Вся электронная библиотека >>>

 Оборона Брестской крепости >>>

 

 

 Великая Отечественная Война

Брестская крепостьБрестская крепость

 


Разделы: Русская история

Рефераты по Великой Отечественной войне

 

ПОДПОЛЬЩИКИ

 

 

 В трудных боях добывалась победа  над  врагом  на  фронте.  Тяжелыми  и

сложными были неравная борьба и полная лишений  лесная  жизнь  партизан.  Но

едва ли не в самых тяжких условиях пришлось действовать тем советским людям,

которые вели тайную борьбу с фашистскими захватчиками, - нашим подпольщикам.

 Фронтовики и партизаны дрались с врагом  в  открытую,  их  ненависть  к

гитлеровцам выплескивалась огнем  винтовок  и  автоматов,  взрывами  гранат,

бешеными рукопашными схватками. А в каждодневной жизни они были  коллективом

советских людей, если, конечно, не считать особых, военных условий их  быта.

Иное дело подпольщики. Они не могли помышлять об открытой борьбе,  они  жили

среди оккупантов, зная, что за ними  всегда  следит  зловещее  гестапо,  что

каждый их неосторожный шаг подстерегают явные и, тайные пособники врага.

 Приходилось всячески скрывать свою ненависть,  постоянно  притворяться,

порой таиться даже от родных  и  близких  людей,  а  иногда  и  играть  роль

фашистского  прислужника,  получая  за  это  презрение  народа.  Надо   было

отбросить привычные прямодушие, откровенность и сочетать в  своем  характере

смелость и осмотрительность, решительность и осторожность, изобретательность

и изворотливость. И при этом подпольщик всегда знал, что  если  он  потерпит

неудачу, попадется,  будет  выслежен  или  выдан  предателем,  то  его  ждет

страшный  конец  -  избиения  и  пытки,  все   изощренные   муки,   которыми

гитлеровские палачи старались "развязать язык" своих жертв. Больше того - он

знал, что такая же участь может постигнуть и его семью.

 И все же люди сознательно  и  смело  шли  на  это.  Буквально  на  всей

оккупированной территории Белоруссии, Украины, в Прибалтийских  республиках,

в занятых врагом областях Российской Федерации, в каждом городе и во  многих

селах   активно   и   бесстрашно   действовали   антифашистские   подпольные

организации, внося свой важный вклад в общенародную борьбу, в  дело  будущей

нашей победы.

 Героические, преданные Родине советские люди, но  в  большинстве  своем

неискушенные  конспираторы,  подпольщики   нередко   терпели   поражение   в

смертельном состязании  с  опытным,  мощным  аппаратом  гестапо  и  полиции

выданные провокаторами  и  предателями,  они  погибали,  как  мученики,  под

пытками, бестрепетно шли на казнь, ничем не запятнав своей совести.

 К сожалению, история нашего антифашистского  подполья  в  годы  Великой

Отечественной  войны  в  большей  своей  части  еще  остается   нераскрытой,

неисследованной, неизвестной народу.

 Ядром и костяком этой  широкой  подпольной  сети  были,  как  известно,

коммунисты и комсомольцы. Как  правило,  такое  ядро  формировалось  заранее

партийными  организациями  в  областях,  городах,  районах  еще  до  прихода

оккупантов.  Но  часто  случалось,  что  по  неопытности  организаторов,  по

непредвиденным обстоятельствам или из-за прямого предательства эта первичная

сеть подполья оказывалась разгаданной врагом, нарушенной и парализованной. И

тогда обязательно находились другие ответственные или рядовые  коммунисты  и

комсомольцы  или   беспартийные   люди,   которые   создавали   новую   сеть

антифашистских  организаций,  восстанавливали  боевое  партийное   подполье,

поднимали народ на тайную борьбу.

 Брестская партийная организация не  могла  заблаговременно  подготовить

свое коммунистическое подполье. Враг не дал ей времени для  этого  -  первый

удар войны застал коммунистов Бреста врасплох.  Уже  через  несколько  часов

Брест оказался во власти гитлеровцев, а несколько дней  спустя  вся  область

была занята оккупантами.

 Тысячи людей с партийным или комсомольским  билетом  остались  на  этой

оккупированной территории. Они не  получили  заданий,  не  получили  никаких

партийных или комсомольских поручений от своих первичных организаций, а свой

билет с приходом немцев большинство из них постаралось надежно спрятать.  Но

ведь настоящие коммунисты и комсомольцы носят билет не только в кармане.

 Сердце подсказывало человеку линию поведения  в  новых,  непривычных  и

тяжких условиях. Он не мог оставаться в стороне от борьбы, которую вели  его

народ, его партия, его государство. Он  должен  был  стать  участником  этой

борьбы, занять свое место в строю. Применяясь к трудной,  полной  опасностей

обстановке,  человек  начинал  искать  единомышленников  и  вместе  с   ними

действовать, сначала робко, словно ощупью, потом все более уверенно и смело.

 Одни или вместе со своими семьями,  но  по  большей  части  без  мужей,

ушедших  на  восток  с  войсками,  остались  в  Бресте  женщины-коммунистки,

служащие обкома или горкома партии, жены  ответственных  работников  -  Роза

Радкевич,  Татьяна  Смирнова,  Зинаида  Южная,  Анна  Бабушкина,  Александра

Хромова,  жены  наших  командиров  и  политработников  -  Попова,  Матвеева,

Пименова.  Общее   несчастье,   одна   участь   притесняемых,   преследуемых

"восточников" объединили, сдружили их, заставили помогать друг другу.

 Вскоре в городе  появились  изголодавшиеся,  раздетые,  потерявшие  все

имущество женщины, вышедшие из Брестской крепости  со  своими  детьми.  Надо

было помочь им устроиться куда-то на жительство, не дать умереть  с  голоду.

Потом стало известно, что в Южном военном городке  голодают  тысячи  пленных

бойцов и командиров, и женщины отрывали у себя и у  своих  детей  последнее,

собирали пакетики продуктов и носили туда, в лагерь, незаметно передавая  за

проволоку.

 Мало-помалу  они  начинали  привыкать   ко   всем   трудностям   своего

существования, которое как бы постепенно входило  в  колею,  хотя  это  была

тяжкая колея постылой, подневольной и нищей жизни в оккупации. И  тогда  эти

женщины-коммунистки, собираясь вместе, стали думать о том,  что  они  должны

делать, как бороться с врагом.

 Гитлеровцы кричали  о  своих  победах,  сулили  скорый  захват  Москвы,

писали, что советская столица горит  и  рушится  под  немецкими  бомбами,  а

разгром Красной Армии -  дело  самого  близкого  будущего.  Было  невыразимо

страшно слушать все это и не знать, где правда и где ложь. И хотя  оккупанты

строго-настрого запретили слушать радио, тем не менее женщины, идя на  риск,

раздобыли себе приемник и, установив его на квартире, где жили Роза Радкевич

и Анна Бабушкина, принимали  ежедневно  сводки  Советского  Информбюро.  Под

секретом  они  сообщали  новости  с  Родины  другим  женщинам,  и  известия,

передаваемые от одного к другому, вскоре распространялись по  всему  городу.

Но коммунистки понимали, что этого слишком мало, и все чаще  задумывались  о

необходимости планомерной и  широкой  подпольной  работы.  Они  даже  как-то

послали Радкевич и  Хромову  в  Минск,  надеясь  найти  там  кого-нибудь  из

партийного подполья и получить указания. Но те вернулись ни с чем -  никаких

нитей, ведущих к подпольному центру, обнаружить им не удалось.

 И вдруг уже в конце лета одна из женщин принесла Радкевич  и  Смирновой

листовку, вывешенную на улице. Она была написана от руки и призывала народ к

сопротивлению оккупантам. Значит, в городе действовала  какая-то  подпольная

группа. Надо было найти этих людей, установить с ними связь и  включиться  в

их работу.

 С большим трудом через целую цепочку знакомых  им  коммунистов  женщины

наконец нашли тех, кого искали. Это была подпольная группа железнодорожников

брестского узла, которую возглавлял бывший секретарь узлового парткома  Петр

Жуликов. Но и  железнодорожники  делали  только  первые  шаги  в  подпольной

борьбе.  Теперь  женщины  объединились  с  ними.  Коммунисты  собрались   на

заседание и выбрали подпольный обком партии во главе с Жуликовым  и  горком,

секретарем которого стала Роза Радкевич.

 Впрочем, обком вскоре  прекратил  свою  деятельность,  а  Жуликов  стал

руководить горкомом - на первых  порах  в  условиях  оккупации  поддерживать

связь с районами оказалось практически невозможно. Удалось лишь связаться  с

первой возникшей в брестских лесах  партизанской  группой,  с  одним  из  ее

организаторов, председателем Старосельского  сельсовета  Михаилом  Черпаком.

Зинаида Южная, посланная на связь  с  партизанами,  договорилась  с  ними  о

взаимодействии, о снабжении их оружием и медикаментами.

 Горком постепенно расширял рамки своей работы. Были  созданы  первичные

партийные организации,  вскоре  объединившие  уже  больше  ста  коммунистов.

Теперь  в  нескольких  местах  принимали  по  радио  сводки   Совинформбюро,

размножали их и распространяли в городе. Через  своих  людей,  работавших  в

магистрате, удавалось доставать немецкие бланки для паспортов,  всевозможные

справки, образцы печатей магистрата  и  гебитскомиссара.  Этими  документами

снабжали пленных,  бежавших  из  лагерей,  партизанских  связных.  Шел  сбор

боеприпасов, и  патроны,  гранаты,  оружие,  добытые  на  немецких  складах,

переправляли старосельским партизанам, а потом и  в  другие  появившиеся  по

соседству отряды. Подпольный горком партии  и  горком  комсомола,  созданный

вслед за ним, вели работу среди молодежи,  агитируя  за  уход  в  партизаны,

срывая отправку людей на работы в Германию.

 Узнав  по  радио  о  создании  в   Москве   Антифашистского   комитета,

подпольщики организовали в Бресте такой  же  комитет.  Он  объединил  работу

многих антифашистских групп -  пятерок,  которые  вели  агитацию  в  народе,

занимались  сбором  средств  и  облигаций  в  фонд  обороны.  Комитет   этот

возглавила  Зинаида  Южная,  и  он  проникал  даже  в  огражденное   колючей

проволокой еврейское гетто,  где  группой  руководил  Григорий  Меерович,  и

распространял  свое  влияние  на  польское  население  Бреста,   с   которым

поддерживал связь подпольщик Дзеховский.

 Однако не дремало и брестское гестапо. Не обладая  опытом  конспирации,

подпольщики порой допускали досадные промахи, доверяясь ненадежным людям,  и

это  иногда  приводило  к  тяжелым  последствиям  или  даже  к  непоправимым

несчастьям.

 В 1942  году  была  арестована  Роза  Радкевич.  Ее  выдал  на  допросе

захваченный полицией военнопленный, которого она после его побега из  лагеря

снабдила поддельным паспортом. Но в то время у нее  были  документы  на  имя

Милькиманович,  а  предатель  назвал  ее  настоящую  фамилию.   Это   спасло

подпольщицу: полиция сочла арест ошибкой и  выпустила  Радкевич  из  тюрьмы.

Позже был арестован вместе со своей  семьей  Петр  Жуликов.  Собрав  деньги,

подпольщики дали взятку полицейским чинам, и секретаря  подпольного  горкома

освободили. Но Жуликов уже тяжело болел, и обязанности секретаря с этих  пор

возложили на Татьяну Смирнову. В 1943 году последовал новый  арест,  и  Петр

Жуликов с несколькими товарищами был замучен в тюрьме.

 Выданная предательницей, погибла смелая  девушка,  фармацевт  городской

аптеки Галя Аржанова. С помощью Гали в партизанские отряды были переправлены

многочисленные партии  медикаментов  на  десятки  тысяч  рублей.  Схваченная

гестаповцами, она стойко вынесла 26 допросов, сопровождавшихся  пытками,  и,

не сказав ни слова палачам, была повешена во дворе брестской тюрьмы.

 Но несмотря на эти провалы, на  все  опасности,  подстерегавшие  их  на

каждом шагу, подпольщики продолжали борьбу. Мало того, они привлекали к этой

работе своих близких, даже детей. Восьмилетняя Зоя, дочь Татьяны  Смирновой,

служила  связной  между  подпольщицами,  относила  партизанским  разведчикам

добытые для них сведения. Другая девочка, дочь подпольщицы Зажарской,  Лера,

доставляла в город взрывчатку, присланную партизанами для диверсий. Эти дети

росли и мужали в атмосфере опасностей и борьбы и  сызмальства  учились  быть

конспираторами и обманывать врага.

 С лета 1942 года начала действовать в Бресте и его окрестностях  другая

подпольная организация, быстро расширявшая свои ряды и развернувшая  большую

работу.  К  сожалению,  в  течение  многих  послевоенных  лет  это  подполье

несправедливо оставалось непризнанным и неизвестным народу. Лишь в 1964 году

стараниями  работника  Центрального  Комитета  КП  Белоруссии,   в   прошлом

партизана Г. И. Казарцева, все несправедливости были устранены. И то, что мы

знаем сейчас об этой организации, неопровержимо говорит о ней как о  главном

и самом активном антифашистском подполье города Бреста.

 Его создателем и руководителем был местный  житель  Александр  Иванович

Боровский, молодой коммунист и военный разведчик Красной Армии. Он  ушел  из

Бреста вместе с группой других коммунистов утром 22 июня 1941 года. Потом он

вступил в армию и осенью того же года попал в окружение в районе Киева.

 Все испытал он за время долгих скитаний  в  оглядку  по  оккупированным

врагом землям - и гитлеровский лагерь для военнопленных, откуда, впрочем, он

скоро бежал, и преследования полиции, и предательство,  и  сердечную  помощь

добрых и честных людей. Только весной 1942 года  сумел  Боровский  добраться

домой в Брест и  устроился  там  на  работу  в  пекарне.  И  сразу  же  стал

осматриваться и искать подходящих людей, вместе с  которыми  можно  было  бы

начать тайную борьбу с врагом.

 Умелый  конспиратор  и  организатор,  он  создал  в  городе   несколько

подпольных групп, которые вначале объединяли около тридцати, а к марту  1944

года уже больше сотни патриотов.  Организация  Мельникова  (так  назвался  в

подполье  Боровский)  повела  на  первых  порах  агитационную  работу  среди

горожан, а потом, связавшись с партизанами в окрестных лесах, стала добывать

для них сведения о расположении войск и военных объектов врага. Им удавалось

доставать  и  переправлять  в  партизанские   отряды   оружие,   боеприпасы,

медикаменты.  Позднее  группы  Боровского   приступили   к   систематическим

диверсиям.

 Одной из групп руководил молодой музыкант  -  скрипач  из  театрального

оркестра Дмитрий Красовский. В апреле 1943 года ему удалось  узнать,  что  в

ближайшие дни гитлеровское командование соберет в  брестском  театре  важное

совещание  представителей  нескольких  фронтов.  Ожидался  приезд   большого

начальства, и поговаривали даже о том, что на совещание прибудет сам Гитлер.

Красовский сообщил эти сведения Боровскому, а тот через партизан передал  по

радио донесение на Большую землю. И когда вечером 3 мая  фашистские  офицеры

заполнили зал театра, в воздухе  неожиданно  появились  советские  самолеты.

Осветительные ракеты повисли над городом и, ориентируясь по скоплению  машин

у театра, летчики сбросили бомбы. Несколько десятков офицеров было убито  на

площади перед театром, здание рухнуло, и  под  его  обломками  нашли  могилу

многие из участников совещания, не успевшие выбежать на улицу.

 К несчастью, в дальнейшем в группу  Красовского  пробрался  провокатор,

выдавший гестапо часть подпольщиков. Молодой скрипач и его товарищи  вынесли

все изощренные пытки в гестаповских  застенках,  но  не  сказали  ни  слова.

Красовский был повешен во дворе тюрьмы.

 Надо добавить, что это был единственный провал в организации Боровского

- он сумел так наладить конспирацию, что гестапо не могло нащупать  основную

сеть подполья и она работала вплоть до освобождения города.

 Смелую диверсию провели подпольщики группы Петра Федорука  в  мае  1944

года. Решено было взорвать большую офицерскую столовую немцев в самом центре

города. С этой целью туда устроили работать уборщицей одну из  подпольщиц  -

Марию Шевчук. В короткое время она завоевала доверие немцев - целый день она

мыла, чистила, скребла помещение, да вдобавок  еще  частенько  угощала  свое

начальство то салом, то маслом, то яйцами. К  тому  же  она  дешево  стирала

господам офицерам и каждый раз приносила  с  собой  на  работу  целую  сумку

аккуратно выглаженного белья своих клиентов. И никто  не  догадывался,  что,

завернутые в это белье, попадают  в  здание  столовой  партизанские  толовые

шашки, которые Мария укладывает в дымоходе печи.

 Так пронесла она в столовую 24 куска тола. Когда все было подготовлено,

Мария Шевчук завернула в  очередную  партию  белья  четыре  магнитные  мины.

Улучив удобный момент, она установила их там же, в  дымоходе.  18  мая  1944

года, закончив свою обычную работу, она перед уходом  включила  мины.  Взрыв

должен был произойти в час дня.

 Как было условлено, Мария из столовой зашла домой  и,  взяв  трехлетнюю

дочь, отправилась за 15 километров от Бреста, туда, где ее ждали  партизаны.

Она едва успела прийти в назначенное место, как по всем дорогам, ведущим  из

города, помчались ловить ее гестаповцы и  полицаи  на  мотоциклах.  Столовая

взлетела на воздух, сотни гитлеровцев  были  убиты  и  ранены,  и  брестское

гестапо сразу поняло, кто устроил этот взрыв. К счастью, Мария Шевчук  и  ее

дочь были уже вне опасности, в лесном партизанском лагере.

 Все более ощутимой для оккупантов  становилась  деятельность  подполья.

Постоянные акты саботажа происходили в депо Бреста, где  по  непонятным  для

немцев причинам часто выходили из строя паровозы, горели  буксы  в  поездах,

случались аварии с ремонтным краном.  В  январе  1942  года  были  отравлены

бутыли со спиртом на одном из  немецких  складов,  и  65  солдат  в  тяжелом

состоянии отправили в больницу. В  1943  году  произошел  сильный  взрыв  на

вокзале Брест-центральный, где подложенная у камеры хранения мина  убила  10

гитлеровцев. Все чаще подрывались на дорогах машины, оказывалась  нарушенной

связь, исчезали бесследно немецкие ставленники, полицаи.

 Уже к 1943 году обстановка в  брестских  лесах  решительно  изменилась.

Теперь здесь действовали десятки партизанских отрядов.  Переброшенный  через

линию фронта, на территорию области прибыл в полном составе подпольный обком

партии во главе с опытным боевым  коммунистом  С.  И.  Сикорским.  Различные

партизанские  отряды  и  бригады  объединяются  в   Брестское   партизанское

соединение. Отныне вся боевая и подпольная борьба с врагом  организовывалась

и направлялась из единого центра. В городе  часть  подпольщиков  попала  под

подозрение полиции и вынуждена была  уйти  вместе  с  семьями  в  партизаны,

сменилось руководство подпольного горкома  партии.  Борьба  приобретала  все

больший размах и шла вплоть до  освобождения  города  и  области  советскими

войсками.

 В дни, когда Красная  Армия  начала  свое  наступление  на  белорусской

земле,  подпольщики  Боровского  провели  большую  разведывательную  работу,

добывая для авиации, а потом и для наземных войск  необходимые  сведения  об

укреплении и силах противника. Благодаря  им  удалось  спасти  от  взрыва  и

своевременно разминировать важнейшие здания города.

 И сейчас еще живут  в  Бресте  многие  из  участников  этой  подпольной

борьбы. Заведует столовой Александр Иванович Боровский, работает  шофером  в

облисполкоме командир подпольной группы Петр Федорук, женой  которого  стала

после войны  Мария  Шевчук.  По-прежнему  остаются  брестскими  жительницами

Татьяна  Смирнова,  Зинаида  Южная,  Прасковья  Голубева  и  многие  другие,

прошедшие в годы оккупации все опасности подпольной работы в тылу врага.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Брестская крепость»

 

Смотрите также:

 

Брестская крепость    Борис Васильев – «В списках не значился»

 

НАДПИСИ ЗАЩИТНИКОВ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ НА ЕЕ СТЕНАХ

 

Вторая мировая война  Великая Отечественная Война  Предсмертные письма борцов с фашизмом   "От Советского Информбюро"   Орлята партизанских лесов  "Бабий Яр"

 

Всемирная история   История Войн 

 

РОССИЯ В ХХ веке

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.)

 

История России (учебник для ВУЗов)

Глава 11. Великая Отечественная война

Начало Великой Отечественной войны

 

BОEHHO-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ СССР И ГЕРМАНИИ. Начальный период военных действий

Решающие сражения Великой Отечественной войны

Rambler's Top100