На главную

Оглавление

 


«Чудеса и Приключения» 7/95


Я ЧИТАЮ ВАШИ МЫСЛИ!

Вольф Мессинг

Ирина ДАНЧЕНКО

 

Когда люди чувствуют определенное духовное единство, они нередко говорят друг другу: «Вы читаете мои мысли». Что это - прекраснодушная фраза, призванная выразить симпатию собеседнику, или отражение некоей реальности?

 

Между тем существуют многочисленные подтверждения этой возможности, которым в обыденной жизни мы часто не придаем значения. Вспомним игру нашего детства (да и не только нашего, такими играми увлекались еще наши прабабушки!): кто-то выходит из комнаты, а вернувшись, пытается отгадать, куда спрятан тот или иной предмет. Находятся люди, которые могут это сделать почти моментально, другим приходится хорошенько подумать, третьим нужны наводящие вопросы, у четвертых, сколько бы они ни старались, вообще ничего не получается. Но какое отношение имеет отгадывание спрятанной вещи к отгадыванию мыслей? Оказывается, имеет. Ну, прежде всего надо оговориться, что любая игра — не просто игра, она обычно в той или иной мере отражает «игру» настоящей жизни. А в этой реальной жизни мы встречаемся с фактами отгадывания мыслей едва ли не постоянно, только чаще всего не обращаем на это внимания.

 

Вот муж пришел с работы. «Ты что сегодня не в духе?» — тут же спрашивает жена, хотя тот ей не сказал ни слова. «Ну что, опять двойка?» — огорошивает мать своим «прозрением» сына-школьника, едва тот переступил порог. «Мама, тебя что, на работе ругали?» - говорит дочь, увидев недовольное лицо матери. Стоп! Значит, дело в выражении лица, которое хорошо изучили близкие? Причем же здесь чтение мыслей? Но лицо, как говорится, зеркало души и отражает эмоциональное состояние человека. А плохо на душе чаще всего от неприятностей, которые и вызывают грустные мысли. Вот и получается, что в конечном счете один человек непроизвольно читает мысли другого. Иными словами, «считывает» заложенную в мозгу информацию через выражение лица, взгляд, тембр голоса, походку и даже... почерк.

 

Но перейдем к примерам более сложным, а потому и более интересным. Для этого заглянем в Лондон конца прошлого века. В1982 году там было создано «Общество психических исследований» под руководством профессора Баррэта. Ученые стали исследовать разные необычные проявления в психической сфере, в том числе и «чтение мыслей на расстоянии». В это время Лондон взбудоражил один таинственный" случай. Некая молодая особа проявила удивительные способности, заключающиеся в следующем. Достаточно было ее матери показать у нее за спиной рисунок или слово, как девушка немедленно называла это слово или описывала рисунок. Как будто на затылке у нее были глаза! Но при этом матери надо было соблюсти одно условие: дочь должна была сидеть спиной к матери, а та при этом прикладывала палец к ее руке выше локтя.

 

То есть создавала так называемый рапорт, связь, которая давала возможность этой родственной паре входить в необычный контакт: один выступал как своеобразное передающее устройство, другой — как принимающее. Здесь для ясности надо оговориться: когда мы видим тот или иной предмет, в мозгу у нас непроизвольно рождается мысль об этом предмете- его образ. В описанном случае предмет видела мать, а считывала образ предмета через мысли матери о нем дочь.

 

Профессор Баррэт описал и другой любопытный случай. Наблюдаемая молодая женщина из Перу — садилась перед кучей букв, выточенных из слоновой кости. Стоило только Баррэту или его помощнику, встав позади стула, на котором сидела леди, дотронуться до ее плеча (опять дотронуться, то есть создать рапорт!), как она, словно повинуясь какой-то воле, наминала выбирать из массы букв ту самую, которую мысленно произносили экспериментаторы.

 

Вот еще одна история, действующим лицом которой была наша знаменитая соотечественница Елена Петровна Блаватская. Однажды во время пребывания Блаватской в конце пятидесятых годов прошлого столетия в имении ее сестры в Псковской губернии близкие стали свидетелями такого забавного случая. Отец Елены Петровны, Петр Алексеевич Ган, был закоренелым скептиком в отношении многочисленных чудес которые случались в присутствии его дочери, и ничему не верил. А чудеса эти появлялись в виде различных кем-то издаваемых стуков, в самопроизвольных передвижениях предметов без прикосновения к ним, необъяснимом увеличении и уменьшении веса вещей и во многом другом. Сама Блаватская серьезно к этому не относилась и затрагивать эти темы не любила, предпочитая отшучиваться. Петр Алексеевич обычно не участвовал в распространенных в то время не только в России спиритических сеансах, а если и присутствовал, то сидел где-нибудь в сторонке, невозмутимо раскладывая свой излюбленный пасьянс.

 

Так было и на этот раз. На вопрос, почему он не участвует в сеансе, Петр Алексеевич во всеуслышание объявил, что все это вздор и что подобные увлечения унизительны для серьезных людей. Тем не менее на этот раз его все-таки уговорили выйти в другую комнату, написать вопрос и, никому его не показывая, положить бумажку с этим вопросом в карман. Он так и сделал.

 

Между тем сеанс продолжался. Младшая сестра Елены Петровны Евгения называла буквы азбуки и по раздававшимся невесть откуда стукам записывала их. Елена Петровна, чье присутствие как медиума для проявления чудес было необходимо, сидела, как обычно, за шитьем, никак не проявляя себя. «Ну что, готов ответ?» —ехидно улыбаясь,. спросил Фома-неверующий, когда после стуков Евгения сложила слово, смысл которого для всех был совершенно непонятен; «Зайчик». «Надо было видеть перемену, произошедшую со стариком,— свидетельствует очевидец.- Он побледнел, растерянно поправил очки... Затем вынул из-за борта сюртука записку и молча подал ее дочери. На ней было написано; «Как звали мою боевую лошадь, на которой я участвовал в турецкой кампании?» А ниже его рукой был дан ответ: «Зайчик».

 

Но вернемся к ученым. На основании множества подобных фактов они пришли к выводу о существовании «мысленного зрения» и «мысленного слуха», то есть о возможности через органы чувств передавать свои мысли, с одной стороны, и возможности считывать их — с другой. Все эти примеры объединяет то общее, что налицо было желание одних людей что-либо выразить и желание других - узнать.

 

Изучая эти необычные явления, ученые столкнулись с очень сложными случаями, достоверной разгадки которых не найдено до сего времени. Среди этих, почти фантастических, фактов — воспроизведение слов на незнакомом языке, отгадывание слов и чисел на очень удаленном расстоянии. Часть подобных случаев исследовалась, большинство же остались только на слуху непосредственных свидетелей и их близких. Часть попала в прессу.

 

На вопрос, задаваемый так называемым реципиентам (наблюдаемым), большинство говорило, что они либо «видят», либо «слышат» произнесенное слово. На основании подобных свидетельств Лондонское общество в лице его председателя сделало свое заключение: «Если качающийся маятник приводит в качание другой одинакового размаха; звучащий камертон вызывает колебания другого камертона, настроенного в унисон с первым; магнит намагничивает прислоненное к нему железо... отчего же нельзя допустить, что содрогания или колебания («вибрации», сказали бы мы) одного мозгового вещества одного лица не могут образовывать психических волн, передающих мысли через эфирную среду мозговому веществу другого лица с большей или меньшей точностью, возбуждая в нем самом тождественное восприятие?» Выражена мысль, конечно, на уровне знаний прошлого века, но существо этой мысли может навести на размышления и нынешних ученых!   

 

Возможность чтения мыслей интересовала интеллигентную часть общества в самых разных странах, в том числе и в России.

 

В 1884 году в Петербург приехал известный английский «читатель мыслей» Ирвин Бишоп. После первого же сеанса газеты взахлеб сообщали о появлении нового феномена. Вот отрывок одного из таких сенсационных сообщений, опубликованное в газете «Новости»:

 

«Сеанс, данный сегодня г-ном Ирвингом Бишопом в присутствии представителей печати и других лиц, представил ряд поистине поразительных опытов, не поддающихся никаким объяснениям... На столе лежало 12 кинжалов. Пригласив одного из присутствующих, г-на Г. (нашего известного писателя и знатока изящных искусств Д. В. Григоровича, делает пометку перепечатавший эту статейку журнал), предложил ему выбрать один из кинжалов, а затем в его, Бишопа, отсутствие, произвести над одним из присутствующих в зале движение, которое бы означало, что он его заколол или зарезал, а затем кинжал спрятать, где ему угодно, в зале. Когда все это было совершено, г-н Бишоп возвратился в залу с завязанными глазами и, взяв г-на Г. за руку, устремился с ним в залу к тому господину, кого предполагал «убитым». Повертевшись около, него несколько секунд, он тем же .путем устремился назад, прямо к тому лицу, у которого был спрятан кинжал. Подойдя к мнимой жертве, он пунктуально повторил движения, которые произвел г-н Г. при нанесений удара...»

 

Не правда ли, эти факты очень напоминают опыты знаменитого в 60-70-х годах уже нашего столетия Вольфа Мессинга! Первый, кто сказал подростку о его огромных медиумических способностях, был немецкий профессор Абель. Мессинг начал упорно тренироваться: «Я начал понимать отдаваемые мне мысленные распоряжения все лучше и лучше, научился выделять в хоре «звучащих» в моем сознании мыслей окружающих именно тот «голос», который мне нужно было услышать... Я начал ходить на берлинские базары (подростком Вольф жил в Берлине). Вдоль прилавков с овощами, картофелем и мясом стояли краснощекие молодые крестьянки и толстые пожилые женщины из окрестных сел. Покупатели были редки и в ожидании многие сидели, задумавшись о своем. Я шел вдоль прилавков и поочередно, словно верньером приемника, «включал» все новые станции, «прослушивал» простые и неспешные мысли немецких крестьян о хозяйстве, оставленном доме, о судьбе дочери, вышедшей неудачно замуж, о ценах на продукты, которые упрямо не растут... Но мне надо было еще не только слышать, но и проверять, насколько правильно мое восприятие». И юный Вольф «возвращал» владетельнице ее мысли, отчего та приходила в неописуемое удивление: как мог этот парень подслушать ее мысли? Оказывается, мог...

 

В 1915 году у шестнадцатилетнего Вольфа состоялась встреча с самим Эйнштейном, который пригласил его к себе, прослышав о необычном таланте. На встрече присутствовал будущий создатель теории психоанализа психоаналитик Зигмунд Фрейд. Было проведено несколько опытов. Мысли внушал сам Фрейд. Но предоставим слово Вольфу Мессингу: «До сих пор помню его мысленное приказание: подойти к туалетному столику, взять пинцет и, вернувшись к Эйнштейну, выщипнуть из его пышных великолепных усов три волоска. Взяв пинцет, я подошел к великому ученому и, извинившись, сообщил ему, что хочет от меня его ученый друг.

 

Эйнштейн улыбнулся и подставил мне щеку... Второе задание было проще: подать Эйнштейну скрипку и попросить его поиграть на ней. Я выполнил это безмолвное приказание Фрейда. Эйнштейн засмеялся, взял смычок и заиграл...» На прощание Эйнштейн сказал покорившему его своим дарованием подростку: «Будет плохо— приходите ко мне».

 

Встретиться им больше не пришлось, хотя великий Эйнштейн как в воду глядел: порою Мессингу было так плохо, что, как говорится, дальше ехать некуда.

 

Накануне второй мировой войны Вольф Мессинг жил в Польше. Его голова была оценена подручными Гитлера в 200000 марок. Было это вызвано тем что еще в 1937 году выступая в одном из театров Варшавы, в присутствии тысяч людей Мессинг предсказал гибель Гитлера, если тот повернет на Восток. Но это уже другая, не менее интересная тема...

 

Сам Мессинг давал очень простое объяснение своих «сверхъестественных» возможностей подобного рода, которое было приведено в официальной справке, призванной углубить доверие к его психологическим опытам-.. «Когда человек о чем-то думает, его мозговые клетки мгновенно передают импульс по всему организму. Например, если человек думает о том, что берет в руку какой-либо предмет, представление об этом действии сразу передает импульс организму, при этом изменяя напряжение мышц руки, Правда, это напряжение мышц очень незначительно, но оно существует. Идея, мысль отражается на моторной деятельности двигательной сферы». То есть, другими словами, представления и мысли связаны с соответствующими изменениями и в органах. Мессинг воспринимал эти изменения как некое движение токов энергии. Он ощущал двигательные импульсы, поступающие из мозга в мускулатуру, когда контактер передавал ему задание. Для этого Мессинг напрягал свою нервную систему, отвлекался от посторонних раздражителей, отбирая только те сигналы, которые указывали верный путь.

 

«Почему бы не принять предположение, что чувствительность человеческого мозга к биотокам, рожденным в другом мозгу, значительно выше, чем у наших приборов?— пишет Мессинг в своей книге «О самом себе».— Почему не предположить, что всего один или несколько квантов электромагнитного поля, попавших в этот воспринимающий механизм, могут вызывать резонанс, своеобразный лавинный процесс... и вызвать ощущения, аналогичные тем, что господствовали в излучающем мозгу?!

 

Еще один любопытный факт, теперь уже литературное предвидение. Прототипом героя фантастического романа А. Беляева «Властелин мира» — инженера Каминского, занимавшегося проблемой передачи мыслей на расстоянии, послужил наш соотечественник, инженер-электрик, кандидат физико-математических наук Бернард Кажинский, умерший в 1962 году. Еще в 1923 году вышла его книга «Передача мыслей» (факторы, создающие возможность возникновения в нервной системе электромагнитных колебаний, излучающихся наружу), а в 1962 году ставшая теперь своеобразным бестселлером «Биологическая радиосвязь». В этих работах Кажинский выдвигает идею, что передача мыслей на расстоянии идет через существующее в мозгу электромагнитное поле. Наш современник, ученый-астроном И. А. Козырев высказал предположение, что такую роль могут играть волны гравитационного поля.

 

Конечно, все это лишь гипотезы, но факты передачи мысли на расстоянии, кстати, научно неоднократно подтвержденные, в том числе экспериментом, проведенным академиком Новосибирской академии наук В. П. Казначеевым (о ней писал наш журнал в№3 за 1994 й существуют.

 

Но вернемся еще раз на столетие назад. На сеансе английского экстрасенса г-на Бишопа, о котором уже рассказывалось, присутствовал еще один замечательный . россиянин — прославленный химик; профессор Петербургского университета А. М. Бутлеров. Относясь с большой заинтересованностью к подобным непонятным явлениям, он писал в одной из своих статей: «Чтение мыслей» и передача влияний воли «шляются совершенно допустимыми, если даже не выходить из цикла аналогий, доставляемых изучением чисто вещественного мира... Мы никогда хорошенько не могли понять, почему затрудняются допустить, например, влияние волевых импульсов одного организма на действия другого без прямой передачи их словами или знаками.

 

Сами явления воли, их Постоянное воздействие на собственный организм- загадка, но загадка, которая никем не может быть оспариваема. Нельзя не признать, что действие воли сопровождается некоторыми изменениями в состоянии веще-. спинного организма, а влияние веществ на расстояниях - факт: железо, намагничиваясь, начинает действовать на расстоянии; проволоки, начавши проводить электрические токи, взаимодействуют на расстоянии; тела, нагревшись, начинают посылать видимые и невидимые нам лучи на огромные расстояния. Почему же не воздействовать на расстоянии и воле?! Изменение в состоянии одного организма, конечно, может вызвать определенные изменения в другом организме».

 

Эта мысль Бутлерова очень любопытна! Если французские ученые в то время говорили лишь с возможности механистический передачи энергий от одного предмета или человека к другому, то великий русский ученый подключает сюда и процесс, характерный только для человека,- участие в передаче мыслей на расстоянии воли. Это тем более ценно, что высказывает это мнение не медик, не психолог и даже не философ, а представитель естественных наук.

 

Признанным современными учеными телепатом является знаменитый Ури Геллер, чей удивительный опыт с остановкой часов на лондонской башне Бит Бен многие из нас видели на экране телевизора. Возможности Ури Геллера (о котором писал наш журнал)-чрезвычайно разнообразны, мы же коснемся только одного из множества его даров — дара чтения мыслей на расстоянии. В своих воспоминаниях Ури Геллер предстал перед солидной ученой комиссией, состоящей из десяти человек, каждый из которых должен был нарисовать какой-нибудь несложный предмет. Как нетрудно догадаться, ему предстояло угадать, что за предмет был нарисован. Опыт удался, в немалой степени этому способствовало признание его телепатических возможностей.

 

Сам Геллер убежден: секрет подобного дарования кроется в огромных возможностях человеческого разума, его способности проецировать и получать изображение, то есть переводить мысленный образ в физический. Автор книги «Феномен Геллера», К. Уилсон, пишет о том, как однажды Ури встретил свою знакомую, которая рассказала о двух удивительных случаях, героем которых оказался Ури. Однажды он поведал ей об ев умершем муже, которого Геллер никогда не знал,, и описал подробнейшим образом их семейную жизнь. Но это касалось, прошлого! Каково же было удивление женщины, когда Ури с такой же легкостью рассказал ей о предстоящем ужине, на который она собиралась пойти и... не только описал ей мужчину, с которым она должна была встретиться, но даже назвал первые буквы его имени и фамилии!

 

Что же все-таки происходит? Геллер считает, что существует не только зрительная, слуховая, но и ментальная телепатия. Причем последней мы пользуемся исключительно часто, впрочем, не отдавая себе в этом отчета... Примеры? Сколько угодно! Не успели вы о ком-то подумать, как этот человек тут же звонит вам. Здесь возможны варианты объяснений. То ли встретились ваши мысле-желания, то ли более сильная воля одного вызвала желание позвонить. Другой пример. Вы, опять же вдруг, вспомнили о человеке, которого не видели много лет, и вот он через кого-то передает вам весточку. Вы подумали о ком-то, а он уже улыбается вам, пробиваясь сквозь толпу. Встречаются не только люди, встречаются мысли, причем сначала мысли, а потом уже люди. Удивительно, но факт: мысле-желания, мысле-образы материализуются! Мысли дружат, ссорятся, проявляют симпатию и антипатию; а выливается все это в реальном отношении к человеку: дружба, ссора и даже убийство, а среди этих пограничных состояний— огромное множество оттенков.

 

Так что наши мысли не являются чем-то вялым и аморфным, они — побудители к действию, доброму или злому. Вот почему люди нового, очень высокого качества сознания, какими были Елена Блаватская, Николай и Елена Рерих, Рудольф Штайнер, Анни Безант, в своих трудах упорно говорят о контроле над мыслью. Добрая мысль порождает соответствующие поступки, злая мысль не только разрушает чужой покой, но нарушает "и свое собственное равновесие, потому что способна возвращаться к человеку, пославшему ее. Все взаимосвязано, все находится в неразрывном единстве, и физическое, и духовное; другое дело, что мы часто не отдаем себе в этом отчета.

 

Вот и судите сами, всегда ли -безопасно о ком-то плохо думать, ведь человек может прочесть ваши мысли и соответственно отнестись к вам. Из-за своей недоброжелательности вы можете получить ответную отрицательную волну, причем гораздо более мощную.

 

Чужие мысли можно читать, и мы читаем их! Не потому ли в любом коллективе, который существует достаточно длительное время, окружающие имеют довольно четкое представление друг о друге, вне зависимости, разговорчив человек или кет, делится он своими бедами и радостями или предпочитает молчать. Все знают обо всех. И, как правило, это довольно объективное мнение. Почему? Да потому что мы читаем мысли друг друга, только не догадываемся об этом. Мы не осознаем самого процесса, но ясно ощущаем его результат.

 

 

 

На главную

Оглавление

 











аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100