Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

 

Парламенты во Франции

 

(les Parlements, Parlamenta) — так назывались во Франции высшие суды, пользовавшиеся очень важными политическими правами. Первым по времени происхождения и по значению был парижский парламент. Он образовался постепенно из королевской курии (curia regis), в состав которой входили, кроме непосредственных вассалов короля (крупных баронов и прелатов), высшие придворные чины (Ministeriales domini regis) и ближайшие советники короля, особенно из знакомых с правом клерков. Первоначально судебные функции курии не были еще отделены от других: одна и та же курия, в одном и том же составе, помогала королю во всех делах, судебных, административных и политических, и окружала его при всех важных церемониях. С течением времени в среде ее постепенно произошла дифференциация: одно отделение стало королевским "советом" в тесном смысле слова, другое стало ведать преимущественно судебные дела, но полного отделения судебных функций от остальных и полного обособления личного состава разных отделений курии не было никогда. В XI и XII веках королевская курия разбирала в качестве первой инстанции такие дела, в которых были замешаны лица и корпорации, находившиеся или в непосредственной зависимости от короля, или под его покровительством (крупные бароны, духовные лица, коммуны и т. д.). При решении судебных дел курия, в эту эпоху, руководствовалась феодальным правом, кутюмами. Апелляционные функции вовсе не были еще развиты. С XIII в., особенно с Людовика IX Святого, увеличивается, по мере расширения территории, на которую простиралась власть короля, и округ (ressort), на который простиралась судебная власть курии. Судебная компетенция ее расширяется: она разбирает в первой инстанции многие дела, ведавшиеся ранее баронами (сеньёриальная юрисдикция), церковью или низшими судебными агентами короля (бальи, прево и др.). Расширение судебных прав королевской курии было последствием постепенно утверждавшегося воззрения на короля, как на единственный источник юстиции и высшего судью. Оно достигалось посредством установления "jus praeventionis", то есть права королевского суда изъять любое дело из ведения того суда, где оно должно было бы разбираться, и самому разбирать его. Этому расширению подсудности содействовало в особенности установление так называемых "cas royaux" (королевских случаев), в число которых стали включаться самые важные уголовные дела (убийства, похищения людей и др.), а также преступления, которыми наносился ущерб достоинству короля или же нарушался общий мир. Вместе с тем курия все шире и шире развивает свое право разбирать в качестве высшей апелляционной инстанции дела по жалобам сторон на другие суды, даже на суд самых крупных феодальных бароний. В среде самой курии все яснее обозначается обособление судебной секции, в которой постоянно увеличивается число профессиональных юристов и вообще лиц, знакомых с правом (особенно с римским) — "легистов". Судебные заседания курии, происходившие ранее время от времени; становятся более правильными, периодическими (Филипп Красивый постановил в 1302 г., чтобы ежегодно в Париже происходило две парламентских ceccии). Начало сессии приурочивалось обыкновенно к одному из больших праздников — к Пятидесятнице, ко дню всех святых, Рождеству и т. д. Курия, сначала переезжавшая вместе с королем, с места на место, постепенно обосновывается в Париже. Наконец, в среде самой судебной секции курии происходит дальнейшее дифференцирование: персонал ее начинает распадаться на отделения, палаты (chambres). Начало такого деления (на chambre aux plaids, chambre des enquêtes et ch. des requêtes) можно проследить впервые уже в ордоннансе 1278 года. С течением времени оно устанавливается окончательно, и число отделений (палат) растет. Под влиянием римского права в парламенте (название Parlamentum, в применении к судебному заседанию курии, встречается впервые в 1239 г.) постепенно вырабатывается новая судебная процедура, открывающая широкий простор письменным доказательствам и следствию, которое производится или самими членами П., или же, по поручению его, местными властями (королевскими бальи и т. п.). Наконец, постоянное расширение территории заставило французских королей приступить и в провинциях к созданию верховных, суверенных (то есть таких, на которые не было апелляции) судебных палат, чтобы облегчить задачу парижского П., который был слишком завален делами, и чтобы не заставлять заинтересованных лиц терять время и средства на переезды в Париж и на продолжительное ожидание там. В некоторых провинциях местные высшие суды, созданные еще до присоединения их к королевскому домену, были преобразованы в П., по образцу парижского; в других местах П. были созданы вновь. Таким образом появились П.: 1) в Тулузе (при Филиппе Красивом), для Лангедока, Гиенни и страны, лежащей за Дордонью; 2) в Гренобле — для Дофинэ, со времени Людовика XI; 3) в Бордо, с 1462 г., для Гиенни, Ланд, Аженуа, Перигора, Сентонж, Лимузена и др.; 4) в Дижоне — для Бургундии, с 1476 г.; 5) в Руане, с 1499 г. — для Нормандии (образовался из существовавшего там еще в XI в. суда — "Echiquier"); 6) в Эксе, для Прованса и Форкалькье (с 1501 г.); 7) в Треву (Тrеvоuх), для княжества Домбского; 8) в Ренне, для Бретани, с 1553 г.; 9) в По — для Беарна и Наварры (с 1626 г.); 10) в Меце — для епископств Меца, Туля и Вердёна, с 1633 г.; 11) в Безансоне (с 1676 г.), для Франшконтэ (сначала находился в Доле); 12) в Дуэ, для французской Фландрии, французского Геннегау и Камбрези, с 1686 г., 13) в Нанси (преобразован в П. Людовиком XVI, в 1775 г., из Cour Souveraine). Кроме этих 14-ти П. (включая парижский) были еще П. со сравнительно небольшими округами: 1) для Эльзаса — в Энсггейме, потом в Брейзахе, наконец, в Кольмаре (Conseil supérieur), 2) для Руссильона (Conseil supérieur) в Перпиньяне (с 1660 г.) и 3) для Артуа — в Аррасе. Наиболее обширным был округ парижского П.: он охватывал большую часть северной и средней Франции, именно все области, за исключением уже упомянутых округов других П. В составе Парламента надо различать два элемента. Первый составляли постоянные члены парламента — назначенные советники, изучившие право. В числе их были рыцари, клерки и особенно много лиц, принадлежавших к третьему сословию. Они все свое время посвящали парламенту, получали жалованье и пользовались некоторыми доходами от тяжущихся. Первоначально они назначались королем, но потом (в XVI в.) окончательно утвердилась продажа парламентских мест. Владелец места в парламенте пользовался правом перепродать его другому лицу, но лишь доказавшему свое знакомство с правом. Покупка членами П. своих мест имела важное значение, обеспечивая им значительную долю самостоятельности: правительство далеко не всегда имело средства, чтобы выкупить места в П. у неугодных ему лиц. Второй элемент в П. — почетные члены его, являвшиеся на заседания лишь в случае надобности (Conseillers d'honneur, С. honoraires). К числу их принадлежали принцы королевского дома (в парижском П.), духовные и светскиe пэры Франции (присутствиe их было необходимо, когда судился пэр), некоторые должностные лица (напр. в парижском П. — губернатор Парижа) и представители высшей церковной иepapxии (напр. в парижском П. — аббаты монастырей Клюнийского и св. Дионисия, в Руанском — apxиепископ руанский). Члены парламента пользовались многими привилегиями. Они составляли своего рода знать (noblesse de robe) и передавали свое достоинство потомственно, если только два поколения подряд занимали места в П. Членов П. называли maistres, sieurs, seigneurs, messires (если они были из рыцарей), nos seigneurs. Они были освобождены от военной службы, от постоя и от многих налогов. В торжественных случаях члены П. надевали особое одеяние (robe) красного цвета (духовные — фиолетового) и особую шапочку. Верховным главой П. считался король, впрочем сравнительно редко появлявшийся на его заседаниях. Во главе всего П. стоял первый президент, место которого никогда не продавалось, во главе отдельных палат — по нескольку президентов. К П. принадлежали еще генеральный прокурор и его заместители — генеральные адвокаты, greffiers (хранители парламентского архива, ведшие также парламентере протоколы), секретари, сержанты, huissiers (пристава), прокуроры, адвокаты и др. Число членов было различно в разных П. и в разные эпохи. Самым многолюдным был парижский П.: во второй половине XVIII вeкa в нем были: 1 первый президент, 7 Présidents à Mortier (название это происходило от головного убора, присвоенного должности и напоминавшего мортиру), 15 председателей палат, 150 советников и изменяющееся число почетных членов. П. делились на палаты (chambres), число которых также было неодинаково. Чаще всего встречались следующие камеры: 1) Grande chambrе, иногда просто называвшаяся le Parlement — первая, высшая палата; 2) Chambre des Enquêtes — следственная палата разбирала те дела, которые могли быть разрешены лишь на основании данных, собранных следствием. Следствие производили или посланные для того члены П., или же местные правительственные агенты. Довольно долго Chambres des Enquêtes (их было несколько в парижском П.) занимали положение подчиненное по отношению к большой камере; решения их объявлялись в последней. 3) Chambres des Requêtes — палаты прошений, которые подавались сначала прямо королю и им же разрешались. Позже разбирательство по ним король стал поручать некоторым лицам из своей курии. Ch. des Requêtes ведала, в качестве первой инстанции, дела лиц, имевших привилегию "committimus", то есть право судиться прямо в П., минуя низшие инстанции. 4) La Tournelle или Chambre Criminelle — уголовная палата. Кроме того встречались еще: Ch. des Vacations (заседала во время судебных вакаций); Ch. de l'Edit (была создана в силу нантского эдикта для разбирательства дел гугенотов; уничтожена Людовиком XIV); Ch. ardente (для суда над еретиками и др., создана в 1548 г.) и др. В компетенцию П. входили: 1) дела по апелляциям на судебные решения других судебных инстанций, подчиненных П.; 2) дела, разбиравшиеся П. в качестве суда первой (и последней) инстанции. Ко второй категории принадлежали дела пэров Франции, высшего дворянства, некоторых прелатов и всех тех, кто пользовался привилегией "committimus", а также дела, в которых сторонами являлись некоторые юридические лица, напр. университет, города, некоторые капитулы и т. д. Наконец, П. ведал в первой инстанции дела, затрагивавшие интересы короны, касавшиеся доменов, регалий и т. п. Большую часть дел этой категории разбирала Grande Chambre (она одна, напр., ведала дела пэров). Только П. мог постановить в пределах своего округа смертный приговор. П. имели право, посредством Arrêts de réglement, устанавливать общие правовые нормы, разъяснять законы, пополнять пробелы в праве, изменять судопроизводство. Такие общие решения были обязательны в пределах округа, подчиненного П., пока они не были отменены верховной властью. Функции П. не ограничивались лишь судебными делами. Парижский П. выделился из королевской курии, ведению же последней подлежали государственные дела всякого рода. Следы своего прежнего значения, как части королевского совета, парижский П. сохранил до самой революции. Так например, парижская Grande Chambre принимала присягу от герцогов, пэров, бальи, сенешалов и др. Происхождением П. из королевской курии объясняется и право его вносить в свои книги (enregistrer) новые королевские указы, не только касавшиеся суда, но и всякие другие. Такое зарегистрирование королевских указов в П. рассматривалось как замена обнародования (происходившего некогда в торжественном заседании курии). Не ограничиваясь принятием к сведению новых мер правительства, П. часто обращал внимание короля на замеченные в указах недостатки и погрешности, делал королю представления по поводу новых указов, указывал на несогласие их с законным порядком, на могущие произойти вредные последствия их и т. д. Такие представления назывались "remontrances". С течением времени парламент стал выводить отсюда свое право контролировать деятельность правительства, одобрять его предписания или отвергать их. Значительная независимость, которой стали пользоваться члены П. с тех пор, как установилась продажность должностей, могла только укрепить их во взгляде на П., как на корпорацию, призванную к участию в законодат. и правит. деятельности. Королевская власть, со своей стороны, видела в таких притязаниях покушение на ее верховные права. На практике, однако, она часто мирилась с вмешательством П. в дела управления. В случае упорного отказа со стороны П. внести в свои книги (реестры) новое распоряжение, правительство стало прибегать (с половины XVI века) к так наз. lit de justice: король, в торжественном заседании, прямо предписывал принять известные меры. С течением времени П. стали смотреть на себя как на охранителей установившегося во Франции порядка, как на защитников интересов страны (ближайшим образом — третьего сословия, из которого выходило большинство членов парламента) и даже как на блюстителей самих прав короны (напр. П. защищал их от притязаний со стороны пап). Эти воззрения находили много сторонников, особенно с тех пор как правительство перестало прибегать к созыву генеральных штатов. П. казались многим единственной сдержкой постоянно усиливавшегося всевластия королевских министров и как бы заменой генеральных штатов (парижский П. называл себя "les états généraux ad petit pied"). Следствием всего этого был ряд столкновений П. с королев. властью, принимавших подчас очень острые формы. Кардинал Ришелье запретил П. делать письменные ремонстрации и вмешиваться в государственные дела. Повиновения он добивался ссылкой членов П., заключением их в тюрьму и т. п. Очень важную роль играл парижский П. во время фронды (см. Фронда). Правительство вышло из этой борьбы победителем, и при Людовике XIV политическая роль П. была низведена к нулю; название cours souveraines было заменено названием cours supérieures. Людовик XIV велел вырвать из парламентских книг протоколы времен Фронды и предписал П. (в 1673 г.) прямо вносить в реестры все королевские акты, которые немедленно и обращались к обязательному исполнению. П. мог представлять королю ремонстрации, но только после зарегистрирования соответствующего акта. Даже чисто судебное значение П. стало уменьшаться вследствие сильного развития эвокаций, т. е. перенесения дел из того суда, где они должны были бы разбираться, на решение интенданта или государственного совета. По смерти Людовика XIV значение парижского П. вновь поднялось: он кассировал завещание Людовика XIV, как ранее кассировал завещание Людовика XIII, и снова получил право делать ремонстрации еще до внесения эдиктов в свои книги. Это объясняется тем, что регент сначала нуждался в поддержке парижского П. Вскоре П. вновь должны были вступить в борьбу с правительством, сначала из-за системы Ло, потом из-за буллы Unigenitus, направленной против янсенистов (см.), и из-за новых налогов. Правительство прибегало к сильным средствам: арестам, ссылкам и т. п. Борьба продолжалась и при Людовике XV. Под влиянием общего недовольства правительством во французском обществе все более утверждался взгляд на П. как на последних защитников интересов нации и законности. Стала высказываться мысль, что парижский П. столь же древен, как и корона, что он появился одновременно с государством и что он есть представительство всей монархии. Правительство несколько раз ссылало членов П., но это не помогало. Наконец, борьба, начатая рейнским П. по поводу новых налогов, вызвала вмешательство парижского и других П., оказавшихся солидарными в противодействии правительству. Людовик XV запретил П. прерывать течение дел, сноситься друг с другом, отверг их притязания представлять нацию и, наконец, по настоянию канцлера Мопу (см.), совсем уничтожил сначала парижский (1771), а потом и другие П., выкупив парламентские места у их владельцев и создав conseils supérieurs. Но Людовик XVI, 12 ноября 1774 года, восстановил П. В последние годы перед революцией П. ясно доказали, что они не могли служить выразителями интересов нации: они стояли на стороне привилегий и тормозили проекты необходимых реформ. Вновь началась борьба. Провинциальные П. по-прежнему единодушно поддерживали своего парижского собрата. В lit de justice 8 мая 1788 г. король лишил П. права регистрации, передав его вновь созданному учреждению — Cour plénière. П. было запрещено собираться до нового предписания. В августе того же года Cour plénière была уничтожена, парламентам возвращено право регистрации, они вновь стали играть политическую роль, но не надолго: перед лицом настоящего народного представительства, собранного в мае 1789 г., П. потеряли всякое значение, и вскоре реформы национального собрания, пересоздавшие всю судебную систему Франции, навсегда положили конец существованию П. (1790 г.).

Литература. Miraulmout, "Mém. sur l'оrigines des cours souveraines" (П., 1584); Louys d'Orléans, "Les ouvertures du parlement" (П., 1611); La Roche Flavin, "Treize Livres des parlements de France" (Бордо, 1617, сл.); Le Paige, "Lettres historiques sur les fonctions essentielles du parlement" (Амстердам, 1753); "Tableau historique, généalogique et chronologique des trois cours souv. de France" (Гаага, 1772); Henrion de Pansey, "De l'autorité judiciaire"; Voltaire, "Histoire du Parlement de Paris" (1769); Rives, "Essai sur les anciens Parlements de France" (П., 1823); Dufey, "Histoire, actes et remontrances des parlements de France" (П., 1826); Floquet, "Histoire du parlement de Normandie" (Руан, 1840—43); Klimrath, "Mém. sur les Olim et le Parlement" ("Olim" — сборники древнейших постановлений П.), в его "Travaux" (П., 1837); Beugnot, предисл. к изданию "Olim"; Bastard-d'Estang, "Les Parlements de France" (Пар., 1857); Desmaze, "Le P. de Paris" (1859); Boutaric, "Actes du Parlement de Paris"; его же, "La France sous Philippe le Bel" (П., 1861); Мérilhou, "Les P. de France" (П., 1863); Delisle, "Actes du P. de Paris"; W. Schaeffner, "Geschichte der Rechtsverfassung Frankreichs" (Франкф.-на-Майне, 1859); Aubert, "Le P. de Paris, de Philippe le Bel à Charles VIII"; V. Langlois, "Les origines du Parlement de Paris"; его же, "De monumentis ad priorem curiae regis judiciariae historiam pertinentibus" (1887); его же, "Textes relatifs à 1'histoire du P. de Paris, depuis les origines jusqu'en 1314" (1888); Warnkönig und L. Stein, "Französische Staats- und Rechtsgeschichte" (Базель, 1875); Simonnet, "Les Parlements sous l'ancienne monarchie"; A. Luchaire, "Manuel des institutions françaises. Période des Capétiens directs" (П., 1892); P. Раillоt (продолжено Petitot), "Le Parlement de Bourgogne, son origine, son établissement et son progrès" (Дижон, 1649 и 1733); Ch. Giraud, "Du Parlement et du Barreau dans l'ancienne Provence" (Экс, 1844). Литературу о других провинциальных П. см. "Hist. Génér. du IV siècle à nos jours" (Lavisse-Rambaud, т. VII, 369).

Д. Каринский.

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква П >>>