Вся Библиотека >>>

 

 

Русские художники

 

Николай Петрович Богданов-Бельский


 

 

  

портрет Богданова-Бельского

 

Картины Богданова-Бельского:

 

Воскресное чтение в сельской школе

 

Устный счет

 

Новая сказка

 

Ученицы

 

Виртуоз

 

На работу

 

Переправа

 

Горе

 

Бывший защитник родины

 

Вечер

 

В лодке

 

Крестьянин

 

В церкви

 

Латгальские девочки

 

Крестьянские дети

 

У больного учителя

 


 

Богданов-Бельский

 

Из книги-альбома Нины Лапидус «Богданов-Бельский» издательства «Белый город»:

 

…В творчестве каждого знаменитого художника среди множества тем всегда можно выделить ту, которая более всего волновала, была самой близкой его душе. Так было и у Николая Петровича Богданова-Бельского. Даже передвижнический период, поставивший его в один ряд с самыми известными художниками России, преломился в сознании живописца особым образом. Нет в его работах привычного "бичевания пороков", присущего критическому реализму, - движущей силы раннего передвижничества, нет сарказма и назидания. Есть светлая любовь к крестьянским детям. Взять хотя бы картину Горе (1909). Умерла жена, нет больше матери у детей. Отец в отчаянии. Что ждет их, сирот? Это и волнует художника, больно отзывается в его сердце.

 

Вот главная тема в творчестве Николая Петровича - дети. Он рос без отца, воспитывался в семье дяди и был, по его словам, "лишним ртом". Он не понаслышке знал, что такое обделенность. Недолюбили, недоласкали. Бог не дал ему и своих детей. Переживания одинокой души ребенка наложились на переживания несостоявшегося отца и воплотились во множестве картин, в которых живут дети. Они сделали бессмертным художника в благодарность за его любовь.

 

Связанные ссылки:

 Картины русских художников

  

Биография Богданова-Бельского

 

Автор:  Анатолий Перевышко

живописец, член Союза художников России,

кавалер ордена Карла Фаберже

Источник: Петербургский художник

 

 

По всем признакам, среда, условия, в которых он от рождения находился, должны были его поглотить, он должен был потонуть, потеряться, исчезнуть навсегда в омуте беспросветной тьмы и нищеты.

 

Он, внебрачный сын батрачки, родился в селе Шопотове Смоленской губернии. При крещении его записали Богдановым, т. е. — богом данным. А Бельским он стал впоследствии, присоединив к фамилии название родного уезда. Детство было суровым, так как жили они с матерью в доме дяди, где терпели их из милости.

 

Первые два года он проучился в селе Шопотове. В школе преподавал священник. При его содействии мальчик и попал к С. А. Рачинскому. Это была легендарная личность. Профессор биологии, богатый человек, имевший поместье, он оставил кафедру и организовал в селе Татево Смоленской губернии образцовую народную школу, куда принимал на обучение обездоленных ребят.

 

Чтобы попасть в эту школу, мальчику пришлось выдержать экзамен. Экзамен для маленького Николя, как его впоследствии будет уважительно называть С. А. Рачинский, состоял в том, что он должен был нарисовать одного из преподавателей школы в профиль. Профессиональные художники знают, что такое портрет в профиль. Похожести добиться, на первый взгляд, легко, а объем передать в этом случае всегда труднее обычного.

 

Мы знаем картину Н. П. Богданова-Бельского «На пороге школы» (1897, Государственный Русский музей). Это автобиографическая картина. Будущий художник, мальчиком, затаив дыхание, стоял в волнении за порогом класса. Ему хотелось учиться. И вот экзамен. Мальчик-пастушок, согнувшись, скрестив под собой босые ноги, с большим усердием рисовал с натуры. Каким-то необъяснимым образом он чувствовал, что сейчас решается что-то важное в его жизни. Он работал очень напряженно, и портрет-рисунок вышел на удивление узнаваемым. Его приняли в народную школу С. А. Рачинского.

 

С. А. Рачинский стал в жизни мальчика человеком, благодаря которому и состоялась судьба Николая Петровича Богданова-Бельского. Сам Николай Петрович часто говорил, что «…на дорогу меня вывел Рачинский. Учитель жизни. Я всем, всем ему обязан». Впоследствии портрет Рачинского будет написан в картине «Воскресное чтение в школе» (1895, Государственный Русский музей).

 

«Маленьким мальчиком, — вспоминал художник, — я нарисовал на пробу нашу колокольню, а потом дьячка. Сказали: и дьякон, и колокольня совсем, как настоящие». Заботясь о мальчике, его, тринадцатилетнего, Рачинский отдал в Троице-Сергиеву лавру — монастырь, где была рисовальная школа. В монастыре подросток с увлечением писал иконы, а также с натуры портреты монахов. Рачинский из своих средств выделил ему 25 рублей в месяц на содержание. Это были большие деньги в то время.

 

Успехи мальчика были таковы, что заговорили о таланте. В Троице-Сергиевой лавре он пробыл два года. Затем Рачинский определил его в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Он шел по классу пейзажа, делая большие успехи. За наброски с натуры часто получал первые номера. Учителями у него были славные русские художники: В. Д. Поленов, В. Е. Маковский, И. М. Прянишников.

 

Подошел момент для написания выпускной (дипломной) картины на звание «классного художника». На душе неспокойно. Пейзаж он любил, но изнутри что-то указывало на другое. Что это «другое» — он не мог разобраться. С такими неопределенными чувствами он уезжает в деревню Татево. Встречается с Рачинским. Встреча обоюдорадостная. Они общаются, и Рачинский в разговоре с юношей наталкивает его на тему «Будущий инок». Работа закипела. Будущий художник так был увлечен темой, картиной, что перед окончанием работы упал в обморок…

 

«Инок» закончен. Радости детей, окружения, самого Рачинского не было предела. На картине изображена встреча странника с маленьким мальчиком. Идет беседа.

 

Глаза мальчика, его душа воспалены от разговора. Перед его мысленным взором открываются невидимые горизонты бытия. Худенький, мечтательный, с открытым взглядом, устремленный в будущее — таким был и сам автор картины.

 

Успех у окружающих, детей в народной школе придал огромное воодушевление автору. Приближались дни отъезда в Москву, в Училище, но художник вдруг приуныл, все потускнело в его глазах. Что же я повезу, думал он, ведь все ждут от меня пейзаж.

 

Наступил день отъезда. «Будущего инока» погрузили в сани. Прощальный взгляд С. А. Рачинского, вышедшего проводить на крыльцо дома. Лошадь тронула. Последние слова дорогого учителя на прощание: «Счастливый путь, Николя!» Заскрипели сани на морозе и легко понеслись по занесенной снегом дороге… На душе было тяжело от минут расставания с дорогим учителем, и какое-то смущение, горечь жгли сердце. Зачем, куда и что я везу с собой? Его кинуло в жар. А сани мчали в неизвестность неотвратимо. Будущий художник в дороге думал: «Как было бы хорошо, если бы картина погибла, потерялась. Разве не бывает так?» …И картину потеряли. Долго потом извозчик возвращался, все-таки ее нашли и благополучно доставили на место.

 

Как вспоминал сам художник: «Ну и началась в школе (Училище — прим. автора) кутерьма!» «Будущий инок» — работа, которую он представил на звание «классного художника», сверх всяких ожиданий имела огромный успех. Она была одобрена экзаменаторами и куплена с выставки Козьмой Терентьевичем Солдатенковым, крупнейшим собирателем произведений искусства, а затем уступлена им императрице Марии Федоровне. Тут же художнику были заказаны еще два повторения картины. Это был безусловный успех! Январь 1891 года. В Киеве идет Передвижная выставка. Картина художника «Будущий инок» представлена в экспозиции. После посещения выставки М. В. Нестеров в письме своим родным пишет: «…но Васнецов согласен, что Богданов-Бельский еще долго будет мне солить на выставках своим успехом, но этим смущаться не следует…» Отныне художник начинает жить на свои средства. В эту пору ему было 19 лет.

 

На холсте Н. П. Богданова-Бельского «Будущий инок» впервые появилась сухощавая фигурка мальчика-школьника, а в дальнейшем тема детства станет определяющей в творчестве художника.

 

В 1890 году он совершает поездку в Константинополь и на Афон. На Афоне 19-летний Богданов-Бельский встречает 17-летнего Малявина, занимающегося там иконописью. Малявин был очень удивлен натурными (светскими) этюдами Богданова-Бельского. Впоследствии его с Афона заберет скульптор В. А. Беклемишев — профессор, ставший затем ректором петербургской Академии художеств.

 

В 1894 — 1895 гг. Н. П. Богданов-Бельский продолжает учиться живописи в петербургской Академии Художеств у И. Е. Репина. На деньги, вырученные за картину «Воскресное чтение» (1895, Государственный Русский музей), он едет в Париж, где занимается живописью в студиях Ф. Кормона и Ф. Коларосси. Затем он работает в Мюнхене и в Италии. Палитра Богданова-Бельского обогащается, усиливается колорит. Несомненно, это происходит после его пребывания и учебы за границей. Есть исследователи творчества художника, которые относят начало занятий пленэром к периоду, когда он жил в Риге с 1921 года. Но это не совсем так, чему есть свидетельства и самого автора. Все началось раньше. Истоки его — в поездках за границу и знакомстве с искусством тех стран, где он учился. Это очень важно понимать и знать будущим искусствоведам — экспертам творчества живописца при атрибуции его работ.

 

Имя Н. П. Богданова-Бельского в России становится широко известным после написания им картин «Устный счет» (1896, Государственная Третьяковская галерея), «У дверей школы» (1897, Государственный Русский музей).

 

Художник пишет пейзажи, портреты, натюрморты, жанровые картины. Пишет аристократов, знаменитых современников, императора Николая II (1904 — 1908), императрицу Марию Федоровну, великого князя Дмитрия Павловича (1902), князя Ф. Ф. Юсупова (1911), Ф. И. Шаляпина (1916) и многих, многих других. Он часто приезжает из любимой деревни Татево Смоленской губернии, где у него была мастерская, в Петербург. Здесь он живет подолгу, исполняя заказы. Заработав средства, возвращается к себе и творит, творит…

 

Несмотря на разнообразие и характер заказов, персон, которых он писал, художник в своем творчестве отдавал всю свою любовь и сердце детям. «Я так много лет провел в деревне, — говорил художник, — так близок был к сельской школе, так часто наблюдал крестьянских детей, так полюбил их за непосредственность, даровитость, что они сделались героями моих картин». Доброта, чистота восприятия мира, искренность — эти качества в детях заложены природой. Надо быть очень светлым человеком, обладать теми же качествами, чтобы с такой любовью и непосредственностью всю жизнь изображать детей.

 

В это время написанные им картины приобретаются с выставок в крупнейшие собрания, в том числе, и в Третьяковскую галерею. Богданов-Бельский становится известным и уважаемым передвижником, участвует в выставках ТПХВ с 1890 по 1918 гг., множестве выставок в России и за рубежом, в Париже (1909), Риме (1911). Его работы воспроизводятся в журналах «Нива», «Художественные сокровища России», «Столица и усадьба». Художник интенсивно работает.

 

…В один из приездов в Петербург он, как обычно, снимает комнату на Невском. Стоя у мольберта, художник чувствует, что работа продвигается успешно. Он давно понял: то, чем он занимается — даровано ему от природы, и никакой личной заслуги он в этом никогда не видел. Успеть бы закончить начатую работу. Ведь новые идеи уже ждут своего воплощения. Художник подходит к окну. Весна уже чувствуется в набухших почках деревьев, щебет птиц уже задорный и по-весеннему певучий, сине-голубое небо манит своей чистотой. В распахнутое окно комнаты вдруг врывается с Невского проспекта колокольный звон Казанского собора, в него вливаются перезвоны дальних церквей — и в глазах появляется мягкое, ясное, просветленное выражение. Чем-то чистым, вечным, торжественным веет от перезвона колоколов. В эти минуты душа парит, а память уносит в далекое детство.

 

Этот звон он любит, сколько себя помнит. Босоногим пастушком, как и герои его картин, подолгу стоял он на лугу среди шумного разнотравья под знойным солнцем, часто под звон колокола деревенской церкви и подолгу заслушивался им. По небу бесконечно бежали облака — вечные странники, нежный шелест травы от легкого дуновения невидимого ветерка простирался вокруг. Восторгом наполнялась душа. Он подолгу наблюдал, боясь шелохнуться. Он испытывал огромный прилив сил откуда-то изнутри.

 

Пройдет время, Николай Петрович станет известным художником и будет часто бывать в Петербурге по делам передвижной выставки и другой творческой работе. Здесь его знают, ждут и ценят его талант друзья-художники. Однажды он выйдет из квартиры-мастерской со своей знакомой писательницей, к рассказам которой делал ряд иллюстраций, и они пойдут по Невскому проспекту. К большому ее удивлению, многие встречные будут узнавать художника и уважительно его приветствовать. Это его многочисленные модели и заказчики. За многие годы творческой работы круг их был огромен. Но это все будет потом.

 

А сейчас, под звон колоколов он испытывает, как и тогда в детстве, огромный, необъяснимый прилив сил. Приходят на память лица друзей из далекого детства в народной школе. Он помнит их возбуждение, пытливость, любознательность во время занятий. Ясно помнит свет отраженных в реке облаков, запахи трав своего детства. И сейчас он еще тверже понимает и чувствует, что никогда не уйдет от того, что ему так дорого. Тема детства — тема его жизни.

 

В 1903 г. Николай Петрович Богданов-Бельский за заслуги на художественном поприще избран в академики живописи. Ему 35 лет.

 

В 1914 г., в 46 лет, он становится действительным членом Академии художеств.

 

Наступает расцвет творческих сил художника. Нет усталости в работе. Жажда новых открытий в живописи выплескивается на холст, картины наполняются новыми красками, светом, цветом.

 

В известное время происходят изменения в государстве. Революционные события накладывают свой отпечаток на художественную жизнь. Страна бурлит. Создаются новые художественные общества. Возникают скороспелые лозунги. Серьезной художественной школе, учебе приходит конец. В России стали главенствовать силы, исповедующие «левое» искусство, усилилась травля художников реалистического направления. Жизнь художников-реалистов была труднейшей. Даже таким известным живописцам, как М. Нестеров, В. Васнецов, В. Поленов, жилось очень и очень трудно. М. В. Нестеров писал: «Теперь мои друзья хлопочут мне паек — это „Станислав I степени“. Его не имеют и такие „генералы“, как Викт. Мих. Васнецов, К. Коровин и др.»

 

По приглашению своего друга, известного художника Сергея Виноградова, Николай Петрович Богданов-Бельский в 1921 г. переезжает жить в Ригу. С этого времени начинается новый, двадцатилетний период развития его таланта (1921-1941). В Риге заведует художественным музеем известный художник, ученик А. И. Куинджи, выпускник Академии Художеств — В.-К. Ю. Пурвит. Он помогает Н. П. Богданову-Бельскому организовать персональную выставку в музее (в конце декабря 1921 — январе 1922). Среди 52 произведений — портреты К. Станиславского, Ф. Шаляпина, К. Коровина и др. Целый ряд работ с выставки приобретается. Это прибавляет сил. Художник продолжает с увлечением работать над циклом картин «Дети Латгалии», пишет пейзажи Латвии.

 

В 1923 г. проходит его вторая персональная выставка в стенах того же музея. Снова успех. Богданов-Бельский продолжает активно участвовать в выставках русского изобразительного искусства за границей. На первой советской выставке в Америке в 1924 г. художник выставил более десяти своих картин. Как отмечала пресса тех лет, вместе с произведениями И. Грабаря, Б. Кустодиева, М. Нестерова, С. Виноградова, В. Поленова, К. Юона и других известных художников они составили яркое, красочное зрелище русского искусства.

 

На крупнейшей выставке в Праге в 1928 г. успех русских художников огромен. У Богданова-Бельского было куплено 9 работ, одна из них приобретена Пражской национальной галереей.

 

В 1929 г. на выставке русской живописи в Копенгагене весь первый зал отведен под произведения Богданова-Бельского. Множество репродукций его картин украшают страницы датской печати. Продается много работ. Вот почему огромное количество произведений Богданова-Бельского рассеяно по странам Западной Европы. Они для российских зрителей, коллекционеров всегда будут новыми. Неизвестные полотна еще и еще будут появляться на зарубежных аукционах. Пристальное изучение всех каталогов новых зарубежных аукционных продаж необходимо российским антикварным дилерам и коллекционерам.

 

Хронология основных прижизненных групповых зарубежных выставок Н. П. Богданова-Бельского такова: Париж: Magelan (1921), d? Aligan (1931), Нью-Йорк: Grand Central Palace (1924), Питтсбург (1925), Прага (1928), Амстердам (1930), Берлин (1930), Белград (1930).

 

Персональные выставки: в Рижском городском художественном музее (1921/1922,1923,1936,1940).

 

Когда в 1928 году художнику исполнилось 60 лет, ему пришло множество поздравительных писем, телеграмм. И. Е. Репин прислал своему ученику из Куоккалы восторженное письмо, он радуется его успехам.

 

В 1936 г. — пятьдесят лет творческой жизни. Художник достиг высокого профессионализма. Он по-прежнему целеустремлен в работе, только сетовал на то, что так мало работал в первой половине жизни.

 

В апреле 1941 г. Богданов-Бельский посылает картину «Пастушок Прошка» (1939) на выставку в Москву. Казалось, еще есть силы и возможность работать, но начинается война, годы оккупации. Нет источников вдохновения, и в это время творческие силы покидают художника навсегда. Он заболевает. Необходимо лечение, операция. Жена увозит его в берлинскую клинику. Сделана операция. 19 февраля 1945 года во время бомбежки Н. П. Богданов-Бельский умирает. Похоронен на русском православном кладбище Тегель в Берлине.

 

Так закончилась жизнь художника Н. П. Богданова-Бельского. Художника, талант которого стоял высоко в те годы, и сейчас, через десятилетия, востребован. Его картины находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее и множестве других. Прекрасные работы художника присутствуют на самых крупных мировых аукционах «Кристи» и «Сотбис». Успех не оставляет художника и сегодня. Спрос на его произведения стабильно высок. Многим россиянам осталось неизвестным творчество Н. П. Богданова-Бельского за последние 20 лет его жизни. Оно неизвестно и многим художникам, в чем я не раз убеждался в последнее время. Тем интереснее знакомство с ним.

 

…С полотен брызжет солнце. Азарт, растерянность, любопытство, вдохновение, доброта на лицах детей. Удивительная неповторимость, неисчерпаемость в сюжетах детской темы. Колорит картин звенит в его импрессионистической живописи. Все согрето любовью и талантом художника. Безусловно, Богданов-Бельский был солнечным человеком. Он одарил мир земного бытия своими произведениями. Пока светит солнце, зеленеет трава, пока появляются улыбки на лицах детей, — картины его будут необходимы. А мы продолжаем радоваться той великолепной песне, которую в живописи спел славный русский художник — Николай Петрович Богданов-Бельский


Вся Библиотека >>>




Rambler's Top100