Вся электронная библиотека

Оглавление книги

    

из Энциклопедии чудес, загадок и тайн


  

ПАУК-ПРОГНОЗИСТ - животное, по наблюдениям которого строились

долговременные прогнозы погоды; одно из образных названий явления

прекогниции (предсказаний) в животном мире. Свою первоначальную известность

прогнозиста паучки получили в XVIII веке. В 1794 году один из

наполеоновских полководцев, генерал Пишегрю вел армию в поход на Голландию.

Погода вдруг испортилась, дождь размыл дороги, и двигаться дальше было

невозможно. Генерал принял решение временно прекратить марш, но вскоре

получил информацию из Утрехта, в которой говорилось, что скоро сильные

морозы скуют реки, и можно будет продолжить движение. Предсказание сбылось.

Через неделю опять испортилась погода, и снова Пишегрю получил

обнадеживающее известие. И вновь прогноз подтвердился, а генерал выполнил

свою задачу. Как впоследствии был рассекречен источник информации: писал из

утрехтовой тюрьмы генерал Дижонваль КАТРЕМЕР, которого Пишегрю сразу после

овладения городом немедленно освободил.

 

Свои метеорологические прогнозы Катремер делал в тюремной камеры, где в

течение 7 лет "имел удовольствие" наблюдать за поведением пауков. Вот

выводы, сделанные генералом: Когда пауки совсем не плетут свои сети - это к

дождю с сильным ветром. Радиальные паутинные нити - к окончанию бури

примерно через полсуток. Короткие тонкие нити не исключают возможности

изменения погоды несколько раз в течение дня. Если паук остановится и

разрушит треть паутины - будет ветренно без осадков. Большая паутина - к

ясной и солнечной погоде...

 

Кстати, спустя век, в 1870-х годах почти аналогичные научные наблюдения за

поведением паучка вел другой заключенный, народоволец Петр ПОЛИВАНОВ,

осужденный на пожизненное заключение. Однажды, как писал позже Поливанов в

своих воспоминаниях, он заметил на стене его камеры паука и это открытие

осчастливило его. Заключенный стал заботиться о насекомом-сокамернике,

кормил его, а заодно и наблюдал за его повадками. Паук вскоре забирался на

палец человека, позволял гладить свою спинку, трогать лапки, демонстрируя

свое доверие. Заботясь о том, чтобы паук слишком не растолстел, народоволец

разрушал сотканную паутину. А паук периодически тренировался, берясь

восстанавливать урон. Но к удивлению заключенного-наблюдателя, он каждый

раз ткал новые узоры. Паучья фантазия была неистощимой, и он специально не

повторяется, чтобы порадовать своего большого друга. Бывал паук и

самокритичным: иногда останавливался на середине работы, обходил вокруг,

словно оценивая свое новое произведение, и затем все разрушал. Новый узор

оказывался совершеннее предыдущего, поэтому Поливанов назвал паука в своих

воспоминаниях "эстетической и аристократической натурой". Своей

удивительной дружбе и научно-эстетическим наблюдениям народоволец посвятил

значительную часть своих мемуаров.