Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

Буква Ш >>>

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона


 

 

Шатобриан  (Франсуа-Огюст,  виконт  de  Chateaubriand)  -  знаменитый

французский писатель и политический деятель. Род.  4  сент.  1768  г.  в

бретонской  дворянской  семье,   младшим   из   десяти   детей;   провел

безрадостное детство в Сен-Мало, учился довольно  беспорядочно  в  Доле,

Ренне и Динане; предназначался родителями то в военные,  то  -  согласно

его собственному  желанию  -  в  священники,  но  18-ти  лет  вступил  в

наваррский полк. Связи отца доставили ему аристократические знакомства и

доступ ко двору, но он здесь терялся и больше интересовался литературой;

сблизился с  писателями  -  Парни,  Шенье,  Шамфором  -  и  напечатал  в

"Almanach des Muses" (1790)  меланхолическую  пастораль:  "Amour  de  la

campagne". Революция, ненавистная этому  роялисту,  и  уничтожившая  его

полк, побудила его исполнить заветную мечту - отправиться в  Америку,  с

целью найти путь, через полярные страны, в Индию. Он пробыл там недолго,

но успел видеть многое. В 1792 г. он женился и, хотя  это  был  брак  по

требованию родных, нашел в жене преданного друга. Возвратясь  в  Европу,

он эмигрировал, вступил  в  армию  эмигрантов  и  был  ранен  при  осаде

Тионвилля; больной и измученный, перебрался в  Англию,  где  вел  тяжкую

борьбу за существование, голодая, перебиваясь уроками и готовя  обширный

труд:  "Essai  politique,  historique  et  moral  sur  les   revolutions

anciennes et modernes" (1797).  Это  сочинение,  еще  проникнутое  духом

отживавшего века, не имело успеха; его стали читать  лишь  впоследствии,

ввиду разительной противоположности между ним и позднейшими  воззрениями

автора. Последующие издания были очищены от материалистических  выходок.

Перемена настроения  была  близка;  смерть  матери,  удрученной  ужасами

революции и  безверием  сына,  и  сестры,  получившей  от  матери  завет

возвратить брата христианству, возродили его веру. "Я уступил не великим

сверхъестественным светочам, -  писал  он,  -  мое  убеждение  вышло  из

сердца: я заплакал и уверовал". В это время им  был  задуман  "Genie  du

christianisme" (1802, 5 т.). Подзаголовок этого  произведения:  "ou  les

beautes  de  la  religion  chretienne"  хорошо  характеризует  егоэто

вдохновенная апология христианства, не догматическая,  не  богословская,

но поэтическая, естественная реакция против бурной, насмешливой и иногда

грубой антирелигиозности  XVIII  в.,  попытка  показать,  "что  из  всех

существовавших религий христианская - самая поэтичная, самая человечная,

самая благоприятная свободе, искусствам и наукам; современный мир обязан

ей всем, от земледелия до абстрактных наук, от  больниц  для  бедных  до

храмов, воздвигнутых Микеланджело  и  украшенных  Рафаэлем;  нет  ничего

божественнее  ее  морали,  ничего  привлекательнее  и  торжественнее  ее

догматов, ее доктрины и ее культа; она покровительствует гению,  очищает

вкус, развивает благородные страсти, даст мысли силу, сообщает  писателю

прекрасные формы  и  художнику  совершенные  образцы".  Догматическая  и

философская, историческая и логическая стороны сочинения  Шатобриана  слабы.  Он

побеждает искренностью, наивностью, захватом лиризма, силой вдохновения.

Католицизм не умер, но замер: Шатобриан воскрешал его, связывая его с  наиболее

возвышенными  представлениями  живой  действительности.  Он  вел   своих

читателей по  тому  пути,  который  прошел  сам,  основывая  религию  на

индивидуальных эмоциях, эстетических по преимуществу. Его  книга  должна

была потерять значение вместе с падением того общественного  настроения,

при котором она была создана. Литературное влияние ее было громадно; она

создала школу. Идеализм и реализм равно могли обресть в ней новое слово.

Вместе  с  глубиной  индивидуального   лиризма,   мистическим   захватом

религиозного чувства и ораторским пафосом  -  субъективными  элементами,

которым равных еще не знала литература, - здесь были образы,  картины  и

описания  невиданной   еще   красоты,   яркости   и   изобразительности;

искусственность смешивалась  с  наивностью,  элементарные  промахи  -  с

проблесками гения. Два эпизода из "Гения  христианства"  были  выделены:

один, "Atala", появился в "Mercure" за год до выхода главного сочинения,

другой, "Rene", был отделен от него впоследствии (1807). "Atala  ou  les

amours de  deux  sauvages  dans  le  desert",  проникнутая  грандиозными

впечатлениями, вынесенными автором из его скитаний по первобытному  миpy

Америки,  поразила  читателей  столько  же  новым  настроением,  сколько

блеском формы, и имела большой успех не только во Франции. "Rene ou  les

effets  des  passions"  -  французский  и,  как  его   иногда   называли

"христианизованный Вертер",  сходен  с  немецким  прообразом  некоторыми

чертами сюжета, но  более  всего  тем,  что  это  такое  же  изображение

личности поэта; скорбь его героя театральна; "он носит  свое  сердце  на

перевязи" - как сказала одна англичанка о самом Шатобриане; в героине не  трудно

заметить черты влиявшей на него сестры, Люсили. Одно из наиболее сильных

выражений "мировой скорби", это произведение произвело очень  сильное  и

устойчивое впечатление. Изданные через семь лет "Les Martyrs"  (1809,  5

т.) должны были явиться практическим образцом применения  той  эстетики,

теория которой дана в "Гении христианства".  До  тех  пор  борьба  между

"старыми" и "новыми"  не  позволяла  искусству  отказаться  от  рабского

подражания древним образцам. Шатобриан  провозглашает  национальное  искусство,

вводит  религиозность  в  ряд  эстетических  настроений,  отрешается  от

холодного рационализма классиков. "Я нашел, что христианство  более  чем

язычество благоприятно развитию характеров и игре страстей в  эпопее.  Я

говорил, что чудеса этой религии могут, пожалуй, поспорить  с  чудесами,

взятыми у мифологии. Эти спорные воззрения я  пытаюсь  здесь  подкрепить

примером". Это поэма в прозе из эпохи Диоклетиана, полная красот, но  не

в изображении сверхъестественного, к которому охотно обращается автор, а

в земных сценах и рассказах, в великолепных картинах природы и описаниях

мест, которые за время работы над "Мучениками"  посетил  автор  -  Афин,

Рима, Иерусалима. Результатом  путешествия  в  Святую  Землю,  куда  Шатобриан,

остановив работу, отправился искать впечатлений местного  колорита,  был

"Itineraire de Paris a Jerusalem" (1811, 3 т.) - не только  путешествие,

но, так сказать, оправдательный  документ  к  "Martyrs".  Путешествие  в

Испанию дало (1809) материалы для изящного и законченного рассказа: "Les

aventures du dernier des Abencerages", напечатанного лишь много позже  в

"Oeuvres completes". Здесь  же  впервые  появилось  раннее  произведение

автора: "Les Natchez", по американскому сюжету связанное  с  "Аталой"  и

"Рене". На этом заканчивается художественное творчество Ш.; отныне он  и

его перо принадлежат политике. Сент-Бев делит его политическую жизнь  на

три периода: 1) чистый роялизм (1814 - 24), 2) либерализм (1824 - 30)  и

3) смесь роялизма с республиканством (после 1830  г.).  Он  не  ладил  с

Наполеоном,  хотя  последний,  будучи  первым  консулом,  назначил   его

секретарем посольства в Рим, а затем посланником  в  швейцарский  кантон

Валлис;  от  последнего  поста  Шатобриан   отказался   после   казни   герцога

Энгиенского. В 1814 г., еще до отречения Наполеона,  Шатобриан  издал  брошюру:

"De Buonaparte, des Bourbons et de la necessite de nous  rallier  a  nos

princes legitimes pour le  bonheur  de  la  France  et  de  l'Europe"  -

памфлет, по заявлению Людовика  XVIII  стоивший  целой  армии  для  дела

реставрации. В 1815 г. последовал за  королем  в  Гент  и  временно  был

министром внутренних дел.  Несколько  ранее  появились  его  "Reflexions

politiques sur quelques ecrits du jour"  (1814).  Получив  после  второй

реставрации звание пэра, он напечатал "Melanges de politique" (1816),  а

затем наделавшую много шума и конфискованную "Monarchie selon la charte"

(1816), за которую был лишен пенсии (до 1821  г.).  В  1818  г.  основал

газету "Conservateur". В 1821 г.  назначен  послом  в  Берлин,  затем  в

Лондон; в 1822 г. был представителем  Франции  на  веронском  конгрессе.

Кроме статей в газете, за это время появились его "Memoires, lettres  et

pieces authentiques touchant la vie et la mort du duс de Berry"  (1820).

В 1823 г., будучи министром иностранных дел, он  настоял  на  объявлении

войны Испании. В 1828 г. назначен послом в Рим,  но  вышел  в  отставку,

когда сформировалось министерство Полиньяка. Его надменный и приподнятый

легитимизм не мог примириться с Июльской монархией; после революции 1830

г., которую он предсказал, он отказался от звания пэра. В 1831 гвышли

его брошюры: "De 1а геstauration  et  de  la  monarchie  elective"  (где

находится известная самохарактеристика: "я сторонник Бурбонов из чувства

чести, роялист по рассудку и по убеждению, республиканец по  влечению  и

по характеру") и "De la nouvelle proposition relative au bannissement de

Charles X et de sa famille".  В  1832  г.  Шатобриан,  еще  ранее  подвергнутый

заключению за то, что раздавал пострадавшим от холеры  деньги  от  имени

герцогини Беррийской, предстал пред судом присяжных за "Memoire  sur  la

captivite de m-me la duchesse de Berry"; суд оправдал его. После  выхода

его "Oeuvres completes" (1826 -  1831,  31  т.)  появились:  "Etudes  ou

Discours historiques sur la chute de  l'Empire  romain"  (1831,  4  т.);

"Voyages en Amerique, en France et en Italie" (1834, 2 т.);  "  Lectures

des Memoires do M. de Chateaubriand" (1834); "Essai sur  la  litterature

anglaise" (1836); "Le congrеs de Verone" (1838, 2 т.);  "Vie  de  Rance"

(1844). В эти же годы  он  перевел  "Потерянный  рай"  Мильтона  (1836).

Главным литературным трудом во время "политического" периода  его  жизни

была  обширная  автобиография,  написанная  в  1811   -   1833   гг.   и

предназначенная для посмертного издания. Стесненный в  деньгах,  Шатобриан,  по

его выражению, "заложил свою могилу" и продал за сумму в  250  тыс.  фр.

единовременно  и  12  тыс.  фр.   пожизненной   ренты   свои   "Memoires

d'outre-tombe", которые начали печататься в фельетонах  газеты  "Presse"

еще в последние дни жизни автора, в июне 1848 г.  Он  скончался  4  июля

1848 г. и, согласно его желанию,  погребен  на  одинокой  морской  скале

среди океана, пред его родным Сен-Мало. Бурное время мало способствовало

успеху его последнего, столь долгожданного произведения (1849 - 1850, 12

т.), которое и впоследствии удивляло  противоречиями,  неопределенностью

воззрений,  намеренными  или  случайными  фактическими  неточностями   и

особенно  неприятно   поражало   всеопределяющим   господством   личного

самолюбия в этом голосе якобы "из-за  могилы",  но  на  самом  деле  еще

полном пристрастий. "Читаю "Замогильные  записки"  -  писала  в  частном

письме Жорж Занд - и скучаю от массы великолепных поз и драпировок... Не

чувствуешь души, и я, которая так любила автора, в отчаянии, что не могу

любить человека. Душа его так чужда всякой привязанности, что просто  не

веришь, чтобы он когда-либо любил кого-нибудь или  что-нибудь".  Однако,

не только многочисленные  красоты  и  блестящий  язык  искупают  эгоизм,

тщеславие, злобные выходки против тех, кого автор считал своими врагами,

и иные недостатки этого произведения, как бы воплощающего все, что  было

в его авторе дурного и хорошего,

   - но также те драгоценные сведения  по  истории  эпохи,  которые  мог

иметь лишь выдающийся деятель. "Мемуары" -  неисчерпаемый  материал  для

характеристики  автора,  его  отношений  к  Каррелю,  Ламеннэ,  Беранже,

Жуберу, г-жам Сталь и Рекамье,  для  понимания  внутреннего  смысла  его

произведений. Влияние Шатобриана на французскую литературу  громадно;  с  равной

силой  оно  охватывает  содержание   и   форму,   определяя   дальнейшее

литературное движение  в  разнообразнейших  его  проявлениях.  Романтизм

почти во всех своих элементах - от  разочарованного  героя  до  любви  к

природе, от исторических картин до яркости  языка  -  коренится  в  нем;

Альфред де Виньи и Виктор Гюго подготовлены им. Но он  отразился,  много

позже, и в тех реалистах, которые, в погоне  за  правдивым  изображением

действительности в слове, лишь с виду и не надолго могут показаться  его

отрицателями. По-русски из сочинений Шатобриана изданы в переводе В.  Корнелиуса

-  "Мученики,  или  торжество  христианской   веры"   (М.,   1816),   А.

Севастьянова - "Бонапарте и Бурбоны" (СПб., 1814),  А.  Огинского  -  "О

Бонапарте, Бурбонах" (СПб., 1814), Д.  Воронова  -  "Опыт  исторический,

политический и нравственный о древних  и  новейших  переворотах"  (СПб.,

1817), "Записки, письма и достоверные отрывки, относящийся  до  жизни  и

смерти Карла Фердинанда д'Артуа" (Орел и М., 1821), кн.  П.  Шаликова  -

"Воспоминания об Италии, Англии и Америке" (М. 1817), И. Грацианскаго  -

"Путешествие из Парижа в Иерусалим и т. д. " (СПб., 1815 -  17),  то  же

кн. П. Шаликова (М., 1815 -  16),  И.  Мартынова  -  "Атала"  (Смоленск,

1803), то же В. Измайлова (М.,  1802),  А.  Варенцова  -  "Рене"  (СПб.,

1806), то же В. Л. (Псков, 1805), "Замогильные записки Шатобриана 1778 -

13" (СПб., 1851), "Последний из Абенсерагов",  "Мученики  или  торжество

христианства" и "Атала" (пер. В. Садикова, "Семейная Библиотека",  СПб.,

1891), "Рене" и "Эвдор и Велледа" (с предисловием В. Чуйко, СПб.  1894).  

 

 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква Ш >>>

 



 

Последние добавления в библиотеку:

Н.И. Бухарин
 "На суше и на море"
Судебная реформа 1864 г.
История календаря
Призвание варягов на Русь (Начало Отечества)
Пересопницкое Евангелие
Воспоминания Нестора Махно
Пушкин "История Пугачёвского бунта" 

Водоснабжение, канализация и газоснабжение
Запорные вентили  Краны и клапаны  Задвижки и затворы