Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Предсмертные письма борцов с фашизмом

ГОВОРЯТ ПОГИБШИЕ ГЕРОИ


Пускай ты умер!..

Но в песне смелых и сильных духом

всегда ты будешь живым примером,

призывом гордым к свободе, к свету!

Максим ГОРЬКИЙ

 

ПИСЬМА РУКОВОДИТЕЛЯ ПОДПОЛЬЯ В ЗАКАРПАТЬЕ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ОЛЕКСЫ БОРКАНЮКА

 

24 сентября и 3 октября 1942 г.

 

ПИСЬМО ЖЕНЕ

Моя любимая!

Завтра мы едем на работу. И на этот раз уже наверняка. Наша отправка сильно затянулась, и это значительно затруднит нашу работу в самом начале. Но что поделаешь. Война есть война. Все-таки я надеюсь, что наша работа увенчается успехом. Мы будем делать все от нас зависящее, чтобы это было так.

Пришло то время, о котором мы говорили на протяжении многих лет. Такой войны, которую мы переживаем теперь, не знает история. Это будет тяжелая и затяжная война. Вырвет она немало человеческих жизней и принесет много опустошения. Трудно сказать, какими формами и какими путями будет идти эта война, но можно сказать с уверенностью: в конце концов победа будет наша, и только наша. И теперь мое самое большое желание: дожить до той минуты, когда мы будем победителями. И я твердо верю, что той счастливой минуты дождусь.

Перед тобой, любимая Путя, и перед маленькой Олечкой много трудностей и мук впереди. Вам придется переживать те трудности, которые несет с собой жестокая, неумолимая война. Будьте мужественны и никогда не падайте духом. Лишь сильные побеждают. Сильные волей, готовые на жертвы. Никогда не теряйте надежду, что я вернусь к вам. Обязательно приду, и это будет счастливейшая минута в нашей жизни.

А пока береги Олечку и себя как зеницу ока. Олечку никому и ни при каких обстоятельствах не отдавай. И ты с ней и она с тобой будете счастливы. Воспитывай ее как можно лучше. Воспитывай в ней сознание того, что у нее есть папа, который на ответственнейшем посту борется против самого большого зла человечества — против немецкого фашизма. О, она уже наверное бегает и лепечет милые словечки. Как хотел бы я ее видеть, слышать и хоть минутку побыть с нею... Ну, что ж, дождемся того времени, когда я всегда буду с ней и с тобой и будем счастливы.

Самое обидное — то, что ты обо мне долгое время, быть может, ничего не будешь знать... Возможно, что вам придется еще раз переселяться. Если бы сложилась такая ситуация, то это нужно делать как можно скорее. Чем скорее, тем лучше. Но, может быть, до этого не дойдет. Нам соответствующие инстанции обещали, что вы будете материально обеспечены...

Йовшка идет со мной и работать будет вместе со мной. Будем помогать друг другу и всегда будем думать о вас, и всегда будет нас радовать мысль, что вы живете вместе, помогаете друг другу и страдаете одной болью.

О, любимая Путя, тяжело подумать, что кто знает, сколько времени пройдет, пока я узнаю о тебе и Олечке. Всегда буду о вас думать и в самые тяжелые минуты вы будете моим утешением. А пока до свидания. Целую тебя и мою маленькую Олечку много, много раз. Привет твоим подругам и могил знакомым: Терезе, Ирине, Ице, Вале и всем. До свидания, любимая Путя и крошечка Оля.

Ваш Олекса.

  

ПИСЬМО ЖЕНЕ И ДОЧЕРИ

Будапешт, тюрьма, З.Х. 1942.

Моя любимая, дорогая Цико,

моя дорогая дочь Олечка!

Не было ни дня, ни часа, когда бы я о вас не думал. Я безгранично желал вернуться к вам и продолжать нашу прекрасную семейную жизнь. Не суждено мне...' Военный суд приговорил меня к смерти. Эти строки пишу за несколько минут перед смертью. Чувствую себя здоровым, полным энергии, безграничным желанием жить. И нет спасения. Вынужден умирать. Но я иду на смерть смело, мужественно, так, как положено людям нашего склада. Прожил я 41 год, из которых 20 лет посвятил делу бедного народа. Всю жизнь был честным, преданным, неутомимым борцом без личной корысти. Никогда не кривил душою. И таким умираю, ибо знаю, что наше дело справедливо…

Здесь и далее отточия документа.

и победа будет наша. Народ меня не забудет, когда настанут лучшие времена. Когда-нибудь история расскажет правду и о моей скромной личности. Я умираю и буду жить.

Мои дорогие, не оплакивайте меня и не горюйте по мне. Теперь и сотни тысяч лучших сынов народа умирают за лучшую будущность человечества. Война — самое большое несчастье для человечества. Будем надеяться, что после этой войны настанет мир, который надолго, а может быть, и навсегда сделает это несчастье невозможным. Прощаясь с вами, желаю вам дожить до мира и счастливой жизни. И когда доживете до этого, и меня вспомните незлым, тихим словом...

Моя любимая жена, спасибо тебе за прекрасно прожитое время с тобою. Ты была хорошей женой и товарищем. Я хочу, чтобы ты вышла замуж и была бы такой же с будущим мужем. Чтобы ты хорошо воспитала нашу любимую Олечку, сделала из нее настоящего человека, достойную наследницу своего отца.

Моя любимая дочь Олечка, как раз год было тебе тогда, когда немилосердная война разлучила нас. Ты была моим утешением, ты была моей жизнью. Теперь, когда я иду на смерть, мое сердце истекает кровью при одной мысли, что я тебя больше не увижу... Расти счастливой. Слушай маму, будь доброй и справедливой, учись и выйди в люди, никогда не забывай, что твой отец умер на виселице за дело народа.

Прощайте, дорогие.

Олекса Борканюк.

 

ПИСЬМО СЕСТРЕ И БРАТУ

3 октября 1942 г.

Моя дорогая сестренка Дося и мой любимый брат Степан.

Военный трибунал приговорил меня к смерти. Сегодня меня повесят. Если при жизни я принес вам какую-нибудь боль, прошу вас простить меня. Простите мне прежде всего то, что, быть может, по моей вине у вас были большие неприятности. Здесь я уже простился с Василием и Евдокией. Как солдат Красной Армии я не виновен...' Я должен был выполнить военный приказ, иначе я не пришел бы сюда из Советского Союза.

Я вверяю свою землю сыновьям Димитрия, пусть они обрабатывают ее, и если после войны моя жена и дочь не вернутся из СССР и не потребуют моего наследства, пусть тогда моя земля навечно перейдет к сыновьям Димитрия. Вкладываю сюда фотокарточки моей семьи и письмо моей жене и моей дочери. Может быть, после войны узнаете, где они находятся, и тогда пошлете им это письмо.

О процессе я ничего не могу написать. Надеюсь, что история не утаит фактов и что однажды правда выйдет на свет. Я умираю в возрасте сорока одного года. Все свои годы я посвятил борьбе за лучшее будущее бедных людей. В течение всей своей жизни я был честен, предан народу и никогда не преследовал цель получить личную выгоду. Таким, каким жил, таким и иду на смерть. Я убежден, что наше дело правое и что победа будет за нами. Я убежден также, что народ не забудет меня, когда наступят лучшие времена.

Не плачьте, не печальтесь, будьте счастливы. Я прощаюсь со всеми родными, друзьями и знакомыми.

Ваш брат Олекса.

Далее несколько слов зачеркнуто тюремной цензурой.

 

В конце зимы 1942 года в будапештской тюрьме «Маргиткерут» прошел слух: в тюрьму привезли русского партизана. Для политзаключенных, которые провели в тюрьме по 10—12 лет, это означало, что идет жестокая борьба, что советские люди воюют и за их свободу, за торжество справедливости, за светлые идеи коммунизма. Всем хотелось скорее увидеть нового заключенного, пожать ему руку, сказать, что здесь его единомышленники и друзья.

Олексу Борканюка впервые увидели во дворе тюрьмы на прогулке. Он был в военной форме. Все лицо в синяках. Выглядел крайне истощенным. Вскоре стало известно, что новый узник — закарпатский коммунист, до войны видный деятель Коммунистической партии Чехословакии.

Олекса Борканюк родился в 1901 году в бедной крестьянской семье в селе Ясиня, в Закарпатье. Детство его было нелегким. Каменистая земля давала скудный урожай, а семья была большой. И пришлось Олексе с раннего возраста работать на лесоразработках.

Закарпатская Украина входила тогда в состав Австро-Венгерской империи, феодально-капиталистический гнет сочетался с национальным.

Общий подъем революционного движения, вызванный победой Великой Октябрьской социалистической революции в России, захватил и Закарпатье. Чаяниям закарпатских трудящихся на воссоединение с родной Украиной тогда не суждено было сбыться. Закарпатская Украина была оккупирована чехословацкими и румынскими войсками и в 1919 году включена в состав буржуазной Чехословацкой республики.

Несмотря на материальные затруднения, Олекса Борканюк упорно учился. С помощью учителя, который заметил и поддержал горячее стремление крестьянского паренька к знаниям, окончил начальную школу.

В 1922 году, уже будучи 20-летним парнем, Олекса Борканюк приехал в город Мукачево и поступил учиться в торговую школу. Во время учебы Олекса приобщился к революционной деятельности. В 1924 году он вступил в комсомол и был одним из вожаков мукачев-ских комсомольцев, а через год стал членом Коммунистической партии Чехословакии.

Осенью 1926 года вместе с группой закарпатских товарищей Олексу Борканюка направили на учебу в Коммунистический университет имени Артема в Харьков. Успешно окончив его, он возвратился осенью 1929 года в Закарпатье, был избран секретарем комсомола Закарпатья, назначен редактором молодежной газеты «Працююча молодь» («Трудящаяся молодежь»). С февраля 1931 года Олекса Борканюк становится редактором коммунистической газеты «Карпатская правда». В 1934 году его избирают секретарем Закарпатского крайкома Компартии Чехословакии и членом Центрального Комитета КПЧ, позже членом Политбюро ЦК КПЧ.

В 1939 году в результате мюнхенского сговора империалистов Англии и Франции с фашистскими правителями Германии и Италии Закарпатская Украина отошла к Венгрии. Венгерские войска оккупировали ее и установили там режим кровавой диктатуры. Коммунистическая партия ушла в подполье. Незадолго до оккупации Борканюк активно участвовал в создании подпольных организаций компартии, но сам был слишком известен в Закарпатье, чтобы остаться в подполье. 14 марта 1939 года по решению ЦК Коммунистической партии он покинул Закарпатье и переехал в Советский Союз.

Сразу после нападения фашистской Германии на СССР Борканюк подал заявление о вступлении в ряды Красной Армии. Но руководство Компартии Венгрии решило направить его в тыл врага, как прекрасно знающего местные условия, для организации партизанской борьбы. После тщательной подготовки в первых числах января 1942 года вместе с группой товарищей Борканюк вылетел в Закарпатье и спустился с парашютом в районе Ясиней. Проработав некоторое время в тылу врага, он был схвачен фашистами и после многочисленных допросов и пыток посажен в тюрьму «Маргиткерут» в Будапеште.

Нескончаемые издевательства и пытки не сломили волю мужественного коммуниста. И в тюрьме Борканюк остался пламенным борцом, горячим пропагандистом марксистских идей. Своим поведением он завоевал уважение среди заключенных. Веру в окончательную победу он стремился передать всем окружающим. В тюремной мастерской, где собирались заключенные из разных камер, Борканюк рассказывал товарищам о руководящей роли ВКП(б) в борьбе с оккупантами, о боях советских войск с фашистами, о мужественной борьбе партизан в тылу врага.

Один из оставшихся в живых заключенных тюрьмы «Маргиткерут», Е. Зпевак, словак по национальности, вспоминал о последних днях жизни О. Борканюка:

«На суде тов. Борканюк держался смело, обвинял фашистский режим Венгрии. После зачтения приговора Олекса Борканюк вышел очень бледный, но шел твердо. Мы стояли в коридоре, когда он прошел. Все наши глаза были устремлены на него. Он только показал рукой на шею. Мы все поняли. Стало очень жалко, что враг опять вырвет из нашей среды преданного, верного большевика. С тех пор Борканюк был в самотной целле '.

3 октября 1942 года все политзаключенные ждали, когда в последний раз увидим нашего дорогого, незабвенного друга Олексу Борканюка. Утром, в 8 час. 35 мин., увидели, как тов. Борканюк с поднятой головой шагает в направлении к эшафоту. Мы смотрели из окон камер и махали ему руками. Слышали его последние слова: «Вы меня убьете, но идею коммунизма никогда. Долой хортиевскую Венгрию! Да здравствует Советский Союз!»

Тов. Борканюк умер как герой. Он вечно будет в наших сердцах. Память тов. Борканюка мы, политзаключенные Маргиткерутской тюрьмы, почтили пятиминутным молчанием».

Олекса Борканюк погиб, но дело, за которое он боролся, победило и желания его, высказанные в предсмертных письмах, осуществились.

Предсмертные письма несгибаемого коммуниста О. Борканюка хранятся в Закарпатском обкоме КП Украины, письмо жене, написанное перед отправкой на задание, находится в Ужгородском государственном историко-краеведческом музее. Все письма написаны на украинском языке и печатаются в переводе. Два последних опубликованы в книге П. Мальвецци и Дж. Пирелли «Письма обреченных на смерть борцов европейского Сопротивления» (стр. 678—680).

  

Содержание книги (выбрать статью) >>> 

Rambler's Top100