Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

 

Тиф брюшной

 

представляет острую инфекционную болезнь, обусловливаемую проникновением в лимфатический аппарат кишок особого микроорганизма, известного под названием Кох-Эбертовской бациллы. Последняя имеет вид палочки с округленными концами, усажена жгутиками, весьма подвижна, по длине равняется третьей части красного кровяного шарика. Тифозные палочки лучше всего растут при температуре тела; при более низкой и более высокой температуре рост их замедляется; нагревание до 60° убивает их в 1/2 часа. У животных не удавалось до сих пор вызвать брюшной тиф посредством заражения разводкой тифозных бацилл, но и самопроизвольный тиф у них не наблюдается. У тифозных больных упомянутые бациллы найдены в лимфатическом аппарате кишечника, брыжеечных железах, селезенке, далее — не столь часто в печени, почке, крови; из крови матери они могут даже проникнуть в кровь плода. Наружу они попадают главным образом с испражнениями, но некоторые исследователи находили их также в моче. В испражнениях тифозные палочки могут сохранять вне организма свою жизнеспособность до нескольких месяцев; в воде они держатся не долее двух недель. Относительно дальнейшей судьбы бацилл существуют так наз. почвенная теория и теория питьевой воды. Первая, защищаемая главным образом Петтенкофером и его школой, состоит в том, что главным местом развития тифозных палочек надо считать почву; содержащиеся в испражнениях больного палочки сами по себе не вредоносны и только через посредство почвы претерпевают известные изменения, вследствие которых становятся снова способными заражать; тифозная зараза почти никогда не переносится непосредственно. По наблюдениям Петтенкофера, почва, легко проницаемая для воздуха и воды, наиболее благоприятствует распространению болезни, между тем как скалистая почва делает дальнейшее развитие болезнетворного агента невозможным. Поднимающийся из загрязненной почвы воздух заносит заразу на улицы и в дома. Замечена также связь между колебаниями уровня почвенной воды и частотой тифозных заболеваний; при высоком стоянии заболеваемость падает, при опущении уровня ниже средней нормы заболеваемость повышается. В противоположность этой теории многие врачи видят главный фактор развития тифозной эпидемии в питьевой воде, что и подтверждается многими эпидемиологическими фактами. Несомненно, однако, что при этом, помимо прямого загрязнения воды, заразное начало может попадать туда и через почву, так, например, в колодцы, находящиеся вблизи выгребных ям, отхожих мест, которые содержат тифозные испражнения. Много поучительного в эпидемиологическом отношении дает нам история освобождения города Мюнхена от Т. С 1880 г. заболеваемость Т. на весь город, включая и больницы, составляет в среднем лишь 100 случаев при населении в 360000, между тем как раньше эта цифра достигала часто нескольких тысяч в год. Этот переворот совпал с устройством канализации и принятием других мер к очистке почвы (закрытие частных боен, запрещение загрязнять почву органическими отбросами из фабрик и квартир), между тем как проведение родниковой воды последовало несколькими годами позже. Цимссен, изучавший тифозные эпидемии в Мюнхене, приходит к заключению, что самая чистая родниковая вода не может вести к оздоровлению города, если почва не дренирована и в нее постоянно поступают новые потоки жидкости органического происхождения. Далее, брюшной Т. может распространяться через посредство молока; такие случаи были с очевидностью прослежены в Англии. Загрязнение молока может происходить вследствие прибавления к нему воды, содержащей тифозные палочки, или вследствие манипуляций над ним руками, загрязненными тифозными извержениями. Прямой заразительностью брюшной Т. не обладает, так что в некоторых больницах брюшнотифозные больные не изолируются в отдельные палаты, а лежат среди других. Лица, приходящие в непосредственное прикосновение с извержениями тифозных больных, как, напр., больничные прачки и сиделки, сравнительно часто поражаются Т., но заражение этим путем дает лишь спорадические заболевания. Как и при большинстве других инфекционных болезней, так и при брюшном Т. заражение зависит не только от внешних условий, но и от индивидуального предрасположения. Сильные волнения и погрешности в диете усиливают предрасположение. Несомненное влияние оказывает возраст: большинство заболеваний (больше половины) падает на возраст от 15 до 30 лет, свыше 80 лет приходится всего 1/7 всех заболеваний, после 50 лет и до 1 года брюшной Т. встречается редко. Никакой климат и никакая раса не предохраняют от брюшного Т. — он встречается у всех народностей и под всеми широтами. Эпидемическое распространение болезни наблюдается чаще всего осенью, от августа до ноября. Однократное перенесение Т. делает человека, за немногими исключениями, невосприимчивым к новому заболеванию им. Каким бы путем тифозная зараза не попадала в организм, она прежде всего оседает в кишечнике и именно в лимфатических образованиях нижней части тонких кишок, в так наз. Пейеровых бляшках и солитарных фолликулах, оттуда она проникает в брыжеечные железы, селезенку, общий круг кровообращения и т. д. Анатомические изменения выражаются в типических случаях на первой неделе болезни в воспалительном процессе на упомянутых местах кишечника, на второй неделе в омертвении этих частей и образовании струпа, на третьей неделе в отпадении струпьев и образовании язв, которые могут проникать через слизистую и мышечную оболочки до брюшины, отсюда опасность прободения кишок; процесс заживления требует при благоприятных условиях около 2 недель. От момента заражения до обнаружения болезненных явлений проходит 2—3-недельный скрытый (инкубационный) период. В это время самочувствие может быть еще вполне хорошим или уже являются известные предвестники в виде общей усталости, разбитости, отсутствия аппетита, легких головных болей. Переход в настоящую болезнь происходит обыкновенно нередко; появляется легкое повышение температуры, познобливание; крепкие субъекты остаются иногда еще довольно долго на ногах и продолжают свои занятия, что несомненно худо отражается на дальнейшем течении болезни, — именно при этом так наз. амбулаторном Т. встречаются чаще обыкновенного такие тяжкие осложнения, как кишечные кровотечения и прободение кишок. На первой неделе болезненные симптомы нарастают: головная боль усиливается, аппетит совершенно отсутствует, сильная жажда, язык сух, обложен, сон беспокоен, большею частью вначале существует запор, иногда рвота; в это же время наблюдаются нередко повторные носовые кровотечения, к концу недели селезенка заметно припухает и в течение болезни достигает двойного или даже тройного размера. На второй и третьей неделях болезнь уже бывает на высоте своего развития. В конце первой или начале второй недели появляются на туловище, главным образом на животе, небольшое число бледно-розовых пятен (розеолы) величиною с булавочную головку, исчезающих при давлении и снова появляющихся по прекращении давления. Живот вздут (метеоризм), в области слепой кишки констатируется при давлении болезненность и урчание, так наз. gargouillement, запор уступает место поносу — 2—4 жидких, светло-желтых испражнения в день. Больной апатичен, сознание его помрачено, нередко бредит, особенно ночью; бред этот большею частью тихий, но у иных пациентов, особенно у алкоголиков или у людей, истощенных непосильным физическим или умственным трудом, бывают приступы сильнейшего возбуждения, и в это время оставленные без надзора больные вскакивают с постели, выбегают из больницы, выбрасываются из окна. При значительном помрачении сознания больные иногда совершенно не мочатся и их приходится катетеризировать; поэтому у подобных больных следует несколько раз в день исследовать высоту стояния мочевого пузыря. Третья неделя является в серьезных случаях периодом всевозможных осложнений; в благоприятно протекающих случаях к концу третьей или началу четвертой недели наступает поворот к лучшему; температура постепенно спадает, появляется некоторый аппетит, улучшается сон, уменьшается вздутие живота и понос, сухая дотоле кожа становится влажной, и больной вступает в период выздоровления. До полного восстановления здоровья может пройти еще 2—3 недели, а иногда 2—3 месяца, так как период выздоровления может прерываться разными последовательными заболеваниями. Температурная кривая при брюшном Т. весьма типична: в начальной стадии она постепенно нарастает в течение 3—4 дней в виде лестницы, так что утренняя и вечерняя температура каждого дня на 1°—1,5° выше, чем в предыдущий. Затем на высоте развития болезни лихорадка имеет характер постоянной с утренними послаблениями не более, чем в 1° С; в случаях средней тяжести температура по утрам держится на 39,0—39,5°, по вечерам 40,0—40,5°; утренняя температура в 40°С или вечерняя в 41° указывают на тяжелое течение; эта стадия длится от нескольких дней до 1 1/2 — 2 недель и обыкновенно переходит в стадию постепенного (литического) падения температуры в виде лестницы, как и в начальном периоде; это обнимает 5—8 дней, и температура возвращается к норме или падает даже ниже нормы. В тяжелых случаях между второй и третьей стадией вдвигается еще так назыв. амфиболическая стадия, когда температура становится более неправильной и делает временами резкие скачки. В периоде выздоровления бывают кратковременные повышения температуры в 1—3 дня; причиной их может служить погрешность в диете, запор, волнение, слишком раннее вставание с постели; иногда же они совершенно беспричинны и обыкновенно не имеют никакого дурного значения. Эту последовательную лихорадку не надо смешивать с настоящим возвратом, или рецидивом, Т. Заметим, между прочим, что возврат Т. ничего общего не имеет с возвратным Т. (см. ниже), кроме сходства названий. — Возвратом, или рецидивом, брюшного Т. называется повторение лихорадки и других тифозных симптомов через некоторое время после того, как температура уже спустилась к норме, словом, новая вспышка не угаснувшей еще заразы. Безлихорадочный промежуток длится обыкновенно 7—10 дней, часто еще меньше. Все стадии рецидива короче и обыкновенно течение его легче, чем первоначального Т., хотя бывает и наоборот. Рецидив может присоединиться как к легкому, так и к тяжелому случаю. Замечено, что если после Т. селезенка не уменьшается, то можно ожидать рецидива. Частота рецидивов колеблется в больших пределах (1,5—17%) и зависит от особенностей эпидемии. Течение брюшного Т. допускает столько вариаций и такое обилие осложнений, что их не перечесть. Остановимся на важнейших из них. Прежде всего, встречается много очень легких случаев, известных прежде под названием гастрической лихорадки, с продолжительностью в 1—2 недели; кардинальные симптомы имеются налицо: опухоль селезенки, розеолы, умеренный понос. Далее, наблюдается так назыв. абортивный Т.; он начинается высокой лихорадкой и бурными явлениями, знаменуя как бы тяжелое течение, но через несколько дней симптомы ослабевают и следует быстрое выздоровление. В иных случаях брюшного Т. поражения легких или почек бывают и в анатомическом, и в клиническом отношении гораздо резче выражены, чем поражение кишок; такие формы известны под названием пневмотифа и нефротифа. Весьма опасное осложнение представляют кишечные кровотечения и прободение кишок. Мы уже упоминали выше, что в конце второй и начале третьей недели происходит отпадение струпьев в кишках; если при этом задета и стенка кровеносного сосуда, то по отпадении струпа открывается отверстие в сосуде и кровь изливается в кишку и затем с испражнениями выделяется наружу в виде темных масс, иногда напоминающих деготь; количество излившейся крови может быть незначительным, но может также доходить до 1/2 — 1 литра. После значительного кишечного кровотечения появляются признаки резкого малокровия и даже коллапса: больные внезапно бледнеют, конечности делаются холодными, температура падает; если сознание было помрачено, то оно часто после этого временно проясняется. Кишечные кровотечения наблюдаются в 6—8% всех случаев; больше половины больных с этим осложнением все-таки выживают. Гораздо опаснее прободение кишки вследствие вскрытия тифозной язвы в брюшную полость; оно влечет за собою гнилостный перитонит, быстро ведущий к смерти; описаны, впрочем, отдельные случаи выздоровления, объясняющиеся, вероятно, тем, что перитонит благодаря быстрому склеиванию кишок остался ограниченным. Прободение кишок встречается в 1—2% всех случаев, чаще всего на 3—4 неделе болезни. У детей тифозное поражение кишок менее склонно к образованию язв, нежели у взрослых, поэтому у них гораздо реже встречаются кишечные кровотечения и прободения. Предсказание при брюшном Т. должно считаться сомнительным даже в самых легких случаях, ибо и здесь не исключена возможность опасных осложнений; оно зависит в известной мере от характера господствующей эпидемии, ибо замечено, что отдельные эпидемии имеют свои особенности: в одной преобладают тяжелые случаи, в другой легкие, в одной рецидивы или те или другие осложнения (воспаление легких, кишечные кровотечения и т. д.) часты, в другой попадаются лишь в виде исключения; наблюдается даже поразительное сходство случаев в одной фамилии, одном доме или группе домов (групповой тиф). На исход болезни влияет также конституция больного. Тучные субъекты дают в общем менее благоприятный прогноз, нежели худые; далее, подвергаются большой опасности при Т., как и при других острых болезнях, алкоголики вследствие склонности к упадку деятельности сердца и к тяжелым мозговым симптомам. Предсказание хуже у стариков, у беременных, родильниц, у диабетиков, чахоточных, при хронических болезнях сердца. Замечено, в общем, что болезнь протекает тем хуже, чем выше внешняя температура; поэтому смертность в более теплом климате выше, чем в более умеренном, летом больше, чем зимою. Смертность от брюшного Т. исчисляется в среднем в настоящее время в 10%. По единогласным отзывам многочисленных наблюдателей, эта смертность благодаря принятому теперь способу лечения значительно меньше прежней, когда она доходила до 20—25%. Профилактика при брюшном Т. распадается на общественную и индивидуальную; и та, и другая вытекает из сказанного выше относительно этиологии и путей распространения Т. Напомним, что канализация и снабжение города хорошей питьевой водой являются главными факторами в борьбе с брюшным Т. Кроме примера Мюнхена, мы можем еще указать на пример французской армии, в которой в 1880 г. умерли от Т. 2087 солдат, а в 1890 г. лишь 572, и это нужно отнести, главным образом, на счет улучшенного водоснабжения. Колодцы, находящиеся вблизи домов или на тех улицах, где свирепствует брюшной Т., должны быть безусловно заколочены, если есть другая вода. Извержения тифозного больного, а также загрязненные вещи, как постельное и носильное белье, подкладные судна, должны быть тщательно обеззараживаемы; для этого испражнения заливают 5% карболовым раствором; белье, снимаемое с больного, тотчас кладут в жестяной или фарфоровый (но не деревянный) сосуд с карболовым раствором и хранят его там до помещения в кипящую воду прачечного котла или в паровую дезинфекционную камеру. Ухаживающему персоналу и окружающим больного лицам можно посоветовать не оставаться подолгу в помещении больного, а от времени до времени выходить на воздух, не кушать в комнате больного и соблюдать чистоту рук; помещение больного следует почаще проветривать. В профилактическом отношении немаловажное значение имеет также точная местная статистика брюшного Т. с определением заболеваемости и смертности, так как она дает возможность узнать главные очаги заразы и вовремя обезвредить их. Лечение брюшного Т. в высокой степени важная и благодарная задача для врача. Хотя нет специфического средства, которым бы можно было уничтожить тифозную заразу в организме, но разумными гигиено-диетическими и симптоматическими мерами можно укрепить и поддержать организм в борьбе с инфекцией и оградить его от многих опасных осложнений. В комнате больного должно быть не больше 13—14° Р.; оттуда удаляют ковры и занавесы, устраняют яркий свет и громкий шум. Во время проветривания больного лучше всего вынести на переносной кровати в соседнюю комнату; при неимении запасной комнаты открывают окно в комнате больного, прикрыв его до шеи одеялом и оградив ширмой, и топят печь при открытых дверцах. Постель больного должна быть устроена возможно удобнее, простыни хорошо разглажены в предупреждение пролежней, для этой же цели больного следует поворачивать часто на бок и обтирать ему спину, крестец и поточные бугры камфорным спиртом или водкой; в тяжелых случаях лучше всего прибегнуть к водяной или воздушной подушке с центральным отверстием. Надо следить за чистотой полости рта, ибо оттуда может проникнуть инфекция в среднее ухо; для этого часто обтирают рот и язык полотняной тряпочкой, смоченной в растворе борной кислоты или буры. Диета должна быть жидкая и питательная: молоко, то в чистом виде, то с какао, кофе или коньяком, бульон, супы (ячменный, овсяный, саго), иногда с прибавлением сырого яичного желтка; при сильном упадке сил больного некоторые клиницисты не останавливаются пред назначением мелко скобленного сырого мяса, сухарей, булки, размачиваемых в молоке или супе; далее, употребительны разные искусственные препараты — мясной сок, beef-tea, мясной пептон, детская мука Нестле и т. п. Питье (холодная вода, холодный чай) должно быть часто предлагаемо больным; в более тяжелых случаях дают вино, можно и пиво, в небольшом количестве. В периоде поправления надо быть крайне осторожным с диетой и не переходить к плотной пище раньше 5—6 дней после того, как установилась нормальная температура. Собственно лечение заключается в настоящее время, главным образом, в применении холодной воды в самом разнообразном виде; в зависимости от индивидуальности случая применяются то холодные ванны в 14—12° Р., то постепенно охлаждаемые (с 28°—16°), то влажные обертывания в простыни, смоченные холодной водой и выжатые; некоторые клиницисты принципиально не спускаются ниже 20° Р. Холодная вода не только понижает температуру больного, но и благотворно действует на нервную систему и дыхательный аппарат, предупреждая тяжелые мозговые и легочные явления. Холодные ванны противопоказуются при кишечных кровотечениях, прободении кишок, сильной сердечной слабости, тяжелом поражении гортани, воспалении уха, воспалении почек; иные больные не переносят лечения холодной водой, и тогда приходится его отменить. Лекарственное лечение применяется симптоматически, т. е. применительно к возникающим болезненным явлениям. Прежнее шаблонное назначение жаропонижающих средств теперь совершенно оставлено как бесполезное и даже вредное для больного.

 

Тиф возвратный (возвратная горячка, рекуррент) — был впервые наблюдаем в середине прошлого столетия в Англии, где большие эпидемии повторялись с промежутками в несколько десятков лет до 1870 г. В Париже болезнь впервые появилась в 1866 г., в Берлине в 1868 г. и повторялась там неоднократно до 1873 г., чтобы почти совершенно исчезнуть, после того как трущобы, в которых ютился пролетариат, были закрыты и заменены гигиенически устроенными убежищами для бесприютных. В России наблюдались большие эпидемии в 1863 г. в Одессе и Петербурге; в последнем болезнь стала, по-видимому, эндемической. Везде, где удавалось проследить начало эпидемии, можно было доказать занос болезни людьми и вещами (так, напр., в Бреславль тряпьем, в Лондон в 1868 г. переселенцами из Польши, в Америку ирландскими переселенцами). Возвратный Т. есть по преимуществу болезнь бедных классов населения. Наблюдения эпидемий показали, что при возникновении и распространении болезни не столько играет роль нужда, сколько чрезмерная скученность людей в дурных, нездоровых квартирах. Возбудителем возвратного Т. является микроорганизм, открытый Обермейером в Берлине в 1873 г. В крови возвратнотифозных, которую можно получить просто уколом иглы, находят под микроскопом особые спирально завитые нити, обладающие самостоятельным движением и носящие название спирилл или спирохет. Спириллы по длине в 3—6 раз больше диаметра красного кровяного шарика. Они появляются в крови во время приступа и исчезают оттуда незадолго до окончания его. Они попадаются чаще поодиночке, но иногда также клубками в 4—20 штук и почти постоянно находятся в движении. До сих пор спириллы найдены только в крови (также и в менструальной), но нигде больше; переход от матери к плоду также констатирован. Мочутковский прививал здоровым кровь, взятую у возвратнотифозных во время приступа, и всегда получался положительный результат. Р. Кох, Мечников с успехом привили спириллы обезьянам; другие млекопитающие оказались невосприимчивыми. Болезнь несомненно контагиозна, но заразительность в различные эпидемии неодинакова. Однократное перенесение рекуррента не предохраняет от повторного заболевания им, точно так же не предохраняет от заболевания брюшным или сыпным Т. Напомним вообще, что эти три Т. (брюшной, возвратный, сыпной) представляют отдельные самостоятельные заболевания; обще им всем только тяжелое лихорадочное состояние (горячка), отчего они и получили одинаковое название "Т.". Климатические, почвенные условия, времена года не оказывают особого влияния на возвратный Т.; болезнь встречается во всех возрастах, но чаще в 20—40 лет. Скрытый период при рекурренте равняется 5—8 дням. Болезнь начинается внезапно ознобом, сильной головной болью, болями в крестце и во всех членах; температура быстро подымается и достигает уже в первый или второй день 41° и выше; кожа суха и имеет характерную грязновато-желтую окраску; селезенка быстро припухает и достигает еще больших размеров, чем при брюшном Т., — по словам Понфика, в 20% всех смертельных случаев причиной смерти служит разрыв селезенки с его последствиями; мышцы очень болезненны на ощупь, особенно на икрах; сознание, несмотря на столь высокую температ., в большинстве случаев ясное. Этот первый приступ длится 5—7 дней, затем следует критическое падение температуры, обыкновенно ниже нормы (до 35°) при обильном поте, и наступает свободный промежуток, так наз. первая апирексия, который длится около недели. Больной обыкновенно быстро поправляется и очень недоверчиво относится к пророчеству врача, что надо ждать возврата болезни. Во время безлихорадочного промежутка остается обыкновенно отчетливая припухлость селезенки, а иногда также желтушный цвет кожи. Затем наступает первый возврат или второй приступ, который длится на 1—2 дня меньше, чем первый приступ; симптомы те же самые, только слабее выражены. После второй апирексии в 4—5 дней следует иногда, в иные эпидемии чаще, в иные реже, второй возврат, или третий приступ, длящийся 2—3 дня. В исключительных случаях наблюдаются четвертый и пятый приступы по 1 дню. Осложнения при рекурренте в общем редки; отметим тяжелые поражения глаза и нередко кровотечение из носа, которое может быть очень интенсивным и даже опасным. У беременных возвратный Т. почти всегда вызывает выкидыш. Смертность в различные эпидемии не одинакова, в среднем 2—4%. Она увеличивается вместе с возрастом, бывает больше у женщин, чем у мужчин, и достигает наибольшей высоты в начале эпидемий и в сильно переполненных больницах; так, напр., в Петербурге в 60-х годах в Обуховской больнице, где было скучено много больных, смертность составляла 18,8%, тогда как в Петропавловской больнице она в то же время равнялась всего 2,9%. Профилактика должна состоять в уничтожении очагов заразы и в изоляции больных. Лечение чисто симптоматическое.

 

Тиф сыпной (пятнистый, голодный). Первые точные сведения о сыпном Т. относятся к 1501 г. В последующие столетия распространению его много способствовали походы и войны. В XVIII стол. целый ряд эпидемий наблюдался в Ирландии, которая с того времени сделалась настоящим рассадником сыпного Т.; ввиду этого некоторые дали ему даже название "ирландского Т.". Ирландскими переселенцами сыпной Т. был разнесен дальше и сделался эндемичным в Англии, Шотландии, Америке и Вест-Индии. В XIX стол. сыпной Т. наблюдался неоднократно в эпидемическом распространении, кроме Ирландии и Англии, в России, Турции, особенно во время русско-турецкой войны 1877—77 гг., в восточных провинциях Германии, в Галиции, отчасти в Южной Европе. Возникновению и распространению сыпного Т. способствуют на первом плане неблагоприятные санитарные и социальные условия (бедность, скученность, войны, неурожай); подобно возвратному Т., сыпной Т. также по преимуществу болезнь пролетариата. Чаще всего поражаются им лица в возрасте 20—40 лет, дети и старики сравнительно редко. Однократное перенесение болезни делает невосприимчивым к новому заболеванию. Заразительность сыпного Т. очень велика; заражение происходит главным образом от соприкосновения с больными, и потому врачебный и ухаживающий персонал часто заболевают сыпным Т.; зараза может также передаваться через вещи больных, через помещение, в котором лежал больной, и даже через третье лицо. Заразное начало сыпного Т. до сих пор не установлено с точностью. В 1892—94 гг. проф. Левашов описал микрококка, найденного им в 118 случаях сыпного Т. в крови из селезенки; при посевах на агар-агаре получаются характерные разводки; автор склонен считать это чужеядное возбудителем сыпного Т. Другие исследователи расходятся с ним в описании найденных ими микроорганизмов, и вопрос нельзя еще считать окончательно решенным. По течению своему сыпной Т. отличается от брюшного, с которым его часто смешивали, тем, что он начинается внезапно, а не исподволь, как тот, температура и общие болезненные явления быстро достигают высоты своего развития, но зато длятся более короткое время, обыкновенно не более 2 недель, и болезнь кончается не лизисом, а кризисом на 14—17 день. Скрытый период болезни различный и равняется обыкновенно 7—21 дням. Пятнистая сыпь (отсюда название пятнистый Т.) появляется на 3—6 день болезни, бывает гораздо обильнее розеол брюшного Т. и занимает туловище, конечности, изредка лицо. Рецидивы при сыпном Т. крайне редки. Осложнения многочисленны; самое частое из них — дольчатое воспаление легких. Со стороны пищеварительных органов имеется обыкновенно запор; характерные для брюшного Т. изменения в кишках (см. выше) здесь не имеют места. Заболеваемость во время эпидемии часто бывает громадная, особенно в местностях, где сыпной Т. свил себе гнездо, как в Ирландии, русских прибалтийских губерниях и т. д. Смертность колеблется в широких пределах, от 4 до 50% и более, смотря по характеру эпидемии и гигиеническим условиям, в которых живет пораженное население. Профилактика играет при сыпном Т., как и при всех заразительных болезнях, весьма важную роль. Строгая изоляция больных в особых больницах, бараках тут так же необходима, как при оспе, даже более, ибо к оспе большая часть населения невосприимчива вследствие вакцинации, к сыпному же Т. все восприимчивы, кроме тех немногих, которые уже перенесли болезнь. Медицинский и ухаживающий персонал должен по возможности вербоваться из тех, кто уже перенес болезнь. Мозлер справедливо рекомендует при появлении сыпного Т. устроить для приема и изоляции больных бараки подальше от населенных мест, на проницаемой, не загрязненной животными отбросами почве, далее, все платье и постельные принадлежности больных обеззараживать в паровой камере или сжигать, а по окончании эпидемии сжечь барак со всем, что в нем находится. Тщательная чистота, обильное проветривание, хорошее питание и уход составляют главные основы лечения сыпного тифа применение холодной воды и здесь оказывает большие услуги. Большого внимания со стороны врача требует с самого начала болезни состояние сердца. С диетой можно быть менее строгим, чем при брюшном Т., ввиду отсутствия анатомических изменений в кишках.

 

 Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона        Буква Т >>>

Маарри - Матрона   Набат - Ньютон Обвинение - Оценка имущества   Павсаний - Прокуратура   Ра - Ряполовский   Саади - Спа

 Раздел: Справочники. Словари. Энциклопедии 

 

Rambler's Top100