Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Зарудный, Сергей Иванович

 

— известный государственный деятель; род. 17 марта 1821 г., происходил из старого, обедневшего украинского дворянского рода. С 14 лет предоставленный самому себе, Зарудный почти без учителей приготовился к университету, терпя порою сильную материальную нужду. В 1842 году Зарудный окончил курс в Харьковском унив. со степенью кандидата математических наук. Приехав в Петербург, он предполагал поступить на Пулковскую обсерваторию, но вместо того попал на службу в министерство юстиции. Первая бумага, которая была скреплена Зарудным, касалась судебной реформы: это был циркуляр, разосланный по судебному ведомству с предложением доставить замечания о недостатках действующего гражданского судопроизводства ввиду предположенного его преобразования. Скоро стали поступать в министерство замечания судебных практиков. Начальство, не прочитывая их, пересылало во II отделение Собств. канц., но З. живо ими заинтересовался. Юрист-самоучка был поражен новыми явлениями, впервые открывавшимися перед ним. Важнейшие из замечаний он списывал для себя и много думал над ними. Это была первая юридическая школа для З., более плодотворная, нежели тогдашнее преподавание юридических наук в унив. З. стал знакомиться с иностранною юридической литературою и законодательствами, а во время частых поездок за границу — и с судебною практикою. В 1849 г. он был назначен юрисконсультом, потом старшим юрисконсультом консультации Министерства юстиции и скоро выдвинулся своеобразным отношением к делу. Он обращался к историческому методу для уяснения смысла законов; отдельные казусы старался свести к общим принципам; стремился к возможному смягчению устарелых законов, напр. по вопросу о наследовании женщин; в противоречивую практику консультации стал вводить единство и последовательность и создал вокруг себя целую школу практической юриспруденции. Доклады З. как по силе и стройности аргументации, так и по изяществу формы так бросались в глаза, что по поводу одного из них (о землях гор. Смоленска, 1852 г.) у министра юстиции гр. В. Н. Панина, человека необыкновенно сухого, вырвалось невольное замечание: "если бы я раз в жизни написал такой доклад, то считал бы, что жизнь моя прожита не напрасно".

 

В 1852 г. был образован при II отделении комитет для составления проекта гражданского судопроизводства; делопроизводителем его был назначен З., но мог внести в проект лишь самые несущественные технические улучшения, не смея по тогдашнему времени и думать не только о гласности, но даже об устности процесса. В 1856 году Зарудный был назначен делопроизводителем комиссии князя В. П. Васильчикова, учрежденной для раскрытия злоупотреблений по интендантству Южной и Крымской армий во время Крымской войны. Посетив с этою целью Николаев, Одессу, Симферополь, Севастополь, Ялту, Херсон и др. города, З. мог убедиться, в каком ужасном виде находились повсеместно управление и суд благодаря неограниченному произволу администрации и безгласности общества. Пробыв по возвращении в СПб. с полгода за обер-прокурорским столом, З. в 1857 г. был назначен по предложению государств. секрет. В. П. Буткова помощником статс-секрет. Государственного совета. Бутков, обновляя свое ведомство приглашением свежих сил, остановился на З., как на знатоке гражданского судопроизводства, проект которого, составленный при его участии комитетом 1852 г., уже поступил на обсуждение Государственного совета. Не сразу была сознана в высших сферах необходимость радикальной переделки этого проекта. Еще 16 ноября 1857 г. объявлено было высочайшее повеление, которым Государственному совету воспрещалось касаться вопросов о гласности и адвокатуре (равно как и о суде присяжных). Решимость приступить к отмене крепостного права должна была, однако, отразиться и на всех других отраслях преобразовательной работы. Статс-секретарь кн. Д. Оболенский, близко стоявший к вел. кн. Константину Николаевичу, выпустил литографированную брошюру, в которой резко нападал на проект гр. Блудова как не соответствующий духу времени и предлагал просто перевести уст. гражд. суд., действующий в Польше. Против этой брошюры выступил З., благодаря которому среди членов Государственного совета стала складываться мысль о более широкой постановке вопроса судебной реформы. По мысли З. решено было прежде всего выработать главные начала гражданского судопроизводства и для этого разослать предварительные заключения совета судебным практикам и специалистам, для представления замечаний. В поступивших замечаниях было много полезных указаний. З. предложил составить свод всех замечаний и в печатных экземплярах разослать членам Государственного совета. Благодаря этому многое, о чем прежде не позволялось и говорить, перестало казаться страшным и запретным. В проектах уст. угол. суд. и судоустройства, внесенных в 1860 г. гр. Блудовым в Государственный совет, появились и гласность, и отделение судебной власти от административной. В 1858 г. З. получил заграничную командировку для ознакомления с тамошним судебным строем и написал 13 специальных статей по вопросам процесса, частью напечатанных в журналах (см. т. IX "Дела о преобразовании судебной части в России"), и монографии "Охранительные законы гражданского права" и "Законы об отделении исполнительной власти от судебной" (т. XV "Дела"). В этих работах З. выступает против рабского копирования с французских образцов и полемизирует с мнительными рутинерами, считавшими несвоевременным введение в России судов по западноевропейскому типу. "Трудно думать, — говорит он, — чтобы люди где-либо и когда-либо были приготовлены для дурного и незрелы для хорошего. Правильный закон никогда не сделает зла; может быть, по каким-либо обстоятельствам, и даже по самому свойству закона нового он не будет некоторое время исполняем согласно с точным оного разумом, но гораздо вероятнее, что он тотчас пустит глубоко свои корни и составит могущественную опору спокойствия и благоденствия народа". Как член учрежденной при м-ве внутренних дел комиссии, работавшей над организацией крестьянских мировых учреждений, З. стоял за ограждение самоуправления крестьянской общины. 25 сентября 1860 г. он был назначен в помощь к В. П. Буткову при рассмотрении в Главном комитете положений о крестьянах. 7 января 1861 г. З. был назначен исправляющим должность статс-секретаря департамента законов, где докладывал вышеупомянутые положения. Бутков, извещая З. о последовавшей высочайшей благодарности за труды по составлению положений 19 февраля добавлял, что ему "особенно приятно передать Высочайшую резолюцию З., как одному из деятельнейших участников в работе". Полученную им в то время золотую "крестьянскую" медаль З. ценил выше всех других наград.

 

С 1861 г. З. получил, наконец, возможность осуществить свой давно лелеемый план полного судебного преобразования, построенного на рациональных основах. Он не раз говаривал впоследствии, что если бы 19-го февраля 1861 г. не состоялось освобождение крестьян с землею, то не были бы утверждены судеб. уставы 20-го ноября 1864 г. Ловкий царедворец, обладавший необыкновенно тонким чутьем, В. П. Бутков (см.) был в это время в апогее своих либеральных увлечений. Его большим весом в высших сферах воспользовался З., чтобы приготовить почву для новой постановки вопроса о судебном преобразовании. В октябре 1861 г. он составил для Буткова всеподданнейший доклад с указанием на затруднения, возникающие в Государственном совете при рассмотрении внесенных в разное время, не согласованных между собою проектов гр. Блудова. Согласно этому докладу 23-го октября 1861 г. последовало высочайшее повеление об образовании при государственной канцелярии комиссии для извлечения "главных основных начал" из проектов гр. Блудова. Благодаря этой мере достигались три важные цели: 1) проекты из актов, находившихся накануне утверждения, превращались в простой законодательный материал, 2) делалось необходимым составление новых проектов и 3) устранялся от руководства делом граф Блудов, хотя и склонный к уступкам, но по преклонному возрасту (ему было тогда 76 лет) неспособный направлять дело в новом его виде. Комиссия к концу 1861 г. окончила извлечение "основных начал", недостаточность которых именно благодаря этой работе стала совершенно очевидной. Князь П. П. Гагарин, заместивший гр. Блудова в должности председательствующего в Государственном совете, в январе 1862 г. исходатайствовал высочайшее повеление, которым предписывалось "изложить в общих чертах соображения Государственной канцелярии и прикомандированных к ней юристов о тех главных началах, несомненное достоинство коих признано в настоящее время наукою и опытом европейских государств и по коим должны быть преобразованы судебные части в России". Этим актом снимался запрет, еще недавно наложенный на суд присяжных и другие институты европейского судебного права, и открывалась возможность составить цельный, рациональный план полного судебного преобразования. Комиссия, душою которой был З., в полгода исполнила возложенную на нее задачу, представив строго согласованные, превосходные по богатству разработанного отечественного и иностранного материала "Соображения и основные положения о гражданском и уголовном судопроизводстве и о судоустройстве". В числе этих начал были: полное отделение власти судебной от законодательной и исполнительной, несменяемость судей, самостоятельность адвокатуры, решение уголовных дел судом присяжных, не исключая и дел политических и литературных. Предложение члена комиссии Д. А. Ровинского (см.) заменить бессловесных сословных заседателей присяжными для решения по совести вопроса о виновности было поддержано в особенности Н. А. Буцковским (см.) и З., представившим подробный исторический очерк суда присяжных и разбор мнений за и против (см. т. XVIII "Дела о преобр. суд. части в России"; "Материалы" №№ 13 и 14). "Основные Положения", рассмотренные в Государственном совете, были высочайше утверждены 29 сентября 1862 г. Зная, какую громадную пользу оказала крестьянской реформе сила общественного мнения, З. настоял на том, чтобы названные положения не только были разосланы практикам для представления замечаний, но и опубликованы во всеобщее сведение. Для составления согласно "Основным Положениям" проектов судебных уставов была образована комиссия, распавшаяся на отделения гражд. судопр., уголовн. судопр. и судоустройства. Под председательством З. находилось собственно отделение гражд. суд., но он с неутомимою энергиею работал во всех отделениях. Просиживая ночи за корректурами, З. выбивался из сил, чтобы его любимое детище появилось на свет как можно скорее и как можно совершеннее. В 11 месяцев были составлены проекты судебных уставов, снабженные обширными объяснительными записками (около 1800 печатных страниц in-folio). Ближайший свидетель трудов З., В. П. Бутков, препровождая к нему 22 ноября 1864 г. первый экземпляр только что напечатанных судебных уставов, в надписи на нем указывал, что "первый экземпляр по праву должен принадлежать Сергею Ивановичу, как лицу, которому новая судебная реформа в России более других обязана своим существованием".

 

Кроме вышеупомянутых работ, в разных томах "Дела о преобразовании судебной части в России" имеются еще след. работы З.: 1) "Извлечение из доклада сардинского министра юстиции о преобразованиях гражд. судопроизв.", 2) "Правила об обязательной явке тяжущихся, в связи с монополиею поверенных"; 3) "О реформах судопроизв. в Италии в 1862 г."; 4) "Судебно-статистич. данные о Харьковской губ."; 5) "Законы о доказательствах по франц. гражд. уставу"; 6) "Материалы для разработки вопроса об охранительном порядке производства"; 7-9) Переводы уставов гражд. суд. Пиемонта 1854 г., Венгрии 1852 г. и зак. судоустр. Пиемонта 1859 г.

 

После издания судебных уставов З. принимал участие в составлении дополнительных к ним узаконений (об охранительном судопроизводстве и пр.) и состоял членом образованной при государственной канцелярии новой комиссии для выработки правил о введении в действие судебных уставов, на что было положено им также очень много труда. Большинство членов склонялось к мнению министерства юстиции, предлагавшего открывать новые судебные установления не сразу повсеместно, а постепенно, ссылаясь на практические затруднения; З. же вместе с Н. А. Буцковским и О. И. Квистом, опасаясь столь обычного у нас охлаждения к реформам, настаивал на единовременном введении уставов во всех земских губерниях с постепенным усилением состава судов.

 

Заканчивая работы по судебной реформе, З. привел в порядок обширный материал "Дела о преобразовании судебной части в России", разделив его на 74 тома (см. Опись этого дела, напечатанную в виде приложения к книге Джаншиева "Основы судебной реформы"), и передал несколько комплектов "Дела" в петербургские книгохранилища в архивы. Кроме того, он оказал большую услугу русской науке и судебной практике, напечатав в 1866 г. "Судебные уставы, с рассуждениями, на коих они основаны". Это драгоценное издание сделалось настольною книгою для наших судебных деятелей. Об успехе его в публике можно судить по тому, что меньше чем в год разошлось первое его издание в количестве 6000 экземп. Когда после перемены в личном составе министерства юстиции (см. Замятнин) изменилось отношение его к судебной реформе, З. противодействовал, насколько мог, новому течению, противопоставляя министерским проектам в качестве статс-секретаря департамента законов не предусмотренные законом, но вошедшие с 1862 г. в обычай "соображения государственной канцелярии".

 

1-го января 1869 г. З. в самом расцвете сил был назначен сенатором в один из старых департаментов. Удаление З. из Госуд. совета вызвало сожаление среди многих членов совета; кн. П. П. Гагарин сказал ему при прощанье: "вы более других работали над уничтожением старого Сената — и попали в его развалины!". До самого конца жизни главный автор суд. уставов не был переведен в кассационные департаменты, в создании которых он играл такую выдающуюся роль. По-прежнему горячо любя новые суды, З. был выбран в почетные мировые судьи Купянского окр. (Харьков, губ.), по месту нахождения своего родового имения, и в летнее время аккуратно посещал заседания купянского мирового съезда. С отправлением обязанностей этого звания связано воспоминание о последнем из огорчений, которыми богат конец жизни З. Сенат разослал 6-го июня 1886 г. циркуляр мировым съездам, в котором, ссылаясь на единичные случаи нерадения со стороны мировых судей (неназначение ни одного заседания в течение года и т. п.), предписывал съездам требовать от судей ежемесячных отчетов и пересылать их в Сенат. Многих изумил этот циркуляр, ронявший достоинство мирового института и едва ли согласный с законом; но из 6000 мировых судей один З. поднял голос против меры, которую считал произвольною. Он вошел в купянский мировой съезд с предложением приостановиться приведением в исполнение указа и донести Сенату о его неудобствах согласно ст. 76 Осн. Законов. Купянский мировой съезд принял предложение З. Сенат (по соединенному присутствию 1-го и касс. дпт.), не рассматривая вопроса по существу, сделал купянскому съезду замечание, всю горечь которого должен был испытать незадолго до своей смерти З. В 1869 г. З. издал сравнительно-юридическое исследование "Гражданское Уложение Италианского королевства и Русские гражданские законы", в 1870 г. — "Торговое Уложение Италианского королевства и Русские Торговые законы". В 1873 г. он составил для первого съезда русских юристов реферат "О необходимости полного издания гражд. законов 1857 г. и согласования их со всеми последующими узаконениями", что было выполнено только в 1888 г. В 1879 г. он издал перевод книги Беккарии "О преступлениях и наказаниях", с интересными примечаниями. В последние годы жизни З. работал над переводом "Ада" Данте, который успел выпустить, с обширными комментариями, незадолго до смерти. В 1886 г. З. был выбран Московским юридическим обществом в число своих почетных членов. З. умер 18-го декабря 1887 г., на пути в Ниццу, где и похоронен. См. Гр. Джанишиева, "С. И. Зарудный и судебная реформа" (М., 1889 г.); его же, "Основы судебной реформы" (М., 1891); "Русская старина" (1888 г., февраль и сентябрь, 1890. февр.). Портрет З. в "Русской старине" 1888 г., сентябрь.

 

  




Rambler's Top100