Вся электронная библиотека >>>

Учебники по экономике  >>

 

Учебники по экономике

История экономических учений




Раздел: Экономика

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Авторы не без опасений предлагают этот учебник вниманию сту­дентов. Опасения связаны с предположением, что студенты попы­таются заменить им все остальные материалы, необходимые для освоения курса. Но ни лекции, ни учебные пособия не помогут в полной мере ощутить тот "исторический аромат", без которого все­мирный процесс развития экономической мысли может предстать лишь скучным набором имен, названий школ и немногих осново­полагающих идей. Только обращение к классике позволит проник­нуть в мир блестящих мыслей, выдающихся открытии и не менее выдающихся заблуждений.

Эта книга даст студентам лишь общую канву, первичный систе­матизированный материал, с помощью которого можно будет ра­зобраться в обширной экономической литературе. Курс истории экономической мысли труден не столько своим содержанием, сколь­ко объемом. Когда впервые погружаешься в море экономической литературы, создается впечатление, что постичь ее невозможно. Но со временем не без удовлетворения обнаруживаешь, что новых идей в современной экономической теории очень немного, что все уже давно написано, что революционные прорывы в экономической науке можно сосчитать на пальцах одной руки, и тем не менее, чтобы показать основные линии развития науки экономики, нам придется произвести жесткий отбор авторов и идей.

Чтобы составить представление об истории экономических уче­ний, достаточно прочитать, скажем, всего пять хороших осново­полагающих книг. Мы назовем эти пять книг, эти "экономические евангелия", хотя сам их перечень может вызвать возражения у спе­циалистов с другими вкусами и пристрастиями. Но все согласятся с тем, что, например, книга Адама Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов" представляет собой кладезь идей, из которых выросло несколько школ и направлений экономичес­кой мысли. Ученые, стоящие на полярных позициях, — современ­ные неоклассики и кейнсианцы, марксисты и монетаристы опира­ются на гигантскую скалу смитианства. Труд А. Смита должен стать первой книгой, которую обязан изучить студент, если он собирается стать квалифицированным экономистом.

Россия вступает в сложный мир рыночной экономики. Чтобы хорошо в нем ориентироваться, не попасть под влияние эйфорических настроений по поводу рынка, трезво разобраться в системе противоречий рыночного капиталистического общества, необходимо понять содержание выдающегося труда Карла Маркса "Капи­тал", особенно его первого тома. "Капитал" изучают во всех эконо­мических колледжах и на всех экономических факультетах мира. Он интересен не только деятелям рабочего и социалистического движения, как это может показаться людям, случайно оказавшимся в экономической науке. Он интересен также бизнесменам и менед­жерам, которые изучают этот труд как бы с профилактической целью: зная болезни общества, в котором живешь, можно попы­таться найти способы лечения, дабы не довести социально-эконо­мический организм до летального исхода. Вот вам вторая книга.

Третьей книгой станет для вас труд великого англичанина Альфреда Маршалла "Принципы политической экономии". А.Маршалл более 100 лет назад заложил основы микроэкономики. Этот чело­век сумел синтезировать лучшие достижения классической эконо­мической теории и маржинализма.

Революционный переворот в экономической теории Запада уже в новейшее время произвел Джон Мейнард Кейнс, в 1936 г. издав­ший книгу "Общая теория занятости, процента и денег", в кото­рой заложены основы всей современной макроэкономики. Кейнс открыл для рыночной экономики государство как активную эко­номическую силу. Сегодня многие пытаются похоронить кейнсианское учение. Но нигде в мире не существует нерегулируемой ры­ночной экономики, хотя демагогия либерализма распространена широко.

Энциклопедией современной западной экономической мысли стало произведение выдающегося американского экономиста на­ших дней Пола Самуэльсона "Экономика". Эта книга была написана как учебник и вызвала к жизни массу подражаний, одно из кото­рых всем хорошо известно. Это — "Экономикс" К.Макконнелла и С.Брю. В каждом приличном университете сегодня издаются подоб­ные учебники, и все же П.Самуэльсон остался непревзойденным. Его труд и есть та пятая книга, которую стоит изучить, чтобы стать экономистом.

Обращаем ваше внимание на то, что в предложенном кратком "евангелическом" списке нет трудов российских ученых. Российс­кая, и в частности русская, экономическая мысль — особая тема. Россия не меньше других стран дала всемирно известных ученых-экономистов. Иван Посошков и Михаил Ломоносов, Павел Пес­тель и Николай Тургенев, Александр Герцен и Николай Черны­шевский, Владимир Дмитриев и Евгений Слуцкий, Михаил Ту-ган-Барановский и Николай Кондратьев, Александр Чаянов и Ле­онид Канторович — этот список можно продолжать долго. Отдель­ная тема — русские марксисты во главе с В.И.Лениным, впервые в истории сделавшие попытку практического осуществления соци­ально-экономической доктрины. Трудно объяснить, почему эти люди либо мало известны на родине, либо известны, но не как экономи­сты. Видимо, прав был Г.В.Плеханов, когда писал: "Пока выдаю­щиеся люди отсталой страны не получат признания в передовых странах, они не добьются полного признания и у себя дома; их соотечественники будут питать более или менее значительное не­доверие к своим "доморощенным" силам ("где уж нам?"). Ведь нельзя же отрицать, что русские люди оценили все колоссальное значение своей литературы только после того, как перед ней преклонился Запад". (Соч. - М.-Л., 1925. - Т. XXI. - С. 158.)

В данной работе мы постарались преодолеть "европеизм" историко-экономических исследований и показать лучшие достижения русской экономической мысли, которая всегда развивалась само­бытным путем, но в общем потоке мировой экономической куль­туры. Попробуем уже здесь, в предисловии, подчеркнуть некото­рые особенности истории русской экономической мысли.

Во-первых, в то время как в Европе экономисты все более обра­щались к проблемам капиталистического промышленного разви­тия, разрабатывая тематику рыночной экономики, в России цент­ральным объектом исследований оставался "крестьянский вопрос" — аграрные отношения, проблематика, связанная с существованием крепостного права и его последствиями. Характерно, что "кресть­янский вопрос" не решен до сих пор. Во всяком случае, пока никто точно не знает, кто должен стать эффективным собственником земли в России.

Во-вторых, в России долгое время существовало своеобразное "разделение труда". Оригинальные экономические идеи разрабаты­вали, как правило, непрофессиональные экономисты, специалис­ты из других научных сфер, публицисты, чиновники, офицеры, хозяйствующие практики. Профессиональные же экономисты, как ни странно, добровольно ставили себя в позицию учеников запад­ных экономических школ, будь то смитианство, рикардианство или марксизм (любопытно, что это явление, к сожалению, прослежи­вается и сегодня). Лишь в самом конце XIX в. появились экономис­ты-профессионалы мирового уровня — М. И.Туган-Барановский (1865—1919) и В.К.Дмитриев (1868—1913). Видимо, это объясняет­ся тем, что политическая экономия — все-таки наука буржуазная и успешно развивается только в условиях относительно развитых то­варно-денежных отношений. В дореформенной России интерес к капиталистическим производственным отношениям не выходил за университетские стены и носил несколько абстрактно-академичес­кий характер. Когда же реальная жизнь предложила относительно развитый объект для изучения, тогда-то и появились оригинальные мыслители-профессионалы.

В-третьих, русская экономическая мысль развивалась в системе своеобразной пересекающейся дихотомии (раздвоения): с одной стороны, дискутировали и боролись друг с другом сторонники ре­волюционных преобразований производственных отношений и сто­ронники постепенного реформирования российской экономики, с другой — поклонники западных моделей развития и поклонники идеи самобытного пути развития России. Если русские "западни­ки" еще как-то известны современным экономистам, то гораздо меньше известны ученые иного направления, носители русской национальной экономической идеи. Конечно, имена А. Т. Болотова, С.Н.Булгакова, А.И.Васильчикова, В.П.Воронцова, Л.А.Тихомирова, С.Ф.Шарапова, А.Н.Энгельгардта упоминаются в обзорах по исто­рии русской экономической мысли, но всегда в контексте критики их основополагающих экономических воззрений. "Национальных" экономистов критиковали русские и западные смитианцы, рикардианцы, позже — марксисты и маржиналисты. При этом сторонни­ков национальной идеи представляли преимущественно как неких реакционеров, преувеличивающих самобытность экономического развития России и способствующих консервации по-европейски понятой отсталости страны.

Вообще-то русские экономисты национальной ориентации и не рассчитывали на западного читателя, они писали для отечествен­ной публики. Но, к сожалению, ни европейски образованные чи­татели, ни представители власти не слишком жаловали своим вни­манием этих авторов, даже если их исследования достаточно точно отражали российскую экономическую действительность, а прогно­зы сбывались. Основные идеи экономистов-националистов" сво­дились к следующему.

1. Сам факт существования тысячелетнего Российского государ­ства свидетельствует о том, что его хозяйственная система была высокоэффективной в рамках внутренних потребностей, обеспечив сохранение национальной независимости, экономическое освое­ние огромных территорий, строительство тысяч городов.

2. России присуща автаркическая ориентация хозяйственных еди­ниц и системы в целом. Основной поток эффективной хозяйствен­ной деятельности направлен не вовне, а внутрь хозяйственной си­стемы.

3. Русские способны к самоограничению. Их производственная активность устремлена не на потребительскую экспансию, не на максимизацию капитала и прибыли, а на обеспечение трудовой самодостаточности.

4. Самобытные особенности организации труда и производства в России — это трудовая и производственная демократия, самобыт­ные особенности трудовой и хозяйственной мотивации — преобла­дание моральных форм понуждения к труду над материальными.

5. В народном сознании было закреплено, что единственным спра­ведливым источником приобретения имущественных прав может быть только труд. Поэтому земля, которая не является продуктом труда, должна находиться не в индивидуальной собственности, а лишь во временном пользовании, право на которое может дать толь­ко труд. Большинство русских крестьян не знали частной собствен­ности на землю. Отсюда древний трудовой идеал крестьянства, враж­дебно относящегося к частной собственности на землю.

6. Если для западного человека свобода— в деньгах, то для русского свобода— это независимость от денег. Ф.М.Достоевский утверждал, что русский народ — единственный великий европейский народ, который устоял перед натиском золотого тельца, перед властью денежного мешка. В крестьянском сознании веками формировалась мысль, что богатство — грех.

7. Общинность и артельность — генетически закрепленные спо­собы труда в России. Однако кн. А.И.Васильчиков подчеркивал, что русский мир (община) имел в виду не общее владение и пользова­ние, а, напротив, общее право на земельный надел каждого домо­хозяина, тогда как обработка сообща и деление продуктов, хлеба или сена в натуре при уборке никогда не были в обычае у русского крестьянина. Огульные работы, особенно когда они проводились по указанию помещиков или высшего начальства, вызывали у кре­стьян отвращение и выполнялись только по принуждению. (См.: Экономика русской цивилизации / Сост. О.А.Платонов. — М.: Род­ник, 1995.-С.5-23.)

Русская национальная экономическая идея до сих пор жива и критикуема за ее некапиталистическую, как, впрочем, и несоциа­листическую, направленность. Ее живучесть — своеобразный фе­номен, требующий серьезного исследования.

После этих предварительных замечаний дадим определение пред­мета нашего курса: история экономических учений изучает законо­мерности развития мировой экономической теории, исторический про­цесс возникновения, развития, борьбы и смены экономических взглядов в различные эпохи и в разных странах в тесной взаимосвязи с историей экономики, основными направлениями философской мысли и конкрет­ными экономическими дисциплинами.

Естественно, что, изучая историю экономических учений, не­обходимо исследовать и развитие метода экономической науки. До недавнего времени, когда в нашей стране господствовал "поголов­ный марксизм", в официальной науке признавался лишь один ме­тод исследования — диалектико-материалистический. Между тем непредубежденный взгляд на историю науки экономики позволяет увидеть, что и на базе иных методологических посылок возможны значительные достижения экономической мысли. Это, впрочем, не должно быть причиной того, чтобы отрицать познавательные воз­можности гегельянского и марксистского методов. Крайности и экстремизм в науке (как и во всех других сферах жизни) — весьма вредные явления. Терпимость и попытки понять друг друга — вот путь взаимного обогащения школ и направлений.

Всякое экономическое явление можно рассматривать с различ­ных точек зрения и с различными целями. И вполне вероятно, что разные подходы могут оказаться верными для различных условий. Эмпиризм ученых античной древности и средневековья не поме­шал им выдвигать глубокие теоретические гипотезы, которые тог­да еще не сложились в систему взглядов, но стали предтечей науки под названием "политическая экономия". С другой стороны, метод научной абстракции, разрабатывавшийся классиками буржуазной политической экономии, не помешал теории выродиться в упро­щенные построения, которые предлагали последователи класси­ческого наследия. Любопытно, что Ж.Б.Сэй, Дж.Мак-Куллох, У.Сениор, упрощая классическое учение, вместе с тем создавали базу для иных — нетрудовых — концепций стоимости, которые позднее превратились в новую систему взглядов. Диалектический материа­лизм, дав значительные результаты в развитии экономической мысли в рамках трудовой теории стоимости, все-таки не позволил чутко уловить достижения маржиналистской концепции. Попытка выда­ющегося мыслителя М.И.Туган-Барановского найти синтетическое единство марксистских и маржиналистских концепций стоимости была грубо осуждена ортодоксальным марксистом Н.И.Бухариным.

По всей видимости, в науке не может быть одной правды на все времена и для всех исторических ситуаций. Скажем, А.Смит описал относительно гармоничную и вполне компромиссную модель ры­ночной экономики, а К.Маркс дал описание противоречивого и конфликтного рыночного мира. Кто из них прав? Как ни странно, оба. В рыночной экономике есть и то и другое. Если действительно существует закон единства и борьбы противоположностей, то вполне возможна ситуация, когда один исследователь предпочитает рас­сматривать "единство", а другой — концентрирует внимание на "борьбе". Помимо всего прочего, многое зависит от личных при­страстий исследователя, от его биографии и даже от характера. И только знакомство со всеми, подчас противоположными взгля­дами позволит составить широкую и, по возможности, достовер­ную картину истории экономической мысли.

Со временем и методы, и теории стареют и умирают, но они могут возрождаться на новом витке спиралевидного развития. Сле­пое следование определенным методологическим посылкам приве­ло к самоизоляции экономической теории России от магистраль­ных путей развития экономической мысли, что, в свою очередь, ввергло экономическую науку России XX в. в глубокий и пока не преодоленный кризис.

Судя по всему, в любой исторической науке трудно достичь пол­ной объективности, а окончательной истины просто не существует. Меняется конкретная социально-экономическая обстановка — и меняются взгляды исследователей на прошлое. Это — нормальный процесс. Не следует только одно невежество заменять другим.

Авторы любого методического или учебного пособия — всего лишь обыкновенные люди со своими вкусами и идеологическими установками. Студент, ограничивающийся чтением материалов ком­ментирующего характера, невольно попадает в плен мнений ком­ментаторов. Между тем сомнения и даже недоверие в науке весьма полезны. Субъективный взгляд исследователя, непреодолимый по природе вещей, — один из самых сильных ограничителей для объек­тивного освещения истории. Представьте себе задачу: изложить на нескольких страницах содержание "плотной", насыщенной блес­тящими идеями книги Рикардо или многотомного произведения Маршалла. Что в этих работах главное, а что второстепенное? Что истинно, а что ложно? Ответы на эти вопросы особенно зависят от личности комментатора, которому невольно придется осуществ­лять субъективный отбор материала.

Именно поэтому мы завершаем свое предисловие старым как мир советом:

"Подвергай все сомнению!"

Прочтя наш комментарий по поводу той или иной школы, того или иного автора, возьмите в руки первоисточник, полистайте, почитайте его. И только потом согласитесь с нами или опровергни­те нас.

В добрый путь!

Предисловие, темы 1, 5, 6 и заключение написаны доктором эконо­мических наук, профессором Р.М.Гусейновым, темы 2, 3, 9 — канди­датом экономических наук, доцентом В.М.Рябцевой, темы 4,7,8 — кандидатом экономических наук, доцентом Ю. В. Горбачевой.

 

К содержанию книги:  История экономических учений

 

Смотрите также:

 

История экономический учений. Курс лекций   История экономический учений в вопросах и ответах

 

 

  методическое пособие для студентов дистанционной формы обучения ...

Политэкономия (история экономических учений, экономическая теория, мировая экономика) / Под ред. Д. В. Валового. М., 1999. Учебник по основам экономической ...
www.bibliotekar.ru/economicheskaya-teoriya/1.htm

 

  Основы экономической культуры

Булгаков С.Н. Очерки по истории экономических учений. - М-: издание автора, 1918. С. 232. 33. Булгаков С.Н. Православие. - Париж: 1991. С. 248. ...
bibliotekar.ru/biznes-59/14.htm

 

  Литература по общей теории государства и права пока еще не ...

Его творческое наследие оставило заметный след в науке об обществе, в истории экономических учений»2. Ни одна теория не может претендовать на ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/1.htm

 

  В гуманитарных науках, исследующих социокультурные основания ...

Отметим также размежевание истории экономической культуры с понятием экономической мысли и историей экономических учений. Развитие экономической мысли как ...
www.bibliotekar.ru/biznes-59/1.htm

 

  Экономическая наука. Экономический человек: рациональность ...

В основе большинства экономических учений лежат представления о мотивах и характеристиках ... История показывает, что подобная деятельность стала достаточно ...
www.bibliotekar.ru/filosofiya/136.htm

 

  История и культура. КУРС ИСТОРИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ

История объективна, но ее истоки кроются в субъективной жизни человека и ... тогда как культурология длительное время развивалась в недрах философских учений. .... В-третьих, большинство гуманитарных и социально-экономических наук в той ...
www.bibliotekar.ru/culturologia/2.htm

 

Последние добавления:

 

История политических и правовых учений  

История отечественного государства и права  История государства и права зарубежных стран