::

    

На главную

Оглавление

   


 Мои любимые книги  Невероятные случаи


Н. Н. Непомнящий.

Часть четвертая. Наука или?...

 

 

САМАРСКИЙ ФИЗИК ОПРОВЕРГ ЭЙНШТЕЙНА

 

- Я знаю, какие опыты надо ставить, чтобы исчезла гравитация. И через

два-три года смогу включить в розетку электроутюг, который взлетит спустя

несколько секунд. Такая у него будет «начинка», — заявил физик из Самары

Валерий Труфанов. — Долгое время ученые всего мира считали, что объекты

Вселенной связывает пустота. Но еще великий физик Жюль Анри Пуанкаре

предположил, что окружающее нас пространство не эфир, как это считалось

еще со времен Ньютона, а твердое пространство. Занимаясь долгое время

кристаллографией, я все больше и больше в этом убеждался и в результате

пришел к выводу, что пустота Вселенной, а точнее, вся Вселенная на самом

деле является огромным Первокристаллом. Внутри него находятся и

планеты, и звезды, и все мы. Не видим мы его потому, что он абсолютно

прозрачен и неосязаем, потому что абсолютно проницаем для движения

размещающейся в нем материи. Он нам никак не мешает, не сковывает и не

стесняет нашей свободы, хотя мы действительно находимся внутри твердой и

прозрачной глыбы. Этот кажущийся парадокс объясняется особой структурой

Первокристалла, которая пронизывает каждый атом Вселенной.

Через этот кристалл передаются любые влияния и взаимодействия. Доказательством тому служит поперечность световых волн. Они распространяются подобно волне, бегущей по туго натянутому шнуру. Во всепроникающей среде, какой должна быть и действительно является пустота, такие волны могут распространяться лишь в том случае, если эта среда твердая.

Исходя из идеи Первокристалла, я по-иному подошел к объяснению тяготения, нежели Эйнштейн. В прошлом столетии математик Бернхард Риман открыл два метода измерения, точнее, мероопределения пустых пространств. Одним методом воспользовался Альберт Эйнштейн, создавая гравитационную теорию тяготения. Я пошел другим путем. Кстати, сам гениальный физик незадолго до смерти в письме одному старому другу реалистически оценивал возможность создания физики, основанной на структурах типа кристаллической. Он прогнозировал, что «тогда ничего не останется от моего воздушного замка, включая теорию тяготения». Дело в том, что его теория работает только в тех случаях, когда расстояния микроскопически малы, то есть в микромире. А вот для обычных человеческих масштабов, и тем более для космоса, предсказания, основанные на этой теории, подтверждения не находят. До сих пор не доказано экспериментальным путем и наличие гравитонов, якобы мощными потоками исходящих из электронов. Никто так и не смог поймать эту неуловимую частицу, на которой строится вся теория гравитации. Поэтому я предположил, что именно структура Первокристалла - причина тяготения тел друг к другу. Согласно моей версии, закон всемирного тяготения Ньютона не является всемирным. Это означает, что в пространстве могут быть места, где есть вещество, но нет тяготения. При определенных условиях оно может исчезать внезапно, причем резким скачком, а не постепенно. Доказательством тому служит появление новых и сверхновых звезд. Внезапно, в считанные дни, вследствие лишения гравитационною сжатия, звезда вздувается, расширяясь до непомерных размеров - в сотни тысяч раз. Но это не взрыв, так как нет никакого повышения температуры. Остатки звезды на протяжении нескольких десятков, а зачастую и сотен лет по инерции разлетаются в разные стороны. С точки зрения Ньютона или Эйнштейна, это необъяснимое явление, полная бессмыслица.

Моя же версия тяготения трактует это как вполне нормальное явление, более того, вполне предсказуемое и управляемое.

А отсюда прямой шаг к созданию летающих утюгов, тарелок и т. п. Если найдутся мощные деловые спонсоры с соответствующим кругозором, то через три-четыре года можно создать первый земной образец летающей тарелки. А это уже полный переворот, сильнейшее потрясение экономики. В момент устареет все, что сейчас летает. Это может стать, пусть не покажется нескромным, затравкой для возникновения новой цивилизации на Земле. Обо всем этом и говорится в моей монографии, которая еще не закончена.

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100