Карамзин. История государства Российского

В двенадцати томах

 

 

 

Том 2

Глава 11

 

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ ОЛЬГОВИЧ

 

     Вече в Киеве. Измена Киевлян. Речь Изяслава. Корыстолюбие  Черниговских

Князей. Предательство. Игорь взят в плен. Грабеж в Киеве.

 

 

     Игорь,  предав  земле  тело  Всеволода,  собрал  Киевлян  среди   двора

Ярославова, требовал вторичного обета верности и распустил их.  Но  граждане

еще не были довольны, открыли Вече и звали Князя.  Приехал  один  брат  его,

Святослав, и спрашивал, чего они желают? "Правосудия, - ответствовал  народ:

- Тиуны Всеволодовы угнетали слабых: Ратша опустошил Киев, Тудор  Вышегород.

Святослав! дай клятву за себя и за брата, что вы сами будете нам судиями или

вместо себя изберете Вельмож достойнейших". Он сошел  с  коня  и  целованием

креста уверил  граждан,  что  новый  Князь  исполнит  все  обязанности  отца

Россиян; что хищники не останутся Тиунами; что лучшие Вельможи  заступят  их

место и будут довольствоваться  одною  уставленною  пошлиною,  не  обременяя

судимых никакими иными налогами.  "Мы  благодарны,  -  сказали  граждане:  -

теперь не сомневайтесь в нашей верности". То же обещал их Послам сам Великий

Князь Игорь и, думая, что дело кончилось, сел спокойно за обед; но  мятежная

чернь устремилась грабить дом  ненавистного,  богатого  Ратши.  Святослав  с

дружиною едва мог восстановить порядок.

     Такое начало не  обещало  хороших  следствий.  Игорь  же,  слушая  злых

Вельмож, которые в народном угнетении видели собственную пользу, не исполнил

данного гражданам слова, и хищники остались Тиунами. Тогда Киевляне,  думая,

что  Государь-клятвопреступник  уже  не  есть   Государь   законный,   тайно

предложили Изяславу Мстиславичу быть Великим  Князем.  Любовь  к  Мономахову

роду не угасла в их сердце, и сей внук  его  отличался  доблестию  воинскою.

Взяв в церкви Св.

     Михаила благословение у Епископа Евфимия, он с верною дружиною выступил

из Переяславля. На пути встретились ему  Послы  Черных  Клобуков  и  городов

Киевской области. "Иди, Князь добрый! - говорили они: - мы все за  тебя;  не

хотим Ольговичей. Где увидим твои знамена, там и будем". Собрав  на  берегах

Днепра войско многочисленное, бодрый Изяслав стал посреди  оного  и  сказал:

"Друзья и братья! Я не спорил о старейшинстве с достойным  Всеволодом,  моим

зятем, чтив его как второго отца. Но Игорь и Святослав должны ли  повелевать

нами? Бог рассудит меня с ними. Или паду славно  пред  вашими  глазами,  или

сяду на престоле моего деда и родителя!" Он повел войско к Киеву.

     Уже новый Великий Князь знал опасность: ибо Изяслав, уведомленный им  о

восшествии его на престол, не  только  не  ответствовал  ему  ни  слова,  но

удержал и Посла неволею в Переяславле. Игорь требовал вспоможения от  Князей

Черниговских:   они   торговались;   хотели   многих    городов;    наконец,

удовлетворенные во всем, готовились идти к брату. Их медленность и  коварная

измена знаменитейших чиновников погубили его.

     Тысячский Улеб пользовался  доверенностию  Всеволода  и  был  утвержден

Игорем в своем важном сане: также и первый Боярин,  Иоанн  Войтишич,  верный

слуга Мономахов, завоеватель городов дунайских. Желая добра Изяславу, они не

устыдились предательства: изъявляли усердие Игорю и  в  то  же  время  тайно

ссылались с его врагом, советуя ему спешить к Киеву. Изяслав приближился.

     Ольговичи, готовые к битве, и сын  Всеволодов,  Святослав,  стояли  вне

города с своими дружинами; а Киевляне особенно, на  могиле  Олеговой.  Вдруг

открылась измена: Игорь увидел, что хоругвь Изяслава  развевается  в  полках

Киевских; что Тысячский сего Князя предводительствует ими; что  Улеб,  Иоанн

Войтишич и многие единомышленники их,  повергнув  свои  знамена,  бегут  под

Изяславовы;  что  Берендеи  пред  самими   Златыми   вратами   грабят   обоз

Великокняжеский.   Еще   Игорь   не   терял   бодрости.   "Враг   наш   есть

клятвопреступник: Бог  нам  поможет",  -  говорил  он  и  хотел  ударить  на

Изяслава, стоявшего за озером. Надлежало обойти оное, и когда многочисленная

дружина Игорева стеснилась между глубокими дебрями, Черные  Клобуки  заехали

ей в тыл.  Изяслав  напал  спереди,  смял  неприятеля,  разил  бегущих  -  и

торжествуя вошел в Киев, где народ вместе с  Иереями,  облаченными  в  ризы,

проводил  его  в  храм  Софийский  благодарить  Небо  за  победу  и  престол

Великокняжеский.- Несчастного Игоря, слабого ногами,  схватили  [17  августа

1146 г.] в болоте, где увяз его конь; держали несколько дней в монастыре  на

Выдобичах и заключили в темнице  Иоанновской  Обители,  в  Переяславле.  Сей

Князь, за  кратковременное  удовольствие  честолюбия  наказанный  неволею  и

стыдом, не имел и последнего утешения злосчастных: никто не жалел об  нем  -

кроме верного брата, Святослава, который с малою дружиною  ушел  в  Новгород

Северский. Племянник их, Святослав Всеволодович, хотел скрыться  в  Киевской

Обители Св. Ирины: представленный Изяславу, он был им обласкан  как  любимый

сын; но верные слуги отца его, в особенности же Игоревы,  не  имели  причины

хвалиться великодушием победителя, дозволившего народу  грабить  их  домы  и

села. С пленных Бояр взяли окуп.

 

 

 

 

 

 

 

 

История Карамзина