Вся библиотека >>>

 Генерал Ермолов >>>

 

Отечественная война 1812 года

генерал ермолов


Генерал Ермолов

Записки о 1812 году


Русская история и культура 

История С.Соловьёва История Войн

Рефераты по истории

 

Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии

в Отечественную войну 1812 года

 

Фельдмаршал приказал отрядам графа Ожаровскогои Бороздина

следовать  для наблюдения  к  городу Могилеву,  полагая, что  там

войска   польские  генерала  Домбровского.   Партизаны:  Давыдов,

переправясь  за  Днепр  вплавь,  схватил депо  кирасир,  Сеславин

оставлен в распоряжение атамана Платова.

 

Армия в видах удобнейших средств продовольствия из Красного пошла

в город Копыс.

 

Отряд   мой  недалеко   за  Днепром   имел  ночлег   при  хуторе,

принадлежащем  одному из  монастырей города Орши.  Атаман сообщил

мне, что  удаляясь от  Смоленска, когда Наполеон и  его армия там

еще находились, он с  того времени не имел никаких известий и был

чрезвычайно   удивлен,   когда   захваченный   пленный  со   всею

подробностию  рассказал  ему,  что  маршал  Ней  с  малым  числом

сопровождавших его, перейдя Днепр,  с большою опасностию и слышав

от  поселян, что  в  окрестности появились  казаки во  множестве,

скрывался в  лесах недалеко  от Дубровны, но высланные  к нему из

Орши полки, освободив его,  дали возможность идти вперед с полною

безопасностию. Я  донес фельдмаршалу  о переходе моем  за Днепр и

получил с нарочным приказание  остановиться в местечке Толочне до

прибытия   авангарда  Милорадовича.  Это   обнаруживало  внушение

окружающих  его,  дабы вместе  с  приходом  авангарда могла  быть

допущена  мысль, что и  сама армия  готова быть у  реки Березины.

 

Здесь на первом ночлеге моем явился ко мне еврей с рапортом князю

Кутузову графа Витгенштейна, что маршал Виктор стоит с корпусом в

прежней позиции у местечка  Череи, вероятно закрывая собою войска

маршала Удино, и что  кавалерия его много препятствует наблюдению

за  ним. Прочитав рапорт,  я вложил  в него записку  с замечанием

моим,  что  поставя часть  войск  пред  графом Витгенштейном  для

сокрытия движения своего, мог неприятель дать войскам направление

по внешней  стороне озера  Долгое, обращенной к  реке Березине, и

ускорить соединение  с Наполеоном  одним, по крайней  мере, очень

большим переходом[92].

 

Отряд мой  заходил на короткое время  в город Оршу, где незадолго

пред тем  был с  частию конницы Мюрат король  неаполитанский, и я

поспешил  соединиться   с  атаманом.  Он  согласился  подтвердить

донесение мое фельдмаршалу, что повеление его дождаться авангарда

в местечке Толочне я  получил пройдя уже его (хотя я находился за

один еще  переход), и представил с  своей стороны, что, вступая в

огромные леса  Минской губернии, ему необходима  пехота, почему и

предложил  он мне следовать  за собою  или сколь можно  ближе. Мы

находили в разных местах оставленную артиллерию и даже сброшенную

в воду  с такою торопливостию, что  недоставало времени скрыть ее

от  глаз! Потеря  в  людях несравненно  превосходила все  другие.

Тысячи  были   умерших  и   замерзающих  людей.  Нигде   не  было

пристанища; местечки  и селения обращены в  пепел, и умножавшиеся

пленные,  все больные  и раненые,  большое число  чиновников (non

combattans)  должны были  ожидать неизбежной  смерти. Ежеминутное

зрелище  страждующего человечества  истощало сострадание  и самое

чувство сожаления притупляло. Каждый  из сих несчастных, в глазах

подобных ему, казалось, переставал быть человеком. Претерпеваемые

страдания были общие, бедствие свыше всякого воображения! Не имея

средств  подать помощь,  мы  видели в  них жертвы,  обреченные на

смерть.

 

Атаману  Платову  сообщено  к  сведению  данное  мне  приказание,

содействуя   ему,  исполнять   по  возможности   его  требования.

 

Обращенный  к городу  Могилеву  с отрядом  граф Ожаровский  занял

Могилев,  взял немногих  оставшихся поляков и  гошпитали. Генерал

Бороздин с отрядом наблюдал дороги в окрестностях, где неприятеля

уже   не   было  [93]  !  Назначением   своим   Бороздин   обязан

покровительству  дежурного   генерала  Коновницына,  которого  не

отказывал  он человеку,  имеющему способность льстить  ему ловким

образом.   Дарованиям  всякого   другого  имел   он  снисхождение

способствовать не быть на видном месте.

 

Наполеон  отступал  с  невероятною  поспешностию,  опасаясь  быть

настигнут  нашею  армиею прежде  перехода  за  реку Березину.  Но

опасения  его  были  напрасны,  и  хотя точные  были  сведения  о

неприятельской   армии,   фельдмаршал   не   трогался  с   места,

правдоподобно,  с тем  расчетом, что далекий  путь, усиливающаяся

зима, свирепствующий голод и предстоящая борьба при Березине, без

содействия   главной   армии,  приведут   французское  войско   в

состояние, близкое к разрушению.

 

Если бы атаман Платов  из главной квартиры имел вовремя извещение

о выходе трех тысяч  человек польских войск из Могилева, они были

бы в руках наших,  ибо вслед за ним шел весь отряд мой. Непонятно

ему  было  равнодушие,  с  которым смотрели  на  важнейший  тогда

предмет соединения с армиею  адмирала Чичагова и на необходимость

усиления ее средств.

 

Поздно   вечером,   окончивши   переход   15-го   числа   ноября,

расположился я  на ночлег  у селения Лошницы,  последней почтовой

станции к городу Борисову.  Здесь явился ко мне адъютант адмирала

Чичагова поручик Лисаневич с предложением присоединиться к нему в

городе Борисове с моим отрядом, о следовании которого узнал он от

атамана Платова.

 

Адъютант  рассказал  мне подробно,  что  атаман, приблизившись  к

Борисову, имел впереди  храброго партизана Сеславина, который, не

замеченный в темноте, ворвался в город. Внезапность происшествия,

тысячи  появившихся  казаков  произвели  общее  смятение.  Слабая

дивизия французской пехоты  генерала Пертуно поспешно удалилась в

надежде пройти  к войскам,  стоявшим у переправы,  но пресекли ей

путь   войска  графа   Витгенштейна,   и  она,   равно  как   два

кавалерийские   полка  Рейнской  Конфедерации,   принуждена  была

сдаться   пленными,  и   город   остался  во   власти  нашей,   и

восстановлено   сообщение   с   противоположным   берегом   реки.

 

Отправив  обратно  адъютанта,  я  представил чрез  него  строевой

рапорт  адмиралу и  просил доложить  ему, что войска,  только что

сделавшие переход,  готовы охотно совершить новый,  что я, находя

нужным  дать время  на сварение  каши, поправление обуви  и отдых

всего    не   более    четырех   часов,    выступлю   непременно.

 

Быстро шли войска, желающие  боя, и задолго пред полуднем вошли в

Борисов,  не  сделав  на марше  привала,  и  тотчас приступили  к

работам при переправе.

 

На  переходе моем  от Лошницы  в ночное время  следовавшие позади

кони трех казачьих моих полков частию захвачены были скрывшимся в

лесу  неприятелем,  многие толпы  которого  в добровольной  сдаче

находили расчет не умереть с голоду.

 

Прибывши  в Борисов  пред полуднем,  явился я к  атаману, который

сообщил мне  желание адмирала, чтобы я  поспешил присоединиться к

нему  и приступил  немедленно  к устроению  переправы. Чрез  реку

Березину  и ее  протоки сделаны  были временные на  козлах мосты,

постланы  соломою,  поливаемы  водою,  скрепляемою  морозом.  Без

затруднения прошла пехота, артиллерия и зарядные ящики перевезены

не  без  опасности.  Особенная  способность  и  ловкость  казаков

отвратили все прочие препятствия; отысканы броды, два кирасирские

полка переправились без потери времени.

 

Доходившие  до  нас  смутные  и тревожные  слухи  объяснились  по

прибытии в  Борисов. Город  весьма недавно занят  был адмиралом с

значительными силами,  выслан авангард по  направлению на Лошницы

под  командою  генерала  графа  Палена (родственника  знаменитого

Петра     Петровича).    Неприятель,     пользующийся    лесистым

местоположением,  кавалерию  нашу,  шедшую  впереди, опрокинул  с

уроном;  она  смяла  невдалеке  подкреплявшую  ее  пехоту,  и  не

предваря о происшедшем, авангард в величайшем расстройстве явился

у Борисова,  и за  ним преследующий неприятель  ворвался в город.

Адмирал  отступил  с войском  за  мост,  и по  его приказанию  он

сожжен.  Потеряны обозы  с лошадьми,  вместе экипажи  адмирала со

всем имуществом, дорогими вещами  и серебряным сервизом на столе,

готовым для обеда. Прервано  наблюдение на левом берегу Березины.

 

При переходе Наполеона чрез  местечко Бобр к нему присоединились:

свежий  корпус   маршала  Виктора,  все   войска  маршала  Удино,

защищавшие Полоцк (исключая Баварского корпуса, с которым генерал

князь Вреде прямо из  Полоцка отправился в Литву), равно и войска

польские генерала Домбровского.

 

В Борисове был генерал  граф Витгенштейн с его главною квартирою.

Главные  силы сего  корпуса  были в  близком расстоянии;  при нем

находилась  часть их,  не  допускаемая до  переправы арриергардом

маршала Виктора, а с  ним и войска все время на правом уже берегу

реки Березины.

 

Граф  Витгенштейн  по  давнему   знакомству [94]  принял  меня  с

особенным  вниманием,  и  я  нашел те  же  свойства  рыцаря и  ни

малейшей гордости, хотя легко она могла выказаться при рассказе о

соображениях  и  планах,  им  исполненных,  о  многих  выигранных

генеральных   сражениях,   о   мужестве   войск,  которым   ничто

противостать не может. Он  говорил мне, что адмирал Чичагов, имея

средства возбранить переправу или нанести армии Наполеона сильное

поражение,  но оставя  слабый  отряд генерала  Чаплица, со  всеми

войсками отдалился  на большое  расстояние. Графу отвечал  я, что

мне  известен  сообщенный  ему  общий  план  действий,  государем

императором    начертанный,   который    доставлен   фельдмаршалу

флигель-адъютантом полковником Чернышевым в селение Красная Пахра

в  шестой день  по  занятии Наполеоном  Москвы, когда  армия наша

правым  берегом  Москвы-реки  совершила  достопамятное  фланговое

движение  до  Подольска  и  перешла на  Калужскую  дорогу.  Никто

предполагать  не  мог, что  после  кратковременного пребывания  в

Москве Наполеон найдется в необходимости предпринять отступление,

и потому  большую еще основательность  имело соображение государя

направить значительные силы на линию неприятельских коммуникаций,

где   находились   склады   огромных  заготовлений,   расположены

рекрутские  депо,  проходили  к   армии  отряды  и  разного  рода

снабжения.  Исполнение  сего  возлагал  фельдмаршал  на  адмирала

Чичагова, рассчитывая,  что к  тому приступил он не  менее, как с

шестьюдесятью  тысячами человек.  Предписание получено  им, когда

находился он  против генерала князя Шварценберга, начальствующего

австрийскими   войсками,   и  корпуса   саксонцев  под   командою

французского  генерала Ренье,  ревностного  исполнителя повелений

Наполеона,  требовавшего с  настойчивостию от  князя Шварценберга

более решительных  действий. Адмирал для  удержания их, оставивши

генерал-лейтенанта   барона  Остен-Сакена   с   двадцатью  шестью

тысячами человек, с прочими  войсками взял направление чрез город

Минск  на  Борисов,  главную  операционную  линию  неприятеля.  В

обязанности его  было стараться  войти в сношение  с войсками под

городом   Полоцком,    сопротивление   которого   не   полагалось

продолжительным,  когда   прибудут  дружины  С.-Петербургского  и

Новгородского  ополчений,   отряд  генерал-адъютанта  Кутузова  и

значительные    подкрепления     генерал-лейтенанта    Штейнгеля,

призванного  из  Финляндии.  Итак,  в  тылу  армии  Наполеона,  у

которого нельзя  было подозревать  намерения скорого отступления,

могли  составиться  силы,  угрожающие  гибельными  последствиями.

Графу  Витгенштейну  известно уже  было,  что причиною  отдаления

адмирала   к   городу    Игумену     был   фельдмаршал,   имевший

неосновательные  сведения,  что  Наполеон  найдет там  удобнейшую

переправу.  Сообщивши графу,  что сего  дня (16-го  числа ноября)

атаман  Платов со всеми  казаками и  моим отрядом в  течение ночи

присоединится  к   армии  адмирала,  я  с   ним  расстался [95] .

 

В  позднее  время  ночи  на 17  число  ноября  атаман с  войсками

присоединился к армии адмирала. Здесь узнали мы, что в следовании

своем чрез  город Минск адмирал овладел  огромными в нем складами

провиантских    запасов,    коммиссариатских,   госпитальных    и

аптекарских вещей, для охранения которых оставлен небольшой отряд

войск.  Далее на  пути  авангард его  [под] начальством  храброго

генерал-адъютанта  графа Ламберта  нашел перед  городом Борисовом

занятое неприятелем  мостовое укрепление,  нами прежде устроенное

для прикрытия  моста, длиною  немного менее версты,  чрез болота,

прорезанные рекою Березиною и ее протоками.

 

Граф  Ламберт   дал  приказание  пехоте   сомкнуться  в  колонны,

немедленно атаковал  укрепление и  взял его штурмом.  Упорна была

защита,  велик неприятеля  урон. Генерал Домбровский  отступил за

реку и в городе не остановился. Досталось победителям шесть пушек

и до двух тысяч пленных[96]. Адмирал пришел к реке Березине, имея

менее  тридцати  тысяч  человек,  следовательно, не  с  половиною

предполагаемого фельдмаршалом  количества. Он не  имел сведения о

наших  войсках; еще  менее, где  и с  какими силами  Наполеон. На

левом берегу  Березины, в городе  Борисове, находился неприятель,

где,  по  твердому   сопротивлению  и  хорошему  состоянию  войск

генерала Домбровского,  заключил он,  что и прочие  части армии в

равном устройстве.

 

Ноября 17-го числа с  рассветом явился я к адмиралу. Благосклонно

приняв  меня,  он  говорил,   что  бывши  извещен  о  появившейся

неприятельской  кавалерии  на левом  берегу  реки  Березины в  23

верстах ниже  Борисова, он, оставивши с  генералом Чаплицем отряд

для прикрытия Зембинского дефиле, прошел мимо Борисова и далее по

направлению на  Игумен, но возвратился  с возможною поспешностию,

извещенный,  что  в селение  Вытча  прибыл  неприятель в  больших

силах,   занял   возвышенный  левый   берег  Березины   огромными

батареями,  обстреливающими  противолежащую низменность,  устроил

мосты,  и  уже  значительная  часть  пехоты  перешла  с  пушками.

Генерал-майор  Чаплиц,  не имея  средств  удержать их,  принужден

истребить  мост чрез  речку  Гойну, открыть  Зембинское дефиле  и

отступить  в  лес, которого  за  ним  вслед большое  пространство

захватил неприятель. Атаману Платову предложено адмиралом послать

отряд казаков вверх по  речке Гойне для того, чтобы, перейдя чрез

нее,  разрушить мосты  и  гати в  Зембинское дефиле.  Я осмелился

представить адмиралу  мои мысли,  что "если бы  Наполеон встретил

невозможность   идти   на   местечко   Зембин,   ему   оставалось

единственное  средство   овладеть  дорогою  на   Минск,  где  при

изобильных всякого рода запасах (которыми снабжается армия наша и

все прочие войска) доставить своей армии отдохновение, призвав из

Литвы подкрепления и восстановить в ней порядок". Адмирал отвечал

мне,  что,  защищая Зембинскую  дорогу,  он  исполнял в  точности

повеление фельдмаршала.

 

"В звании  моем начальника главного штаба  1-й армии мне известны

предположения  его светлости  князя Кутузова. Вы  теперь изволите

видеть, сколько  не сходствуют с ними  настоящие обстоятельства и

сколько велика разность  средств, состоящих в распоряжении вашем,

когда с  Наполеоном соединились  корпус маршала Виктора  и войска

маршала Удино,  вышедшие из Полоцка. Из  них были пленные, взятые

еще   вчерашний   день,   следовательно,   граф  Витгенштейн   не

воспрепятствовал им присоединиться"[97].

 

Рано  утром   17-го  числа   в  лесу  загорелась   перестрелка  и

усиливалась чрезвычайно.  Пехотою нашею,  рассыпанною в стрелках,

распоряжался  храбрый и  отличных  способностей генерал-лейтенант

Сабанеев, начальник главного штаба адмирала.

 

Не  все еще  собраны  были войска  армии. Составляющие  резерв ее

гренадерские  отличные  баталионы  были  на возвратном  марше  от

Игумена. Кавалерия, в совершенном порядке сбереженная, по причине

лесистого  местоположения  была бесполезною,  и артиллерии  часть

ничтожная  была употреблена,  расположенная в  в просеке  леса на

почтовой  дороге: впереди  легкие  орудия в  равном количестве  с

неприятельскими;   сзади   батарейные,   стрелявшие  навесно   на

столпившуюся  в просеке  пехоту.  Войска моего  отряда составляли

резерв армии[98]. Замечено было, что число неприятеля умножилось;

он  заменял   утомленные  войска  свежими,   теснил  наши.  Атаки

возобновлялись часто  и усиленные. Не было  в лесу поляны, где бы

небольшие  отряды  кирасир  не  расстраивали нашей  пехоты,  даже

нанося урон.  Причину ожесточенного боя  объяснили нам схваченные

пленные,  известив, что  Наполеон  переправился через  Березину и

находится при войсках.

 

На левом берегу бывшая пехота переходила по мостам, оставались во

множестве  тяжелые  орудия,  военные  обозы  и  частные  экипажи,

заграждавшие доступ к реке. Но прежде десяти часов утра появились

передовые войска  графа Витгенштейна  и ограничились перестрелкою

из орудий.  В первом  часу пополудни соединился  весь его корпус;

недолго   противостоял  неприятель   губительным   его  батареям;

разметав препятствия,  занимали они  возвышенности правого берега

реки,  производя  ужасное  поражение  в  отступающих  войсках  по

низменности правого берега. Все  пришло в отчаяние, смятение было

общее.  Все вдруг  бросились  на мосты,  тысячи безоружных  людей

открывали  себе  путь,  сбрасывая   повозки  в  воду.  Мосты,  не

выдержавши напора, обрушились.

 

 Записки генерала Ермолова о 1812 году      Следующая страница

 

Смотрите также:

 

 Анекдоты. А. П. Ермолов

По окончании Крымской кампании, князь Меншиков, проезжая через Москву, посетил А. П. Ермолова и,

 

 Генерал Ермолов. Польское восстание против Российской империи 1831 ...

Записки партизана Дениса Давыдова. о польской войне 1831 года. Генерал Ермолов.

 

 ЧЕРЕДА ИМЕН

К числу провидцев относят генерала Ермолова, который предсказал войну 1812 года. ... Естественно, Ермолов задал ему вопрос

 

 Император Александр 1 по наущению врагов Ермолова. Памятные ...

Памятные заметки Василия Денисовича Давыдова. Император Александр 1 по наущению врагов Ермолова.

 

 Командировка 1810. Кавалерист девица Надежда Дурова

генералу Ермолову; у него на дворе юнкер мой и гусар ... непосредственным начальством; Ермолов спросил меня, для чего я

 

 РУССКО-ИРАНСКИЕ ВОЙНЫ (1804-1813, 1826-1828 годы)

6 августа Аббас-Мирза обложил крепость Шушу На помощь гарнизону главнокомандующий на Кавказе генерал Ермолов

 

 МОНАХ АВЕЛЬ

Генерал Ермолов находился в то время в Костроме. В своих воспоминаниях он пишет следующее: «В то время проживал в Костроме

 

 ИСТОРИК СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ.  Царствование императора ...

генерала Ермолова известие, что против России враждебные ... время, нужное для присылки подкреплений Ермолову

 

КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА (1817-1864 годы)

... возглавлял командующий Отдельным Кавказским корпусом генерал Ермолов, а позднее — генерал Паскевич. Ермолов

 

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА  Отечественная война с Наполеоном 1812 года

 

 Известия из Москвы 1812 года. Отечественная война с Наполеоном ...

 

 БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Отечественная война 1812 года. Причины ...   Русско-французские войны

 

 ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОИНА 1812 ГОДА И МАСОНЫ. Масонство во времена ...