::

  

Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История и культура

Тонущие города


Г.А. Разумов,  М.Ф. Хасин

 

Средиземноморье – колыбель цивилизации

 

 

"Города греческого мира, — говорил Цицерон, — расположились вокруг Средиземного моря, как лягушки вокруг пруда". Согласно наиболее распространенной гипотезе истощение и без того малоплодородной каменистой почвы Греции, перенаселенность, жестокая конкуренция заставляли многих сынов Эллады уже в самые древние времена снаряжать парусно-весельные суда и переселяться в другие прибрежные районы Средиземноморья — на острова Эгейского моря, побережье Малой Азии, Северной Африки и Апеннинского полуострова, берега Адриатики, Ионического, Тирренского морей. Многие десятки античных городов обнаружены археологами на побережье Средиземного моря, и не менее 35 из них оказались под водой.

На составленной в 1968 г. чешским ученым Л.Лойдой и уточненной нами карте (18) показаны полностью или частично затопленные морем города не только античного времени, но и средневекового и более поздних исторических периодов. Среди них находится и один из самых крупных морских портов древности финикийский Тир, располагавшийся в восточном Средиземноморье. Отсюда в X в. до н.э. царь Хирам I отправлял свои военные корабли для завоевания городов Кипра и Северной Африки. Отсюда уходили финикийские мореплаватели, которые будучи на службе у египетского фараона Не-ко, около 620 г. до н.э. совершили первое в истории человечества путешествие вокруг Африканского континента. Здесь в IV в. до н.э. солдаты Александра Македонского произвели одно из первых "преобразований   природы":   после   долгой   и безуспешной осады острова Тира они почти превратили его в полуостров, засыпав пролив, отделявший город от берега. Насыпанная воинами Александра земляная дамба изменила направление берегового течения. После этого одновременным штурмом с моря и суши войскам Александра Македонского удалось овладеть ранее неприступной крепостью. "Тир был взят Александром после осады, -- писал Страбон, — но преодолевал все подобные несчастья и снова возвышался благодаря мореплаванию, в котором финикийцы всегда превосходили другие народы...". Тот же Страбон сообщал» что у Тира были две гавани: "Одна замкнутая, а другая, называемая египетской, — открытая". В результате сооружения земляной дамбы наносы реки Литани, откладывавшиеся у дамбы с севера, за 2,3 тыс. лет окончательно превратили к нашим дням остров Тир в полуостров.

Долгое время сообщение Страбо-на считалось фантазией античного писателя, так как никаких древних гаваней в районе Восточного Средиземноморья в то время никем

найдено не было. В начале 30-х годов XX в. известный французский ученый А.Пуадебар предпринял тщательные археологические исследования на побережье Сирии и Ливана. Летом 1934 г. в море вблизи береговых раскопок древнего Тира были обнаружены с самолета темные пятна правильной геометрической формы. Это и был древний морской порт, затопленный водой.

В результате подробных подводных исследований Пуадебар установил, что Тир действительно имел северную и южную гавани. С севера вход в бухту закрывал мощный морской мол шириной (поверху) 8 м, который археологи нашли под водой на глубине 3—5 м. Основанием мола служили скальные донные породы, нижняя часть сооружения была сложена крупными каменными блоками размером 1,0*0,5x0,4 м, верхняя выполнена из бетона. Защитный мол имел длину 200 м и начинался у ныне развалившейся стоявшей на берегу квадратной сторожевой башни. На востоке узкий проход к финикийскому порту закрывался несколькими мелкими островками. В описании осады Тира рассказывается, что финикийские корабли выстраивались плотным рядом, закрывая проход в гавань и выставляя вперед свои окованные медью носы-тараны. Северная гавань Тира была военной гаванью, в то время как южная (большая по размерам) была торговой. Сюда могли заходить сотни? судов со всего мира.

После двух лет экспедиционных подводных работ археологи во главе с Пуадебаром установили, что, так же как и северная, южная гавань отделялась от моря каменной дамбой шириной до 8 м (в западной части — 10 м) и длиной 750 м. В середине мола имелся небольшой проход для кораблей. Этот вход в гавань был сделан по примеру городских ворот древних крепостей. С двух сторон он был ограничен направляющими дамбами длиной 100 м. Если бы вражеский корабль все же вошел в этот узкий коридор, он оказался бы под обстрелом защитников города с двух сторон и вряд ли мог прорваться в гавань.

Центральный проход делил южный порт на две части: большую западную и меньшую восточную. Первая имела свой проход, который защищала сторожевая башня. В восточной гавани археологи обнаружили полузатопленный сухой док для ремонта кораблей. Дно дока было покрыто плитами из известняка.

Кроме основных сооружений самого порта на некотором расстоянии от него в открытом море исследователи нашли остатки дополнительных волноломов. Эти сооружения были заложены на довольно большой глубине и тянулись по всему периметру молов тирского порта.

Другой крупный финикийский порт Восточного Средиземноморья, Сидон (ныне Сайда, Ливан), также оказался под водой. Многие части его защитных и причальных сооружений, построенных в первые века н.э., в наше время немного выступают над уровнем моря. Более раннюю постройку представляет большая, диаметром 14 м, сторожевая башня, охранявшая вход во внутренний порт. В отличие от Тира бухта Сидона защищена скалами от преобладающих юго-западных ветров. Поэтому древний военный порт был прикрыт лишь с севера таким же молом, как в Тире. Мол не доходил до островка, оставляя узкий вход в гавань. Остальная часть акватории перекрывалась песчаной отмелью, котррая шла от островка к берегу. Водолазы обнаружили здесь следы прорытого в древности судоходного канала.

Археологические исследования Сидонского порта Пуадебар выполнил после Второй мировой войны. Он нашел и еще один, торговый порт Сидона, который располагался севернее городского и примыкал к небольшому острову.

Здесь же, на восточном побережье Средиземного моря, в 1957 г. работала американская экспедиция с яхты "Си Дайвер". Она детально обследовала опустившиеся на 2,5 м под уровень моря портовые сооружения библейской Цезареи (Израиль), которая была сначала столицей Иудейского царства, а потом резиденцией римского наместника. На дне моря археологи нашли каменные стены, колонны и огромную древнеримскую статую, украшавшую, по-видимому, вход в гавань.

В 1961 г. аквалангисты обнаружили на дне моря вблизи расположенных на берегу развалин античной Цезареи руины древней библиотеки. Может быть, в ней хранились свитки с записями, сделанными 2 тыс.лет назад известным историком из Иудеи Иосифом Флавием. Вот что он писал о строительстве Цезареи: "Царь не жалел средств и превзошел саму природу, создав порт больше, чем Пирей, с двойной стоянкой для кораблей... Город расположен в Финикии на пути в Египет, между Яффой и Дорой -- небольшими приморскими городами, где невозможно устроить порт из-за порывистых юго-западных ветров, не позволяющих кораблям заходить сюда на стоянку, торговые суда обычно вынуждены бросать якорь в открытом море". Флавий подробно рассказывал, как на участок берега моря, где стояла когда-то так называемая "башня Стратопа" приехал иудейский царь Ирод Великий и йелел там построить город с удобной закрытой гаванью. Строители из огромных камней соорудили под водой длинный мол в "двадцать морских са-женей"(19). Затем, когда сооружение поднялось выше уровня моря, на нем с одной стороны построили волноломы, а с другой — массивную причальную каменную стену с башнями. В стене были устроены складские и жилые помещения в виде больших арок, а перед ними проложены торговал и прогулочная набережная. У входа в гавань, который находился в безветренной северной части, стояли высокие колонны. Со стороны моря на отмелях было поставлено еще три причальных столба, возле которых могли стоять корабли, ожидавшие своей очереди, чтобы войти в порт.

 

Массивные причальные стенки и волноломы представляли собой кладку тесаных каменных глыб, соединенных друг с другом металлическими закладными скобами с заливкой пазов расплавленным свинцом. Помимо естественного камня были использованы и бетонные блоки. Интересна технология строительства подводной части молов, причальных стенок и волноломов. Каменные и бетонные блоки устанавливались в два ряда с расстоянием между ними 20—30 см. Потом в течение нескольких лет это пространство было занесено морским песком я галькой. Таким образом, искусственная кладка стала играть роль наружной и внутренней облицовки. В результате было сэкономлено много строительного материала, общий объем которого только в подводной части составлял около 200 тыс.м3.

Отдельные участки волнорезов выполнялись методом подводного бетонирования. Для этого на место по воде отбуксировывалась деревянная опалубка, затем она заполнялась смесью извести, краснозема, вулканической пемзы и камней. Под тяжестью этого раствора деревянные ящики весом до 0,5 кН опускались на дно. Бетонная смесь постепенно схватывалась, твердела и набирала прочность.

При сооружении порта Цезареи был применен и еще один интересный  технический  прием,   который и в наше время не потерял актуальность. Дело в том, что древние гидротехники   очень   искусно   использовали особенности морских течений. Вход в рукотворную гавань устроен так,  что угроза естественного процесса откладывания песка возле берега, а следовательно, заиления   порта   и  уменьшения   судоходных   глубин,   здесь  совершенно устранена.   Наоборот,   с   помощью каналов-байпазов,   проложенных   в главном волноломе было образовано искусственное течение, отгонявшее песок от входа в гавань и отводившее его в сторону. Расход, напор и скорость  потоков   воды  в  каналах могли    регулироваться    шлюзами. Подводные  археологические  исследования показали, что, если на дне гавани   слой   заиления,   под   которым, кстати, и была найдена керамика   времен   царствования   Ирода Великого, составляет всего несколько сантиметров, то с наружной стороны мола у входа в порт толщина намытого песка исчислялась 1,5 м. Наиболее интенсивные археологические работы на сооружениях затонувшей Цезареи начались в 1975—1980 гг. Центр морских исследований университета в Хайфе (Израиль) совместно с американскими учеными из Колорадо и Мэриленда и канадскими сотрудниками университета г.Виктория работают по 25-летней программе наземных и подводных изысканий. На дне бывшей гавани уже найдено много античной и средневековой керамики и других бытовых предметов. Одна из наиболее интересных находок — осколок памятной каменной плиты, на которой вырезано имя римского прокуратора Понтия Пилата "tious Pilatus", приговорившего Иисуса Христа к смертной казни. Ученые полагают, что этот камень стоял в стене одного из приморских храмов, в котором, как известно, и находилась резиденция римского военачальника.

Не менее ценные находки затонувших городов-портов в восточном Средиземноморье были сделаны в 30 — 40-х годах нашего столетия одной из основательниц подводной археологии Онор Фрост и другими учеными. Это — античные города Арвад, Сидон, Атлит и многие другие.

В 1958-1959 гг. в Ливии под руководством известного английского археолога из Кембриджа Н.Флемминга были проведены интересные археологические исследования Аполлонии — морского порта бывшей древнегреческой колонии в Северной Африке Кирены. Основанная в VII в. до н.э. Аполлония особенно возвысилась в период римского господства в I в. до н.э., когда северная Африка стала одним из

главных   поставщиков   хлеба   для Римской империи.

Археологические исследования показали,  что  на дне моря  находится почти половина всего города. Под водой оказались все портовые сооружения, остатки зданий, оборонительных стен, складов. Овальная бухта Аполлонии замыкалась естественными мысами и островами, между которыми оставались узкие проходы для кораблей. Берег гавани был укреплен толстыми подпор-. ными стенами, на которых возвышались оборонительные сооружения. Была еще и внешняя более открытая гавань, имевшая причалы для чужих торговых судов.

Археологи нашли остатки доков для ремонта кораблей, набережную, каменоломни, загородную римскую виллу и другие сооружения. Западнее Аполлонии, в южном Средиземноморье, частично затонули античные Птолемаида и Таухира, и далее на запад: Тапс — в Тунисе, Иол (другая Цезарея) — в Алжире.

Вблизи южных берегов Франции у городка Сан-Мари (около Марселя) в 1952 г. была обнаружена обширная затонувшая территория с сооружениями и культурными слоями почвы средневекового периода. Бще в 1696 г. арлезиан-ский монах Пьер Луи де Сан Ферро отмечал, что море захватило здесь около 2 км суши. В XVIII в. была даже предпринята попытка спасти Сан-Мари от затопления морем с помощью земляной дамбы.

Развалины крупных сооружений с керамикой I в. н.э. и отдельными архитектурными деталями были обнаружены в заливе Святой Жервезы на глубине 1—5 м. Такие же находки сделаны в районах древних Антибы и французской Ольвии. В 1950 г. Альпийский подводный клуб провел вблизи г. Тау-роментум археологическую разведку подмытых морем и обрушившихся в воду участков берега. В окрестностях Порт-де-Бу в 1951-* 1952 гг. на глубине 13 м под трехметровым слоем донного ила аквалангисты обнаружили детали древнегреческих колонн, рельеф из знаменитого каррарского (италийского) мрамора, а также обломки коринфской капители и греческого саркофага. При работах в Сан-Тро-пезе осенью 1951 г. со дня моря с помощью подъемного крана были подняты 13 фрагментов мраморных колонн диаметром 2 м. Предполагают, что эти детали вез корабль из Италии в I в. н.э. и они предназначались для постройки известного храма Августа в Нарбонне (Галия). В заливе Фо, тоже находящемся на юге Франции, под водой обнаружены древние стены, возле которых лежали черепки аретимской, кампанской и галло-римской керамики, изящная головка богини, сделанная из слоновой кости, и другие предметы искусства. Со дна моря у побережья Монако извлечена поврежденная коррозией бронзовая фигурка пантеры.

У берегов Италии также найдены остатки затонувших античных поселений. Так, около Поццуоли в Неаполитанском заливе археологи-подводники  обследовали  затопленный район древнеримского курорта Байев,   известного  места развлечений и кутежей богатых римлян. На глубине 10 м от уровня моря обнаружены   фрагменты   монументальных зданий. Они выполнены из типичных   римских   плоских   кирпичей  на известковом растворе.  Там же,   вблизи   Поццуоли,   находится воздвигнутый в 105 г. до н.э. полузатопленный храм Юпитера и Се-раписа,   основание   которого   ныне располагается на глубине 2,5 м от поверхности воды. Письменные источники   средневековья   сообщают, что  в  XIII в.  здесь  выступали  из воды верхушки античных колонн. В более позднее время произошел некоторый подъем дна залива и в 1748 г. храм был уже целиком на суше, а затем дно снова опустилось, что привело к новому погружению храма в воду. Ныне тектонические подвижки берега здесь продолжаются (20).

У южного берега Сицилии и у мыса Пассеро на глубине 7 м найдены и обследованы барабаны колонн, части капители и другие мраморные блоки общим весом 3,5 кН.

В 1910 г. французский ученый Г.Жонде провел большие подводные исследования крупного древнего морского порта, затонувшего у южного берега Средиземного моря к западу от Александрии. На глубине 8—9 м от уровня моря на дне залива были обследованы фрагменты очень искусной каменной кладки.

В восточной части Александрии по приказу ее основателя Александра Македонского была сооружена искусственная гавань. Земляной насыпной мол, который назывался по его длине в семь стадиев Гепса-стадион, соединил берег с бстровом Фарос. Вот здесь и был правителем Египта Птолемеем II поставлен в III в. до н.э. знаменитый Фарос-ский маяк — одно из семи чудес света. Вздымаясь над морем на 120 м, эта трехъярусная башня много веков служила для обозначения узкого входа в восточную гавань Александрии. Только в XIV в. Фаросский маяк, до того постепенно опускавшийся в морскую пучину, окончательно развалился после сильного землетрясения, охватившего юго-восточное побережье Средиземного моря. Житель Александрии Камель Абу-ас-Садат в 1961 г.

нашел на дне бывшей восточной гавани каменный колосс -- статую древнеегипетской богини Исиды. В 1963 г. она была доставлена на берег, а в 1968 г. при участии Онор Фрост водолазы подняли со дна моря еще 17 предметов, которые, так же как статуя Исиды, очевидно, имели прямое отношение к Фарос-скому маяку.

У берегов Алжира возле города Шершель была найдена под водой еще одна античная статуя Цезаря. Когда-то здесь был один из самых крупных военно-морских портов Древнего Рима, равного которому не было во всем южном Средиземноморье, от Карфагена до Гибралтара. Первенство в обнаружении этого затонувшего города, как и многих других морских портов северной Африки, принадлежит водолазу из Франции Филиппу Диоле.

Большое число затонувших античных городов обнаружено и вблизи самой колыбели эллинской культуры -- Греции, а также островов Эгейского моря (21). Так, возле мыса Тенар под водой виден древнегреческий Гифион, оборонительные стены которого имеют толщину 2 м. На берегу Коринфского залива обнаружены подтопленные морем городские стены Калидона. Может быть, их развалины имеют отношение к древнегреческим городам Буру и Гелике, которые, по преданию, где-то здесь и затонули 2500 лет назад. Да и морские молы самого древнего порта Коринфа находятся на глубине 3 м ниже уровня моря. Вблизи другого портового города Пирея на морском дне оказались древние захоронения — склепы и могилы античного времени. Затонувшие на глубину до 2 м склепы обнаружены и на южном берегу Крита, а также на о.Милос. В береговой полосе на расстоянии 200 м от о.Эгонн также погребены

морем древние оборонительные стены. На дне Эгионского залива в Кенхере покоятся развалины базилики IV--V вв. н.э. Полузатонувшими являются Мохлос и Херсонес на Крите, Саламин на восточном берегу Кипра.

Возле прибрежного греческого города Катаколона на дне моря найдены детали колонн, осколки керамики, обломки скульптур. Ученые предполагают, что это следы античного Фея, погибшего в результате провала земли.

В Западном Причерноморье, у берегов Болгарии еще в 30-х годах XX в. были обследованы остатки другой черноморской Аполлонии (ныне Созопол). Здесь найдена керамика, надгробие и другие предметы, показывающие, что это лишь часть городища. Вблизи Не-себра на глубине 1--2 м видны фрагменты городской стены античной Месембрии. В Варне {древний Одессос) найден затопленный мол. У румынского берега обнаружены сооружения Истрии и Томы (Констанца), где был в ссылке Овидий,

Интересные открытия были сделаны в заливе Брено Адриатического моря. В бухте Тихой возле югославского прибрежного городка Цавтат подводники открыли древний затонувший город, почти целиком находящийся на дне моря. Им оказался Эпидавр Иллирийский, основанный выходцами из греческого Эпидавра, расположенного на северо-востоке Пелопоннесского полуострова вблизи Коринфа и Микен. Адриатический Эпидавр вначале, так же как и другие северные колонии, играл для всей Греции важную роль в торговле скотом и хлебом, которые поставляли окружавшие его иллирийские племена. Затем подошла эпоха македонского господства. Филипп Македонский, отец   Александра,   завоевал   Иллирию и во многом способствовал ее процветанию. А через столетие сюда пришли римляне и начались известные Иллирийские войны 229 и 219 гг. до н.э. Будучи местом расквартирования Седьмого и Девятого легионов, Эпидавр (по-римски Эпи-таурум) стал пунктом набора рекрутов.

Известно, что даже многие императоры Рима были сыновьями иллирийских офицеров. Великий византийский император Юстиниан также был иллирийцем по происхождению. В Эпидавре он разместил свой флот и отсюда вел борьбу с вестготами.

Однако в середине VI в. н.э. Эпидавр, как и большинство других городов римского мира, пал под ударами варваров, был разграблен и сожжен. Правда, разрушению подверглась лишь его часть, оставшаяся от другой страшной катастрофы: в середине 60-х годов IV в. произошло внезапное опускание суши. Большая прибрежная часть города с торговым центром, рынком, мастерскими ремесленников и жилыми домами погрузилась на дно моря. Об этом в 1876 г. сообщал английский археолог Артур Эванс, открывший минойскую цивилизацию. Произведя археологические раскопки в Цавтате, он заметил: "Поговаривают, что в соседней бухте Святого Ивана (Тихой — Г.Р.) ясно проступают стены римских зданий, погребенных на дне моря, вероятно, вследствие опускания суши". Позже, в 1947 г., немецкие военнопленные обнаружили развалины стены, уходившей под воду, а в ее нише --клад старинных монет.

Детальные подводные исследования древнего города произвела группа аквалангистов с корабля "Язычник" во главе с ныне живущим     в Англии  австралийцем Тэдом Фальконом-Баркером. Впоследствии он написал об этом интересную книгу "1600 лет под водой" (в 1967 г. издана в СССР), в которой рассказал о своих сенсационных открытиях на дне бухты Тихой. Направление поисков показывали следы древних римских дорог и ответвление акведука, которые подходили к Цавтатской гавани и обрывались у самого берега. Надежды ученых полностью оправдались. На дне моря хорошо сохранились стены, фундаменты домов, вблизи них амфоры, греческие и римские монеты, украшения и другие предметы быта.

"Всего нам удалось найти одиннадцать стен, — писал Фалькон-Баркер. -- Кое-где они опирались на ложе из темно-серой глины, прикрытое местами лишь тонким слоем песка". Одни из этих стен длиной 1,5—7,0 м были сложены из тесаных и аккуратно подогнанных камней шириной по 2 м, другие были построены из плоского красного кирпича на известковом растворе. В некотором удалении от бывшего центра древнего города аквалангисты обнаружили вторую группу стен, между которыми лежало 10 больших мостовых плит. "Другая наша группа, — писал Фалькон-Варкер, — исследовала дно неподалеку от того места, где мы выкопали свою самую первую пробную траншею. Они тоже нашли три стены, которые как будто бы составляли стены одного дома. Одна из них расположилась с востока на запад, зато две другие -- с севера на юг. Чем больше ширился район исследований, тем яснее становилось, что вся эта площадь была когда-то тесно застроена зданиями, которые начинались сразу же за городскими воротами". По всей видимости, это был пригородный поселок.

В результате подводных обмеров затопленных сооружений, которые расчищались с помощью эжектора, а также после исследования архитектурных деталей и предметов домашнего, ремесленного и культурного обихода, были сделаны важные выводы. Изученные ранее на суше развалины некрополя, хра ма, амфитеатра, древнеримских бань, акведука, виллы, лестницы, мастерских и других инженерных и гражданских сооружений были только   небольшой   частью   города.

Основная же территория Эпидавра находилась под водой (22). "Теперь план древнего города, — писал Фалькон-Баркер, -- начал вырисовываться в основных деталях. Мы более или менее точно знали расположение внешних стен: они простирались метров на 50 от берега, уходя на глубину до 15 м

Кроме Эпидавра волны Адриатического моря скрывают также этрусский город Эспину — важный торговый центр, описанный еще Плинием Старшим.

Какова же причина затопления древних городов Средиземноморья?. Достоверных письменных или каких-либо других сообщений о трагических событиях того времени почти не осталось, если не считать туманных и противоречивых рассказов о потопах, наводнениях, землетрясениях и других стихийных бедствиях. Для примера можно привести сообщение о каком-то землетрясении, происшедшем в Эпидавре. Об этом говорится в анонимном итальянском историческом очерке '"Annalee Ragusini anonimi", который был опубликован в 1883 г. Из него мы узнаем, что Эпидавр был частично разрушен в результате аемлетрясения, происшедшего сразу же после смерти римского императора Юлия Апостаты, т.е. предположительно в 363 г. н.э.

"В этот год, — пишет неизвестный автор (по-видимому, священник), — случилось во всем мире землетрясение вскоре по окончании Юлия Апостаты. Море покинуло берега свои, словно господь наш Бог снова наслал на землю потоп, и все повернулось вспять, к хаосу, который и был началом всех начал. И море выбросило на берег корабли и разметало их по скалам. Когда жители Эпидавра увидели это, то устрашились они силы волны и убоялись, что горы воды хлынут на берег и что город будет ими весь разрушен**.

Далее рассказывается, что горожане обратились к богу с мольбой о пощаде, и он, сжалившись над ними, остановил землетрясение. После этого море перестало наступать на сушу и оставшаяся часть Эпидавра была спасена. Она-то и дожила до наших дней.

Подводные находки в Средиземноморье не ограничиваются историческим периодом. На шельфе есть следы и очень отдаленных времен.

 Ведь  Средиземное  море,   колыбель цивилизации,   послужило  когда-':? своеобразным мостом, по которе^:; появившийся    полтора    миллиона лет  назад  наш  прапрапредок  так называемый "восточноафриканский человек'*, перешел в Азию и Европу. Как известно в ледниковый период уровень Мирового океана был намного    ниже    современного,     " шельф Средиземного моря позволил человечеству   свободно   расселиться на огромных  просторах  Северрого полушария.     Сухопутные     дорог?: пролегали  в  широком  перешейке, протягивавшемся вдоль нынешнего Суэцкого канала и южной оконечности Красного моря. В восточном Средиземноморье в  70-х годах нашего века Н.Флемминг на континентальном шельфе нашел неопровержимые   доказательства   существования на нем жизни. На глубине около    10 м    ниже    сегодняшнего уровня моря были найдены палео-и  неолитические  стоянки  древних племен,  кочевавших здесь в  течение  огромного  промежутка времени: от 40 до 6 тысячелетий до н.э. Таким образом, весь каменный век и почти до начала бронзового века на   'Ближнем   и   Среднем   Востоке древний  человек   пользовался   нынешним    континентальным    шельфом  Средиземного  моря  для  передвижения из Африки на север. Менее убедительны, но также интересны доказательства миграции древних людей  в среднем  и  западном Средиземноморье. В районе Гибралтара и  у берегов  острова Мальты ниже уровня моря,лежат пещеры, в которых обнаружены следы человеческих стоянок. И достоверно установлено, что сухопутные "мосты" ъ ледниковый  период  протягивались по линии Тунис — Сицилия — Италия, а также Марокко — Испания.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ: "Тонущие города"      Следующая глава >>>

 



Rambler's Top100