::

    

На главную

Оглавление

   


 Мои любимые книги  Невероятные случаи


Н. Н. Непомнящий.

Часть третья. Были-небыли

 

 

ЮЛИЯ

 

В начале XX века профессор теологии Питтафиоре, изучая по поручению римской курии анналы внутримонастырских дел, наткнулся на любопытную запись об «усопшей римлянке» (заметим, что автор не склонен называть ее Юлией, как этого требует традиция).

В этой записи, относящейся к концу XV века, есть неожиданное сообщение о лампе, вечно горевшей в гробнице, то есть о том, что нас интересует.

Описал происходившее монах-цистерцианец фра Бенедикто, случайно оказавшийся неподалеку от гробницы. Землекопы пригласили его посмотреть на чудесное открытие — не дьявольское ли это искушение.

Их испуг был вполне понятен — Рим был полон рассказами о людях, спустившихся в катакомбы (или старинные склепы) и не вернувшихся оттуда.

Протиснувшись в узкий пролом, фра Бенедикто очутился в погребальной камере, освещенной коптящим светом факелов. Увидев нетленную красавицу, благочестивый монах перекрестился, осенил крестным знамением усопшую, прошептал слова молитвы.

Нет, на козни нечистого это не похоже, решил он. Никакое наваждение не способно перенести знак креста. Наблюдательный монах обратил внимание еще на один источник света в подземелье. На стене висела металлическая лампа невиданной формы, горевшая неярким голубоватым светом. Таких светильников до этого он не видел.

Выбравшись наружу, монах поспешил к кардиналу Никколози, чтобы сообщить о необычном открытии. А кардинал уже сам направлялся к Виа-Аппиа (Аппиевой дороге), восседая в роскошных носилках, которые бережно несли слуги. «Пробравшись» сквозь ряды стражников и духовных лиц, монах поведал кардиналу об увиденном. Через короткое время они оказались в саду возле места земляных работ. Землекопы расширяли яму. Городские стражники оттесняли толпу любопытных. Высокого иерарха встретили поклонами. Он счел неудобным для своего сана спускаться в яму и приказал поднять саркофаг наверх.

Когда отверстие расширили и приготовились к подъему при помощи рычагов и веревок, кардинал послал фра Венедикте и двух священников из своей свиты наблюдать внизу за порядком.

В гробнице было тесно, но фра Венедикте оглядел настенные фрески и крышку саркофага в поисках христианских символов. Лампы на стене не было, но в суете подъема каменного гроба было не до вопросов.

Когда саркофаг с трудом извлекли на поверхность, кардинал подошел и посмотрел на чудесно сохранившееся тело. Сотворив крестное знамение, спросил у монаха, не была ли усопшая христианской мученицей? Монах ответил, что христианских символов в гробнице не обнаружил. Было приказано везти чудесную находку в церковь.

Чиновник магистрата, наблюдавший за погрузкой саркофага на повозку, отмахнулся от надоевшего монаха с его «глупыми» вопросами о какой-то лампе, фра Бенедикто, понимавший важность своего наблюдения, начал опрашивать от имени кардинала землекопов.

Все в один голос уверяли, что ангельская красота покойницы приковала их внимание целиком. Один из них даже сказал, что осмелился коснуться ее щеки и готов поклясться, что это была щека живого человека. Лампа? Нет, никто ее не зажигал. Каждый из них считал, что зажег ее кто-то другой. Да, она висела слева на стене, там вбит медный крюк. Нет, они не видели, кто взял и унес ее, так как до прихода стражников в гробнице побывала дюжина случайных людей, но всех их можно найти.

К исходу следующего дня все-таки разыскали людей, спускавшихся йниз. Все вспомнили висевшую на стене горящую лампу — свет ее был слабым, не коптящим и не колеблющимся от движения воздуха. Но никто вразумительно не мог ответить на вопрос, куда она исчезла. Опрос «катакомбных братьев» — шайки грабителей, поджидавших смельчаков, спустившихся в римские подземелья, — также ничего не дал.

На следующий день тысячи жителей Вечного города и окрестностей собрались вокруг церкви, чтобы посмотреть на древнюю римлянку. Фра Бенедикто, полный хлопот и волнений необычного дня, все-таки осмелился задать кардиналу еретический по сути своей вопрос: может ли его высокопреосвященство поверить, что лампа горела в гробнице со времени погребения?

«Лампа, горевшая много веков? Это тоже похоже на чудо, но довольно с нас одного проявления Промысла Божьего — нетленного тела этой, прости меня, Господь, если я ошибся, язычницы! Запиши, сын мой, о виденном в монастырской летописи и поскорее забудь об этой лам.пе!» Послушный воле кардинала, фра Бенедикто записал эту историю. О дальнейшей судьбе монаха анналы монастыря ничего не сообщают. Видимо, он так и ушел из жизни, не найдя ответа ни на один вопрос — ни о нетленной красавице, ни о загадочной лампе… И лишь спустя четыре века случайный исследователь обнаружил эту запись.

О причинах поистине чудесной сохранности тела прекрасной Юлии выдвинуто много предположений, одно из которых приведено в отрывке из книги Эндрю Томаса в начале данного сообщения. Но лампа?

Мы упомянули некоторые античные источники. В древних Индии и Китае тоже писали о таинственных светильниках, найденных в гробницах или сохранявшихся в «святая святых» храмов. Что это? Отголосок техники ушедших цивилизаций, случайно сохранив-' шейся или бережно пестуемой жрецами? Именно «вечность» свечения была привлекательна для воздействия на мысли и чувства верующих.

К сожалению, в наше время внутри неразграбленных гробниц такие светильники не встречаются. Возможно, использование современных методов исследования помогло бы раскрыть эту тайну прошлого.

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100