::

    

На главную

Оглавление

   


 Мои любимые книги  Невероятные случаи


Н. Н. Непомнящий.

Часть вторая. Дверь в Зазеркалье

 

 

ЯЗЫЧЕСКИЕ КУЛЬТЫ ПЛОДОРОДИЯ?

 

Автор газеты «Фортин тайме» Пол Харрис предложил в 1991 году еще одну интересную версию всей этой истории. Он предположил, что речь идет о детях из труппы странствующих актеров, которые потерялись и многие годы скитались то ли в густом зеленом лесу, то ли на заброшенных кремневых шахтах близ селения Фордхем-СентМартин.

Но что, если они не были хомо сапиенс в прямом смысле этого елова? Тогда почему настолько походили на нас? И если вообще не были людьми, то кем были и откуда прибыли? По мнению других исследователей, Земля святого Мартина могла быть эвфемистическим обозначением Земли Мертвых. Кроме того, в некото-' рых древних мифах фасоль — единственная еда, которую принимали дети, — является пищей мертвых. Это открывает возможность для совершенно иного истолкования истории о зеленых детях Вулпита. Не могла ли она быть довольно странным вариантом возникшего в средневековой Англии XII века старого мифа о Плутоне иПерсефоне? Не хотели ли хронисты сказать читателю о том, что природа (»плодородная» зеленая девочка) избегает мира смерти, как это делают почки растений весной? Или перед нами нечто большее, чем новая версия классического мифа о возрождающейся природе? Не идет ли речь о некой притче, чьим местом действия Вулпит XII века выбран случайно? Тогда речь идет не о христианской притче, а о новом представлении старого культа плодородия «викка». Может быть, столь же древнего, как легенда ханаанцев о богах Баале и Астарте? И не влиянием ли христианской Церкви объясняется прибавление деталей о Земле святого Мартина и крещении двух героев, введенных для того, чтобы скрыть реальный смысл этого мифа? В древних ритуалах плодородия мужской персонаж играет страдательную роль, в то время как женский персонаж, Королева, выживает и процветает. (В истории с зелеными детьми умирает как раз мальчик, а веселая и счастливая девочка продолжает жить.) Также можно заметить хотя и незначительное, но интересное совпадение этой истории с сюжетом об Обероне и Титании у Шекспира в «Сне в летнюю ночь». Зеленые дети прекрасно подходят на роль жителей Зачарованного Царства Оберона и Титании. Здесь перед нами версия, не лишенная оснований. Так или иначе, Катерин Бригге включила историю о зеленых детях в свою «Энциклопедию фей», точно так же, как и Томас Кейтли — в изложение более древних мифов — «Мифологию фей».

Произведения Шекспира послужили основой и для другой версии истолкования истории о зеленых детях. Когда Тринкуло и Стефан встречают Калибана, странное чудище «Бури», одна из первых мыслей, которая приходит им в голову: взять его с собой в Милан и там выставлять на ярмарке. Они были уверены, что это предприятие сделает их богачами. Виктор Гюго рассказывает о судьбах несчастных детей, которых специально уродовали взрослые для того, чтобы своим жалким видом они вызывали жалость у зрителей. Возможно ли, чтобы зеленые дети тоже были жертвами подобных опытов и их просто выкрасили в зеленый цвет какой-то травяной смесью? Если зеваки могли платить за удовольствие видеть Калибана, то они точно так же раскошелились бы при виде таинственных детей из страны фей.

Еще одна гипотеза напоминает нам о старой английской трагедии «Дети в лесах». Была ли история о зеленых детях источником для этой трагедии, или имелась еще одна, более древняя и похожая, в которой два голодных ребенка-раба сбегают с медного рудника и придумывают историю о Земле святого Мартина и овцах своего отца для того, чтобы их не вернули обратно? Места, где разворачиваются обе истории, отстоят не так уж далеко друг от друга. Традиция «Детей в лесах» помещает их в лес Уэйленд, между Уоттоном и Тетфордом в Восточной Англии. Одна версия этой трагедии рассказывает, что дети не были братом и сестрой, а девочка была невестой своего юного спутника. Говорится также, что мальчик происходил из богатой семьи Греев, которые жили в этой области. Мальчика завел в лес его злой дядя, который оставил племянника в чаще умирать с голоду, чтобы завладеть его наследством. Негодяй-дядя желал вдобавок получить приданое девочки (кроме того, что он ограбил ее малолетнего жениха) и погубил ее тоже. В таком случае следует понимать, что зеленые дети — это беспокойные бродячие призраки тех самых «детей в лесах» (или каких-то других жертв похожего преступления), которые ищут своего губителя, желая ему отомстить?

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100