::

    

На главную

Оглавление

   


 Мои любимые книги  Невероятные случаи


Н. Н. Непомнящий.

Часть четвертая. Наука или?...

 

 

ТЯЖЕЛЫЙ ТРУД - ЗАЩИТА ОТ «ЗОВА СМЕРТИ»

 

Страну захлестнула «эпидемия» самоубийств. В Санкт-Петербурге только в 1996 году покончило с собой более тысячи человек. Не лучше обстоят дела в Москве, других крупных городах. Явление представляется достаточно загадочным, потому что среди сообщений о попытках свести счеты с жизнью то и дело упоминается «призрачный зов», толкающий людей на крайний шаг.

Житель Санкт-Петербурга услышал «манящий голос», стоя на балконе своей квартиры. Жена и дети чудом оттащили его от перил, когда этот здравомыслящий и в общем-то благополучный человек собирался шагнуть вниз с восьмого этажа.

Пенсионерку из Казани «загипнотизировал» блеск бритвенного лезвия: пальцы «как бы сами по себе взяли его и попытались вскрыть вены».

Прокомментировал эти сообщения врач-психотерапевт кандидат медицинских наук Игорь Вагин:

— Статистика свидетельствует: в России действительно участились случаи добровольного ухода из жизни. Объясняя этот социальный феномен, специалисты традиционно винят стрессы, неустойчивое политическое и экономическое положение страны… Но истинные причины, как мне видится, много сложнее. Ведь и в животном мире в последние годы все чаше наблюдаются самоубийства.

Из архива комиссии «Феномен»:

год — две тысячи дельфинов (преимущественно самки с детенышами)

выбросились на побережье Бразилии близ деревни Иткаре. В Аргентине

неподалеку от курорта Мар-дель-Плата оказались на берегу восемьсот

тридцать пять касаток.

год — тридцать китов закончили свою жизнь на берегу острова Кюсю.

Еще двадцать китов совершили самоубийство на отмелях у острова Тасмания.

год — сто сорок китов погибли у южного побережья Чили. Это был уже

четвертый акт самоубийства морских животных в этом месте. Отмель у

Огненной Земли получила название «Берег Смерти», когда там покончили с

жизнью восемьсот касаток.

год — вновь стая китов из ста восьмидесяти трех животных

выбросилась на юго-восточный берег Тасмании…

Известен феномен массовых самоубийств и среди леммингов, — продолжает И. Вагин. — Когда численность этих мышей, обитающих на Севере, достигает некой критической величины, они начинают массовые миграции. При этом большая часть погибает: целые полчища леммингов кончают с жизнью, бросаясь с берега в реки и озера. Почему? Зачем? Пытаясь ответить на эти вопросы, я выбрал новое направление исследований, которое назвал танатологией — наукой о смерти.

Идея заключается примерно в следующем: эволюция, чтобы сбалансировать многообразный животный мир, заложила в каждое живое существо два противоборствующих устремления — тягу к жизни и программу самоуничтожения. Последняя включается во время, скажем, демографических взрывов, когда резкий рост численности популяции одного вида угрожает общему равновесию биосферы.

Возможны и другие причины. Настойчивый «зов смерти» настигает больных или родившихся с отклонениями животных. Если их не убивают хищники, они «уходят» сами, чтобы их вид оставался более жизнестойким. Все это в полной мере относится и к людям.

Ключом для срабатывания программы самоуничтожения может послужить изменение климата, загрязнение среды, нехватка пищи, те же стрессы. Но суть проблемы не в самих стрессах, а в пороге чувствительности к ним. Возьмем, к примеру. Великую Отечественную войну: случаи самоубийств тогда практически отсутствовали. Мало того, несмотря на скудное питание и отсутствие медикаментов, люди (в подавляющем большинстве) практически перестали болеть. Фронтовые врачи фиксировали удивительные случаи, когда у солдат в окопах зарубцовывались язвы, исчезали другие хронические болезни. Понятно, что «программа самоуничтожения» должна иметь «предохранители» от случайного включения. И нынешняя наша беда в том, что в последнее время все более и более слабые «удары» могут привести ее в действие. Причем не обязательно «зов смерти» ведет к демонстративному суициду.

Люди чаще всего уходят из жизни тихо: ускоряется. процесс старения, стремительно истончается иммунная защита, так что фатальным становится даже насморк…

Почему так происходит? Не исключено, что процесс этот далеко не случайный. Человечество давно уже представляет угрозу остальной природе. И возможно, биосфера пытается таким образом ограничить экспансию хомо сапиенс. Впрочем, доказывать или опровергать это предположение предоставлю другим специалистам. Мне же как врачу прежде всего хочется отыскать методы защиты от преждевременного старения, болезней и смерти. Ведь, как полагают специалисты, физически мы способны жить много дольше, чем это происходит на практике.

Тому есть немало фактических доказательств: античная легенда гласит, что греческому жрецу Эпимениду удалось протянуть до трехсот лет. Плиний Старший пишет о неком иллирийце, который 'прожил почти пятьсот лет. Утверждают, что некий китаец Ли Цуныон «коптил небо» двести пятьдесят четыре года. пережив за это время двадцать три жены. У нас в свое время много писали о Ширали Муслимове из села Барвазу (Азербайджан), который прожил сто шестьдесят девять лет — с 1805 по 1973 год.

Статистика показывает: во время стихийных бедствий в половине случаев (!) люди погибают не от травм, а от остановки сердца. Это тоже жертвы «зова смерти»: их организм просто не пожелал бороться за себя и добровольно ушел из жизни. Между тем человеческое тело имеет поистине фантастические запасы прочности.

Пятилетний малыми Вегард Слетемунен (г. Лилестрем, Норвегия) провалился под лед реки. Он пробыл там сорок минут. Когда безжизненное тело ребенка вынесли на берег и стали делать искусственное дыхание и массаж сердца, мальчик стал подавать признаки жизни. В больнице через двое суток он полностью пришел в себя и спросил: «А где мои очки?» В 1992 году международная ассоциация «Марафонское зимнее плавание» провела заплыв на озере Иссык-Куль. Почти трое суток спортсмены находились в ледяной воде, преодолев сто восемьдесят пять километров. Когда у одного из пловцов после заплыва измерили температуру тела, она не превышала тридцати двух градусов, что на языке медиков означает летальный исход. Но спортсмен улыбался, шутил, а вскоре и вовсе отогрелся до нормального состояния.

Григорий Ольховский получил во время Великой Отечественной сквозное пулевое ранение сердца, но остался жить вопреки ожиданиям врачей…

Рядовой Василий Брюханов тоже был, казалось бы, смертельно ранен, но, вопреки всем законам, не только выжил, но и пятьдесят лет проносил в сердце застрявшую пулю…

И такая жизнестойкость не исключительна. Ведь физические возможности организма примерно одинаковы у всех. Главное — не поддаваться «зову смерти». Но как это сделать?

Рецепты спасения существуют. Один из возможных путей подсказывает так называемый феномен шведских лесорубов. Шведы (как, впрочем, и венгры) - этнос, который, согласно длительным наблюдениям специалистов, наиболее склонен к суициду. На общем фоне случаи самоубийств среди шведских лесорубов практически отсутствуют. Заинтересовавшись этим явлением, ученые пришли к выводу, что спасением в данном случае была тяжелая работа, а также постоянный риск оказаться под упавшим деревом!

Все это способствует выделению морфиноподобных веществ, сглаживающих воздействие стрессовых ситуаций. Очевидно, опиоды, эндорфины и другие внутренние наркотики, выделяемые непосредственно нашим организмом во время физических нагрузок, снижают чувствительность тикающего в каждом из нас «механизма самоуничтожения». И понятным становится тот факт, что многие люди очень быстро «сгорают» после выхода на пенсию. Снижается уровень физических и психических нагрузок, а значит, и прерывается цепочка «наркотической подкормки» организма, что ведет к включению «внутренней бомбы». Вывод из этого очевиден (и этот секрет был хорошо известен нашим предкам): не ленитесь загружать себя работой. Тяжелый труд наша естественная защита от «зова смерти».

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100