::

    

На главную

Оглавление

    


 Мои любимые книги  Тайные общества и секты


Составитель: Макарова Наталья

 

Часть первая. Масоны

 

                             МАСОНСТВО В ИТАЛИИ

 

     Преддверием  возникновения  масонских  лож  в  Италии  стало   общество

"Лопаточка".

     В  1512  году  во  Флоренции  было  основано  общество  под   названием

"Лопаточка", состоявшее из ученых  и  литераторов,  которые  позволяли  себе

разного рода причуды и могли  служить  прототипом  ордену  "Монахов  Винта",

учрежденному в Ирландии в конце XVIII века. Они  сходились  иногда  в  ложе,

одетые каменщиками и  рабочими,  и  начинали  строить  здание  из  подносов,

заваленных макаронами с сыром, употребляя специи и конфеты вместо  глины,  а

булки и пирожки вместо каменьев - словом, возводя целое здание  из  съестных

припасов. Они трудились таким образом, пока мнимый  дождь  не  прекращал  их

работы.

     В  другой  же  раз  Церера,  отыскивающая  Прозерпину,  звала   братьев

"Лопаточки" сопровождать ее в пределы  преисподней.  Они  следовали  за  нею

через пасть змеи в темную комнату, и, когда  Плутон  приглашал  их  на  пир,

являлись свечи и виден был стол, накрытый черным и уставленный  блюдами,  на

которых были разные гады, нечистые животные и человеческие кости, подаваемые

чертями на лопатах. Наконец все это исчезало, и  затем  следовал  изысканный

банкет.

     Это общество "Лопаточка" существовало до 1737 г.  Духовенство  пыталось

запретить его, и,  несомненно,  преуспело,  бы  в  этом,  но  Франц,  герцог

тосканский, который сам  вступил  в  орден  в  Голландии,  получив  престол,

освободил всех заключенных франк-масонов и оказал ордену покровительство.

     Память о гонении  сохранилась  в  ритуалах:  в  степени  "Мага"  косном

римского инквизиционного суда, а в других  степенях  сохраняется  память  об

испанских и португальских инквизиторах.

     В Неаполитанском королевстве  масоны  насчитывались  тысячами.  Эдиктом

Карла III (1751) и другим, Фердинанда IV (1759), закрыты  были  ложи,  но  в

скором  времени  королевские  эдикты  стали  мертвою  буквой,  хотя  министр

Тануччи, враждебно относившийся к учреждению, всячески  силился  придать  им

живую силу.

     Случайная смерть неофита, спустя немного дней  по  его  приеме,  подала

повод к новым гонениям. Масоны, собравшиеся для банкета, были арестованы,  и

напрасно старался защитить их юрист Леви. Он был изгнан  из  королевства,  а

книга его в защиту ордена была публично сожжена рукою палача. Однако,  когда

королева Каролина удалила Тануччи, она опять разрешила  масонские  собрания,

за что Великий Восток Франции заявил ей свою признательнность.

     По-видимому, франк-масонству опять пришлось притаиться; спустя  немного

лет, в 1б7бг., мы опять слышим о нем как о "тайном" обществе,  существование

которого  только  что  открыли.  Документ,  где  описывается  это  открытие,

определяет число франк-масонов в 64 000. Но, вероятно, это преувеличено; тем

не менее среди населения такого впечатлительного, как жители  южной  Италии,

тайные общества всегда находили множество прозелитов.

     Упомянутый документ содержит следующее: "Наконец открыта  большая  мина

неаполитанских франк-масонов, которых было известно только имя, а не  тайна.

Приводятся два случая, благодаря  которым  совершилось  открытие.  Умирающий

сознался во всем своему духовннику для передачи королю. И  рыцарь,  которого

щедро содержало общество, лишившись этой поддержки, выдал  великого  мастера

ордена королю. Этот великий  мастер  был  герцог  Сан-Северо.  Король  тайно

послал доверенного офицера с тремя драгунами арестовата герцога в его дворце

и привести к нему, прежде чем он успеет переговорить с кем-либо.

     Приказание было исполнено, но через несколько минут во  дворце  герцога

вспыхнул пожар; сгорела библиотека; и настоящая цель, как полагали, состояла

в том, чтобы сжечь все бумаги, относящиеся к  масонству.  Пожар  потушили  и

замок оцепили войском. Герцог, приведенный  к  королю,  прямо  открыл  цели,

систему, печати, управление и имущество ордена.  Его  отправили  обратно  во

дворец, где он охранялся войском, чтобы его не убили прежние товарищи.

     Франк-масоны также открыты во Флоренции; папа и император послали  туда

двадцать четыре теолога  положить  конец  такой  неурядице.  Король  обещает

величайшую пощаду всем обвиненным, чтобы избежать противостояния.  Он  также

поручил четырем лицам высокого звания принять крайние меры  для  уничтожения

столь гнусного общества; кроме того, он известил всех европейских  государей

о своем открытии и об омерзительных правилах общества, прося  о  содействии,

чтобы уничтожить его, отказать ему было бы безумием с их стороны.

     Орден, надо сказать, считает своих членов не  тысячами,  а  миллионами,

особенно между жидами и протестантами. Его страшные правила известны  только

членам пятой, шестой и седьмой лож, а члены первых  трех  не  знают  ничего;

члены четвертой ложи действуют  бессознательно.  Этот  орден  происходит  из

Англии, и основатель его  -  известный  Кромвель,  первый  епископ  и  потом

любовник  Анны  Болен,  впоследствии  обезглавленный  за  свои  злодеяния  и

называемый в свое время "бичом  правителей".  Он  отказал  ордену  ежегодный

доход в 10 000 ф. с.

     Его делят на семь лож; члены седьмой носят название Заседателей,  члены

шестой - Великих Мастеров, пятой - Архитекторов,  четвертой  -  Исполнителей

(тут тайна прекращается), третьей - Рурикори, второй и первой -  Новичков  и

Прозелитов. Их гнусная идея основана на аллегории Соломонова храма, сперва в

его первоначальном великолепии, потом разрушенного  тиранством  ассириян  и,

наконец,  вновь  воздвигнутого  -  означая  под  этим  свободу  людей  после

сотворения мира, тиранство духовенства, королей и законов  и  восстановление

вновь прежней свободы. Тут следуют двенадцать правил, где эти мнения и  цели

изложены подробно, из чего явствует, что они немногим отличаются от  доктрин

республиканцев вообще и передовых политиков."

     Сперва  франк-масонов  в  Венеции  не  притесняли,   но   в   1686   г.

правительство  вдруг  всполошилось,  приказало  закрыть  ложи  и  членов  их

изгнало; тем не менее декрет был исполнен очень мягко, и так как  одна  ложа

аристократов отказалась повиноваться, то исполнители  закона  вошли  в  нее,

зная, что там никого нет. Мебель,  украшения  и  клей-ноды  были  забраны  и

публично сожжены или разбросаны, но никто из братьев не был преследуем.

     После того снова учредили ложу, открытую в 1785 г., и  тогда  сожгли  и

уничтожили все, что в ней заключалось. Из требника, найденного между другими

предметами, оказывается, что посвящаемого водили с  завязанными  глазами  по

улицам или, вернее, с канала на канал, чтобы он не мог определить местности,

и  приводили  в  Рио-Марино,  сперва  в  комнату,  драпированную  черным   и

освещенную единственною свечой; тут ему надевали  длинную  одежду,  подобную

свитой простыне, но черного цвета, на  голову  нахлобучивали  шапку  в  виде

чалмы и волосы спускали на лицо.

     В этом изящном наряде его  ставили  пред  заркалом,  завешенным  черною

занавеской, под которой стояли  слова:  "Если  ты  истинно  мужествен,  если

искренне жаждешь войти в наш орден, то отдерни занавесь и познай себя".  Ему

дозволялось тогда снять с глаз повязку и поглядеться в зеркало. Тотчас опять

завязывали ему глаза и ставили  посередине  комнаты,  пока  входили  человек

тридцать или сорок  членов,  которые  принимались  драться  между  собой  на

шпагах.

     Это была проба храбрости кандидата, которого  слегка  ранили.  Затем  с

него снимали повязку и перевязывали рану. Завязав глаза снова, его  вели  во

вторую комнату, где драпировка была черная  и  белая,  а  посередине  стояла

кровать, покрытая черным сукном с белым крестом посредине,  по  обе  стороны

которого было по изображению белого скелета. Кандидат должен был лечь на эту

кровать, с его глаз снимали повязку и его оставляли одного с двумя  горящими

восковыми  свечами,  одною  белой,  другою  желтой.  Спустя  немного  братья

возвращались со страшным стуком. Кандидат не должен  был  выказывать  страха

при этих торжественных церемониях, а после  члены  ложи  обнимали  его,  как

брата, и давали ему имя, под которым он с той поры и  оставался  известен  в

обществе.

     Во время царствования Наполеона I ложи были основаны по всей Италии.  В

этот период времени франк-масонство  имело  жалкий  вид.  Общество,  которое

всегда гордилось своею независимостью от земного правления и  превосходством

над ним, дурачило себя и  уничижало,  когда  преподносило  Наполеону  адресы

вроде следующего: "О, Наполеон! Твоя философия ручается за терпимость  нашей

естественной и божественной религии. Мы воздаем тебе достодолжную честь;  ты

найдешь в нас только верных подданных, всегда  преданных  твоей  августейшей

особе!"

     Открытая  цель  итальянского  франкмасонства   есть   высшее   развитие

всемирной филантропии, независимость и единство в нациях отдельно и братство

всех  между  собою,  терпимость  всякой   веры   и   совершенное   равенство

вероисповеданий, нравственный и материальный прогресс народных  масс.  Кроме

того, оно объявлет себя независимым от всякого правительства, утверждая, что

итальянское франк-масонство не признает на земле  другой  державной  власти,

кроме разума и всемирной совести. Далее оно заявляет  -  и  это  заслуживает

особенного  внимания,  -  что  франк-масонство   не   должно   состоять   из

таинственной  символики,  пустых  обрядов  или  неопределенных   стремлений,

которые выставляют орден на посмешище.  И  наконец,  т.  к.  масонство  есть

учреждение всемирное,  исключительно  человеческое,  то  оно  не  занимается

образами правления или временными вопросами, но одними вечными и общими.

     Следует избегать в общественных реформах отвлеченных теорий, основанных

на  мистических  стремлениях.  Франкмасонство  восстает  против  праздности,

потому что трудиться -  самый  существенный  долг  в  гражданском  обществе.

Религиозные вопросы вне пределов франк-масонства. Человеческая совесть  само

собою  неприкосновенна,  ей   нет   дела   до   какого-либо   положительного

вероисповедания, она изображает самую веру в ее сущности.

     Проникнутое  принципом  братства,   масонство   проповедует   всемирную

терпимость; оно включает в свои ритуалы многие из символов  разных  религий,

точно так, как избирает чистейшие истины в сближении разных сект.  Ее  культ

есть поклонение Божественному, под высшим понятием,  помимо  всяких  лукавых

мудрствований, Великому Строителю  Вселенной,  и  веря  в  человечество  как

единственного толкователя Божественного на земле.

     Что  касается  внешних  способов  поклонения,  то   франкмасонство   не

навязывает и не отстаивает никаких, предоставляя каждому свободный выбор  до

того дня, быть может, не отдаленного,  когда  все  люди  будут  в  состоянии

поклоняться Беспредельному в духе и истине, без посредников и внешних  форм.

И как  человек  в  своих  тайных  отношениях  к  Бесконечному  оплодотворяет

религиозную мысль, так он  в  своих  отношениях  к  Вселенной  оплодотворяет

наук)7. Паука есть истина и самый древний культ франк-масонства.

     Определяя  отношения  лица  к   своим   ближним,   франк-масонство   не

ограничивается предписанием делать относительно других то, что мы желали бы,

чтобы  другие  делали   для   нас,   -   нет,   оно   учит   делать   добро,

противодействовать злу и не покоряться несправедливости, в  какой  бы  форме

она ни представлялась.

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100