Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Предсмертные письма борцов с фашизмом

ГОВОРЯТ ПОГИБШИЕ ГЕРОИ


Пускай ты умер!..

Но в песне смелых и сильных духом

всегда ты будешь живым примером,

призывом гордым к свободе, к свету!

Максим ГОРЬКИЙ

 

ПИСЬМО КОМАНДИРА КАТЕРА СТАРШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА Е. И. ЧЕРВОННОГО

 

Июль 1942 г.

Родная Талюшка!

Трудно начинать трафаретными словами: когда ты получишь это письмо, меня уже не будет в живых. Но ведь это так, и надо мириться с действительностью.

Жизнь! Гордо звучит это слово. В нем печаль и радость, страдание и блаженство. Я не хочу быть бахвалом, говоря, что жизнь мне безразлична. Нет, она оценена очень высоко. И терять ее весьма тяжело.

Молодость! Что может быть дороже этого? Я не отношусь к категории «мрачных  искателей смерти на поле брани». Играть жизнью недостойно человека. Это не значит, что надо бояться опасности. Много возможностей представлялось быть на берегу. Но я, как и многие мои товарищи, выбирал море, где больше опасности и риска, зато можно найти полное применение себе и принести максимум пользы. Проще, это было желание отдать все, что имеешь.

Есть жизнь, заключающаяся в ежедневном прозябании на положении безгласной скотины, и есть свободная и счастливая, с прекрасными перспективами. Добиться последней является целью и задачей каждого из нас. На наше поколение возложена большая и благородная задача: ценою своей крови и жизни приобрести право на счастье...

Вот сейчас вспоминается детство и юность. Первые робкие шаги к сдаче «аттестата зрелости». Первый экзамен — 1938—39 гг.— концлагерь в Испании. Там я избавился от части того благодушия и привычки видеть все в розовом свете, которые присущи каждому юноше и девушке. Это был хороший урок в попытке познать жизнь. Там, в Испании, появилось ясное представление о враге. Результатом явилось решение — всю свою деятельность посвятить военному делу, быть командиром. Сейчас ты уже ощутила привкус ненависти. А у меня он появился еще тогда.

Спокойный и мирный 1940 год. Год грандиозных планов на будущее. И вот пришла война. Перед каждым стояла проблема — найти свое место, быть достойным сыном своей Родины. Старое чувство ненависти, оккупация любимой Украины, потеря отца, матери, брата, сознание того, что борьба всеобщая и на кого-то полагаться нельзя, помогли с первых дней определить свою роль и место. Война стала испытанием, она окончательно определила характер. Я отдавал все. И наберусь смелости сказать, что никто не может упрекнуть меня в поступке, недостойном командира-коммуниста.

Нам пришлось узнать правду жизни, горькую и раньше срока, какой положен по возрасту, но тем дороже будет сама жизнь. Познаешь действительную цену ее, и каждый день или час ее будет представляться уже не мелочью. Я знаю и уверен, что, выйди я целым из этого испытания, мы зажили бы счастливо... Мы живем в такое время, что прежде чем претендовать на это счастье, необходимо завоевать его в жестокой борьбе и внести свою скромную лепту в общее дело. Будут ли эти силы — знание, кровь или жизнь, безразлично. Вне этого оставаться нельзя.

Вспоминай иногда, что был любящий тебя человек, который не задумываясь отдал бы жизнь за свою Талюшку. А ведь оно в действительности так и есть. Во всем общем есть частица каждого человека. И то, за что я отдал ее, есть и твое дело. Я верил в твою любовь, знаю, что она кристально чистая, и тем отрадней для меня вспоминать прожитое время...

Я знаю, что тебе трудно будет смириться с мыслью утраты Женьки. Но прошу тебя, не давай никаких обетов. Постарайся рассеять быстрее все мрачное. Сделай свою жизнь счастливой. И хочу верить, что через некоторый промежуток времени все забудется или хотя бы сгладится и ты еще познаешь личное счастье. Каждому своя участь. И с этим надо согласиться. Хочется выразить чувство благодарности маме, папе и Зойке. Ведь они относились ко мне, как к сыну. Желаю им счастливой, беззаботной и долгой жизни. Надеюсь, что родным и Зойке придется еще ласкать и пестовать своих внуков, сыновей и племянников.

К тебе есть одна просьба. Кончится война, наступит мирная жизнь. По возможности постарайся разыскать братишку. Если он жив, то страна воспитает его. Он уже достаточно взрослый. Расскажи ему о Женьке. Внуши, каким он должен быть. Зовут его Александром, рождения 1930 года, остался в Херсоне. Тешу себя мыслью, что ты найдешь его. Не пойми, что это своеобразное «завещание», вернее поручение, забота о нем. Нет, я не хочу обременять тебя посторонней заботой. В нашем государстве о детях позаботятся и из него сделают человека. Посылаю тебе удостоверение о награждении. Пусть будет маленькой памятью. Ничего другого не имею.

Вот как будто все. Хотелось так много сказать, найти теплые слова, которыми можно выразить свои чувства. Но ты и так хорошо знаешь своего Женьку и понимаешь с полуслова. Ведь так?

Желаю счастья, здоровья и доброго духа. Будь умницей. Не надо сильно печалиться. Ведь этим не поможешь. Устраивай свою жизнь счастливо, чтобы могла пожить за меня.

Вспоминай иногда Женьку, но без грусти, а с мыслью, что он погиб не напрасно.

Будь счастлива.

Любящий тебя Евгений.

 

Великая Отечественная война застала старшего лейтенанта Евгения Ивановича Червонного в Таллине. В суровые августовские дни 1941 года «морской охотник», на котором служил Евгений, шел вместе с кораблями Краснознаменного Балтийского флота из Таллинской гавани в Кронштадт. Это был героический переход. Под непрерывной бомбежкой, прорываясь через минные поля, балтийцы с боями уходили на свою основную базу. За личную отвагу и смелые действия экипажа Евгений Червонный был награжден орденом Красного Знамени.

В темные августовские ночи, когда затихали бои, Евгений Иванович вспоминал недавнее прошлое. Это было в 1938 году, когда слушатель Херсонского мореходного училища Червонный проходил штурманскую практику на теплоходе «Скворцов-Степанов», который был захвачен франкистами. Голодом и угрозами они пытались заставить советских моряков изменить Родине. Их бросали в вонючие ямы, оставляли без глотка воды. Вместо хлеба предлагали морякам... живых червей. Мужественные советские люди вынесли все испытания. Тогда он воочию увидел, что значит фашизм. Вернулся Евгений Червонный больным туберкулезом. На Родине вылечился. И вот — война. Молодой командир поклялся сражаться с гитлеровцами до последней капли крови. И он выполнял с честью свое обещание. Вот скупые строки характеристики, данной командованием Евгению Червонному:

«...Сбил лично 2 самолета. Участвовал в 6 минных постановках. Потерь не имел. В течение 20 дней катер совместно с канонерской лодкой поддерживал огнем фланг приморской армии... Участвовал в 3 ледовых походах на Ханко. Спас 400 человек...»

В один из июльских дней 1942 года старший лейтенант Червонный уходил в море. Это была операция, из которой вернуться живым шансов почти не было. Но Евгений знал, на что идет. В последние минуты перед выходом в море он написал это письмо-Товарищи подобрали тело Червонного среди обломков подорвавшегося на мине катера. Свой последний рейс в Кронштадт Евгений совершил покрытый военно-морским флагом, а балтийская свинцовая волна пела ему торжественный реквием...

В небольшом желтом чемоданчике, где хранились немудреные личные вещи Червонного, его товарищи нашли письмо, адресованное жене. Наташа Червонная в самом начале войны эвакуировалась из Таллина в Мелитополь. Летом 1942 года в этом районе шли бои, и поэтому политработник Зайцев, боясь, что письмо затеряется, решил вскрыть его, снять копию, а затем послать по адресу. Полностью текст письма Евгения Ивановича Червонного впервые был опубликован в мае 1961 года в ленинградской газете «Смена», затем в книге И. Чернышева «На «морском охотнике»» (М., 1961, стр. 197—199) и в книге Н. К. Смирнова «Матросы защищают Родину» (М., 1962, стр. 148—151).

  

Содержание книги (выбрать статью) >>> 

Rambler's Top100