Вся электронная библиотека >>>

Учебники по экономике  >>

 

Учебники по экономике

История экономических учений




Раздел: Экономика

3. Современный монетаризм. Чикагская школа М.Фридмена

 

Монетаризм — это такое направление экономической теории, в рамках которого анализируются процессы воздействия денег и де­нежно-кредитной политики на состояние экономики в целом. Цен­тром современного монетаризма является чикагская школа в США во главе с М.Фридменом.

Милтон Фридмен (р. 1912) — выходец из семьи бедных иммиг­рантов из Восточной Европы. Тем не менее он получил хорошее образование. Окончив Рутгерский университет со степенью бака­лавра сразу по двум дисциплинам — математике и экономике, Фридман позднее становится доктором философии (1946) и док­тором права (1968). С 1948 г. — профессор экономики Чикагского университета. В годы второй мировой войны Фридмен работал в Казначействе США, исследовал налоговую политику, в послево­енное время он консультировал мероприятия по реализации плана Маршалла. Известность пришла к Фридмену в 60-е годы, а в 70-е годы его избирают президентом Американской экономической ас­социации. В 1971—1974 гг. ученый был советником президента Р.Ник­сона по экономическим вопросам. Но основная научная деятель­ность Фридмена прочно связана с Чикагским университетом, а самого его называют патриархом американской экономической те­ории. В 1976 г. он стал лауреатом Нобелевской премии. Основные его работы — это "Очерки позитивной экономики" (1952), "Капита­лизм и свобода" (1962), книга, написанная совместно с А.Шварц, — "Монетарная история Соединенных Штатов, 1867—1960 гг." (1963) и "Роль денежной политики" (1968).

Возникновение чикагской монетарной школы относится к 50-м годам XX в. Основные теоретические положения монетаризма сфор­мулировал Фридмен. Кроме работ Фридмена к чикагской школе относят работы Р.Барро ("Макроэкономика", 1984), И.Фишера, К.Бруннера, А.Мельтцера и др. Представители монетарной школы поддерживают количественную теорию денег, согласно которой цены товаров определяются количеством обращающихся денег.

Сторонники классической количественной теории считали, что скорость обращения денег в движении доходов и реальный объем производства (выпуск продукции) имеют тенденцию к достиже­нию некоего естественного уровня и не зависят от воздействия де­нег и денежной политики, т.е. могут рассматриваться как констан­ты. Они полагали, что реальный объем производства определяется состоянием трудовых ресурсов государства, его производственны­ми мощностями и т.п., а скорость обращения денег — факторами, сопряженными с количеством ежегодных выплат жалованья рабо­чим. Тогда изменение абсолютного уровня цен приводит к пропор­циональному изменению номинального количества денег, и на­оборот. Через какое-то время достигается "естественный" уровень скорости обращения и реального объема производства. На самом же деле в краткосрочные интервалы могут возникать неожиданные обстоятельства из-за роста реального объема производства. Могут меняться и факторы, влияющие на скорость обращения денег. Та­ким образом, классическая количественная теория предполагает тесную взаимосвязь количества денег, находящихся в обращении, и абсолютного уровня цен.

Известный историк экономической мысли М.Блауг отмечает, что количественная теория денег укладывается в следующие пять тезисов, которые так или иначе прослеживаются в работах всех со­временных монетаристов7:

1) активная и причинная роль денег в определении уровня цен, а следовательно, номинального национального дохода;

2) нейтральность денег в условиях долгосрочного равновесия, т.е. долгосрочная пропорциональность между деньгами и ценами, ос­нованная на стабильности денежного спроса или обратной ему ве­личины — скорости обращения денег;

3) отсутствие нейтральности денег в краткосрочном и средне­срочном периодах;

4) экзогенность предложения денег;

5) недоверие к дискреционному управлению предложением де­нег.

Классическая количественная теория акцентирует внимание на длительных временных периодах. Но в 30-е годы XX в. стало ясно, что надо исследовать поведение экономики в краткие временные интервалы. Дж.Кейнс после Великой депрессии саркастически за­метил, что "на долгосрочных временных интервалах мы давно бы вымерли".

М.Фридмен и А.Шварц в работе "Монетарная история Соеди­ненных Штатов, 1867—1960 гг." пишут о выявленной ими законо­мерности, согласно которой темпы роста денежной массы, нахо­дящейся в обращении, связаны с движением цикла, упреждая об­щие темпы развития делового цикла. Исследования Фридмена и Шварц открыли взаимосвязь между темпами роста денежной массы и точками экстремумов в деловом цикле. В периоде 1908 по 1916 г. рост предложения денег начинал возрастать приблизительно за 12 месяцев до наступления пиков циклов. Подобно этому рост предло­жения денег начинал увеличиваться до момента достижения дна делового цикла. В пределах одного делового цикла взаимная связь денежной массы и абсолютного уровня цен не является столь тес­ной, как в долгосрочных временных интервалах.

В изменившейся экономической обстановке монетаристы пере­ключают внимание на спрос на кассовые остатки и потребность в деньгах со стороны конкретных экономических агентов. И если Кейнс считал, что спрос на ликвидные остатки меняется в зависи­мости от психологических изменений настроения хозяйствующих субъектов, то Фридмен полагает, что спрос на деньги даже в не­благоприятных условиях относительно стабилен. Он выделяет две категории экономических агентов: домашние хозяйства, для кото­рых деньги — одна из форм хранения богатства, и капиталистичес­кие фирмы, для которых деньги — источник производственных ус­луг. Вместе с тем следует подчеркнуть, что при подсчете спроса на деньги принимаются во внимание лишь укрупненные показатели. В той же работе "Монетарная история Соединенных Штатов..." Фрид­мен и Шварц предлагают рассматривать деньги "как предмет рос­коши" и говорят об их неодинаковой роли в различных цикличес­ких колебаниях. Так, в долговременных колебаниях деньги — "стар­ший партнер", а в краткосрочных и слабых — "равный партнер". Следовательно, они указывают на необходимость различать функ­ции денег в разные временные периоды.

Монетаристы фиксируют внимание на изменениях в количестве денег, находящихся в обращении, как на определяющей функции цен, доходов и занятости. Монетаризм — это современная количе­ственная теория, которая модернизировала классическую количе­ственную теорию: скорость обращения денег монетаристы рассмат­ривают как переменную величину, а не как константу. Монетаристская теория позволяет предсказать поведение этой переменной. Процентная ставка (норма процента) и ожидаемый темп инфля­ции, с точки зрения монетаристов, суть основные факторы, опре­деляющие скорость обращения денег. Однако монетаристы осознают относительность подобного заявления, они понимают под этим по­степенность изменения указанной переменной.

Кроме того, современный монетаризм допускает асинхронность взаимосвязи между денежной массой, номинальным валовым на­циональным продуктом, реальным валовым национальным про­дуктом и абсолютным уровнем цен. Именно монетаристы доказа­ли, что экономическая денежная политика Федеральной резерв­ной системы США в военные и послевоенные годы явилась причи­ной инфляции в этой стране. Они предлагали, чтобы постоянный рост денежной массы в обращении был равен примерно 3%-му уров­ню роста реального производства, характерному для длительных временных периодов. Это так называемое "монетарное правило" и является, по их мнению, лучшей денежной политикой.

Фридмен считает деньги главным фактором, влияющим на крат­косрочные колебания деловой активности. Деньги он рассматрива­ет в качестве научной конструкции, которую "нужно изобрести подобно длине, температуре и т.п." В цикле деловой активности деньгам принадлежит определяющая роль. Они взаимодействуют с другими элементами стимулирования деловой активности, но они—­самый коррелируемый. При определении основных переменных функций спроса на деньги Фридмен основывается на оптимизаци­онной модели индивидуального поведения, в которой в качестве бюджетного ограничения выступает величина совокупного богат­ства, включающего и все виды активов, и "человеческий капитал". Различные виды богатства он рассматривает как субституты (заме­нители) денег. Желательный объем денежных средств в общем пор­тфеле активов, пишет ученый в работе "Теория потребительской функции", определяется в зависимости от соотношения доходнос­ти активов, оценок изменения покупательной способности денег, совокупного богатства индивида и ряда других переменных.

Предложенная Фридменом функция спроса на деньги является основным моментом его денежной теории, так как, зная парамет­ры этой функции, можно определить степень воздействия измене­ний денежной массы на динамику цен или процента. Фридмен счи­тает, что: во-первых, для стабильности цен важное значение имеет неинфляционный рост денежной массы (3—5% в год); во-вторых, если изменения цен предсказуемы и не очень значительны, то эко­номический рост возможен и при растущих, и при падающих це­нах; в-третьих, изменение денежной массы ведет к изменению до­хода.

Другой американский монетарист, Ирвинг Фишер, определяет уровень цен, пропорцию обмена между потребительскими товара­ми и неразменными деньгами, а сами деньги, по его мнению, ней­тральны в этом обмене: результат увеличения денежной массы про­является в пропорциональном изменении уровня цен. Фишер вы­вел уравнение экономического равновесия:

MV= PQ,

где М — масса денег в обращении; V — скорость обращения денег; Р — средневзвешенная цена; Q выпуск продукции.

Строго говоря, представления о равновесии у кеинсианцев и монетаристов различаются не столь уж заметно — это различие состоит в подходе к достижению равновесия. Кейнсианцы счита­ют, что достижение равновесия возможно через государственное стимулирование эффективного спроса. Монетаристы же категори­чески отвергают этот путь и предлагают идти к стабильности через освобождение от регулирования и оздоровление денежного обра­щения.

Если Кейнс утверждал, что потребление зависит в основном от текущего дохода, то Фишер установил, что оно определяется дохо­дами, которые потребитель ожидает получить в течение всей своей жизни. Фридмен предложил для объяснения поведения потребите­лей гипотезу постоянного дохода (склонность к потреблению — по­стоянная величина). Эту позицию Фридмена поддерживает Франко Модильяни в своей гипотезе жизненного цикла (1985). Модильяни счи­тает, что потребитель может распределить ресурсы, которыми он располагает в течение жизни, по оставшимся годам до выхода на пенсию (65 лет), с тем чтобы иметь стабильный уровень потребле­ния в течение всей жизни.

Фридмен подробно анализирует, может ли политика расшире­ния совокупного спроса (а следовательно, увеличения массы денег в обращении) привести к снижению уровня безработицы, и если может, то в какой период времени. Ученый приходит к выводу, что равновесие экономики определяется реальными факторами — про­изводственными и социально-экономическими. Если же, в соот­ветствии с теорией рациональных ожиданий, ожидания экономи­ческих субъектов расходятся с реальностью, то изменения номи­нального совокупного спроса повлияют на реальный объем произ­водства и занятости. По мере адаптации экономических субъектов к изменившимся обстоятельствам отклонение текущего значения уров­ня безработицы от естественного уровня уменьшается.

Таким образом, Фридмен ставит под сомнение положение, что увеличение массы денег в обращении способно повысить уровень занятости и снизить процентную ставку. По Фридмену, увеличение массы денег связано с операциями федеральных резервных банков на открытом рынке, когда эти банки осуществляют покупки госу­дарственных ценных бумаг у коммерческих банков, увеличивая тем самым резервы последних и создавая возможность расширения мас­штабов депозитно-чековой эмиссии. В этом случае снижение про­центной ставки происходит параллельно с увеличением банковс­ких резервов. Далее увеличивается объем расходов и номинальных доходов, ослабляющих первоначальное снижение процента.

Фридмен считает инфляцию всегда и везде именно денежным феноменом, а ее причину видит в ошибках кредитно-денежной политики государства. Он убежден, что государство должно мини­мально вмешиваться в экономические процессы, что оно должно осуществлять лишь некоторый контроль над ценами, а это возмож­но, если следовать "денежному правилу", предполагающему уме­ренный и стабильный рост денежной массы в пределах 3—5% в год. Другими словами, Фридмен выступает за максимальную экономи­ческую свободу всех хозяйствующих субъектов.

С точки зрения монетаристов, и без государственного вмеша­тельства рынки достаточно конкурентны, а конкуренция сама обес­печивает высокую степень макроэкономической стабильности. Они полагают, что закон о минимальной ставке заработной платы, за­конодательство, отстаивающее интересы профсоюзов, поддержа­ние цен на сельскохозяйственную продукцию и другие меры, пред­принимаемые государством, усиливают негибкость экономики, а непродуманная дискретная фискальная кредитно-денежная поли­тика государства подрывает ее стабильность, усиливает цикличес­кие колебания.

В работе "Доводы в пользу гибких валютных курсов" Фридмен предлагает реформировать международную валютную систему. Зо­лото, считает он, — это всего лишь товар с определенным уровнем цены. Рекомендации Фридмена сводятся к следующему: 1) отмена фиксированной цены золота; 2) отмена законов, запрещающих в США частным лицам владеть золотом; 3) отмена золотого обеспе­чения внутреннего денежного обращения США; 4) продажа бан­ками США золота по рыночной цене на аукционах; 5) отмена офи­циальных фиксированных паритетов между долларом США и дру­гими валютами; 6) предоставление другим странам возможности поддерживать свою валюту по сравнению с долларом США. Боль­шинство из этих предложений были приняты правительством США и Международным валютным фондом. Сам Фридмен писал: "Что нам действительно необходимо, так это не тонкое управление эко­номикой, подобное действиям умелого водителя, плавными дви­жениями руля избегающего неровностей дороги, а способ, каким можно было бы удержать пассажира, наделенного властью опреде­лять денежную политику, от того, чтобы он не схватился за руль и не сбросил машину в кювет".

Не всегда и не во всем можно согласиться с монетаристами. Например, представление об инфляции как о чисто денежном фе­номене экономики, с которым поэтому легко справиться, доста­точно спорно. Инфляция в современных условиях — это результат деформации денежной системы.

Так или иначе у монетаристов много сторонников в разных стра­нах. Спорят о монетаризме и в России, где термин "монетаризм" едва ли не получил негативный оттенок в связи с неудачами про­водимых экономических реформ. По-видимому, дальнейшее разви­тие экономики будет определяться сочетанием монетарных и не­монетарных факторов. Монетарные контролируются Центральным банком и зависят от темпов роста денежной массы в обращении, которые приблизительно совпадают с динамикой роста кредитных вложений банка. Немонетарные факторы инфляции непосредствен­но не контролируются Центральным банком, а определяются струк­турными особенностями экономики, темпами дальнейшей либера­лизации цен, степенью монополизации хозяйства, возможностью трудовых коллективов и профсоюзов влиять на размеры зарплаты и т.д. Например, освобождение цен на энергоносители неизбежно приведет к новому повышению цен на все товары. Центральный банк не может предотвратить новый всплеск инфляции, но он мо­жет повлиять на сам уровень повышения цен.

Специфика экономики России переходного периода не позволяет использовать рецепты монетаризма полностью, однако неко­торые положения "денежного правила" Фридмена вполне приме­нимы к ней: ограничение участия Центрального банка в ликвида­ции денежных шоков путем выбрасывания денежных знаков на рынок вне связи с ростом реального валового национального про­дукта; усиление самостоятельности кредитных организаций, ослаб­ление слишком жесткой связи с Центробанком, которая превра­щает их в посредников между Центробанком и потребителями их услуг.

Вместе с тем отдельные положения монетаризма в российской экономике переходного периода неприменимы. Например, адапта­ция к "естественной безработице" в России представляет собой серьезную проблему, так как зачастую она сопряжена с необходи­мостью смены места жительства, профессии, с нежеланием согла­шаться на пониженную оплату труда. Кроме того, сам статус безра­ботного, получающего нищенское пособие по безработице, — это для россиянина грань физического и даже морального выживания, так как человек практически лишен выбора.

Таким образом, применение принципов монетаризма в совре­менной России требует взвешенного подхода.

 

К содержанию книги:  История экономических учений

 

Смотрите также:

 

  Современный монетаризм

Монетаристская теория возникла в середине 50-х гг. в США как «чикагская школа», во главе которой стоял М. Фридмен. Он считал, что стихийному товарному ...
www.bibliotekar.ru/biznes-21/33.htm

 

  МОНЕТАРИЗМ. ФРИДМЕН. Исходные положения монетаристской теории ...

На этом выводе строится целая концепция, именуемая монетаризмом. Наиболее известный ее современный представитель — американский экономист Милтон Фридман (р. ...
www.bibliotekar.ru/istoria-economicheskih-ucheniy-1/17.htm

 

  ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ТЕОРИЯ. Монетаризм и современная количественная ...

Монетаризм представляет собой лишь одно из направлений экономической мысли, ... Именно этот современный синтез теории денег и будет представлен в ...
www.bibliotekar.ru/bank-8/47.htm

 

  Кредитный рынок. Кредиты

Современный монетаризм · §5. Теории инфляции. Раздел 3. Банки и банковское дело. Глава 1 Центральные банки. § 1. Формы организации и функции центральных ...
www.bibliotekar.ru/credit/index.htm

 

  Предмет политической экономии — экономические системы

Чикагская школа. Либертаризм. Можно сказать, что в процессе движения с правого ... Людям любых политических пристрастий следует прочесть работу Фридмена ...
bibliotekar.ru/biznes-64-2/186.htm

 

  Направления и школы экономической мысли. Неоклассическая школа ...

Неоклассическая школа – ведущее направление в современной западной, прежде всего, ... К неолиберализму обычно относят три школы: чикагскую (М. Фридмен), ...
www.bibliotekar.ru/istoria-economicheskih-ucheniy-1/124.htm