Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Видок (свидетель)

 

— термин "Русской Правды" — означает свидетеля. В "Русской Правде" по академическому списку читается (ст. 2): "или боудеть кровав или синь надъражен, то не искати ему видока человекоу томоу; аще не боудеть на нем знамениа никоторого же, толи приидеть видок"; также (ст. 28). "аще же приидеть кровав моужь любо синь, то не искати ему послоуха". Термин "видок" в смысле свидетеля встречается в откупной грамоте Устюжне Железопольской, переписанной в 1614 г. (Акты арх. эксп. III, № 36): "а скажет ищея, что у него отняли чужие животы, и ин того сыскивати, чье у него животы отняли, и обыщут того, что у него чужие животы были, а на грабеж видоков нет, и им в том присужати целованье с жеребья" (ср. у И. И. Срезневского, "Материалы для словаря древнерус. языка", вып. I, СПб., 1890: "хлап он видок есть был" "Жит. Анд. Юр." XV, 72; у А. Х. Востокова, "Описание русск. и слав. рук. Рум. музея", СПб., 1842, стр. 327 — "а будет има бой, а видока не будет, ити има роте по своей вере"; в "Словаре церк.-слав. и русск. яз.", СПб., 1847, I, 125, приведено выражение: "что ты запираешься? Есть на то видоки". Внимательное изучение статей "Русск. Правды", в которых встречаются термины "видок" и "послух", дает возможность сделать следующие выводы: 1) в "Русск. Правде" можно уловить различие между свидетелями о существовании или несуществовании известного факта (testes de visu et de auditu, testificatio de veritate) и свидетелями о доброй славе ответчика (testes de credulitate); 2) первые выступают в "Русск. Правде" под именем видоков и послухов, вторые — только под именем послухов; 3) при безразличном употреблении того и другого термина наблюдается поглощение "видока" термином "послух". В статье 25 Троицкого списка читается загадочное место: "аше будеть варяг или колбяг, то полная видока вывести и идета на роту". Сопоставление этой статьи с 15 статьей "Рус. Правды" по Карамзинскому списку приводит к следующему предположению: в процессе о поклепной вире (ст. 15) закон позволял иноземцу-ответчику представлять не полное для данного процесса число послухов, не семь, а двух; в процессе же об оскорблении действием (ст. 25) закон для иноземца-истца не делал никакого исключения, а заставлял его выводить полное для данного процесса количество видоков, т. е. два. Значит, "полная видока" не есть ни специальный термин, ни термин, имеющий какое-либо общее значение в смысле раз навсегда определенного количества видоков для всех процессов; выражение "полная видока" показывает только, что закон в данном случае не считает возможным делать для иноземца-истца исключение, подобное тому, какое в другом случае он счел необходимым сделать для иноземца-ответчика, причем под "полная" закон разумеет указанное раньше в той же статье число два, а не какое-либо другое. Видоки, как и послухи в смысле testes de veritate, нигде не выступают в цифре большей, чем два; иногда же закон умалчивает об их числе, подразумевая, может быть, ту же цифру два. Иногда видоки выступают в "Русск. Правде" без употребления самого термина, а в словах "людье вылезуть" (ст. 60) или "выведеть свободна мужа два" (ст. 32; из этой статьи видно также, что показание двух свободных мужей могло быть заменено показанием одного мытника-должностного лица на торгу). В некоторых случаях видоки, став на суде, не только показывают "слово противу слова" (ст. 23), но и "идут на роту" (ст. 25, 32). Видоками могут быть только "свободные мужи" (ст. 59), и лишь в случае крайней нужды закон дозволял сослаться на боярского тиуна, а в небольшом процессе — также на закупа. "Тяже все судять послухи свободными" (ст. 81), говорит "Рус. Правда", и только допускает по словам холопа начать процесс, а не постановить приговор, основываясь на свидетельстве холопа. Наряду с послухами, как простыми свидетелями гражданских сделок (займа и купли-продажи), "Рус. Правда" знает послухов в смысле понятых (ст. 70 "не будеть ли татя... то по следу женуть... а след гнати c чюжими людми, а с послухи"). С достаточной вероятностью можно предполагать, что женщина при действии "Рус. Правды" не выступала на суде в качестве видока (ср. стат. 32). В литературе истории русского права вопрос о видоках и послухах "Рус. Правды" ставился и решался довольно разнообразно. См. С. В. Пахман, "О судебных доказательствах по древнему русскому праву" (М., 1851); П. Н. Мрочек-Дроздовский, "Исследования о Русск. Правде" (М., 1885); Грыцько, "Участие общины в суде по Русской Правде" (в "Архиве историч. и практическ. сведений", изд. Н. В. Калачевым, СПб., 1863, кн. V); Н. И. Ланге, "Исследование об уголовном праве Русск. Правды" (СПб., 1861); Н. Л. Дювернуа, "Источники права и суд в древней России"; М. Ф. Владимирский-Буданов, "Обзор истории русского права" (Киев, 1888); В. И. Сергеевич, "Лекции по истории русского права" (СПб., 1890).

  






рыбки, водоросли, аквариум народные средства интернет-магазины