::

 

Вся Библиотека >>>

Русская история >>>

 Халхин-Гол >>>

 

Военная история. Войны Советского Союза

Халхин-Гол. Война с Японией 1939 года


Смотрите также: Русская история и культура

История Войн

Рефераты по истории

 

ИЮЛЬСКИЕ БОИ

 

 

     После разгрома на  горе  Баин-Цаган  японское  командование  больше  не

пыталось переправиться через Халхин-Гол. Оно ставило перед  своими  войсками

более  ограниченные  цели  -  уничтожение  советско-монгольских   войск   на

восточном берегу реки.

     После продолжительной передышки, перегруппировавшись и подтянув  свежие

войска, японцы вновь перешли к активным боевым действиям. В ночь на  8  июля

противник предпринял неожиданную атаку на позиции 149-го  стрелкового  полка

и батальона 5-й стрелково-пулеметной бригады,  только  несколько  дней  тому

назад подошедшей в район  боевых  действий.  Удар  был  неожиданным,  и  два

батальона 149-го  стрелкового  полка  стали  отходить.  Только  на  рассвете

советские войска  сумели  закрепиться  в  районе  командного  пункта  полка,

примерно в трех-четырех километрах от реки. В ночном  бою  героически  погиб

командир 149-го стрелкового полка  майор  И.М.Ремизов.  Ему  посмертно  было

присвоено звание Героя Советского Союза, а высота, на которой находился  его

командный пункт, получила название "Ремизовской".

     Утром к месту боев подошли 24-й мотострелковый  полк  и  два  батальона

5-й стрелково-пулеметной бригады. После короткой  артиллерийской  подготовки

советские войска перешли в контратаку и оттеснили противника.

     В течение ряда ночей продолжались вражеские атаки.

     Вечером  11  июля  благодаря  значительному  численному   превосходству

японцам  удалось  потеснить  один  из  батальонов  5-й  стрелково-пулеметной

бригады и захватить высоту. Дальнейшее их  продвижение  было  приостановлено

огнем артиллерии и контратаками пехоты, действовавшей при поддержке танков.

     Только одной японской роте удалось проникнуть  в  разрыв  между  нашими

войсками и глубоко  вклиниться  в  советскую  оборону.  Противник  попытался

прорваться к переправе. Эта затея сорвалась, рота закрепилась  на  одном  из

барханов. Стремительной атакой советских танков и пехоты она была  полностью

уничтожена. В этом бою геройской смертью пал командир 11-й танковой  бригады

комбриг М.П.Яковлев. Он  лично  вел  группу  танков  1-го  батальона.  Когда

следовавшая за танками пехота залегла под  огнем  противника,  он  вылез  из

машины и с гранатами в руках поднял бойцов в атаку. Раненный,  он  продолжал

руководить боем, пока его не сразила вражеская пуля.

     Еще в начале июля  в  район  боевых  действий  из  Уральского  военного

округа  стали  прибывать  части   82-й   стрелковой   дивизии,   пополненной

призванными из запаса. В ночь  на  12  июля  603-й  полк  этой  дивизии  был

переброшен на восточный берег Халхин-Гола и занял  отведенные  ему  позиции.

Утром японцы по нему открыли сильный артиллерийский огонь. Молодые,  еще  не

обстрелянные  красноармейцы  пришли   в   замешательство.   Самоотверженными

усилиями  командиров  и  политработников  возникшее  смятение  было   быстро

ликвидировано. Атаки противника были отбиты при активной помощи артиллерии.

     После  боя  полк  был  отведен  в  резерв.  С  красноармейцами  провели

приближенную к  боевым  условиям  учебу.  В  дальнейшем  603-й  полк  храбро

сражался и хорошо показал себя во время августовской операции.

     К  исходу  12  июля  продвижение  противника  на  всех  участках   было

приостановлено, и японцы были вынуждены  перейти  к  обороне.  Относительное

затишье длилось всего десять дней.

     23 июля, в 6 часов  50  минут,  японская  артиллерия  внезапно  открыла

огонь по  всему  фронту.  Одновременно  в  воздухе  появились  крупные  силы

вражеской авиации для удара по боевым порядкам и тылам  советско-монгольских

войск. Их встретили советские истребители. В  небе  завязались  ожесточенные

воздушные бои.

     Советская артиллерия молчала, не выдавая  своего  местонахождения.  Час

грохотали японские орудия.  Потом  на  южном  участке  поднялась  пехота.  И

только тогда в бой вступили советские пушки. Огнем  артиллерии  и  пулеметов

противник был рассеян и его атака сорвана.

     На северном участке японцы начали атаку на полтора  часа  позднее.  Это

дало советской артиллерии возможность сначала, сосредоточив  весь  огонь  на

южном  участке,  отбить  там  атаку,  затем  перенести   огонь   на   другое

направление. Все попытки противника продвинуться вперед были отбиты.

     В течение 24 и 25 июля японцы еще  несколько  раз  пытались  перейти  в

наступление... Огнем советско-монгольских войск все их атаки  были  отражены

со значительными для японцев потерями.

     На  ряде   участков,   воспользовавшись   замешательством   противника,

вызванным метким огнем артиллерии, советские войска  переходили  в  успешные

контратаки. Убедившись  в  бесплодности  атак,  японское  командование  было

вынуждено перейти к обороне.

     Разгром    японской    группировки    в    районе    горы    Баин-Цаган

продемонстрировал превосходство советско-монгольских  войск  над  японскими,

кичившимися своей непобедимостью.

     Июльские  бои  показали,  что  советско-монгольских  войск   в   районе

конфликта недостаточно, они значительно уступают  по  численности  японским,

хотя и  превосходят  по  количеству  танков  и  бронемашин.  Малочисленность

советской пехоты часто  приводила  к  тому,  что  в  системе  нашей  обороны

имелись уязвимые места. Этим  пользовался  противник,  направляя  сюда  свои

удары, особенно во время ночных атак.

     Советские и монгольские бойцы  и  командиры  в  трудных  июльских  боях

сорвали планы японского командования, стремившегося  захватить  плацдарм  на

восточном  берегу  Халхин-Гола.  Только  недостаток  сил  не   позволил   им

полностью  разгромить  противника  и  отбросить  его  в  Маньчжурию.  Однако

удержанный плацдарм обеспечил советско-монгольским войскам выгодные  позиции

для дальнейшего перехода в наступление.

     Японские войска заняли оборону на линии  песчаных  барханов  в  пяти  -

восьми километрах восточнее реки Халхин-Гол. Отрывая в сыпучем  песке  окопы

и строя укрытия, они стали готовиться к новому наступлению.

     Специальным указом японского императора 10  августа  была  сформирована

6-я армия под  командованием  генерала  Огису  Риппо.  Ей  ставилась  задача

окружить  и  уничтожить   советско-монгольские   войска,   находившиеся   на

восточном берегу Халхин-Гола. В  ее  состав  входили  23-я  и  7-я  пехотные

дивизии, полностью укомплектованные по штатам  военного  времени,  отдельный

пехотный полк и четыре отдельных пехотных батальона,  три  полка  баргутской

кавалерии, семь артиллерийских полков (из них четыре тяжелых), два  танковых

полка, смешанная бригада Маньчжоу-го, два инженерных  полка,  ряд  отдельных

зенитных и противотанковых батарей, многочисленные  вспомогательные  войска.

Всего 55 тысяч человек, более 300 орудий и  минометов,  1283  пулемета,  135

танков и бронемашин, около 350 самолетов.

     Подобное  сосредоточение  крупных  военных   сил   вынудило   Советское

правительство оказать помощь братскому народу МНР в значительных размерах.

     Из глубинных  районов  Советского  Союза  к  Халхин-Голу  подтягиваются

новые соединения и части. К середине августа в районе  конфликта  находились

три стрелковые дивизии,  стрелково-пулеметная  бригада,  авиадесантная,  три

мотоброневые, две танковые  бригады,  шесть  артиллерийских  полков  (в  том

числе четыре в составе дивизий), два отдельных  артиллерийских  дивизиона  и

одна дальнобойная батарея, два  батальона  связи,  понтонный  батальон,  две

гидротехнические роты. Всего 57 тысяч человек, 634 орудия и  миномета,  2255

пулеметов, 498 танков, 385 бронемашин и 515 самолетов.

     Советско-монгольские войска имели незначительное превосходство в  живой

силе, почти двойное в  артиллерии  и  пулеметах,  шестикратное  в  танках  и

бронемашинах, более чем полуторное в авиации.

     Приказом народного комиссара обороны Союза ССР от  15  июля  из  войск,

сосредоточенных в районе Халхин-Гола, была образована 1-я  армейская  группа

под командованием комдива (с 31 июля - комкора) Г.К.Жукова,  члена  Военного

совета  дивизионного  комиссара  М.С.Никишева,  начальника  штаба   комбрига

М.А.Богданова. Для координации действий советских  и  монгольских  войск  на

базе Забайкальского военного округа  была  образована  фронтовая  группа  во

главе с командармом 2-го ранга Г.М.Штерном (член Военного  совета  группы  -

дивизионный комиссар Н.И.Бирюков, начальник штаба - комдив М.А.Кузнецов).

     1-й армейской  группе  была  поставлена  задача  провести  операцию  по

окружению  и  полному  уничтожению  войск  японских  захватчиков,  вероломно

вторгшихся на землю  Монгольской  Народной  Республики,  и  восстановить  ее

государственную границу.

     По замыслу командующего 1-й армейской группой Г.К.Жукова  было  решено,

сковав японцев с фронта, нанести мощные сходящиеся удары  по  обоим  флангам

вражеской группировки для  окружения  и  уничтожения  японских  войск  между

рекой Халхин-Гол и государственной границей.

     Подготовка операции проходила в очень сложных  условиях.  Прежде  всего

ввиду удаленности  театра  военных  действий  от  железной  дороги.  Войска,

боевую технику,  боеприпасы,  продовольствие  приходилось  перебрасывать  на

автомашинах по грунтовым дорогам. Причем от ближайшей  конечной  выгрузочной

станции  до  района  боевых  действий  было  более  700  километров.   Объем

предстоящих перевозок был колоссальный. Для проведения операции  нужно  было

доставить только артиллерийских и авиационных боеприпасов 24,5 тысячи  тонн,

продовольствия 4 тысячи тонн, топлива  7,5  тысячи  тонн,  прочих  грузов  3

тысячи тонн. Издалека приходилось доставлять  лесоматериалы,  дрова  и  даже

воду.

     В труднейших условиях бездорожья и изнуряющей жары  советские  водители

проявляли чудеса выдержки, выносливости и героизма.  Рейс  протяженностью  в

1300 - 1400 километров длился пять суток.

     Передвижения   автотранспорта   и   боевой   техники,   как    правило,

производились только ночью со строжайшим  соблюдением  светомаскировки.  При

переброске новых частей широко использовались комбинированные марши -  часть

пути воины ехали на автомашинах, а оставшуюся преодолевали в пешем строю.

     Войска тщательно готовились  к  наступательной  операции.  В  ближайшем

тылу обучали воинов приемам ближнего боя. Знакомили с особенностями  тактики

и  обороны   противника.   Особое   внимание   на   занятиях   обращали   на

взаимодействие в бою пехоты с танками, артиллерией и авиацией.

     Военный  совет  1-й  армейской   группы   разработал   подробный   план

подготовки операции. Важное место  в  нем  занимали  мероприятия  по  обману

противника.

     Принимались все  меры,  чтобы  у  противника  создалось  впечатление  о

подготовке наших войск к длительной обороне. Для  этого  была  отпечатана  и

рассылалась в войска "Памятка  бойцу  в  обороне".  Было  сделано  так,  что

несколько их будто случайно попали  к  противнику.  Мощная  звуковещательная

станция имитировала производство фортификационных работ. По  радио  открытым

текстом или простым кодом передавались сводки о построенных  огневых  точках

и убежищах. Делались заявки на лесоматериалы,  цемент  и  другое  имущество,

нужное  для  оборонительных  сооружений.  Посылались  требования  на  зимнее

обмундирование и печи...

     Между тем  все  распоряжения,  относящиеся  к  подготовке  предстоящего

наступления, давались только устно. Войска в  исходные  районы  выдвигались,

как правило, ночью.

     Движение  танков  маскировалось   полетами   ночных   бомбардировщиков,

усиленной пулеметной и  ружейной  стрельбой.  Чтобы  приучить  противника  к

шуму, за 10 - 12 дней до начала  наступления  несколько  танков  со  снятыми

глушителями постоянно курсировали вдоль фронта.

     В частях, сосредоточиваемых на флангах,  полностью  запрещалась  работа

радиостанций. Связь здесь осуществлялась  только  посыльными.  Напротив,  на

центральном участке фронта не только действовали  уже  известные  противнику

радиостанции,  но  и  появились  новые.  Все  это  должно  было  создать   у

противника  впечатление  об  усилении  центра  обороны  советско-монгольских

войск.

     Большое   внимание   обращалось   на   организацию   надежной   системы

управления. При штабе 1-й армейской  группы  была  создана  служба  офицеров

связи.  Для  радиостанций  разработали  четкую  систему  кодов  и  позывных.

Командный пункт группы соединялся с командирами  дивизий  и  бригад  двойной

линией телефонных проводов.

     К середине августа японские  войска  на  восточном  берегу  Халхин-Гола

занимали укрепленный рубеж, проходивший по песчаным барханам  на  расстоянии

от двух до десяти километров западнее  государственной  границы  Монгольской

Народной Республики.

     Вражеские позиции состояли из узлов сопротивления и опорных  пунктов  с

густой сетью окопов, расположенных, как правило, на барханах  и  соединенных

между собой ходами сообщения. Было построено много блиндажей и  укрытий  для

живой силы и боевой техники. Окопы отрывались полного  профиля,  а  блиндажи

выдерживали прямое попадание 152-мм снаряда.

     Впереди узлов сопротивления на расстоянии 150 - 200  метров  находились

одиночные окопчики для снайперов, метателей бутылок с  горючей  жидкостью  и

саперов-смертников,     вооруженных     противотанковыми      минами      на

двух-трехметровых  бамбуковых  шестах.  В   парных   окопчиках   размещались

солдаты, подтягивающие на ленте противотанковую  мину  под  гусеницы  боевых

машин.

     Вражеские  оборонительные  сооружения  были  хорошо   приспособлены   к

местности  и  замаскированы.  Система  огня  была  тщательно   продумана   и

организована. Все  это  представляло  сильное  препятствие  для  наступающих

войск.

     Одновременно   со   строительством   укрепленных    позиций    японское

командование готовилось к генеральному наступлению. Предполагалось  заманить

советско-монгольские войска в долину реки Хайластын-Гол и сильным ударом  во

фланг окружить и уничтожить их. Эта операция намечалась на 24 августа.

     К середине августа  советско-монгольские  войска  занимали  позиции  на

берегу Халхин-Гола в двух -  шести  километрах  восточнее  реки.  На  правом

фланге  советско-монгольских  войск  занимала  оборону   8-я   кавалерийская

дивизия МНРА.  Северо-восточнее  располагались  два  полка  82-й  стрелковой

дивизии. Севернее устья Хайластын-Гола оборонялись 5-я  стрелково-пулеметная

бригада, далее два  полка  36-й  мотострелковой  дивизии.  На  левом  фланге

находилась 6-я кавалерийская дивизия МНРА. Остальные  войска  1-й  армейской

группы располагались на западном берегу Халхин-Гола.

     По плану комкора Г.К.Жукова было создано три группы войск.  Южная,  под

командованием полковника М.И.Потапова, состояла из 57-й стрелковой  дивизии,

8-й мотоброневой бригады,  6-й  танковой  бригады  (без  одного  батальона),

танкового  и  стрелково-пулеметного  батальонов   11-й   танковой   бригады,

дивизиона  185-го  артиллерийского  полка,  противотанкового   дивизиона   и

отдельной  роты  огнеметных  танков.  Группа   должна   была   наступать   в

направлении Номон-Хан-Бурд-Обо с ближайшей  задачей  уничтожить  группировку

противника, расположенную  южнее  реки  Хайластын-Гол,  а  в  дальнейшем  во

взаимодействии  с  войсками  Центральной  и  Северной   групп   окружить   и

уничтожить японские войска севернее  Хайластын-Гола.  В  случае  наступления

резервов противника со стороны Маньчжурии войска Южной  группы  должны  были

отбить  их  атаки.  Правый  фланг  группы  обеспечивался  8-й  кавалерийской

дивизией МНРА. Она должна  была  отбросить  части  Хинганской  кавалерийской

дивизии  противника,  занять  и  прочно  удерживать  высоты   Эрис-Улын-Обо.

Артиллерия  Южной  группы  в  составе  72  орудий  должна  была  подавить  и

уничтожить живую силу противника и его огневые точки на высоте Песчаная и  в

районе Большие Пески, сопровождать танки и пехоту  огнем.  Дивизиону  185-го

полка, кроме того, поручался обстрел тылов противника.

     Северная группа, которой командовал полковник И.В.Шевников,  в  составе

601-го  полка  82-й  стрелковой  дивизии,  7-й  мотоброневой  бригады,  двух

танковых батальонов 11-й танковой бригады, 87-го противотанкового  дивизиона

и  6-й  кавалерийской  дивизии  МНРА  должна  была   вести   наступление   в

направлении безымянных озер, что в  нескольких  километрах  северо-восточнее

Номон-Хан-Бурд-Обо, с  ближайшей  задачей  овладеть  песчаными  барханами  в

четырех километрах западнее этой высоты. В дальнейшем  во  взаимодействии  с

Зб-й мотострелковой дивизией Центральной  группы  и  войсками  Южной  группы

окружить и уничтожить войска противника севернее реки Хайластын-Гол.

     Артиллерия  группы  в  составе  24  орудий  (не   считая   полковой   и

батальонной) занимала огневые позиции  севернее  горы  Баин-Цаган  и  должна

была подавить живую силу, пулеметы  и  орудия  противника  на  высоте  Палец

(Фуи).

     Войска Центральной группы  (задачи  ей  ставил  непосредственно  комкор

Г.К.Жуков) состояли из 602-го  и  603-го  полков  82-й  стрелковой  дивизии,

24-го   и   149-го   полков    36-й    мотострелковой    дивизии    и    5-й

стрелково-пулеметной бригады. Наступая в центре, группа должна была  атаками

с  фронта  сковать  основные  силы  противника  и  не  допускать  переброску

подкреплений на фланги. Ближайшая задача -  овладение  высотами  Песчаная  и

Ремизовская. В дальнейшем во взаимодействии  с  войсками  Южной  и  Северной

групп принять участие в окружении и уничтожении японских войск  на  южных  и

северных берегах реки Хайластын-Гол.

     Центральная группа имела больше  всего  артиллерии:  112  стволов.  Эта

артиллерия должна была уничтожить живую силу и огневые средства  на  высотах

Песчаная и Ремизовская, поддержать атаку танков и пехоты, подавить  японскую

артиллерию,  затруднить  подход  резервов,  активно  принимать   участие   в

отражении вражеских контратак.

     Резерв командующего 1-й армейской группой находился в шести  километрах

юго-западнее горы Хамар-Даба и состоял из  9-й  мотоброневой  бригады,  4-го

батальона 6-й танковой бригады и  212-й  авиадесантной  бригады.  Наибольшая

плотность войск и артиллерии  создавалась  в  центре  и  на  правом  фланге.

Значительно более слабой была левофланговая группировка.

     Для артиллерийского обеспечения наступления вся дивизионная  артиллерия

составляла группы ПП  (поддержки  пехоты).  Они  должны  были  уничтожать  и

подавлять огневые средства японцев на переднем крае и в  глубине  обороны  в

полосе наступления дивизии, сопровождать огнем наступление танков и  пехоты.

Заранее были выделены  специальные  батареи  для  продвижения  сразу  же  за

наступающей  пехотой  для  поддержки  ее  огнем  прямой   наводкой.   Группы

поддержки  пехоты  создавались  в  каждом  стрелковом  полку.  Кроме   того,

создавались группы артиллерии дальнего действия.

     Всего 1-я армейская группа имела 286 орудий калибра от 75  мм  и  выше.

Кроме того, было 180 противотанковых орудий.

     От  авиации   противника   советско-монгольские   войска   прикрывались

зенитным артиллерийским полком и тремя отдельными  дивизионами  -  всего  16

батарей - 96 орудий. Основная часть их стояла на  прикрытии  переправ  через

Халхин-Гол и командного пункта на горе Хамар-Даба.

     Инженерные  войска  1-й  армейской  группы   к   началу   августовского

наступления  имели  три  дивизионных  саперных  батальона,   две   отдельные

саперные роты  танковой  и  мотоброневой  бригад,  понтонный  батальон,  две

отдельные гидротехнические роты. Для наводки понтонных  мостов  имелось  два

тяжелых переправочных парка и два парка на надувных лодках.

     Во время боевых действий на Халхин-Голе в мае - июле инженерные  войска

играли значительную роль. Прежде всего они обеспечивали переправу  войск  на

восточный берег реки. Саперы не только наводили под огнем  переправы,  но  и

неоднократно отстаивали их, отбивая яростные атаки  противника.  В  середине

июля через Халхин-Гол было всего две переправы, в том числе  колейный  мост,

построенный саперами 11-й танковой бригады еще в мае.

     В ночь на 25 июля был наведен понтонный мост. Однако уже через три  дня

часть его была затоплена в результате обстрела японской  артиллерией.  Тогда

приняли оригинальное решение: затопить его весь.  Понтоны  сели  на  дно,  и

вода проходила на 30 -  40  сантиметров  выше  настила.  Переправы  по  нему

осуществляли вначале только ночью, и японцы долгое время считали  этот  мост

недействующим и выведенным из строя.  Находчивость  советских  саперов  дала

возможность бесперебойно перебрасывать войска, боевую технику, боеприпасы  и

продовольствие на восточный берег.

     Большую  работу  проделали  саперы  по  обеспечению  войск  водой.   За

короткое время в труднейших условиях было  оборудовано  около  60  колодцев.

Саперы занимались также подготовкой командных и наблюдательных  пунктов  для

штаба 1-й армейской группы и командиров дивизий. Особенно много  потрудились

инженерные войска в первой половине августа. Заранее было найдено  несколько

бродов и намечен ряд  пунктов  понтонных  переправ.  Оборудовано  больше  20

километров подъездных путей, и организована четкая комендантская  служба  на

переправах. К началу наступления через Халхин-Гол было построено 12  мостов.

Примерно половина из них была наведена в ночь на 19 августа.

     Наступательная  операция  советско-монгольских   войск   готовилась   в

глубокой тайне. Все рекогносцировки производились  командирами,  переодетыми

в красноармейскую форму.  Причем  танкисты  надевали  пехотные  гимнастерки.

Разрабатывали план наступления строго ограниченное  число  лиц:  командующий

группой, член  Военного  совета,  начальник  штаба,  начальник  оперативного

отдела. Командующие и начальники родов войск знакомились только с  вопросами

плана,  их  касающимися.  С  приближением  срока  наступления  круг   людей,

посвящаемых в различные детали плана, расширился.  Красноармейцы  и  младшие

командиры узнали о своих задачах за три часа до начала наступления.

     Чрезвычайно  трудная  задача  встала  перед  разведчиками:   определить

систему обороны противника, расположение его огневых  средств.  Относительно

большая плотность обороны японцев делала почти невозможным  действие  мелких

разведывательных групп, их проникновение в глубину обороны.

     Пленные и перебежчики  баргуты  на  допросах  обычно  рассказывали  все

охотно, но они мало что знали. Японцев в качестве "языка"  разведчики  брали

редко, да и  те,  одурманенные  шовинистической  пропагандой,  как  правило,

ничего не говорили.

     Хорошие  результаты  по  уточнению  переднего  края  противника  давала

разведка боем. Немалую помощь здесь  оказала  и  советская  разведывательная

авиация, сделавшая сотни аэрофотоснимков.

     В период подготовки к  наступлению  командиры  и  политработники  среди

личного состава широко организовали обмен  боевым  опытом,  пропагандировали

ратные подвиги советских и монгольских воинов. Здесь  немалый  вклад  внесла

советская военная печать 1-й армейской группы. Это  прежде  всего  армейская

газета группы "Героическая красноармейская", дивизионные и бригадные  газеты

"За Родину", "Ворошиловец", "Атака".

     В короткие промежутки между боями в окопах,  среди  песчаных  барханов,

на полевых аэродромах  жадно  читали  небольшие  листки  военных  газет.  Их

всегда  ожидали  с  нетерпением.  Газеты  оперативно  сообщали  о  последних

событиях на фронте, рассказывали о подвигах...

     Газета   "Героическая   красноармейская"   целые   страницы    отводила

пропаганде боевого опыта. Так, под общим заголовком  "Враг  боится  штыковой

атаки, крепче удар русским штыком!" помещаются  заметки  младшего  политрука

А.Иванова "И пуля не дура и штык молодец", красноармейца  Ф.Иванова  "Верный

русский штык никогда  не  подводил  и  не  подведет".  С  большим  интересом

читалась всеми подборка "Крепче боевую смычку пехоты и танкистов".

     На  страницах  "Героической  красноармейской"  воины   делились   своим

опытом. Так, летчик П.Солнцев писал:  "В  воздушном  бою  я  заметил  одного

японца, который шел в атаку на моего товарища. Самурай сделал  петлю,  пошел

на хитрость. Он перевернулся вверх колесами и с этого положения  вел  огонь.

Я находился выше и позади японца и сразу же разгадал  его  маневр.  Прибавив

газу, я пошел в атаку. Метрах в пятидесяти от врага нажал  общую  гашетку  и

дал длинную очередь по "брюху" самурая. Вражеский самолет сразу  же  задымил

и полетел на землю. Новый прием японских летчиков не принес им успеха..."

     Писатель  В.Ставский  не  только  рассказывал  о   подвигах   советских

летчиков,  но  и  старался  в  своих  корреспонденциях  давать  поучительные

примеры  взаимной  выручки:   "Летчик   Мурмылов   устремился   на   выручку

отбившегося от общего  строя  советского  истребителя,  на  которого  напали

японцы. Тут Акимов увидел, что за  товарищескую  самоотверженность  Мурмылов

рискует заплатить собственной жизнью... В хвост ему подстраивается  самурай.

Акимов тотчас принимает решение:  атаковать  японца.  В  тот  момент,  когда

японец делал разворот, чтобы открыть огонь  по  Мурмылову,  Акимов  дал  две

короткие  очереди.  Загоревшись,  японец  пошел  к  земле...  Мурмылов,   до

последнего момента не подозревавший о присутствии самурая у него  позади,  в

свою очередь спас летчика, на выручку которого бросился сам.

     В этом бою Акимов окончательно поверил в принцип  взаимной  выручки.  А

следующий бой убедил его и в  том,  что  нельзя  отрываться  от  своих,  что

драться надо крылом к крылу с товарищами!"

     В  "Героической   красноармейской",   которую   редактировал   полковой

комиссар  Д.Ортенберг,  кроме  В.Ставского  активно  сотрудничали   писатели

Б.Лапин, Л.Славин, К.Симонов, 3.Хацревин.  Их  можно  было  часто  видеть  в

окопах переднего края на правом берегу Халхин-Гола.

     Одновременно с советскими воинами готовились к решающим боям  и  цирики

монгольской  Народно-революционной  армии.  К  середине  августа  в   районе

конфликта находились 5, 6, и 8-я кавалерийские дивизии и бронебригада  МНРА.

При этом 5-я дивизия прикрывала  границы  тамцаг-булакского  выступа  МНР  в

районе озера Буир-Нур. Их действиями в районе  конфликта  руководил  главком

МНРА  Маршал  Монгольской  Народной   Республики   X.Чойбалсан   с   помощью

оперативной  группы  в  составе  комдива  Ж.Цэрэна,  полковников  Б.Цога   и

Г.Эрэндо.

     Войска фланговых группировок начали скрытно  занимать  исходные  районы

только начиная с 17 августа, то есть  за  три  дня  до  начала  наступления.

Сосредоточение войск фланговых ударных группировок было закончено в ночь  на

20 августа. К рассвету все было укрыто и замаскировано.

     Уже к  ночи  20  августа  советско-монгольские  войска  были  готовы  к

решительному  наступлению.  Закончили  пристрелку  артиллеристы.  У   орудий

высились   штабеля    снарядов.    На    аэродромах    заправлены    горючим

бомбардировщики, к ним подвешены бомбы. Готовы к старту истребители...

 

<<< СОДЕРЖАНИЕ: Халхин-Гол. Война с Японией 1939 года

 





Rambler's Top100