Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Предсмертные письма борцов с фашизмом

ГОВОРЯТ ПОГИБШИЕ ГЕРОИ


Пускай ты умер!..

Но в песне смелых и сильных духом

всегда ты будешь живым примером,

призывом гордым к свободе, к свету!

Максим ГОРЬКИЙ

 

ЗАПИСКА АЛЕКСАНДРА МАХАНЬКО — ПОДПОЛЬЩИКА ИЗ ДРУЖКОВКИ — МАТЕРИ

 

Маханько28 февраля 1942 г.

Мама, меня не жди. Мне ничего не надо.

Шурик.

 

 

 

 

 

 

 

Едва немецко-фашистские войска ступали на советскую землю, как она тут же вспыхивала огнем народного гнева. Так произошло и в Дружковке — небольшом поселке в Донбассе.

Саша Маханько, тот самый, что написал эту записку, был одним из тех, кто вошел в подпольную антифашистскую организацию «Ленинская искра», которая открыто объявила войну захватчикам.

Он был самым молодым в организации — ему исполнилось лишь 16 лет, но не уступал в смелости старшим и пользовался большим доверием у

подпольщиков,

К концу 1941 года в «Ленинскую искру» входило около 30 человек. Руководил ими Павел Ильич Гребенюк, коммунист, пограничник, сражавшийся с фашистами с самой первой минуты войны. В боях под Казатином он попал в окружение, был ранен и взят в плен. Концлагерь и дерзкий побег. И вот — Дружковка, знакомство с такими же, как он, советскими патриотами — кадровым рабочим Афанасием Петровичем Власюком и его дочерью Валентиной, комсомольцами Николаем Дементьевым, Александрой Соболевой, Дусей Ильиной, тайные встречи на квартире Власюка на Садовой улице, первая хорошо подготовленная диверсия...

Саша одним из первых вошел в подпольную организацию. Став разведчиком, он работал непосредственно с Гребенюком. Восхищаясь своим командиром, Саша мог без конца слушать его рассказы о жизни и подвигах пограничников. У него же юноша учился военному мастерству и секретам конспирации.

По заданию группы Саша организовал сбор оружия, оставшегося после боев под Дружковкой. Молодые подпольщики достали 7 автоматов, 21 винтовку и даже 2 пулемета с патронами. Оружие было спрятано в укромных местах. Там же хранилось несколько бутылок с горючей смесью.

Вместе со своим другом Николаем Дементьевым Саша починил старенький радиоприемник.

Голос Москвы! Они слушали его вместе, и это всегда превращалось в праздник.

Распространяя сводки Совинформбюро по поселку, Саша с особым удовольствием наклеивал их прямо на грозные приказы начальника жандармерии фон Гакке и холуйские распоряжения бургомистра Тхо-ревского.

6 ноября 1941 года, накануне дня 24-й годовщины Великого Октября, на улицах появилось множество гестаповцев и полицейских. Расстрелу подлежал каждый, кто выйдет из дому позже 19 часов. Но Саша все же вышел.

Под покровом ночи он тихо, словно мышь, пробрался к Торецкому заводу, проник в паросиловой цех и оттуда полез на трубу, взметнувшуюся в черное небо. Дул резкий холодный ветер. Ноги соскальзывали с тонких прутьев узкой лестницы, руки одеревенели. Но он упрямо лез и лез вверх. Наконец рука нащупала громоотвод. Расстегнув куртку и рубашку, юноша достал красное полотнище и осторожно нацепил его на стальной шпиль...

Домой вернулся совсем обессиленный, с рассеченными в кровь руками. Страшно хотелось спать. Нет, спать нельзя. Надо дождаться рассвета, надо первым увидеть его — небольшой красный флаг, стяг революции, символ борьбы и непобедимости. Волновало одно: будет ли видна с земли надпись на полотне: «С праздником Октябрьской революции, рабочие-дружковцы!»?

Полдня развевался над Дружковкой красный флаг. Тысячи людей видели его, читали надпись, радовались и праздновали годовщину Октября.

Гитлеровцы остервенели окончательно. Они рыскали по поселку, заглядывали в каждый дом, хватали в чем-либо заподозренных людей, вербовали предателей.

Умело организуя работу группы, Гребешок основные силы бросил на составление плана расположения вражеских объектов для передачи партизанскому отряду, действовавшему в окрестностях. И в этом деле Саша Маханько оказался действительно незаменимым. С помощью своих вездесущих мальчишек он засек все вражеские объекты, вплоть до пулеметных точек и контрольных постов на дорогах. План был составлен и передан по назначению. Прошло несколько дней. Однажды ночью Дружковка подверглась бомбежке советской авиации. К удивлению гитлеровского командования, все бомбы легли точно в цель, причем были разбиты почти все строго засекреченные склады боеприпасов.

Тем временем подпольщики готовили взрыв мартена, который фашисты хотели вот-вот пустить в ход. И мартен был разрушен...

Вскоре взлетел на воздух большой вражеский эшелон на заминированном участке железной дороги Дружковка — Кондратьевка. Затем рухнул мост через реку Торец и сгорела контора машиностроительного завода со всей хранившейся там технической документацией.

Всех героических дел дружковских подпольщиков не перечислишь. Только одно следует добавить: почти в каждом из них была доля Саши Маханько.

Его схватили февральской ночью 1942 года. В застенке оказалось еще 11 активных участников «Ленинской искры».

Арестованных долго пытали, а Павлу Гребенюку выжгли глаз. Саше под ногти загоняли иголки, кусачками рвали губы.

В первых числах марта на улицах появилось очередное объявление оккупационных властей. Вот его текст:

 

«К населению Дружковки!

28 февраля 1942 года расстреляно 12 граждан, помогавших русскому шпиону Гребенюку Павлу и выразивших готовность содействовать его работе, направленной против немецких вооруженных сил:

1.      Власюк Валентина — 19 лет, комсомолка,

2.      Михайлов Иван — 19 лет, комсомолец,

3.      Ильина Дуся — 20 лет, комсомолка,

4.      Николаева Нюся— 21 год, комсомолка,

5.      Ожигов Анатолий —19 лет, комсомолец,

6.      Маханько Александр — 16 лет, комсомолец,

7.      Харченко Геннадий — 19 лет, комсомолец,

8.      Марков Иван — 44 года,

9.      Власюк Афанасий — 56 лет,

10.    Власюк Антонина — 46 лет,

11.    Ильина Василиса — 42 года,

12.    Соболева Екатерина— 53 года, учительница.

В связи с этим население еще раз предупреждается, что всякое содействие лицам, работающим против немецких вооруженных сил, будет караться смертью. Покровительство подобной деятельности тоже карается смертью».

 

Их расстреляли... Но на место павших вставали новые борцы. Ничто, да, ничто не могло уберечь палачей от возмездия, ничто не могло погасить пламени всенародной освободительной борьбы.

Шурик... Так называли его родные и товарищи. Герой... Ему было тогда всего 16 лет.

Публикуемая записка впервые напечатана в «Комсомольской правде» 30 апреля 1963 года.

  

Содержание книги (выбрать статью) >>> 

Rambler's Top100