Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Книги для учителя

 

 Средства массовой информации

Очерки истории науки и техники 1870-1917


 

 

Средства массовой информации

 

 

Полиграфия. Процесс концентрации и централизации производства начался в области печатного дела раньше, чем во многих других отраслях. Могущественные издательские фирмы ' занимают видное место в рядах образующейся финансовой олигархии. Их политическое влияние становится особенно велико потому, что они, по выражению одного журналиста, осуществляют «формовку общественного мнения», производя непрерывно-поточными массовыми методами печатную продукцию.

Ротационные печатные машины, распространившиеся из США и Англии на Европейском континенте, продолжали совершенствоваться.

Современная ротационная машина появилась в 1863 г., когда В. Буллок сконструировал новое устройство, печатавшее на бумажной ленте с укрепленных на цилиндре стереотипов. Одновременно печатались обе стороны ленты.

В 1866 г. англичанин Вальтер снабдил ротационную машину резальным и фальцевальным 2 аппаратами.

Например, газетно-журнальный концерн Скриппса (1878) или Херста (1895) в США.

В 1895 г. фабрика Кенига и Бауэра построила для лейпцигского издательства дуплексную (сдвоенную) ротационную машину для печатания газет в 32 страницы производительностью 16 тыс. экземпляров в час.

Одним из первых в художественной литературе упомянул о быстром развитии капиталистического печатного дела французский поэт Э. Ростан в сатирическом стихотворении «Кошмар»:

Пустели все леса. А перья все скрипели, Ротационные машины все храпели...

Вдохновителем этой опустошительной и бессмысленной деятельности Ростан считает капиталиста, заявляющего:

За дело! Наживать должны мы до двухсот!

К концу XIX в. использование ротационных печатных машин стало общепринятым.

Если ротационные машины были рассчитаны на массовое производство печатной продукции, то тигельные печатные машины применялись там, где не нужны были большие тиражи и скорости.

Еще американский изобретатель И. Адам в 1830 г. в Бостоне построил тигельную машину с неподвижной поверхностью. Однако его «бостонки» печатали неважно. Впоследствии его соотечественник Дж. М. Галли усовершенствовал их, сконструировав машину со сложным движением тигля.

«Американки» (как их тогда называли) получили широкое распространение. Этому способствовали их небольшие размеры и относительно невысокая стоимость. К тому же тигельные машины обеспечивали высокое качество печати, особенно необходимое для изготовления афиш, пригласительных билетов, иллюстраций и репродукций.

Первые русские тигельные печатные машины были построены в 80-х гг. в Петербурге в Бжатерининском механическом заведении. Впоследствии их стали строить и в Москве.

Произошел резкий сдвиг и в технике наборного дела. Со времен Гутенберга набор производился вручную. В первой четверти XIX в. неоднократно пытались механизировать этот процесс.

В 1868 — начале 1869 г. изобретатель П. П. Княгининский построил в России первую в мире автоматическую наборную машину, которую назвал «автомат-наборщик». Управляла машиной заранее изготовленная бумажная лента с пробитыми на ней отверстиями, которые образовывали комбинации, соответствовавшие определенному типографскому знаку. Литеры хранились в магазине. Каждая литера обозначалась той же комбинацией отверстий, что и на ленте. Ленту двигал электрический барабан. Сверху по ленте скользили «щупальцы», «читавшие» ленту. Принцип автоматизации набора, открытый Княгининским, используется и в настоящее время.

Сам же «автомат-наборщик» из-за отсутствия средств у изобретателя не получил в то время применения в типографиях.

Работы Княгининского продолжил владелец нескольких крупных английских газет А. Мэкки, который, взяв за основу принцип «автомата-наборщика», построил в 1874 г. «движимую паром наборную машину».

В 1870 г. инженер М. И. Алисов (1830—1898) создал первые образцы наборно-печатных машин-«скоропечатников». Их скорость достигала 80—120 знаков в минуту. Алисов изобрел и фотомеханический способ изготовления матриц для набора нот.

В 70-х гг. XIX в. украинский изобретатель И. Н. Ливчак (1839— 1914) построил матрицевыбивальную наборную машину «Стерео-граф». В 1881 г. изобретатель предложил объединить в ней штамповку, набор и отливку литер. Ливчак лишь запатентовал эту идею.

В 1885 г. О. Мергенталер (1854—1899), немец, эмигрировавший в США, построил машину, которая не только выбивала рельефные знаки в матрице, но и отливала по этой матрице стереотип. Это была первая в мире наборно-отливная машина.

В 1886 г. Мергенталер изобрел машину нового типа, названную линотипом — от английского слова line — строка. Линотипу суждено было совершить переворот в наборном деле. Эта машина не составляла строки из литер, а отливала сразу готовые строки матрицы, что резко повышало производительность набора. Как это часто тогда случалось, изобретатель не смог бы реализовать свои идеи, если бы им не заинтересовалось издательство «Нью-Йорк трибюн». Машина произвела настоящую сенсацию. Путь линотипа был поистине победоносным. Через 2 года в действии было уже 60 линотипов, а через 6 лет в разных городах мира работало уже 700 линотипов. В Россию первый линотип был привезен в 1905 г.

 

В 1888 г. канадцы Роджерс и Брайт сконструировали новый образец отливной машины — «типограф».

В 1892 г. американец Т. Ланстон изобрел буквоотливную наборную машину — «монотип». В отличие от линотипа она отливала набранный текст не в виде строк, а отдельными литерами. Буквоотливная машина Ланстона использовалась для набора технически сложных текстов книг и журналов, изданий с большим количеством иллюстраций и сложной версткой страниц.

В 1894 г. венгерским изобретателем Е. Порцельтом, а год спустя независимо от Порцельта и англичанином Фриз-Грином была выдвинута идея фотонабора. Однако заслуга в создании первых моделей фотонаборных машин принадлежит В. А. Гассиеву, который в 1897 г. построил «фототипно-наборную машину». В 1900 г. Комитет по техническим делам выдал молодому изобретателю официальную привилегию на его открытие.

Быстро совершенствовались и методы репродукции печатных изображений на основе фотографии, гальванопластики и последних достижений химии и физики.

Во второй половине XIX в. в области репродуцирования полутоновых изображений работали многие фототехники. В 1868 г. чешский художник, ученый и изобретатель Я. Гусник (1837—1916) изобрел фототипию. В 1888 г. Гусник основал фирму, которая на протяжении нескольких десятилетий считалась ведущим фотомеханическим предприятием Европы.

В России фототипия была разработана самостоятельно. В 1869 г. фотограф Рейнгард, капитан Аргамаков и физик К- Д. Низовский изобрели «светопечать», как тогда называли фототипию в России.

Дальнейшее усовершенствование цинкографии, изобретенной французом Ф. Жилло в 1850 г., связано с именем русского полиграфиста Г. Н. Скамони, разработавшего способ фотоцинкографии, при котором металлические пластины, покрытые светочувствительным слоем, экспонировались непосредственно под негативом. Работы Жилло и Скамони легли в основу современной фотоцинкографии.

Однако фотоцинкография не способна воспроизводить тоновые изображения. Фототипия, изобретенная Я- Гусником, воспроизводила полутоновые иллюстрации, но была слишком дорогой и рассчитана на малые тиражи.

Выход был найден в начале 90-х гг., когда в России С. Лаптев, в Германии Г. Мейзенбах, в Финляндии Ф. Эглофштейн и в США М. Леви независимо друг от друга изобрели способ дробить изображение на точки. Для этого они применили специальную сетку — растр. В результате при изготовлении тоновых клише на участках, соответствующих светлым местам изображения, точки получались наименьшего размера, а там, где тон становился интенсивным, они становились большими. Так изготовлялись клише, с помощью которых печатались тоновые черно-белые иллюстрации в книгах, газетах и журналах.

В 1879 г. чешский художник К- Клич (1841 — 1926) применил способ фотографического переноса изображения на поверхность металлической пластины с последующим химическим травлением углубленных печатающих элементов, названный им гелиогравюрой. Этот способ послужил основой для разработки в 1904 г. инженером Э. Мертенсом в Германии первых ротационных машин глубокой печати.

В России первые опыты глубокой печати проводились в 1909 г. В 1914 г. ротационная машина глубокой печати была установлена в типографии И. Д. Сытина — крупнейшем московском полиграфическом предприятии.

В 1904 г. А. В. Рубель построил в США офсетную однокрасочную ротационную машину, печатавшую на бумажных листах резиновым цилиндром. Использование эластичной поверхности для переноса изображения на бумагу позволяло получать на оттисках более мягкие переходы тонов.

В рассматриваемый нами период офсетные машины собственных конструкций построили Алене Шервуд, Альфред и Чарлз Гаррисы (США), Каспар Германн (Германия). Все эти машины печатали лишь однокрасочные черно-белые оттиски.

В конце XIX в. Т. А. Эдисон изобрел способ трафаретной печати, названный мимеографированием, который до сих пор используется для размножения внутриведомственной литературы: приказов, распоряжений.

Совершенствовались и отделочные производственные процессы изготовления печатной продукции. В конце XIX в. появились первые листоподборные машины. В 1885 г. братья Бремер построили нитко-швейную машину.

О развитии типографского дела иронически писал поэт Саша Черный в одном из сатирических стихотворений (1910):

В грязных ботиках и шубе

Арендатор фон-дер Фалл,

Оттопыривая губы,

Глазки выпучил на вал.

Кто-то выдумал машины, породил для них людей,

Вылил буквы, сделал стены, окна, двери, пол. Владей!..

Шрифт, штрихи, заказы, сказки, ложь и правда, бред и гнус.

Мастер вдумчиво и грустно краску пробует на вкус '.

Пишущие машинки. Механизация вторглась и в самый процесс письма. Первые попытки создать пишущее устройство относятся к XVIII в. Однако практически применимую пишущую машинку изобрел американский топограф К- Л. Шоулз в 1867 г. Средств на продолжение экспериментов у него не хватило, и он продал свои патенты владельцу машиностроительной фабрики Ремингтону. С 70-х гг. началось широкое производство пишущих машинок, которые вскоре стали именоваться «ремингтонами», а имя Шоулза было забыто.

До конца XIX в. вошло в употребление не менее 40 типов пишущих машинок (включая известную машинку Ундервуда). В торговых и банковских конторах, в учреждениях и редакциях писец (писарь, копиист), вооруженный пером, все чаще уступал место машинистке.

 

Развитие фотографии. В рассматриваемый период фотография прочно вошла в жизнь, стала неотъемлемой принадлежностью науки, искусства, промышленности. Фотографирование проникло и в полиграфию.

Изобретение самолетов открыло новые перспективы в развитии аэрофотосъемки. Первую в России аэрофотосъемку сделал в 1910 г. летчик Гальгар, в 1913 г. летчик В. М. Потте сконструировал аэрофотоаппарат, который использовался до 1930 г.

В 1916 г. в Комитет по техническим делам поступила заявка под названием «Электрофотографический аппарат», автором которой был русский изобретатель Е. Е. Горин. На металлической пластине, подключенной к одному из полюсов источника постоянного электрического тока, изобретатель закрепил специальную «электрочувствительную» бумагу, через которую проходил ток. По бумаге скользили металлические щетки, противоположные торцы которых были покрыты тонким слоем фотополупроводника. Чем сильнее был ток, тем интенсивнее была густота тона. Горин впервые применил для воспроизведения изображений материал, изменявший под воздействием света не химические, а электрические свойства.

Внедрение электрофотографии в промышленность произвело революцию во многих отраслях техники — фототелеграфии, электронно-вычислительных машинах, фототехнике, полиграфии и т. д.

 

Изобретение звукозаписывающих средств. Выдающимися достижениями этого периода было изобретение фонографа и граммофона, т. е. аппаратов для механической записи и репродукции звуков. В 1877 г. Эдисон создал фонограф. Независимо от Эдисона в том же году с описанием сходного изобретения выступил французский поэт, музыкант и ученый Шарль Кро (1842—1888), представив Французской академии свой труд «Процесс записи и воспроизведения явлений, воспринимаемых слухом», но он не реализовал своей идеи на практике.

В первом аппарате Эдисона речь и музыка записывались иглой, прикрепленной к слюдяной мембране, на восковом цилиндре. При воспроизведении записанного нужно было поставить иглу на вычерченную борозду и вращать цилиндр вручную. Позднее фонографы начали приводить в движение часовым механизмом или электроприводом (с конца 80-х гг. XIX в.). Эдисон предложил впоследствии производить запись на пластинке.

Однако это изобретение не получило широкого применения. Фонограф не выходил за рамки научно-экспериментального и развлекательного использования.

В 1888 г. американец Э. Берлинер (1851 —1929) получил патент на граммофон. Новое устройство вначале называли «фонограмом», но, чтобы не смешивать с фонографом, потом произвели перестановку частей этого слова и получилось «грамофон» (окончательно — граммофон).

Существенное отличие граммофона от фонографа заключалось в том, что записи, сделанные на диске, можно было размножать на эбонитовых пластинках в неограниченном числе. В конце XIX в. в Камдене (США) была открыта первая в мире фабрика граммофонных пластинок. В начале XX в., помимо компаний и фирм по производству пластинок и граммофонов в США, создаются такие же предприятия во Франции, Англии, Италии. Вначале пластинки выпускались односторонними, а с 1903 г. наладили выпуск двусторонних граммофонных пластинок.

  

Для прослушивания записей пластинки вкладывались в граммофонный аппарат, снабженный рупором для усиления звука. Граммофоны, конструкция которых быстро совершенствовалась, а также наборы разнообразных пластинок к ним сделались предметом широкого производства и торговли. Имя изобретателя было сразу забыто. Его заменили названия фирм («граммофон Патэ» и т. д.).

В 1900 г. датский инженер В. Поульсен представил на выставке в Париже новый прибор — телеграфен. Назначение этого аппарата состояло в закреплении телефонного разговора с последующим многократным воспроизведением сказанного. Действие те-леграфона основано на явлении остаточного магнетизма: магнитные колебания с помощью электромагнита «записывались» на движущуюся с постоянной скоростью, натянутую стальную проволоку. Записи приходилось слушать в наушниках.

 

Возникновение кинематографа. Свойство человеческого глаза удерживать зрительное впечатление в течение срока, достаточного для того, чтобы новое впечатление наложилось на прежнее и создало иллюзию движения, было известно давно. В XIX в. было сделано много попыток создать аппараты, где ряд последовательных картинок демонстрировался непосредственно или путем проецирования на экран таким образом, чтобы создать впечатление движения. Наиболее удачная из них принадлежала австрийцу Ф. Ухациусу в 1853 г. Идея создания движущихся картин «носилась в воздухе». В уже упоминавшейся книге В. Н. Чиколев так описывал будто бы увиденное им зрелище: «...превращение задней стены комнаты в вид Венеции производилось с помощью проекции, а движение лодки с демонскими фигурами — при помощи подвижного проекционного фантасмагорического аппарата...» '

Однако проблема получила практическое решение лишь на основе

достижений фотографии, химической технологии и электротехники.

Фоторепортеры и фотографы-профессионалы (как Э. Мейбридж

в США), ученые (как физиолог Э. Ж. Марей во Франции) при

меняли серии моментальных фотоснимков для изучения быстрых

движений животных и человека. Ими разрабатывалась и соответ

ствующая съемочная аппаратура. В 1874 г. французский астроном

Ж. Жансен разработал «фотографический револьвер», на котором

в течение 72 секунд получали 48 снимков. В 80-х гг. XIX в. были

созданы подобные хронографические аппараты, которые могли

снимать с частотой 10—20 снимков в секунду на стеклянную пластину

или бумажную ленту.          '

Важным шагом был переход от фотографирования на отдельных пластинках к запечатлению снимков на единой целлулоидной ленте или «пленке». Целлулоид — первая'из пластмасс — был изобретен в 1868 г. Хайеттом в США (см. с. 62). До 1900 г. целлулоид производился в листах с последующим разрезанием на ленты. С конца 90-х гг. эти ленты назывались «пленки» (film). Впоследствии этим словом стали обозначать кинокартину.

Созданием аппарата, который Л. Були назвал «кинематографическим», занимались многие изобретатели в различных странах: в 1891 г. — Эдисон (США), именовавший свой прибор «кинетоскопом»; в 1893 г.— И. А. Тимченко и М. Ф. Фрейденберг (Россия); в 1894 г.—Ж. А. Лерой (США); в 1895 г.—У. Латам (США); в 1895 г.— Ф. У. Поул (Англия); в 1896 г.— Т. Армэт (США) и др.

В кинетоскопе Эдисона изображение нужно было рассматривать в окуляры, что чрезвычайно ограничивало число зрителей.

Наибольшего практического успеха добились в 1895 г. братья Луи-Жан (1864—1948) и Огюст (1862—1954) Люмьеры из Лиона. Они построили прототип проекционного аппарата для демонстрации снятых ими первых фильмов. В том же году О. Люмьер и электротехник Ж. Карканье создали первый, механически надежный киносъемочный аппарат.

Первые короткометражные документальные фильмы братьев Люмьер «Прибытие поезда», «Завтрак ребенка» и др. демонстрировались в конце 1895 г. в Большом кафе на Бульваре капуцинов в Париже. Проекционный аппарат приводился в движение вручную. В то же время, независимо от Люмьеров, работы по совершенствованию киноаппаратуры велись в других странах. В 1896 г. Эдисон купил патент Т. Армэта на проекционный аппарат, но конкурировать с братьями Люмьер ему было трудно.

Одним из первых приступил к съемке игровых сюжетных фильмов известный французский фокусник Ж- Мельёс в 1896 г. К 1910 г. его студия сняла 4 тыс. фильмов, причем Мельес впервые показал огромные возможности кинематографии как нового жанра искусства при постановке фантастических и трюковых сцен.

За короткий промежуток времени кинематограф получил значительное распространение.

Большой интерес представляют первые попытки озвучить кинофильмы. Эдисон упорно пытался синхронизировать изображение со звуком, записанным на фонограф. В 1914 г. ему удалось сконструировать прибор кинетофон, осуществив такую синхронизацию. Однако эта система оказалась слишком сложной. К тому же по мере износа ленты терялось совпадение изображения и звука. Поэтому в первые два десятилетия XX в. широко практиковалось лишь музыкальное, а иногда вокальное и шумовое (посредством граммофона) сопровождение немого фильма.

Научные фантасты того времени выдвигали идею цветного и стереоскопического кино. А. А. Богданов, который, как мы помним, хотел под видом марсиан изобразить людей завтрашнего дня, писал в 1908 г., что они, «зная способы моментального фотографирования в естественных цветах, применяли их для того, чтобы фотографировать жизнь в движении... Но они не только соединяли кинематограф с фонографом, как это начинают делать и у нас...— пока еще весьма неудачно — они пользовались идеей стереоскопа и превращали изображения кинематографа в рельефные»

Кино еще много лет оставалось «великим немым», как его тогда прозывали. Однообразие черно-белых кадров оживлялось съемкой на специально окрашенной ленте.

В начале XX в. кинематограф стал излюбленной сферой приложения капитала. В 1912 г. только в одних США «кинемотеатры», или «электрические театры», посетило более 5 млн. человек, а ежегодная выручка составила 250 млн. долл. В Англии к этому времени действовало более 4 тыс. кинотеатров, причем только в Лондоне—400.

Во Франции первое место в кинематографической промышленности заняла фирма Шарля Патэ, финансовое и техническое влияние которой вышло далеко за пределы страны. Капитал этой фирмы за 14 лет увеличился с 1 млн. до 30 млн. франков.

«До 1914 г. кино было единственной промышленностью мирового значения, в которой занимающая первое место фирма была французской. За исключением военной индустрии я не знаю ни одной отрасли французской промышленности, которая бы развивалась с такой быстротой, как наша»,— вспоминал впоследствии Ш. Патэ.

Большой известностью пользовались французская фирма «Гомон», итальянские «Чинес», «Амброзио», «Нордиск филмз К0» в Дании, трест Эдисона «Моушн пикчерс патент К0» в США и др.

С борьбой частных кинопредпринимателей за независимость от монополии Эдисона связано возникновение Голливуда. В 1908 г. группа сотрудников одной чикагской фирмы облюбовала пригород Лос-Анжелоса Голливуд для натурных съемок. В последующие годы там производили киносъемки и представители других фирм. На этой базе впоследствии выросли крупные американские кинокомпании.

В России фильмы братьев Люмьер демонстрировались еще в 1896 г. В страну тогда же была завезена съемочная аппаратура, и начали сниматься первые любительские отечественные фильмы («Конно-железная дорога в Москве» и др.).

В 1903—1904 гг. в России появляются первые постоянные кинотеатры («синематографы», «биоскопы», или «иллюзионы»). За период с 1903 по 1907 г. в них демонстрировались только фильмы производства французских фирм «Патэ», «Гомон» и др. Часто в одном сеансе показывались как игровые, так и документальные фильмы. Большой популярностью пользовался «Патэ-журнал» — информация о разнообразных злободневных событиях, идущая под рекламным лозунгом: «Патэ-журнал все видит, все знает», а также аналогичная «Хроника Гомона».

Ш. Патэ, приступив в 1908 г. к постановке фильмов на русскую тематику («Донские казаки» и др.), основывает в России в 1909 г. филиал своей фирмы, который просуществовал до 1913 г.

Собственное кинопроизводство — «первое синематографическое ателье» — возникло в России в 1907 г. (фирма А. Дранкова). В 1908 г. акционерное общество «А. Ханжонков и К0», основанное как прокатное предприятие в 1906 г., начинает производство и копирование фильмов. В 1912 г. существовало уже 5 фирм, выпускавших кинокартины, с годовым производством 81 тыс.м пленки. Характерно название одной из фирм: «Продафильм» — по аналогии с промышленными синдикатами «Продуголь», «Продамет».

В течение нескольких лет русские кинопредприятия вытесняют иностранные фирмы. К началу первой мировой войны существовало около 30 отечественных фирм («П. Тиман и Ф. Рейнгард», 1909; «А. Талдыкин при участии А. Дранкова», 1912; «И. Ермольев», 1914, и др.), выпустившие свыше 300 картин с метражем от 40 до 2500 м каждая («Стенька Разин», 1908; «Осада Севастополя», 1911; «Покорение Кавказа», 1913; «О чем рыдала скрипка», 1913; «Анна Каренина», 1914, и др.), общим метражем 482 тыс. м пленки.

Кинопромышленность России, освободившись от конкурентов, быстро развивается. Однако собственной технической базы для кино в России не было. Кинопленка, съемочная и проекционная аппаратура ввозились из-за границы. «Киноателье» были оборудованы только киносъемочными камерами и прожекторами простейшего типа.

Прокатом фильмов в 1915 г. были заняты 42 фирмы с оборотом 18 млн.руб. Число кинотеатров в России к 1915 г. достигло 1500 с годовым оборотом 142 млн.руб.

Однако художественное содержание большинства фильмов не выдерживало критики. На экране воспроизводились слезливые мелодрамы, грубые фарсы, военно-шовинистические и порнографические фильмы.

Действительный интерес представляли разнообразные документальные (обычно короткометражные) фильмы, которые тогда назывались «картинами с натуры» или «видовыми». Нечего и говорить, какую ценность многие из этих картин (например, эпизоды из жизни выдающихся писателей, художников и артистов того времени, воздухоплавательные и иные новости техники и т. д.) представляют для современных историков.

Программа киносеансов обычно была сборной, в ней были мелодрамы, комедии и эпизоды «с натуры». Представление о таком сеансе дает, например, запись секретаря Л. Н. Толстого В. Ф. Булгакова о посещении вместе с великим писателем летом 1910 г. кинозала одной из больниц, где раз в неделю больным демонстрировали фильмы:

«Электричество потухло, зашипел граммофон в качестве музыкального сопровождения, и на экране замелькали картины. Показывались при нас картины: «Нерон» — драма, водопад Шафгаузен — с натуры, Зоологический сад в Анвере (Антверпене.— Авт.) — с натуры, «Красноречие цветка» — мелодрама (преглупая), похороны английского короля Эдуарда VII — с натуры и «Удачная экспроприация» — комическая (очень глупая)». Из всей этой части программы (сеанс еще продолжался) Л. Н. Толстому понравился только зоологический сад. «Это настоящий кинематограф,— говорил Л. Н. во время показывания этой картины.— Невольно подумаешь, чего только не производит природа». Игровые же картины «поразили его своей бессодержательностью и глупостью» '.

Интересно, что Л. Н. Толстой, скептически относившийся к результатам научно-технического прогресса, исходя из убеждения, будто «технические усовершенствования развивались сообразно потребностям господствующих классов» ', к новым техническим средствам информации относился с большим вниманием. В дневнике В. Ф. Булгакова приведены слова Л. Толстого: «Как интересно рассматривать старые фотографические карточки... Выясняешь себе характеры людей» 2— и рассказывается (неоднократно) о том, как фотографировали его самого и любители-друзья, и профессионал — английский фотограф Т. Тапсель.

Л. Н. Толстой часто и охотно слушал граммофонные пластинки с записями музыкальных и вокальных выступлений лучших исполнителей. Со своим знакомым литератором П. А. Сергеенко он долго разговаривал «относительно конструкции граммофона» 3.

18 мая Булгаков записал: «После завтрака Владимир Григорьевич (Чертков.— Авт.) снимал Льва Николаевича кинематографическим аппаратом для Эдисона, приславшего этот аппарат»4. А. Б. Гольденвейзер рассказывает, как Толстого многократно снимали кинооператоры во время одной из поездок в 1909 г. из Ясной Поляны в Москву. В этих съемках участвовали сотрудники фирмы Патэ и оператор кинофирмы «А. И. Дранков и др.» в Москве. «Кто-то предложил отправиться в кинематограф. Лев Николаевич захотел непременно». Впрочем, из кинотеатра на Арбате он ушел с сеанса, не выдержав глупой мелодрамы и «ужасной музыки разбитого фортепиано» 5.

В. И. Ленин неоднократно писал о судьбе кино в капиталистическом мире. Он отмечал еще в 1907 г., по свидетельству В. Д. Бонч-Бруевича, что «...кино до тех пор, пока оно находится в руках пошлых спекулянтов,— приносит больше зла, чем пользы, нередко развращая массы отвратительным содержанием пьес», но что в будущем, «когда массы овладеют кино и когда оно будет в руках настоящих деятелей социалистической культуры, то оно явится одним из могущественных средств просвещения масс» 6.

Подготовка появления телевидения. Попытки передать изображение при помощи электричества (по проводам) относятся еще к 1876 г., когда А. Г. Белл изобрел телефон. К этому времени было известно, что сопротивление селена изменяется в зависимости от количества падающего на него света. Множество изобретателей разрабатывали способы «электрического видения».

Первое технически грамотное для своего времени решение проблемы передачи изображения на расстояние разработали французский ученый Де Пайва (1878) и независимо от него русский изобретатель П. И. Бахметьев (1880).

«Электрический телефотограф» Бахметьева состоял из передающей камеры, напоминавшей по форме фотографическую, и приемника. Оба прибора были связаны между собой только одной парой проводов, по которой передавались электрические сигналы. «Телефотограф» Бахметьева, как по принципу действия (поочередной передачи элементов изображения), так и по составным частям (блокам), был прообразом современной системы передачи изображений.

Первым термин «телевидение» ввел в употребление в 1900 г. военный инженер русской армии, преподаватель кафедры электротехники Артиллерийской академии Константин Перски в докладе на Международном конгрессе по электричеству. Однако этот термин не сразу получил широкое распространение. В англоязычных странах термин television был принят в 1909 г.

Однако механические средства того времени не позволили ни Де Пайва, ни П. И. Бахметьеву осуществить свои идеи на практике. В 1884 г. в Германии инженер П. И. Нипков (1860—1940) разработал так называемый «электрический телескоп». В нем был применен принцип механической развертки изображения. Для разложения телевизионного изображения Нипков применил диск с отверстиями по спирали, который лег в основу почти всех телевизионных систем с механической разверткой.

Открытие в 1888 г. А. Г. Столетовым (1839—1896) внешнего фотоэлектрического эффекта и дальнейшее его изучение позволило выдающемуся русскому ученому создать безынерционный фотоэлемент для передающих телевизионных трубок.

В 1897 г. немецкий физик К- Ф. Браун (1850—1918) сконструировал электронно-лучевую трубку. В 1907 г. в России Б. Л. Розинг (1869—1933) изобрел первую электронную систему воспроизведения телевизионного изображения с помощью электронно-лучевой трубки. В 1911 г. он впервые продемонстрировал телевизионный прием изображений простейших геометрических фигур. Работы Б. Л. Ро-зинга стали основой для развития электронных систем телевидения.

    

 «История науки и техники»             Следующая страница >>>

 

Другие книги раздела:  "Автомобиль за 100 лет"   Старинные автомобили

История автомобиля   "Советы владельцу автомобиля"

 







Rambler's Top100