::

    

На главную

Оглавление

 


Энциклопедия Преступлений и Катастроф


ЧАСТЬ II. ПРЕДСКАЗАТЕЛИ И ПРОРОКИ

 

ОБРЯД ИЗЛЕЧЕНИЯ ВО ВРЕМЯ КАМЛАНИЯ

 

Внешние формы шаманских обрядов довольно однообразны. Вот описание той их части, которая остается всегда и всюду неизменной.

 

Шаман, появившись в доме больного, куда его позвали, сразу же занимает место на почетных нарах, расположенных вдоль стены/Растянувшись на белой кобыльей шкуре, он лежит, ожидая часа ночи, когда колдовство становится возможным. Все это время шамана кормят, поят и чествуют. Наконец, с наступлением сумерек, в избе делаются торопливые приготовления к шаманству: подметают пол, колют дрова и лучину, варят сытный и вкусный ужин. Затем постепенно собираются соседи и размещаются вдоль стенок на скамьях: мужчины с правой стороны, женщины — с левой; все разговаривают строго и сдержанно, двигаются плавно. На севере хозяин, выбрав ремни получше, вяжет из них род двойной петли, которую впоследствии надевают на плечи шамана, чтобы затем с ее помощью удерживать его во время пляски и не позволять духам похитить его.

 

Наконец, все поужинали, справили домашние дела, отдохнули и чинно расселись по местам. Шаман, присевши, медленно расплетает свои косички, что-то бормоча и отдавая еще кое-какие приказания; он временами нервно и искусственно икает, отчего все его тело странно содрогается; глаза его не глядят по сторонам: они или опущены к полу, или уставлены неподвижно в одну точку, обыкновенно в огонь. Огню дозволяют потухать.

 

Все более и более густые сумерки наполняют избу, суета затихает, люди разговаривают шепотом; отдаются приказания, чтобы желающие выйти на двор сделали это немедленно, так как двери будут заперты и никого больше не выпустят наружу; шаман медленно снимает с себя рубаху и надевает свой волшебный кафтан; затем ему подают раскуренную трубку с табаком, и он долго курит, глотая дым; икота его делается все громче, дрожь, производимая ею, все трепетнее; вот он кончил курить; лицо его бледно, голова низко опущена, глаза полузакрыты.

 

В это время на середину избы уже успели положить белую кобылью шкуру, служащую постелью шаману; шаман приказывает подать себе ковш холодной воды, он пьет ее большими глотками и медленным сонным движением отыскивает на скамье приготовленный заранее кнут, ветку или колотушку барабана. Затем он выходит на середину избы и, приседая четыре раза на правое колено, делает торжественный поклон на все четыре Стороны и одновременно брызгает вокруг себя водой изо рта.

 

Тогда все затихает: на огонь бросают горсть белых конских волос и окончательно его тушат, загребая золой. При слабом мерцании угольев еще некоторое время в темноте виднеется черная неподвижная фигура шамана, сидящего понуря голову и держащего перед грудью громадный, как щит, барабан. Лицом он обращен на юг, куда направлена и голова кожи, на которой он сидит. Наконец, тьма делается непроглядной, сидящие на скамьях притаили дыхание, и слышно только бормотание и икание шамана. Но и оно все более и более затихает.

 

Вот на мгновение воцаряется мертвая тишина, а затем, немного спустя, раздается одинокий резкий, как лязг железа, зевок, и вслед за ним где-то в глубине покрытой тьмой избы громко, четко и пронзительно прокричит сокол или жалобно расплачется чайка — и опять тишина, и только легкая, как комариное жужжание, дробь барабана дает знать, что шаман начал свою музыку. Эта музыка, вначале нежная, мягкая, неуловимая, потом неровная и произвольная, все растет и крепнет... Наконец, она достигает апогея, удары по барабану, частые, сильные, сливаются в один непрерывный, все возрастающий гул. Колокольчики, бубенчики гремят и звенят, не уставая...

 

Вдруг все обрывается. Еще один-два мощных удара по барабану, и последний, до сих пор поддерживаемый и потрясаемый на воздухе, падает на колени шамана. Все сразу умолкает: даже бренчание болтающихся колокольчиков как-то сразу, неожиданно прекращается, опять настает момент мертвенной тишины, и опять та же, вначале неуловимая, как комариное жужжание, и все растущая дробь барабана.

 

Прием этот повторяется с некоторыми вариациями несколько раз, сообразно вдохновению шамана. Наконец, когда музыка, изменив темп, приобретает некоторую правильность, к ней присоединяются отрывочные, мрачно пропетые фразы песни:

 

1.  «Мощный бык земли... Конь степной!..»

 

2.  «Я мощный бык... реву!»

 

3.  «Я заржал... конь степной!»

 

4.  «Я всего выше поставленный человек!»

 

5.  «Я всего больше одаренный человек!»

 

6.  «Я человек, созданный Господом мощным из мощных!»

 

7.  «Степной конь, явись!.. Научи меня!..»

 

8.  «Волшебный бык земли, явись!.. Заговори!..»

 

9.  «Мощный Господь, приказывай!..»

 

10.  «Каждый, с кем вместе иду, пусть слушает ухом! Пусть не следует сзади за мной, кому не скажу: иди!»

 

11.  «Впереди, ближе дозволенного вам — не становись! Пусть каждый смотрит зорко! Пусть слушает чутко!.. Берегитесь вы!»

 

12.  «Смотрите хорошенько! Будьте все такими... все в совокупности... все, сколько вас есть».

 

13.  «Ты с левой стороны, госпожа с посохом, если, может статься, ошибочно или не той дорогой направляюсь, прошу тебя: «Направь! Распорядись!..»

 

14.   «Ошибки и дорогу, Госпожа мать моя, укажи!.. Вольным следом полети!.. Мою широкую путь-дорогу расчищай!»

 

15.  «На юге, в девяти лесных буграх живущие духи сеянца, матери солнца, вы, которые будете завидовать... прошу вас всех... пусть стоят... пусть три ваши тени высоко стоят!»

 

16.  «На востоке, на своей горе, государь мой дед, мощной силы, толстой шеи, —будь со мной!..»

 

17.  «И ты, седобородый, почтеннейший чародей (огонь), прошу тебя: на все мои думы без исключения, на все мои желания согласись... выслушай!., исполни!.. Все, все — исполни!»

 

Тут опять барабанный бой достигает своего апогея, опять слышатся дикие окрики, отрывочные бессмысленные слова, — и все умолкает. Выше приведенное заклинание одинаково и им начинается всякий обряд. Дальнейшая часть обряда произвольна и представляет импровизацию, иную у всякого лица и даже на всякий частный случай (Д. В. Кандыба. Русский гипноз. — М., 1995, изд-во «КСП», с. 24—26).

 

В дальнейших песнопениях шаман умоляет о помощи своего духа-покровителя и других покровительствующих ему духов.

 

После того, как дух-покровитель снизошел на шамана и тот узнал от него все, что ему нужно, т. е. кто причина несчастья или болезни, с которой он борется (ответ приходит во время неистовой пляски и пения), шаман направляется к больному и новыми заклинаниями изгоняет причину болезни, выпугивая или высасывая ее ртом из больного места. После этого он уносит болезнь на середину избы, где, после заклинаний, выплевывает ее, выгоняет, выбрасывает вон пинками или сдувает прочь с ладони далеко на небо или под землю. Тут же узнается, какой жертвой нужно заплатить небесным духам за такое неблаговидное обращение с их ниспосланным к больному слугой: шаман пристально осматривает все углы, чтобы удостовериться, что все очистилось и нигде не видно подозрительного «тумана» — значит, причина зла удалилась, жертва принята, мольбы выслушаны. Обряд окончен.

 

После этого шаман, одаренный на некоторое время вещим духом, ворожит, отвечает любопытным на задаваемые вопросы. Затем он опять садится на свою кобылью кожу и его вместе с ней переносят на скамью.

 

Жертвы, которые дают духам, бывают различными. Они зависят от важности случая. Иногда болезнь, изгнанную из больного человека, переносят на скотину, и эту больную скотину жертвуют, т. е. «уводят на небо». Убитое животное считается самой большой и желательной для духов жертвой. Животное убивают в то время, когда к шаману приходит его дух-покровитель и другие духи, которых он призывает. Часть мяса животного варят, лучшие части ставят на стол для тех, кому принесена жертва. Остальное съедают шаман и присутствующие. Под конец пиршества все, что остается, сжигается, а шкуру, вместе с копытами, головой и хвостом вешают в глухой чаще на ветвях дерева.

 

 

 

На главную

Оглавление

 











Интернет магазины  Аквариумный сайт. Содержание, разведение, кормление, лечение аквариумных рыб. Уникальные фотографии, статьи, ссылки, адреса разводчиков. Rambler's Top100