная выгода лица, право которого

нарушено, должна определяться в размере не меньшем, чем такие доходы (ст.

15 ГК).

     Размер подлежащих возмещению убытков во многом зависит от того, какие

цены положены в основу расчета как реального ущерба, так и упущенной выгоды.

С учетом процесса инфляции применение цен, существовавших на день, когда обязательство

должно было быть исполнено, не обеспечивало бы полного возмещения убытков,

более того, в ряде случаев ставило бы должника, не исполнившего обязательство,

в более выгодное положение, нежели кредитора. Поэтому в качестве презумпции

установлено правило, в соответствии с которым расчет убытков должен производиться

исходя из цен, существовавших в день добровольного удовлетворения должником

требования кредитора либо в день обращения кредитора в суд в случае неудовлетворения

его требования должником в добровольном порядке. Суду предоставлено право,

в зависимости от обстоятельств конкретного спора, присуждая возмещение должником

убытков, исходить из цен, существующих в день вынесения решения. Данное правило

преследует цель обеспечить справедливое возмещение убытков, причиненных нарушением

обязательств. Правда, сторонам дано право самим определить в договоре, какие

цены берутся во внимание при расчете убытков в случае его нарушения. Иной

порядок расчета убытков (в части используемых цен) может быть установлен также

законом или другим правовым актом.

     Требование о возмещении убытков должно подтверждаться надлежащими доказательствами.

В частности, кредитор, требующий взыскания с должника убытков в виде упущенной

выгоды, должен представить суду документы, доказывающие, что им принимались

необходимые меры и были сделаны соответствующие приготовления для извлечения

доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением

обязательств.

     В качестве примера подхода арбитражно-судебной практики к определению

состава и размера убытков, а также к их доказыванию можно привести два разъяснения

Высшего арбитражного суда Российской Федерации, касающиеся взыскания убытков

в случаях, когда поставщик (продавец), получивший предоплату от покупателя,

не исполняет свои обязанности по передаче товаров, а также возможности взыскания

убытков в условиях инфляции.

     Если покупатель (заказчик) в соответствии с заключенным договором перечислил

поставщику (изготовителю, продавцу) деньги как предоплату за подлежащую поставке

(продаже) продукцию (товары), то последний владеет и пользуется ими на законных

основаниях. Однако при невыполнении поставщиком (изготовителем, продавцом)

предусмотренных договором обязательств он должен немедленно или в установленные

договором сроки возвратить полученные средства кредитору.

     Невыполнение обязательств по договору и невозврат полученных сумм являются

грубыми нарушениями договорно-расчетной дисциплины, ущемляющими интересы кредитора,

поскольку у него из оборота изымаются денежные средства. Эти нарушения влекут

за собой обязанность должника возместить кредитору не только установленные

санкции, но и понесенные убытки. Уплаченные кредитором банку проценты за пользование

кредитом являются убытками для кредитора. Для взыскания этих убытков кредитор

должен доказать, что он понес их по вине ответчика. Если кредитор представляет

такие доказательства, а также доказательства получения от банка под проценты

кредита, взятого для перечисления суммы поставщику (изготовителю, продавцу)

в виде предоплаты за подлежащую поставке (продаже) продукцию (товары), а поставщик

(изготовитель, продавец), получив эти суммы, не только не выполнил обязательства,

но и не возвратил денежные средства, с должника подлежат взысканию в виде

убытков уплаченные банку проценты, исчисляемые со дня истечения сроков выполнения

обязательств по договору или со дня, когда суммы согласно заключенному договору

должны быть возвращены, независимо от срока, на который был взят кредит.

     В том случае, когда после истечения срока возврата кредита кредитор платит

банку повышенный процент за пользование кредитом, он кроме вышеуказанных доказательств

должен представить документы, объясняющие причины невозможности возвращения

полученного кредита в установленный срок. При представлении таких доказательств

уплаченные банку повышенные проценты за пользование кредитом подлежат взысканию

с должника.

 



     Уплаченные кредитором проценты за пользование кредитом до дня, когда

должник обязан был выполнить принятые по договору обязательства, могут быть

взысканы с должника, не выполнившего обязательства, только в случае представления

истцом документов, подтверждающих как причинную связь между понесенными убытками

и невыполнением обязательств, так и принятие кредитором мер к предотвращению

или уменьшению убытков.

     Если в заключенном двумя коммерческими организациями договоре предусмотрено,

что должник, не выполнивший обязательства, возмещает кредитору все проценты

за пользование кредитом, взятым для перечисления полученной суммы должнику,

кредитор в этом случае должен доказать только уплату банку процентов и невыполнение

должником обязательств<197>.

     В соответствии с Основами гражданского законодательства лицо, право которого

нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если

законодательными актами или договором не предусмотрено иное. Следовательно,

должник, нарушивший свои обязательства по договору, должен возместить кредитору

фактически понесенные последним убытки.

     Для взыскания понесенных убытков, в том числе и в условиях инфляции,

истец в соответствии со ст. 40 АПК РФ должен представить доказательства, подтверждающие:

     а) нарушение ответчиком принятых по договору обязательств;

     б) причинную связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим

исполнением обязательств;

     в) размер убытков (реальных и упущенной выгоды), возникших у истца в

связи с нарушением ответчиком своих обязательств.

     Если наступление правовых последствий нарушения зависит от виновности

нарушителя, предполагается, поскольку не доказано иное, его виновность. Поэтому

ответчик должен доказать отсутствие своей вины как в нарушении обязательств

по договору, так и в причинении истцу убытков.

     Действующее законодательство не предусматривает обязанность должника

возмещать кредитору убытки, вызванные инфляцией, но не связанные с невыполнением

обязательств по договору.

     Если истец представит доказательства, подтверждающие, что понесенные

им убытки причинены невыполнением или ненадлежащим выполнением ответчиком

обязательств и что он принял все меры к предотвращению этих убытков или уменьшению

их размера, фактически понесенные на день предъявления иска убытки подлежат

возмещению.

     При этом следует учитывать фактический размер убытков, исчисленный по

примененным истцом ценам и тарифам, действующим в условиях инфляции<198>.

     Нередко нарушение обязательств влечет за собой не только возмещение должником

причиненных убытков, но и уплату им неустойки, установленной законодательством

или договором. В подобных случаях в судебной практике возникает проблема правильного

определения соотношения подлежащих взысканию убытков и неустойки.

     Как известно, неустойка (штраф, пеня) является одним из способов обеспечения

исполнения обязательств, суть которого заключается в определении законом или

договором денежной суммы, подлежащей уплате должником кредитору в случае неисполнения

или ненадлежащего исполнения обязательства (ст. 330 ГК). Таким образом, основанием

для взыскания неустойки, так же как и для возмещения убытков, признается нарушение

должником своих обязательств.

     В случаях, когда законом или договором установлена неустойка, при нарушении

соответствующего обязательства и применении в связи с этим ответственности

соотношение подлежащих уплате неустойки и возмещению убытков должно определяться

по правилам, установленным Кодексом (ст. 394).

     Общее правило, определяющее соотношение неустойки и убытков, заключается

в том, что убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (так называемая

зачетная неустойка). Однако данное правило изложено в виде диспозитивной нормы.

Законом или договором может быть определено иное соотношение неустойки и убытков,

возможные варианты которого выглядят следующим образом:

     во-первых, может допускаться взыскание только неустойки, но не убытков

(так называемая исключительная неустойка). В виде исключительной неустойки,

например, применяется большинство штрафов, установленных транспортными уставами

и кодексами (за задержку транспортных средств под погрузкой и выгрузкой, за

просрочку доставки грузов и др.). Это объясняется тем, что практически все

транспортные уставы и кодексы содержат положение о том, что транспортные организации,

грузоотправители и грузополучатели несут ответственность по перевозкам на

основании соответствующих транспортных уставов и кодексов (ст. 143 УЖД, ст.

126 УАТ). Возможность ограничения ответственности сторон по перевозкам пределами

транспортных уставов и кодексов предусмотрена гражданским законодательством

(п. 3 ст. 99 Основ);

     во-вторых, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки

(так называемая штрафная неустойка). Санкции в виде штрафной неустойки традиционно

предусматривались в Положениях о поставках продукции и товаров за поставку

продукции и товаров ненадлежащего качества. Штрафная неустойка установлена

также за некоторые нарушения в транспортных уставах и кодексах (ст. 155, 159

УЖД);

 

 Согласно пункту 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22

октября 1997 г. N 18 арбитражные суды при разрешении споров могут применять

нормы указанных Положений, которые не противоречат императивным нормам Гражданского

кодекса РФ, если в договоре участников спора имеется прямая ссылка на конкретный

пункт Положения либо из текста договора очевидно намерение сторон его применять

 

     в-третьих, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка,

либо убытки (альтернативная неустойка). В законодательстве альтернативная

неустойка не нашла широкого применения. Однако стороны не лишены возможности

предусмотреть в договоре альтернативную неустойку как способ обеспечения обязательств.

     Особый порядок применения названных правил соотношения убытков и неустойки

предусмотрен для случаев, когда законом установлена ограниченная ответственность

за нарушение обязательств. При этих условиях во всех случаях уплаты наряду

с убытками зачетной, штрафной либо альтернативной неустойки убытки подлежат

взысканию лишь до установленных законом пределов ограничения ответственности.

     Особое место в ГК занимает ст. 395, посвященная вопросам ответственности

за неисполнение денежного обязательства. Дело здесь не только в актуальности

соответствующих норм в условиях кризиса неплатежей, когда, с одной стороны,

повсеместно не оплачиваются поставленные товары, выполненные работы или оказанные

услуги, а с другой стороны - недобросовестные продавцы, подрядчики и другие

контрагенты в договорах, получив в качестве предоплаты денежные суммы от покупателей

и заказчиков, пользуются ими в своих интересах, не выполняя обязательств по

договору. В конце концов, разработка и внедрение правовых средств, направленных

на борьбу с такими явлениями, - это задача текущего законодательства, но не

Гражданского кодекса, рассчитанного на стабильное многолетнее применение.

     Включение в ГК названной статьи преследовало цель защиты прав и законных

интересов участников имущественного оборота, добросовестно исполняющих свои

обязательства, от незаконных, а нередко и жульнических действий их контрагентов,

на компенсацию в подобных случаях причиненного ущерба.

     Указанная цель достигается установлением правила, в соответствии с которым

во всех случаях, когда имеют место факты пользования чужими денежными средствами

вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки

в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого

лица, должны уплачиваться проценты на сумму этих средств. Размер указанных

процентов определяется исходя из существующей в месте жительства кредитора

или в месте его нахождения (в отношении юридических лиц) учетной ставки банковского

процента, которая берется на день исполнения денежного обязательства или его

соответствующей части. Более того, суду предоставлено право при удовлетворении

требований кредитора применять учетную ставку банковского процента на день

предъявления иска или даже на день вынесения решения. Названные правила должны

применяться, если законом или договором не будет предусмотрен иной размер

процентов.

     Взыскание указанных процентов не лишает кредитора права потребовать от

должника также возмещения убытков в части, превышающей сумму процентов.

     И еще один важный момент. Проценты за пользование чужими денежными средствами

должны взиматься по день фактической уплаты суммы этих средств кредитору,

если иной, более краткий срок не будет предусмотрен законодательством или

договором.

     Чтобы понять новизну, а главное, значение этих положений для нормализации

и упорядочения имущественного оборота, необходимо сравнить их с нормами, которые

применялись до введения в действие Кодекса.

     Ранее в случае просрочки исполнения денежного обязательства кредитор

был вправе требовать уплаты должником за время просрочки пяти процентов годовых,

начисляемых на сумму, уплата которой просрочена, если законодательными актами

или соглашением сторон не был установлен иной размер процентов. Если же просрочка

денежных обязательств имела место в отношениях, связанных с предпринимательской

деятельностью, пять процентов годовых рассматривались в качестве неустойки,

которая подлежала уплате сверх процентов, взимаемых за пользование чужими

средствами (п. 3 ст. 66 Основ). Вместе с тем в законодательстве отсутствовали

нормы, устанавливающие проценты за пользование чужими средствами при просрочке

денежных обязательств. Поэтому в случае нарушения денежных обязательств, возникших

из договора, потерпевшей стороне (кредитору) зачастую приходилось довольствоваться

взысканием с должника лишь неустойки в размере пяти процентов годовых.

     В то же время, если отношения, связанные с удержанием чужих денежных

средств, возникали при отсутствии договора, они квалифицировались как обязательства

из неосновательного обогащения, а на удерживаемую сумму начислялись проценты

за пользование чужими средствами в размере средней ставки банковского процента,

существующей в месте нахождения кредитора (п. 3 ст. 133 Основ).

     Таким образом, в аналогичных ситуациях (например, при передаче товара

покупателю и просрочке его оплаты) положение кредитора, действующего без заключения

договора с должником, оказывалось гораздо предпочтительней положения кредитора,

оформившего свои отношения с должником договором.

     Любопытно, что арбитражно-судебная практика стремилась как-то сгладить

эти диспропорции, что нашло отражение, в частности, в некоторых разъяснениях

и рекомендациях Высшего арбитражного суда Российской Федерации. Особенно интересным

представляется следующее разъяснение по вопросу о соотношении норм, содержащихся

в Положениях о поставках продукции и товаров (п. 67 и п. 58), и норм п. 3

ст. 133 Основ гражданского законодательства. Подлежит ли применению п. 3 ст.

133 Основ к поставщику, получившему предварительно стоимость продукции (товаров),

но не выполнившему обязательство по договору?

 

 Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного

Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 Положения о поставках продукции и товаров

применяется на территории Российской Федерации в части, не противоречащей

части первой Кодекса

 

     Статья 133 Основ гражданского законодательства касается обязательств,

возникающих вследствие неосновательного обогащения. В пункте 1 этой статьи

указано, что обязанность возвратить неосновательно полученное имущество возникает

также в случае, когда основание, по которому приобретено имущество, отпало

впоследствии.

     Следовательно, если покупатель (плательщик) предварительно перечислил

поставщику стоимость продукции (товара), подлежащей поставке по договору,

установленная п. 3 ст. 133 Основ ответственность не может быть применена и

в том случае, когда поставщик не выполнил свои обязательства и не возвратил

полученные средства. Истечение срока действия договора не дает оснований для

применения этой ответственности. За пользование средствами покупателя (плательщика)

по договору поставки с поставщика могут быть взысканы убытки и 5 процентов

годовых, исчисленных со дня, когда он должен был или поставить обусловленную

договором продукцию (товары), или возвратить полученную сумму, перечисленную

за неотгруженную продукцию (товары).

     Предусмотренные п. 67 Положения о поставках продукции и п. 58 Положения

о поставках товаров проценты за пользование неосновательно полученными суммами

подлежат взысканию в случаях повторной оплаты покупателем (плательщиком) одной

и той же продукции (товаров), поставленной по договору, неправильного применения

цен, уплаты суммы по ошибке и т. п.

 

 

 Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного

Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 Положения о поставках продукции и товаров

применяется на территории Российской Федерации в части, не противоречащей

части первой Кодекса

 

     Если же при рассмотрении имущественного спора будет установлено, что

поставщик (изготовитель), необоснованно используя заключенный с покупателем

договор поставки, выставил последнему бестоварный счет (мнимая либо притворная

сделка), с него подлежат взысканию проценты, указанные в п. 3 ст. 133 Основ

гражданского законодательства.

     Проценты, предусмотренные п. 3 ст. 133 Основ, применяются и тогда, когда

заключенный сторонами договор поставки (оказания услуг, выполнения работ)

признан в установленном порядке недействительным либо суммы, подлежащие возврату,

были перечислены кредитором без договора, а должник их не возвратил<199>.

     Основные положения, предусмотренные ст. 395 ГК, нуждаются в некотором

коротком комментарии. На что следует обратить внимание при применении названной

статьи на практике?

     Во-первых, обязанность должника уплатить проценты за пользование чужими

денежными средствами теперь установлена для всех случаев их неправомерного

удержания, уклонения от их возврата, а также неосновательного получения или

сбережения за счет другого лица, в том числе когда денежные обязательства

возникли из договора.

     Во-вторых, размер процентов за пользование чужими денежными средствами

определяется учетной ставкой банковского процента, которая существует в месте

жительства (для граждан) или месте нахождения (для юридических лиц) кредитора.

В настоящее время применяется единая учетная ставка Центрального банка Российской

Федерации.

     При добровольном удовлетворении требования кредитора должник уплачивает

кредитору проценты, исходя из учетной ставки банковского процента на день

исполнения денежного обязательства. Если взыскание суммы долга производится

судом, может быть применена учетная ставка банковского процента на день предъявления

иска либо на день вынесения решения суда. Законом или договором может быть

предусмотрен иной размер процентов за пользование чужими денежными средствами.

     В-третьих, проценты за пользование чужими денежными средствами носят

зачетный характер. При наличии оснований подлежащие возмещению должником кредитору

убытки уплачиваются только в части, превышающей сумму процентов за пользование

чужими денежными средствами.

     В-четвертых, период, в течение которого начисляются проценты за пользование

чужими денежными средствами, заканчивается днем уплаты суммы долга кредитору,

если более короткий срок не установлен законом, иным правовым актом или договором.

     В случае, когда взыскание указанных процентов производится по решению

суда, проценты за пользование чужими денежными средствами могут быть начислены

и за период со дня вынесения судом соответствующего решения по день его фактического

выполнения.

     Следует заметить, что такой подход существенно изменяет практику арбитражных

судов, которые ранее при взыскании процентов или длящихся неустоек обычно

капитализировали подлежащую уплате сумму на день вынесения решения и указывали

ее в приказах, выдаваемых взыскателю, в твердом размере. Теперь же в приказах

и иных исполнительных документах, выдаваемых судами, должна быть указана сумма,

на которую начисляются проценты, размер этих процентов и дата, с которой необходимо

производить их начисление. Конкретная же сумма, которую составят взимаемые

проценты, должна определяться банком на день, когда фактически производится

исполнение решения суда, то есть со счета должника списывается и перечисляется

кредитору сумма, взыскиваемая в соответствии с судебным решением.

     И последнее замечание по поводу норм об ответственности за неисполнение

денежных обязательств. Недопустимым представляется чрезмерно узкое, формальное

толкование указанных норм, что уже проявилось на практике. Понятие "чужие

денежные средства" включает в себя не только средства, принадлежащие другому

лицу, но и средства, предназначенные контрагенту по обязательству за поставленные

(проданные) товары, выполненную работу, оказанные услуги, хоть эти средства

формально не являются "чужими" для должника.

     Думается, что новые положения об ответственности за неисполнение денежных

обязательств не только послужат защите прав добросовестных контрагентов, но

и будут способствовать упорядочению имущественного оборота на основе принципа

справедливости.

     По-новому решен в ГК и вопрос о соотношении обязанности должника нести

ответственность за нарушение своих обязательств и его же обязанности исполнить

это обязательство в натуре. Особой остротой отличалась эта проблема в ситуации,

когда в качестве меры ответственности применялась длящаяся неустойка (пеня).

В самом деле, как быть в случае, когда должник, допустивший нарушение обязательств,

уже уплатил за это и убытки, и неустойку? Может ли кредитор предъявлять свои

требования второй, третий, четвертый раз и т. п.? До каких пор можно начислять

пени в связи с неисполнением обязательств?

     Ответы на эти вопросы можно найти, внимательно ознакомившись с положениями,

содержащимися в ГК (ст. 396). Новизна этих положений и их суть заключаются

в разном подходе к двум различным ситуациям. В конечном счете всякое нарушение

обязательств сводится либо к его неисполнению, либо ненадлежащему исполнению.

     Соответственно и юридические последствия уплаты неустойки и возмещения

убытков должником в связи с нарушением обязательств сформулированы в ст. 396

ГК в виде прямо противоположных правил для двух различных случаев.

     Во-первых, если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны ненадлежащим

исполнением обязательств, должник не освобождается от исполнения обязательств

в натуре. Ненадлежащее исполнение обязательств имеет место, например, в ситуациях,

когда продавцом переданы покупателю товары ненадлежащего качества; поставщик

недопоставил в соответствующем периоде поставки товары против объемов поставки,

предусмотренных договором; подрядчик не закончил строительство объекта в установленный

договором срок либо построил объект с недоделками и т. п. В этих случаях,

несмотря на уплату неустойки и возмещение убытков, обязательство должника

не прекращается, он обязан исполнить его в натуре: заменить некачественные

товары, восполнить недопоставку, закончить строительство, устранить недоделки

и т. п.

     Во-вторых, если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны неисполнением

обязательств, должник освобождается от исполнения обязательства в натуре.

Неисполнение обязательства имеет место, если должник не приступил к исполнению

обязательства, например подрядчик не выполнил ни одной обязанности, предусмотренной

договором подряда; поставщик не изготовил товары, подлежащие поставке покупателю,

и в других случаях, когда на дату исполнения обязательства по договору стороны

остаются в положении, существовавшем до заключения договора. Должник, не исполнивший

обязательство и уплативший кредитору в связи с этим убытки и неустойку, освобождается

от исполнения обязательства, то есть данное обязательство прекращается. Естественно,

потери кредитора должны быть в полной мере компенсированы путем возмещения

убытков.

     Оба правила изложены в виде диспозитивных норм: договором или законом

могут быть предусмотрены положения, иначе регулирующие последствия уплаты

неустойки и убытков в связи с ненадлежащим исполнением или неисполнением обязательств

должником.

     Возмещение убытков кредитору в случае, когда он отказывается от принятия

исполнения просроченного обязательства, поскольку оно утратило для него интерес

(ст. 405 ГК), а также уплата неустойки, являющейся одновременно отступным

(ст. 409 ГК), признаются основанием освобождения должника от исполнения обязательства

в натуре. И это понятно: в обоих названных случаях и возмещение убытков, и

уплата неустойки в качестве отступного прекращают обязательства.

     Юридические последствия неисполнения обязательства заключаются не только

в применении к должнику соответствующих мер ответственности (возмещение убытков

и уплата неустойки), хотя, как отмечалось, данное обстоятельство освобождает

должника от исполнения обязательства в натуре. Если речь идет об обязательстве

изготовить и передать вещь кредитору или выполнить для него определенную работу

либо оказать услугу, в случае неисполнения обязательства кредитор наделяется

правом поручить его выполнение третьим лицам, выполнить своими силами и потребовать

от должника возмещения понесенных необходимых расходов. Такая мера (оперативная

санкция) может быть осуществлена кредитором в разумный срок, а если поручение

дано третьим лицам, то необходимым условием является также разумная цена за

выполнение обязательства.

     Данное правило может быть применено не во всех случаях неисполнения должником

своих обязательств: из закона, иного правового акта, договора или существа

обязательства может вытекать иное. Отмеченные положения не распространяются

на случаи ненадлежащего исполнения обязательства, поскольку должник не освобождается

от исполнения обязательства в натуре.

     Особого рода последствия предусмотрены для случаев неисполнения должником

обязательства передать кредитору индивидуально-определенную вещь.

     Если содержание обязательства должника состоит в передаче кредитору в

собственность, титульное владение на вещном праве или возмездное пользование

индивидуально-определенной вещи, кредитор в случае неисполнения должником

этого обязательства вправе потребовать отобрать у должника вещь и передать

ему в соответствии с условиями обязательства. Такое обязательство и соответственно

последствия его неисполнения могут возникнуть из договора купли-продажи земельного

участка, жилого дома, иного объекта недвижимости либо движимого имущества,

обладающего индивидуальными признаками, договора аренды и в некоторых других

случаях.

     Однако кредитор лишается права требовать передачи индивидуально-определенной

вещи, если вещь уже передана другому лицу и это лицо является собственником

вещи или субъектом права хозяйственного ведения или оперативного управления

в отношении этой вещи. Передачей вещи признается не только вручение вещи непосредственно

соответствующему лицу, но и сдача ее перевозчику или органу связи для доставки

этому лицу (ст. 224 ГК). Если обязательство передать вещь вытекает из договора,

то право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления

появляется у кредитора с момента передачи вещи.

     Если право требовать передачи индивидуально-определенной вещи возникло

сразу у нескольких кредиторов (например, собственник вещи заключил несколько

договоров купли-продажи с разными лицами), приоритет будет иметь требование

того кредитора, в отношении которого обязательство должника по передаче вещи

возникло раньше. В случае, когда момент возникновения обязательства в отношении

каждого из кредиторов не может быть установлен, решающее значение приобретает

дата обращения с иском в суд об отобрании вещи у должника и передаче ее кредитору.

Преимущество будет иметь тот из кредиторов, кто предъявит иск первым.

     В то же время все остальные кредиторы, за исключением получившего вещь,

вправе потребовать от должника возмещения убытков, вызванных неисполнением

обязательства передать индивидуально-определенную вещь.

     В соответствующих случаях кредитор может предъявить свои требования,

право на которые у него возникло в связи с тем, что должником допущено нарушение

обязательства, не только к самому должнику, но и к другому лицу, не являющемуся

стороной в этом обязательстве. Речь идет о несколько усложненной по сравнению

с обычной конструкцией ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение

гражданско-правового обязательства, которая именуется субсидиарной ответственностью.

Практический смысл норм о такого рода ответственности (ст. 399 ГК) состоит

в более надежном обеспечении прав и интересов кредитора.

     Субсидиарная ответственность, то есть ответственность дополнительно к

ответственности другого лица - основного должника, применяется во многих случаях,

предусмотренных законодательством. В частности, в соответствии с положениями,

содержащимися непосредственно в Кодексе, субсидиарную ответственность несут:

учредители (участники), собственники имущества юридического лица или другие

лица, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица

указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, если

несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана указанными лицами

(п. 3 ст. 56); участники полного товарищества по обязательствам товарищества

(п. 1 ст. 75); участники общества с дополнительной ответственностью в кратном

размере к стоимости их вкладов в уставный капитал (п. 1 ст. 95); основное

хозяйственное общество или товарищество по долгам дочернего общества в случае

его несостоятельности (п. 2 ст. 105); члены производственного кооператива

по обязательствам кооператива (п. 2 ст. 107); Российская Федерация по обязательствам

казенного предприятия при недостаточности его имущества (п. 5 ст. 115); члены

потребительского кооператива по его обязательствам в пределах невнесенной

части дополнительного взноса (для покрытия убытков кооператива) каждого из

членов кооператива (п. 4 ст. 116); собственник имущества учреждения по его

долгам при недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения

(п. 2 ст. 120); члены ассоциации (союза) по ее обязательствам в размере и

в порядке, предусмотренными учредительными документами ассоциации (п. 4 ст.

121).

     Необходимым условием применения субсидиарной ответственности является

предварительное обращение с соответствующим требованием к основному должнику,

нарушившему обязательство. Отказ основного должника от удовлетворения этого

требования либо неполучение от него ответа дают кредитору основание предъявить

соответствующее требование лицу, на которое возложена субсидиарная ответственность.

Данное положение в корне меняет подход к субсидиарной ответственности и значительно

расширяет возможности ее применения.

     В ранее действовавшем законодательстве отсутствовало подобное положение,

определяющее условия, при которых кредитор получал возможность обращаться

к лицу, несущему субсидиарную ответственность, и в то же время имелись нормы,

обязывающие кредитора предъявить свое требование сначала основному должнику

(см. п. 3 ст. 67 Основ). Применение указанных норм в сочетании с принципом

ответственности юридического лица всем своим имуществом (имеется в виду основной

должник), по сути, лишало кредитора возможности предъявить свои требования

лицу, несущему субсидиарную ответственность, в том числе, например, к гаранту

(поручителю) по договору поручительства в случае неисполнения должником обеспеченного

обязательства.

     Положения, содержащиеся в ГК, как можно заметить, направлены на устранение

препятствий в применении норм о субсидиарной ответственности.

     Не могут быть предъявлены кредитором требования к лицу, несущему субсидиарную

ответственность, лишь в двух случаях:

     во-первых, если это требование может быть удовлетворено путем зачета

встречного требования к основному должнику. Для зачета встречного однородного

требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен

моментом востребования, достаточно заявления одной стороны (ст. 410 ГК);

     во-вторых, если требование кредитора может быть удовлетворено путем бесспорного

взыскания средств с основного должника. Необходимо учитывать, что без распоряжения

клиента по договору банковского счета списание средств, находящихся на счете,

допускается лишь в случаях, предусмотренных законодательством, либо по решению

суда (п. 3 ст. 110 Основ). Поэтому даже при наличии условия о праве кредитора

на бесспорное списание средств в договоре, заключенном с должником, реальная

возможность бесспорного списания средств со счета должника появится у кредитора

только в том случае, если должником будет дано соответствующее распоряжение

банку.

     Обязанностью лица, несущего субсидиарную ответственность, является предупреждение

основного должника о предъявлении требования кредитора. Такое предупреждение

должно быть сделано до удовлетворения указанного требования. Если же требование

предъявлено кредитором в суд, лицо, несущее субсидиарную ответственность,

должно обеспечить привлечение основного должника к участию в деле. Неисполнение

этой обязанности может повлечь за собой ситуацию, когда против регрессных

требований лица, несущего субсидиарную ответственность, основной должник выдвинет

возражения, которые могли быть им выдвинуты против кредитора.

     В определенных случаях возможно ограничение размера ответственности по

обязательствам. Ограничение права на полное возмещение убытков (ограниченная

ответственность) допускается ГК (ст. 400 ГК) в случаях, предусмотренных законом.

Ограниченная ответственность может быть установлена применительно к отдельным

видам обязательств или к обязательствам, связанным с определенным родом деятельности.

Например, по договору перевозки перевозчик отвечает за утрату, недостачу и

повреждение принятого к перевозке груза в размере и на условиях, предусмотренных

транспортными уставами и кодексами (ст. 104 Основ), которые ограничивают ответственность

перевозчика размером действительной стоимости утраченного или недостающего

груза, а в случае повреждения или порчи груза - той суммой, на которую понизилась

его стоимость (см., например, ст. 151 УЖД). Примером ограничения ответственности

по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, может служить

ответственность страховых организаций по обязательствам, связанным со страхованием.

При наступлении страхового случая такие организации обязаны возместить страхователю

понесенные им убытки в пределах обусловленной договором страховой суммы.

     Ограничение размера ответственности, в том числе возмещение убытков в

меньшем размере, может быть предусмотрено не только законом, но и договором

(п. 1 ст. 15 ГК). Однако необходимо обратить внимание на специальное правило

в отношении ограничения размера ответственности по соглашению сторон по договору

присоединения, а также в иных случаях, когда кредитором по обязательству является

гражданин, выступающий в качестве потребителя. Если такое соглашение заключено

до нарушения должником своих обязательств, а размер ответственности определен

законом, такое соглашение признается ничтожным.

     В гражданско-правовых отношениях (кроме обязательств, связанных с осуществлением

предпринимательской деятельности) сам по себе факт нарушения должником обязательств

еще не означает, что у кредитора появляется право требовать возмещения причиненных

этим убытков или применения к должнику иных мер ответственности.

     Необходимым основанием ответственности за неисполнение или ненадлежащее

исполнение обязательства признается наличие вины лица, допустившего нарушение

обязательства в форме умысла или неосторожности. Данное положение в прежние

годы носило характер генерального принципа гражданско-правовой ответственности

(ст. 222 ГК 1964 года). Однако затем сфера его применения была значительно

сужена: наличие вины перестало служить необходимым основанием ответственности

за нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности

(п. 2 ст. 71 Основ). Такое отношение к наличию вины лица, допустившего нарушение

обязательства, как к необходимому основанию ответственности нашло отражение

и в ГК (ст. 401).

     Понятие вины в гражданском праве также не остается неизменным. В ГК 1964

года отсутствовало легальное определение этого понятия, а наука и практика

использовали одноименное понятие, раскрываемое в Уголовном кодексе как психическое

отношение лица к своим действиям и к их результату в форме умысла и неосторожности

(ст. 8 и 9 УК), с той, однако, разницей, что в гражданском праве форма вины

является лишь основанием ответственности и поэтому не влияет на ее размер.

     В Основах 1991 года понятие вины раскрывалось через положение о том,

что должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие

от него меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 71 Основ).

Такой подход в принципе сохранен и в ГК с одним существенным уточнением: меры,

которые следовало принять лицу для надлежащего исполнения обязательства, теперь

соотносятся с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него

требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

     Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности

(помимо вины). Например, при просрочке должника он несет ответственность за

последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения

(ст. 405 ГК). Основанием освобождения грузоотправителя от взыскания штрафа

за непредъявление груза может служить авария на его предприятии, в результате

которой было прекращено производство на срок не менее трех суток (ст. 145

УЖД); в то же время железная дорога может быть освобождена от ответственности

за неподачу вагонов в случае запрещения и прекращения или ограничения погрузки

грузов, в том числе по причине крушений и аварий поездов (ст. 146 УЖД). Очевидно,

что и в первом, и во втором случае не исключена вина соответственно грузоотправителя

и железной дороги.

     Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины

является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо, допустившее

нарушение обязательства. Данное положение раскрывает суть принципа презумпции

вины должника в гражданско-правовом обязательстве. Однако это не освобождает

кредитора, предъявившего требование к должнику, если их спор рассматривается

в суде, от необходимости доказать факт нарушения должником обязательства.

     Особенности ответственности лица, не исполнившего или исполнившего ненадлежащим

образом обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности,

состоят в том, что основанием освобождения его от ответственности за допущенное

нарушение обязательства может служить лишь невозможность его исполнения вследствие

непреодолимой силы. Понятие "непреодолимая сила" (форс-мажор) определяется

как чрезвычайные и непреодолимые при данных условиях обстоятельства. К таким

обстоятельствам могут быть отнесены различные исключительные и объективно

непреодолимые (в соответствующей ситуации) события и явления: наводнение,

землетрясение, снежные завалы и иные подобные природные катаклизмы, военные

действия, эпидемии и т. п. Напротив, не могут рассматриваться в качестве непреодолимой

силы обстоятельства, не обладающие признаками исключительности и объективной

непредотвратимости при данных условиях: к примеру, отсутствие денежных средств

для оплаты товаров при наличии дебиторской задолженности, нарушение контрагентами

договорных обязательств по поставке сырья, материалов, комплектующих изделий

и т. п.

     Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности

или освобождения от нее и в случае, когда допущено нарушение обязательства

при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако при любых условиях

не допускается заключение заранее соглашения об устранении или ограничении

ответственности за умышленное нарушение обязательства. Такое соглашение признается

ничтожной сделкой (ст. 166 ГК).

     С учетом изложенного можно порекомендовать коммерческим организациям

всякий раз при заключении договоров предусматривать в них условия, детально

регламентирующие ответственность контрагентов за неисполнение договорных обязательств,

включая условия об основаниях освобождения от ответственности. В противном

случае можно столкнуться с ситуацией, когда придется нести ответственность,

несмотря на очевидность факта отсутствия вины в неисполнении или ненадлежащем

исполнении условий договора.

     Необходимо иметь в виду еще одно обстоятельство, существенно влияющее

на гражданско-правовую ответственность юридических лиц и предпринимателей

как участников имущественного оборота: действия работников должника по исполнению

обязательства признаются действиями самого должника.

     Работники должника (то есть лица, состоящие с должником в трудовых, служебных

и т. п. отношениях) своими действиями порождают права и обязанности непосредственно

для должника. В случае, когда действия указанных работников направлены на

исполнение его обязательства, они считаются действиями самого должника. Именно

в таком качестве указанные действия предстают перед кредитором, который не

должен оценивать их с точки зрения целесообразности, оптимальности для должника,

компетенции работников, совершающих подобные действия. Из этого следует, что

должник, не исполнивший либо исполнивший ненадлежащим образом свои обязательства

перед кредитором в результате неумелых действий своих работников, их нерадивости

или нераспорядительности, не вправе ссылаться на эти обстоятельства в качестве

оснований к отказу в удовлетворении требований кредитора. Ответственность

за действия работников должника, которые повлекли нарушение обязательств,

возлагается на самого должника. Поэтому бессмысленны в качестве доводов, опровергающих

требования кредитора, любые ссылки на вину или недобросовестность своих работников,

чьи действия привели к нарушению обязательства.

     Другой отличительной чертой гражданско-правовых отношений является то,

что должник в обязательстве несет ответственность и за действия третьих лиц.

Традиционное положение об ответственности должника за действия третьих лиц,

содержащееся в ГК (ст. 403), и ранее имелось в гражданском законодательстве

(см. ст. 223 ГК 1964 года, п. 3 ст. 62 Основ 1991 года).

     Под третьими лицами понимаются лица, на которых должником возложено исполнение

обязательств перед кредитором. В гражданско-правовых отношениях это допускается,

за исключением случаев, когда из закона, иных правовых актов, условий обязательства

или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство

лично (ст. 313 ГК). Кредитор не вправе отказаться принять исполнение за должника,

предложенное третьим лицом.

     Например, исполнение обязательств по поставке продукции покупателю может

быть возложено поставщиком на изготовителя товаров. В свою очередь, обязательство

по оплате поставленных товаров может быть возложено покупателем на получателя

этих товаров. Однако ответственность за просрочку поставки или недопоставку

товаров перед покупателем должен нести не изготовитель, а поставщик; ответственность

за несвоевременную и неполную оплату поставленных товаров несет не их получатель

(плательщик), а покупатель по договору поставки (см. пп. 49, 57 Положения

о поставках товаров).

 

 Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного

Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 Положения о поставках продукции и товаров

применяется на территории Российской Федерации в части, не противоречащей

части первой Кодекса

 

     По договору подряда подрядчик вправе привлечь к исполнению договора других

лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает перед заказчиком в

качестве генерального подрядчика, а перед субподрядчиком в качестве заказчика.

Ответственность перед заказчиком за результаты работы субподрядчика возлагается

на генерального подрядчика (ст. 92 Основ).

     Непосредственная ответственность перед кредитором третьих лиц, осуществляющих

исполнение обязательства должника, возможна только в случаях, установленных

законом. К примеру, в положении третьего лица, на которое возложена ответственность

за ненадлежащее исполнение обязательств продавца по договору розничной купли-продажи,

может оказаться изготовитель товара ненадлежащего качества. Покупатель (потребитель)

товара вправе предъявить изготовителю требования о безвозмездном устранении

недостатков или возмещении своих расходов по их устранению либо о замене товара

на товар надлежащего качества (п. 3 ст. 17 Закона о защите прав потребителей).

     В деле применения ответственности за нарушение гражданско-правового обязательства

большая роль отводится суду. Именно суд может наиболее полно оценить действия

как должника, так и кредитора по обеспечению исполнения обязательства. Оценка

судом поведения сторон, и в частности поведения кредитора, может послужить

решающим фактором в определении размера ответственности должника за допущенное

им нарушение обязательства. Это возможно в ситуации, когда судом будет установлена

вина кредитора (ст. 404 ГК).

     В частности, размер ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее

исполнение обязательства может быть уменьшен судом, если нарушение обязательств

имело место по вине обеих сторон. Вина кредитора может состоять, к примеру,

в ненадлежащем исполнении им обязательств, что послужило препятствием для

должника в исполнении своих обязательств надлежащим образом. Наиболее характерным

примером является ситуация, когда в соответствии с договором на должника возложено

встречное исполнение обязательств, которое обусловлено исполнением своих обязательств

кредитором. В этом случае должнику предоставлено право приостановить исполнение

своих обязательств в части, соответствующей непредоставленному кредитором

исполнению (ст. 328 ГК). Поэтому размер ответственности должника за ненадлежащее

исполнение обязательств в подобных ситуациях должен определяться с учетом

вины кредитора.

     Основанием к уменьшению размера ответственности должника могут служить

также умышленные либо неосторожные действия кредитора, способствующие увеличению

размера убытков, причиненных нарушением обязательств. Например, покупатель,

не получив от продавца товары в установленный договором срок, приобретает

аналогичные товары у другого продавца по цене, значительно превышающей цены,

взимаемые за такие товары при сравнимых обстоятельствах, располагая реальной

возможностью купить соответствующие товары, уплатив за них нормальную цену.

В этом случае убытки, связанные с приобретением покупателем товаров, не переданных

продавцом, в виде разницы между уплаченной и среднерыночной ценой не должны

возмещаться должником.

     Основанием к уменьшению ответственности должника может послужить также

непринятие кредитором разумных мер по уменьшению ожидаемых убытков. Такие

меры, которые надлежит предпринять кредитору в случае неисполнения либо ненадлежащего

исполнения должником обязательств, могут вытекать как из закона, иного правового

акта, так и из обычаев делового оборота либо определяться обычно предъявляемыми

требованиями. К примеру, покупатель, не получивший от поставщика сырье и материалы

в соответствующий период поставки, не воспользовался имевшейся возможностью

для приобретения соответствующего сырья и материалов на рынке, но затем предъявляет

поставщику требование о взыскании упущенной выгоды в виде неполученной прибыли

в связи с тем, что в соответствующий период он не произвел и не реализовал

продукцию. В этом случае при определении размера убытков суд должен учитывать

тот факт, что покупатель не принял разумных мер к их уменьшению.

     Вина кредитора должна учитываться судом и в тех случаях, когда должник

отвечает за нарушение своих обязательств независимо от своей вины. Иллюстрацией

к данному положению могут служить некоторые нормы об ответственности по деликтным

обязательствам. В частности, владелец источника повышенной опасности отвечает

за причиненный им вред независимо от вины. Однако он может быть освобожден

от возмещения вреда полностью или частично, если докажет, что вред причинен

вследствие умысла потерпевшего (ст. 128 Основ).

     Вместе с тем в гражданском праве выделяются определенные обстоятельства,

которые могут повлиять не на уменьшение, а на ужесточение ответственности

должника за допущенное им нарушение обязательств. К числу таких обстоятельств,

в частности, относится просрочка должника.

     Под просрочкой должника понимается несовершение им действий, обеспечивающих

исполнение обязательства в установленный срок. Просрочка должника имеет место,

в частности, в таких ситуациях: должник по денежному обязательству (покупатель

по договору купли-продажи, заказчик по договору подряда и т. п.) не дал распоряжение

банку, в котором открыт его расчетный счет, о бесспорном списании средств

с его счета по платежному требованию контрагента по договору, хотя в соответствии

с этим договором расчеты за переданные товары или выполненные работы осуществляются

путем списания средств со счета плательщика. В результате кредитор (контрагент

по договору), выставив счет, не получил оплату переданных товаров или выполненной

им работы в срок, установленный договором; поставщик своевременно не заказал

вагоны и не обеспечил отгрузку товаров покупателю, а впоследствии было закрыто

движение поездов в данном направлении и т. п.

     Юридические последствия просрочки должника заключаются не только в том,

что должник обязан возместить кредитору убытки, вызванные просрочкой. Он также

отвечает перед кредитором за последствия случайно наступившей во время просрочки

невозможности исполнения обязательства.

     Невозможность исполнения, то есть невозможность для должника совершить

предусмотренные обязательством действия, направленные на его выполнение, наступившая

не по его вине, по общему правилу является основанием прекращения обязательства,

но только в том случае, если она имела место вследствие обстоятельств, за

которые ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК). Таким образом, если

случайно наступившая невозможность исполнения (без вины должника) имела место

во время просрочки должника, должник несет ответственность перед кредитором,

и с учетом этого обстоятельства обязательство не может быть признано прекращенным.

     Кредитор же вправе отказаться от принятия исполнения, если данное обязательство

в результате просрочки должника утратило для него интерес. Это положение также

является исключением из общего правила, согласно которому односторонний отказ

от исполнения обязательства либо одностороннее изменение его условий не допускаются

(ст. 310 ГК). Необходимость такого исключения очевидна в случаях, когда существо

обязательства должника, например, состоит в доставке кредитору партии елок

в срок до 31 декабря либо подарка ко дню рождения.

     Однако просрочка должника не может быть признана, если должник был лишен

возможности своевременно исполнить свое обязательство вследствие просрочки

самого кредитора (ст. 406 ГК).

     Просрочка кредитора имеет место в случаях, когда:

     - во-первых, должник предложил кредитору надлежащее исполнение обязательства,

однако последний отказался его принять;

     - во-вторых, кредитор не совершил необходимых действий по обеспечению

принятия исполнения обязательства от должника, без которых исполнение обязательства

для должника оказалось невозможным. Действия, которые должен совершить кредитор

для принятия от должника исполнения его обязательства, могут быть предусмотрены

законом, иными правовыми актами или договором либо вытекать из обычаев делового

оборота или из существа обязательства. Например, если поставщик обязан отгрузить

товары не покупателю по договору, а получателю, покупатель должен выслать

поставщику отгрузочные разнарядки, содержание которых, порядок и сроки их

высылки определяются в договоре. Непредставление покупателем отгрузочных разнарядок

в установленный договором срок дает поставщику право перенести срок поставки

товаров на следующий период либо потребовать от покупателя оплаты стоимости

подготовленных к отгрузке товаров (п. 24 Положения о поставках товаров). Другой

пример: договором купли-продажи предусмотрено, что покупатель принимает товар

в месте нахождения продавца и вывозит его своим транспортом. Неявка покупателя

к продавцу и необеспечение вывоза товара также могут расцениваться как просрочка

кредитора.

 

 Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного

Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 Положения о поставках продукции и товаров

применяется на территории Российской Федерации в части, не противоречащей

части первой Кодекса

 

     Особый случай просрочки кредитора наблюдается в ситуации, когда кредитор

по требованию должника, предлагающего исполнение обязательства, не возвращает

ему долговой документ либо не выдает расписку в получении исполнения от должника

полностью или в соответствующей части. Подобные действия кредитора дают должнику

право задержать исполнение обязательства (п. 2 ст. 408 ГК).

     Юридические последствия просрочки кредитора состоят в том, что должник

вправе потребовать от него возмещения причиненных просрочкой убытков. Основанием

освобождения кредитора от ответственности в этом случае может служить лишь

то, что просрочка допущена им в силу обстоятельств, за которые ни кредитор,

ни лица, на которых было возложено совершение действий по принятию от должника

обязательства, не отвечают. Бремя доказывания наличия соответствующих обстоятельств

возложено на кредитора, допустившего просрочку.

     Частное последствие просрочки кредитора применительно к денежному обязательству

заключается в освобождении должника от уплаты процентов за время просрочки

кредитора.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей»

 

Смотрите также:

 

«Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации»

«Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (по главам)»

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации»





Rambler's Top100