Вся электронная библиотека >>>

 Оборона Брестской крепости >>>

 

 

 Великая Отечественная Война

Брестская крепостьБрестская крепость

 


Разделы: Русская история

Рефераты по Великой Отечественной войне

 

КРУГ СЛАВЫ

 

 

 Этот день, воскресенье, 25 июня 1961 года, начался в Бресте необычно. С

утра, словно было  Первое  мая,  в  разных  концах  города  слышались  звуки

оркестров, праздничные колонны принаряженных горожан зашагали  через  центр,

направляясь в сторону крепости. По  Каштановой  улице,  ведущей  к  северным

крепостным воротам, валом  валил  народ.  В  густой  толпе,  гудя,  медленно

тянулись колонны грузовиков, в кузовах которых сидели колхозники. Съезжались

гости из всех районов области, шел чуть  ли  не  весь  Брест.  Реяли  флаги,

пестрели плакаты и лозунги, но особенно обращало на себя  внимание  то,  что

почти каждый из идущих или едущих в крепость  держал  в  руках  цветы  -  то

несколько нарядных  пионов  из  своего  сада,  то  скромный  букет  ромашек,

колокольчиков, незабудок, собранных в поле или в лесу.

 Брест торжественно отмечал 20-летие героической обороны крепости.

 К  этим  торжествам  готовились  тщательно  и  загодя.  Давно  уже  шло

переоборудование музея теперь он получал в свое  распоряжение  все  большое

здание восстановленной казармы, где  раньше  занимал  лишь  одно  крыло.  Из

центра крепости выселили воинскую часть.  Вечерами  после  работы  в  каждое

воскресенье сюда приходили трудиться группы жителей Бреста - город заботился

о том, чтобы к празднику привести в идеальный  порядок  обширную  территорию

крепости. Разбирали ненужные груды камней, выпалывали  разросшиеся  сорняки,

заливали асфальтом дорожки, разбивали новые цветники и клумбы.

 Правительство Белоруссии отпустило значительные средства на  проведение

торжеств. Для участия в  празднике  было  вызвано  около  пятидесяти  героев

обороны из разных районов страны. Но приехало больше ста - одних послали  за

свой счет предприятия и учреждения, другие прибыли по собственному почину. В

течение  нескольких  дней  празднично  украшенный  Брест  радушно   принимал

почетных гостей.

 На  вокзале  прибывающих  поездами   встречали   пионеры   с   цветами,

представители  местных  властей,  атаковали  фоторепортеры,   кинооператоры,

журналисты. И прямо там, на перроне, каждому защитнику крепости  прикалывали

на грудь маленький скромный значок - алую кумачовую ленточку с оттиснутым на

ней силуэтом Холмских ворот цитадели с их характерными зубчатыми башнями. По

такому значку жители Бреста могли узнать героя обороны, приветствовать  его,

проявить к нему уважение, оказать гостеприимство. И все эти дни люди с алыми

ленточками на груди были в центре всеобщего внимания.

 Приезжали отовсюду, из всех областей  и  республик,  из  самых  дальних

краев страны. Даниил Абдуллаев  -  из  Азербайджана,  Александр  Филь  -  из

Якутии, Владимир Фурсов - из Алма-Аты, Сергей Бобренок  -  из  Львова,  Илья

Кузнецов - из Красноярского края, Григорий Еремеев -  из  Киргизии,  Николай

Морозов - из Донбасса, Самвел Матевосян - из Армении,  Петр  Кошкаров  -  из

Москвы, Максудгирей Шихалиев - из Дагестана, Федор  Журавлев  -  из  Минска,

Алексей Маренин - из Кировской области, Филипп Лаенков -  из  Ташкента.  Тут

были люди  всех  специальностей,  всех  профессий  -  и  вологодский  кузнец

Виноградов, и московский инженер Романов, и учитель из Котельнича Исполатов,

и  брестский  колхозник  Оскирко,  и  кубанский  агроном   Михайличенко,   и

николаевский шофер Семененко, и пенсионер из Калининской области Зориков,  и

минский писатель Махнач, и орловский артист Белоусов, и  ленинградский  врач

Петров, и офицер Котельников,  и  крымский  железнодорожник  Котолупенко.  И

опять были встречи, узнавания, радостные слезы и долгие воспоминания.

 На праздник прибыли делегации из Минска, из Москвы, представители ЦК КП

Белоруссии, Министерства обороны СССР, Советского комитета ветеранов  войны,

Союза писателей СССР. К этим дням в городе открылась  выставка  произведений

белорусских художников и скульпторов на темы Брестской обороны, и  защитники

крепости осмотрели ее 24 июня. А вечером проходило торжественное заседание в

городском театре, где были  оглашены  многочисленные  приветствия,  а  потом

каждому участнику обороны и женам погибших героев  первый  секретарь  обкома

партии А. А. Смирнов вручил памятные благодарственные  грамоты  областных  и

городских организаций.

 Но, конечно, главное торжество должно было состояться на следующий день

в самой крепости.

 В эти дни опустели городские цветочные хозяйства, были  оборваны  цветы

во всех частных садах. С  предприятий  молодежь  выезжала  после  работы  на

машинах в окрестные поля и леса и собирала там огромные охапки цветов.  И  в

то утро крепость была похожа на живой сад.

 Толпы людей с цветами затопили весь Центральный остров, где должно было

происходить  торжество.  От  широких  стеклянных  дверей  перестроенного   и

отремонтированного здания нового музея  асфальтовая  дорога  вела  к  центру

острова, где возвышалась большая трибуна с полукруглыми  крыльями,  а  перед

ней, закрытый пока полотном, поднимался  камень  будущего  памятника  героям

обороны. Слева от музея, на обочине дороги, тянущейся по  берегу  Мухавца  и

вдоль остатков кольцевого здания казарм,  стояли  в  парадном  строю  войска

Брестского гарнизона и пограничники. По этой дороге, опоясывающей  восточную

часть  Центрального  острова,  предстояло  пройти  круг   славы   защитникам

крепости. А по обе ее стороны, разливаясь по всему острову, густо, плечом  к

плечу, стояли десятки тысяч людей с цветами в руках.

 Взошли на  трибуну  руководители  области  и  города,  почетные  гости.

Зашевелились   музыканты   сводного   военного    оркестра,    приготовились

кинооператоры и фоторепортеры.

 Но праздник  начался  необычно.  Слева  от  трибуны,  в  сотне  метров,

высилось полуразрушенное здание казарм, где когда-то располагался 84-й полк.

И вот наверху, на изломанном гребне темно-красной кирпичной стены,  появился

человек с трубой в руках. Медленно поднес он ее к губам, и оттуда, с вершины

славных руин, над крепостью прозвучал сигнал "Слушайте все!".

 Этим трубачом был Петр Клыпа,  сейчас  токарь  брянского  завода,  а  в

прошлом мальчик-трубач Брестской крепости, воспитанник музыкантского  взвода

333-го полка, маленький герой обороны, "советский Гаврош",  как  его  теперь

называют.  Ему  была  доверена  честь  трубным  сигналом  возвестить  начало

торжества.

 Едва в сразу наступившей тишине смолк  голос  его  трубы,  как  трубачи

сводного оркестра трижды мощно повторили этот сигнал.

 И тотчас же распахнулись  стеклянные  двери  музея,  и  оттуда  вынесли

знамя. Знамя тоже было необычным: укрепленное на  древке  полотнище  облегал

прозрачный целлофановый чехол, защищая его от пыли и дождя. То  было  боевое

знамя  Брестской  крепости,  прошедшее  сквозь  огонь  в  одном  из  главных

бастионов обороны - в Восточном форту, пролежавшее пятнадцать лет в земле, -

знамя 393-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. И нес его  сейчас

человек, в дни боев хранивший это знамя на своем теле, спасший от  врага,  а

потом нашедший его для потомков, - кузнецкий металлург Родион Семенюк. А  по

обе  его  стороны  почетным  эскортом  шли  ассистенты  знаменосца  -  Герои

Советского Союза  Петр  Гаврилов  и  Михаил  Мясников,  прославленные  герои

крепости Самвел Матевосян и Раиса Абакумова.

 За знаменем из дверей музея выливалась на крепостной двор толпа людей с

алыми значками на груди - участники обороны и жены погибших героев.

 Оркестр грянул "Священную войну", и под звуки песни-гимна  первых  дней

Великой Отечественной войны герои крепости прошли через толпу к трибуне. Они

встали перед ней широким полукругом, а в центре  знаменосец  Семенюк  и  его

ассистенты поднялись на небольшой постамент.

 Начался митинг. Приветствовали героев труженики  Бреста,  представители

делегаций,  выступал  П.  М.  Гаврилов,  говорила  о  бедствиях  войны  жена

погибшего командира обороны Александра Андреевна Зубачева.  А  потом  первый

секретарь обкома партии А. А. Смирнов, председатель горсовета А.  А.  Петров

вместе с Гавриловым и Зубачевой  под  музыку  Государственного  гимна  сняли

полотно с серого гранитного камня, на котором высечена надпись: "Здесь будет

сооружен монумент в честь героической обороны Брестской крепости  в  июне  -

июле 1941 года".

 Рядом с трибуной чернела груда свеженакопанной земли.  То  была  земля,

взятая отсюда же, из Брестской крепости,  из  тех  мест,  где  шли  особенно

жестокие бои, земля,  политая  кровью  героев.  Длинной  чередой  в  строгом

молчании участники обороны подходили сюда, брали горсть этой земли  и  клали

ее к подножию будущего памятника. А из толпы одна за другой выходили  группы

жителей Бреста с большими венками и букетами цветов и укладывали  их  вокруг

камня. Это было целое море зелени и цветов.

 Снова пронесся над крепостью сигнал трубачей "Слушайте все!". Спустился

с постамента Семенюк со знаменем, и, выстраиваясь  за  ним  колонной,  герои

крепости под звуки  марша  двинулись  в  свой  круг  славы  по  Центральному

острову.

 Кричала и аплодировала толпа, сквозь которую они проходили,  перекатами

"ура!" приветствовал их торжественно застывший строй воинской  части,  и  на

всем протяжении этого круга славы пестрый ливень цветов сыпался  на  них  со

всех сторон. Цветы падали перед ними, густо устилая дорогу, и  герои  шагали

по этому живому красочному цветочному ковру.

 Они шли, взволнованные до глубины сердца, со слезами на глазах,  многие

открыто плакали. В самом деле, что должны были чувствовать в эти минуты они,

люди, прошедшие суровый, тернистый путь войны,  плена,  горя  и  бедствий  и

теперь  идущие  по  дороге  славы,  по  пути,  усыпанному   цветами,   среди

восторженных криков приветствующего их народа?!

 Помню, я  забеспокоился,  когда  увидел  в  шеренгах  героев  Владимира

Ивановича Фурсова. Он шел, вытирая заплаканные глаза и  тяжело  припадая  на

свою искусственную ногу. Я знал, что каждый шаг мучителен  для  него,  а  он

отправился почти в двухкилометровый путь.

 Час спустя, когда мы увиделись в залах музея, я упрекнул его:

 - Как же вы пошли, Владимир Иванович?

 Он устало и серьезно взглянул на меня:

 - Я бы три раза прошел этот путь, если бы было можно, - ответил он, и я

понял его чувства.

 Завершив круг славы, колонна героев вернулась к трибуне. И теперь  мимо

них парадом прошли войска гарнизона и пограничники. Мне приходилось  не  раз

видеть парады на Красной  площади  в  Москве  -  этот  оставлял  не  меньшее

впечатление. Молодые солдаты 1961 года, их офицеры,  словно  желая  выразить

все свое восхищение подвигом героев 1941 года, печатали гулкий,  сотрясающий

землю  шаг,  в  безупречном  равнении  шеренга  за  шеренгой  проходя  перед

защитниками крепости и их боевым знаменем.

 Потом было открытие музея. П. М. Гаврилов перерезал ленточку у входа, и

первыми осмотрели его новые экспозиции участники обороны. А за ними  светлые

просторные залы, которые сделали  бы  честь  и  столичному  музею,  затопила

многотысячная толпа посетителей.

 Час спустя, сфотографировавшись на память с гостями на  зеленом  склоне

земляного вала, все собрались в северо-восточной части крепости на  закладку

парка Героев. Там уже  были  приготовлены  молодые  деревца,  выкопаны  ямы,

стояли автоцистерны с водой.

 Было  трогательно  видеть,  как  героев  крепости,  сажавших   деревья,

обступали группы жителей Бреста, помогая  им.  Один  держал  дерево,  другой

помогал засыпать яму, третий бежал с ведром за водой для поливки.  И  каждый

из участников обороны написал на маленькой  бирочке,  привязанной  к  стволу

саженца, свою фамилию, имя, отчество и адрес. Это были как  бы  персональные

деревья, сразу же  взятые  на  учет  и  отданные  под  наблюдение  брестским

пионерам. Они следят за состоянием  деревьев  и  переписываются  с  героями,

которые их посадили. И с той поры каждый защитник крепости, из тех, кому  не

довелось быть тогда на торжественной церемонии, впервые  приезжая  в  Брест,

обязательно сажает в этом парке Героев свое личное дерево. Пройдут  годы,  и

тенистый разросшийся парк в крепости станет любимым  местом  отдыха  жителей

города.

 Уже позже  этот  почин  получил  дальнейшее  развитие.  Возникла  мысль

превратить всю крепость в заповедный мемориальный  парк,  в  музей  героизма

нашего  народа.  В  Бресте  был  создан  постоянный  общественный  совет  по

увековечению  памяти  о  героической  обороне  крепости.  На  его  обращение

откликнулись ботанические сады и дендрарии страны. Сюда шлют отовсюду ценные

редкие  породы  деревьев  и  кустов,  приезжают  специалисты-садоводы,  идут

посадки фруктовых деревьев, и эта земля, изрытая железом войны,  пропитанная

кровью героев, все больше одевается в густой зеленый покров.

 В то праздничное воскресенье герои обороны долго бродили  по  крепости.

Группами боевые товарищи шли на те места, где они сражались, клали  там,  на

развалинах, цветы в память павших друзей, рассказывали о  боях  посетителям.

Именно тогда минский фотокорреспондент Белорусского  телеграфного  агентства

Михаил Ананьин сделал  замечательную  фотографию,  которую  можно  поставить

рядом со знаменитым снимком Марка Ганкина.

 На развалинах, среди кусков развороченного  взрывом  бетона,  приникнув

всем  телом  к  каменной  глыбе,  опустив  на  руку  лицо,  весь  во  власти

нахлынувших воспоминаний, стоит человек. У него нет ноги, и  рядом  к  камню

прислонен костыль. Этот человек - Владимир Иванович Фурсов, который  уже  на

костылях, без протеза, натрудившего ему ногу, пришел сюда, на место, где  он

сражался, где искалечила его на всю жизнь вражья пуля. И рядом с ним,  также

поглощенные воспоминаниями,  задумчиво  смотрят  на  эти  камни  однополчане

Фурсова -  служащий  из  местечка  Жабинка  Яков  Коломиец,  прораб  минской

строительной организации Павел Сиваков и председатель колхоза  на  Брестщине

Марк Пискун.

 "Проклятие войне" - так назвал свой сейчас уже широко известный  снимок

Михаил Ананьин. Это проклятие вместе с героями крепости посылает войне и  он

сам, автор снимка. Он ведь тоже боец и партизан, и, так же как В. И. Фурсов,

он был тяжело ранен.

 Закладкой парка и посещением памятных мест крепости еще не  закончилось

торжество в тот день. Позже был  концерт  на  стадионе  города,  где  первым

номером программы хор исполнил песню о героях Брестской крепости. Вечером  в

новом брестском ресторане "Буг" все собрались на праздничный  ужин,  и  день

завершился гуляньем и большим фейерверком.

 Как жаль, что еще так мало  у  нас  торжественных  церемоний  в  память

славных событий Великой Отечественной войны. А они нужны и для  нас,  и  для

будущих поколений -  они  возвышают  душу  человека,  открывают  его  сердце

навстречу светлому, героическому, мужественному, они воспитывают и учат, они

формируют нового гражданина в уважении к  славе  предков,  к  великим  делам

народа, в любви к Родине, в стремлении безраздельно  служить  ее  благу,  ее

миру, ее высокой цели.

 Я вижу в мечтах грандиозное торжество на поднятых из руин новых  улицах

славного города на Волге, где могучим  усилием  народа-богатыря  был  сломан

хребет всей второй мировой войне, где чудище  германского  фашизма  получило

смертельную рану. Это будет всенародный  и  всемирный  праздник  с  участием

делегаций всех государств, сражавшихся против гитлеризма.

 А какие непохожие друг на друга и удивительные торжества могли бы стать

традицией в городе-герое и страдальце Ленинграде, в  боевом  Севастополе,  в

мужественной Одессе! Пусть же  окажется,  что  Брестская  крепость  положила

начало таким торжествам своим праздником двадцатилетия героической  обороны,

по-настоящему взволновавшим всех, кто на нем присутствовал.

 Этот праздник в Бресте станет традицией - решено торжественно  отмечать

юбилей обороны крепости каждые пять лет. И когда 25 июня 1961 года герои шли

по устланной цветами дороге в свой круг славы, я невольно думал о  том,  как

будет происходить это торжество в дальнейшем.

 С каждым пятилетием станет все больше редеть эта колонна героев, -  что

поделаешь, люди смертны. И через несколько десятков лет, быть может,  только

два или три старых, седых ветерана понесут свое знамя в  целлофановом  чехле

по такой же усыпанной цветами дороге славы. А потом уже не останется  никого

из защитников крепости, но так же толпы народа затопят  Центральный  остров.

Другие, молодые руки вынесут боевое знамя из музея, и оно снова поплывет над

многотысячной толпой, и опять цветочный дождь посыплется на это  бессмертное

знамя нашей доблести и славы, алое, как пролитая тут кровь героев.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Брестская крепость»

 

Смотрите также:

 

Брестская крепость    Борис Васильев – «В списках не значился»

 

НАДПИСИ ЗАЩИТНИКОВ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ НА ЕЕ СТЕНАХ

 

Вторая мировая война  Великая Отечественная Война  Предсмертные письма борцов с фашизмом   "От Советского Информбюро"   Орлята партизанских лесов  "Бабий Яр"

 

Всемирная история   История Войн 

 

РОССИЯ В ХХ веке

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.)

 

История России (учебник для ВУЗов)

Глава 11. Великая Отечественная война

Начало Великой Отечественной войны

 

BОEHHO-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ СССР И ГЕРМАНИИ. Начальный период военных действий

Решающие сражения Великой Отечественной войны

Rambler's Top100