Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Волокита

 

— проволочка, в особенности в применении к судопроизводству; затем вся вообще совокупность невыгодных для тяжущихся условий, проистекающих от несовершенства судоустройства и судопроизводства. Медленность в производстве судебных дел составляла язву наших судов вплоть до издания уставов 1864 г. По мере того, как Московское государство стремилось сосредоточить в центральных пунктах разнородные дела из сферы местного суда и расправы, умножались обрядности и неразлучная с ними медленность производства. По всякому почти судебному делу приходилось ездить в Москву, так как местные воеводы (см.) решали дела только самые незначительные. К этому присоединялась: сбивчивость в правилах о подсудности, так как одно и то же дело могло начаться в разных приказах — в одном по подсудности ответчика, в другом по свойству самого дела; отсутствие определенных правил о порядке инстанций; прямые злоупотребления сторон и судов, которые находили себе опору в несовершенствах судоустройства и законодательства. Отсюда возникает знаменитая московская волокита, с которой тщетно боролись московские государи и Петр Великий. Последний, указом от 21 февраля 1697 г., ввел в гражданское судопроизводство начало следственное, требуя, чтобы суды сами, помимо сторон, приводили дела в ясность. Но это привело к результатам еще худшим: судьи, совершенно смешав судопроизводство гражданское с уголовным, стали подвергать ответчиков пытке и принуждать их к сознанию в справедливости иска. Для устранения подобных злоупотреблений Петром издан был достопамятный указ 5 ноября 1723 г. о форме суда, которым восстановлен был прежний порядок производства гражданских дел. К прежним недостаткам процесса в XVIII в. присоединился новый: постоянно разраставшееся законодательство, не сведенное в одно целое, беспрерывно пополняемое отдельными узаконениями, нередко противоречивыми, приняло такие размеры, что наши старые сутяги всегда имели в запасе два указа, из коих один был в пользу истца, а другой в пользу ответчика. Недостаток этот был устранен изданием "Свода Законов", но в судопроизводстве сохранились прежние черты В., для которой название "московской" стало уже слишком тесно. Составители судебных уставов, характеризуя дореформенное судопроизводство, в 25 пунктах перечисляют недостатки его; почти в каждом из них можно найти условия, благоприятствующие процветанию В., но особенно выдаются в этом отношения следующие указания: 1) существование различных порядков судопроизводства: а) общего, б) четырех главных и в) шестнадцати особенных; 2) неопределительность законов о подсудности; 3) продолжительность и разнообразие сроков на явку в суд и на подачу тяжущимися бумаг и жалоб; 4) допущение неограниченного числа таких бумаг; 5) недостаток правил порядка сокращенного судопроизводства для дел простых и малоценных; 6) совершенное отсутствие правил о порядке постановления заочных решений в случае неявки ответчика; 7) неопределительность порядка подачи частных прошений и жалоб; 8) многочисленность судебных инстанций; 9) исполнение решений полицией, а не судом, местами, а не лицами, и установление для исполнения целого ряда инстанций. Уже московские государи для борьбы с В. принимали различные меры, которые, конечно, не достигали цели, потому что были направлены не против несовершенств в судоустройстве, а против злоупотреблений этими несовершенствами со стороны тяжущихся и судей. В XVI веке все те, кто обращал судопроизводство в промысел, ябедники, крамольники и составщики, не допускались к суду, коль скоро были изобличены в заведомо несправедливых исках. Под именем "ябедников" разумелись такие люди, которые ищут или ложно, или более того, что им следует; последний прием обыкновенно употреблялся для того, чтобы, запугав ответчика большим процессом, вынудить его заплатить денежную сумму меньше исковой. С таких челобитчиков ложный иск или приписанный лишек взыскивались в пользу ответчика, а сами они впредь к суду не допускались. Известно, что приписные и поклепные иски были одним из главных и любимых средств наших старинных сутяжников, которые умели каждую новую меру обратить в свою пользу. В XVII в., когда областной суд был ограничен определенной денежной суммой, это обстоятельство дало повод к новому виду сутяжнического промысла: дворяне и дети боярские привозили из Москвы зазывные грамоты с обозначением исковой суммы, превышавшей местную судебную власть и, запугав ответчика страхом долгого и далекого процесса, мирились с ним на малых деньгах. Это был организованный грабеж, против которого все меры были бессильны. Под именем "крамольников" разумелись те, которые, чтобы погубить своего ответчика, возводили на него государственную измену, и потом не могли доказать ее. Словом "составщики", по мнению Ф. Дмитриева ("История судебных инстанций"), обозначались те люди, которые сочиняли совершенно ложный иск, в отличие от приписывавших. Сверх взыскания в пользу ответчика, таким челобитчикам угрожала еще торговая казнь и ссылка в украинские города, с написанием в казаки (тогдашний способ отдачи в солдаты). Заботясь об ограждении общества от несправедливых тяжб, московское законодательство налагало взыскания и на таких лиц, которые затягивали дела. По "Судебнику" 1550 г. обвиненный истец платил ответчику проестей и волокиты три деньги на день процесса. Особенное развитие проести и волокиты получили в Уложении Алексея Михайловича. Их платил всякий, от кого произошло замедление процесса: истец, ответчик, поручители, приказные люди и судьи, даже третейский судья, несправедливо решивший дело. Исчислялись они по дням процесса, не исключая и праздничных (последнее с 1685 г.), а для судей — по дням проволочки, учинившейся по их вине. Таким же путем исчисляются проести и волокиты и по правилам дореформенного судопроизводства, действующим в местностях, где не введены судебные уставы (Свод Законов, т. X, ч. 2, ст. 1051—1055). По тяжебным делам о недвижимых имениях проести и волокиты взыскиваются с обвиненной в пользу оправданной стороны по 6 коп. на день, считая со времени начатия по день решения дела со включением воскресных и праздничных дней; по прочим же делам по 3 коп., но за вчинение исков по делам уже решенным — по 6 коп. Проести и волокиты взыскиваются и тогда, когда ответчик обвинен не во всем иске. От взыскания их освобождаются как истец, так и ответчик по делам крестьян, мурз, татар, мордвы, чуваш и черемис. Примеры В. в XVIII в. приведены у К. Победоносцева: "Исторические исследования и статьи" (СПб., 1876).

  






рыбки, водоросли, аквариум народные средства интернет-магазины