Вся электронная библиотека

Оглавление

    

из Энциклопедии чудес, загадок и тайн


  

УФОЛОГИЯ И НАУКА - комплекс сложных взаимоотношений между уфологией и

"официальной наукой", выражающийся в последовательном признании факта

сществования НЛО. Сегодня трудно отстаивать тезис о том, что проблема НЛО

является научной. Более того, вернее полагать, что это пока ненаучная

проблема, точнее - еще не достигшая статуса научной. Но "ненаучная" вовсе

не означает " антинаучная"! Просто каждая новая проблема, прежде чем она

приобретет статус научной, проходит некоторую предварительную стадию

становления. Вот такой становящейся и является сегодня проблема НЛО.

 

Вопрос о науке и уфологии время от времени поднимается на страницах печати.

Характерная особенность подобных дискуссий состоит в том, что (независимо

от научного ранга) - ведут спор с позиций обыденного сознания. Рассуждения

обычно основаны на нестрогих, часто весьма субъективных представлениях о

том, что такое наука, научный метод критерий научности и т.д. Таким

образом, налицо своего рода парадокс: сама постановка и обсуждение вопроса

о научности проблемы НЛО - пример ненаучного, некорректного обсуждения.

Между тем, в настоящее время феномен науки стал предметом глубокого и

серьезного научного изучения. Наука о науке (науковедение) достигла

значительного развития, и мы можем опираться на ее достижения.

 

Надо иметь в виду, что наука - не застывший свод знаний, а живой,

развивающийся организм, основной функцией которого является деятельность по

добыванию нового знания. Существуют разные способы описания процесса

развития науки. Каждый из них имеет, естественно, свои достоинства и

недостатки, но мы не будем останавливаться на подобного рода тонкостях.

Вместо этого попытаемся дать, может быть, несколько грубую, приближенную,

но достаточно яркую картину, которая помогла бы нам разобраться в

интересующем нас вопросе. При этом воспользуемся популярным и удобным для

нашей цели науковедческим понятием парадигма. Что такое парадигма? Это, в

первую очередь, господствующая, вообще принятая в данном научном обществе

система взглядов, знаний, своего, рода картина мира. Парадигма - это также

система оценок ценностей и психологических установок, принятая научным

сообществом.

 

В процессе развития науки одна парадигма сменяется другой. Большей частью

это происходит под влиянием новых фактов, которые не укладываются в старую

парадигму. В период расцвета последней отдельные противоречащие ей факты не

принимаются во внимание. Однако течением времени количество таких

фактов-аномалий и их значимость возрастают. В конце концов это приводит к

кризисной ситуации в науке, которая разрешается научной революцией,

вводящей в оборот новую парадигму. Она, в свою очередь, достигает расцвета,

какое-то время направляет исследовательскую деятельность, затем вновь

наступает кризисная ситуация, и весь цикл повторяется снова.

 

Существенно, что при смене парадигм происходит не просто замена одного

знания другим, а расширение знания, ибо ядро старой парадигмы, как правило,

включается в новую парадигму. Таким образом, в процессе развития науки

имеет место приемственность. Если речь идет о фундаментальных теориях и

представлениях, то новое знание не отбрасывает их полностью, а указывает

лишь область их применимости. (Частные теории и представления могут

оказаться ошибочными, и тогда они полностью отбрасываются.) Расширение

знания приводит к расширению его горизонта - границы, где оно соприкасается

с неопознанным. Здесь, вблизи этой границы, возникают новые факты,

формируются новые идеи, гипотезы, теории. Поэтому с расширением знания

поток новых проблем не иссякает, а напротив - усиливается.

 

Рассмотрим парадигму в относительно устойчивом состоянии, соответствующем

стадии "нормальной науки". При этом можно выделить достаточно стабильное

"ядро" и "пограничный слой", в которых и проявляются новые факты,

формируются новые теории. Здесь, на переднем фронте науки, происходит

острая борьба конкурирующих теорий, исследовательских программ,

направлений. Однако новые факты и идеи возникают не только в "пограничном

слое", но и за пределами самой парадигмы. При этом, если в пределах

парадигмы допускаются сколь угодно смелые, "сумасшедшие" идеи, то любые

представления, возникающие вне парадигмы, третируются, рассматриваются как

ненаучные, вредные и активно подавляются.

 

Хорошо это или плохо? Видимо ставить вопрос таким образом бессмысленно. Это

просто самозащита, оборона парадигмы от потока напирающих на нее

"непарадигмальных" феноменов. Всякая относительно стабильная система

вынуждена вырабатывать соответствующие защитные механизмы, иначе она не

может сохраниться. Этот процесс носит объективный характер, поэтому он не

может быть ни плохим, ни хорошим.

 

При всем этом следует иметь ввиду, что большинство так называемых

внепарадигмальных явлений относится к шуму, к ложному фону. Здесь

генерируются всякого рода необоснованные гипотезы, теории и проекты - вроде

"перпетуум-мобиле" и тому подобных. Они содержат элементарные ошибки,

нестроги и необоснованны, наконец, часто это просто проявления невежества.

И чем менее обоснованны подобные представления, тем большим апломбом они

выдвигаются. Конечно, парадигма должна защищаться от такого напора, иначе

никакая наука не могла бы существовать.

 

Однако среди всего этого ложного фона находятся и истинные жемчужины -

зародыши нового знания. Парадигма не отличает их от шума и подавляет

(иногда даже более активно). Изменить это, по-видимому, невозможно. Но в

идеале, от которого мы еще очень далеки, этот процесс, вероятно, можно

сделать менее болезненным. Хотя сам процесс является объективным,

носителями защитных функций выступают отдельные люди. К сожалению, многие

склонны впадать в крайности, это служит источником многих неприятностей.

При оценке внепарадигмальных явлений следует избегать таких крайностей.

Научная строгость и доказательность непременно должны сочетаться с

терпимостью, широтой взглядов, иначе нам грозит опасность впасть в

нетерпимость, узость, фанатизм. С другой стороны, широта взглядов

непременно должна сочетаться с научной строгостью, иначе можно попасть в

болото легковерия и бездоказательности. Сказанное выше характеризует

научность проблемы с точки зрения ее принадлежности к парадигме. Но

научность проблемы означает также, что она поставлена (и решается) в

соответствии с научным методом.

 

В дискуссиях по проблеме НЛО часто указывается, что наука имеет дело с

воспроизводимыми явлениями. Кроме того, в науке свойственно

кспериментировать с изучаемыми объектами. Это, конечно, справедливо, но оба

эти условия не обязательны. Действительно, во многих областях исследований

мы постоянно сталкиваемся со случайными, спорадическими, невоспроизводимыми

явлениями. Таковы вспышки сверхновых звезд, падение метеоритов, редкие

атмосферные события, землетрясения и т.д. Каждое из этих явлений в

отдельности случайно, непредсказуемо, невоспроизводимо. Поэтому изучать их

закономерности можно лишь статистически. Но такой же метод применим и при

исследованиях НЛО. Экспериментирование в науке также не всегда возможно,

например, нельзя экспериментировать при изучении истории. На этом основании

мы не отказываем ей в статусе науки! Также нельзя проводить эксперименты с

астрономическими объектами и геофизическими явлениями. Здесь ее заменяют

наблюдения. Аналогичная ситуация имеет место и в случае с НЛО.

 

Наряду с перечисленными характеристиками, важными, по-видимому,

компонентами научного метода являются: 1) исходное допущение о

принципиальной возможности совершенствования, развития любого достигнутого

знания (антидогматичеекая установка); 2) критический подход, требующий

проверки любых фактов и заключений; 3) добросовестность и тщательность

анализа данных; 4) грамотное применение методов анализа; 5) обоснованность

выводов.

 

Эти требования должны выполняться не только внутри парадигм, но и за ее

пределами. Иными словами, внепарадигмальные явления (вроде НЛО) также

необходимо изучать научными методами. Более того, здесь эти требования

должны соблюдаться строже. Это обусловлено двумя обстоятельствами. Первое

связано с самим статусом внепарадигмальной проблемы.

 

Там, где все ясно, где все хорошо отработано, можно позволить себе

некоторую нестрогость в обосновании, поскольку есть надежные критерии

проверки окончательных выводов. Но там, где много неясного, сомнительного,

нужна особая строгость.

 

Второе обстоятельство связано с тем, что в изучение внепарадигмальных

явлений вовлекаются коллективы людей из различных научных сфер, не имеющих

опыта исследовательской работы и не знакомых с научными методами. И чтобы

не произошло полного размывания этих методов, требования к ним должны

выполняться особенно строго.

 

Резюмируя, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что проблема НЛО сегодня

является внепарадигмальной. Следовательно, она еще не достигла статуса

научной. Но это не должно нас смущать, мы обязаны способствовать изменению

ее статуса, то есть расширению парадигмы и включению проблемы НЛО в новую,

асширенную парадигму.