::

    

На главную

Оглавление

    


 Мои любимые книги  Тайные общества и секты


Составитель: Макарова Наталья

 

Часть первая. Судебные тайные общества

 

                               СВЯЩЕННЫЕ ФЕМЫ

 

     Судебные  тайные  общества  возникли  в  период  насилия  и  анархии  в

германской империи после изгнания  Генриха  Льва,  в  середине  тринадцатого

столетия. Самым важным из этих обществ было  тайное  судилище  в  Вестфалии,

известное под названием VehnvGerichte, или священного судилища.

     Власть императора потеряла все свое влияние в стране, императорский суд

уже не заседал, могущество  и  насилие  заняли  место  права  и  правосудия,

феодальные владетели притесняли  народ,  кто  смел,  тот  и  мог.  Захватить

виновного, кто бы он ни был,  наказать,  прежде  чем  он  узнает  об  ударе,

угрожавшем ему, и таким образом карать преступление - вот какова  была  цель

вестфальских судей. Таким образом,  существование  этого  тайного  общества,

орудия  общественного  мнения,  оправдывается  вполне,  и  уважение  народа,

которым оно пользовалось и на котором основывалась  его  власть,  становится

понятным.

     Веетфалия  в  этот  период  включала  земли  между  Рейном  и  Везером,

Гессенские горы составляли ее южную границу, а Фрисландия северную. Vehm или

Fehm, по толкованию Лейбница, происходит от fama, так как закон основывается

на молве. Но Fem старинное немецкое слово,  означающее  осуждение,  которое,

может быть, и есть корень слова Vehm. Эти  суды  назывались  также  "вольные

суды", "тайные суды", "вольные решения", и "запрещенные суды".

     Никакое  звание  не  лишало  человека  права  быть  посвященным,  и   в

фемическом кодексе, найденном в Дортмунде и чтение которого  было  запрещено

непосвященным под страхом смертной казни, упомянуто о трех  степенях.  Члены

первой степени назывались "главные судьи", второй  -  "заседатели",  третьей

"послы". Были два суда: "открытый суд", и  "тайный  суд".  Члены  назывались

"знающие" или посвященные. Духовенство, женщины и дети,  жиды,  язычники  и,

вероятно, высшее дворянство  не  подлежали  этому  суду.  Суды  принимали  к

сведению все преступления против христианской религии,  евангелия  и  десяти

заповедей.

     У посвященных был тайный язык, по крайней мере мы можем  это  заключить

из начальных букв S.S.S.G.G., найденных в письменах, сохранившихся в архивах

в Герфорде, в Вест-фалии. Эти письмена поставили в тупик ученых и  некоторые

объясняли их значение словами: палка, камень, веревка, трава, страдание.  За

обедом члены, говорят, узнавали друг друга  по  тому,  что  обращали  острие

своих вилок к центру стола. Страшная смерть  ожидала  вероломного  брата,  и

даваемая присяга была так же ужасна, как предписывается  в  высших  степенях

франкмасонства.

     Посвящаемые обещали служить тайному судилищу преимущественно пред всем,

что освещалось солнцем, или орошалось дождем, или находилось между  небом  и

землей, не сообщать никому приговора, произносимого против него, и доносить,

если окажется необходимо, на родителей и родственников.

     Одна формула присяги, заключающаяся в дортмундских  архивах  и  которую

кандидаты должны были произносить на коленях, с непокрытой головой и положив

указательный и средний пальцы правой руки на меч  председателя,  состояла  в

следующем: "Клянусь в вечной преданности тайному судилищу, клянусь  защищать

его от самого себя, от воды, солнца, луны, звезд,  древесных  листьев,  всех

живых существ, поддерживать его приговоры и способствовать приведению  их  в

исполнение. Обещаю сверх того, что  ни  мучения,  ни  деньги,  ни  родители,

ничто, созданное Богом, не сделает меня клятвопреступником".

     Первое действие  процедуры  Фема  -  это  обвинение,  делаемое  Вольным

Заседателем. Названное лицо должно было явиться, если не  посвященное,  пред

открытым судом, и горе непослушному! Обвиненный,  принадлежавший  к  ордену,

был тотчас осуждаем, а дела непосвященных передавались  в  тайное  судилище.

Вызов писали на пергаменте, к которому прикладывали, по крайней  мере,  семь

печатей, шесть недель и три дня давались по  первому  вызову,  шесть  недель

по-второму, шесть недель и три дня по третьему.

     Когда местоиребываение обвиняемого не было известно,  вызов  выставляли

на перекрестке его предполагаемого местопребывания  или  у  подножия  статуи

какого-нибудь святого, или приклеивали к  кружке  для  бедных,  недалеко  от

распятия или какой-нибудь смиренной часовни.  Если  обвиняемый  был  рыцарь,

живший в укрепленном замке, заседатели должны были  прокрасться  ночью,  под

каким бы то ни было предлогом, в самую тайную  комнату  здания  и  исполнить

возложенное на них поручение. Но иногда считали достаточным прибить вызов  и

монету, всегда сопровождавшую его, к воротам, сообщить  стражу  о  том,  что

вызов  был  оставлен,  и  отрубить  три  кусочка   от   ворот,   чтобы   это

доказательство отнести фрейграфу.

     Если  обвиняемый  не  являлся  на  вызов,  его  приговаривали   заочным

решением, сообразно законам, изложенным в "Саксонском  Зерцале".  Обвинитель

должен был выставить семь свидетелей, не того факта, который он  приводил  в

обвинение   отсутствующего,   но   чтобы   засвидетельствовать   правдивость

обвинителя,  тогда  обвинение  считалось  доказанным,   имперский   приговор

произносился против обвиняемого и быстро приводился в исполнение.

     Приговор состоял в изгнании, разжаловании  и  смерти.  Шея  осужденного

приговаривалась к веревке, его тело на съедение птицам и хищным зверям,  его

имущество объявлялось конфискованным, жена вдовою, а дети сиротами.  Он  был

объявлен наказуемым Фемом, и трое посвященных, встретившиеся с  ним,  могли,

даже должны были являться в суд,  где  председательствовал  фрейграф,  перед

которым на столе лежали обнаженный меч и ивовая веревка.

     Обвиняемый, как и обвинитель, мог привести в свидетели тридцать человек

друзей  и  вместо  себя  прислать  своих  поверенных,  а  также  имел  право

апеллировать  к   генеральному   капитулу   тайного   замкнутого   трибунала

императорской палаты, всегда заседавшему  в  Дортмунде.  Когда  окончательно

приговаривали к смертной казни, виновного вешали немедленно.

     Осужденные заочно и преследуемые сотнями тысяч человек вообще не  знали

этого обстоятельства. Каждое сведение, доставляемое им  об  этом,  считалось

государственной изменой и наказывалось смертью, один император был  избавлен

от тайны, только лишь намек на то, что "Хороший хлеб можт но есть  в  другом

месте", делал говорившего подлежащим смерти за  то,  что  выдал  тайну.  Все

посвященные были обязаны способствовать  выполнению  приговора  даже  против

своих родителей. Нож был втыкаем в то дерево, на  котором  вешали  человека,

чтобы показать, что он понес смерть от руки священного судилища. Если жертва

сопротивлялась, ее убивали кинжалом, но убийца оставлял свое оружие в ранке,

в знак того же сведения.

     Эти тайные судилища внушали такой ужас, что вызова к суду вестфальского

вольного графа боялись более, чем императорского. В 1470  году  три  вольных

графа послали вызов императору явиться пред ними, угрожая ему  обыкновенными

последствиями за неявку в суд, император не явился, но вынес оскорбление.

     Принятие  недостойных  лиц  и  злоупотребление  правом  вызова  в   суд

приводили к упадку учреждение, которое в свое время заглаживало общественную

несправедливость. Руперт преобразовал судилище, а Аренсбергская реформация и

Оснабрюкские поставочные ограничили власть Фемов. Все-таки они  существовали

и  формально  никогда  не  были  уничтожены.  Но  превосходные   гражданские

учреждения Максимилиана и Карла V,  упадок  бурного  и  анархического  духа,

введение римских законов, распространение протестантской религии -  все  это

вместе внушало людям отвращение  к  тому,  что  теперь  казалось  варварским

судопроизводством. Некоторые суды  были  уничтожены,  и  им  воспретили  все

решительные действия.

     Но  призрак  их  все-таки  существовал,  и  только  когда   французское

законодательство в 1811 году уничтожило последний вольный  суд  в  Мюнстере,

можно сказать, что они перестали существовать. Но  еще  долгое  время  после

того в этой местности каждый год тайно собирались  потомки  древних  вольных

судей.

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100